Кульминация произведения: «Кульмина́ция» — происхождение и значение слова

Содержание

5 КУЛЬМИНАЦИЯ. Искусство беллетристики [Руководство для писателей и читателей.]

5

КУЛЬМИНАЦИЯ

Кульминация — такой момент в развитии сюжета, когда любая борьба персонажей получает разрешение. Естественно, это происходит ближе к концу, насколько близко — зависит от природы истории, взятой за основу произведения. Иногда кульминация совпадает с самым последним событием, чаще, однако, несколько заключительных событий требуется, чтобы показать последствия того или иного разрешения конфликта.

Например, кульминация романа «Мы живые» — в сцене, где Андрей обнаруживает, что Кира — любовница Лео, и, как часть развития той же линии, речь Андрея, обращенная к Пати, когда он выступает открыто. Последующие события являются простым заключением.

Кульминация «Источника» — взрыв объекта Кортландт и испытание Рорка.

Основные проблемы «Источника»: конфликт Рорка против общества, конфликт Рорка с Доминик, которая полагает, что добро не может победить на Земле — что зло всесильно и побеждает всегда; конфликт Рорка с Винандом, который верит, что погоня за властью (власть — это управление людьми при помощи силы) является практическим средством обслуживания его собственных идеалистических ценностей; противостояние Рорка и Китинга, творца против подражателя, который пытается подняться, используя скорее других людей, чей свой собственный разум; борьба Рорка против Тухея, который намеренно следует дьявольской философии власти.


Взрыв объекта жилищного строительства решает все эти проблемы.

Взрыв Кортландта (и его последствия) показывает нам, как Рорк побеждает общество, Доминик возвращается к Рорку. Это убеждает ее, что добро победило безотносительно к тому, насколько ужасна сама борьба против зла. Когда Винанд пытается защитить Рорка в случае Кортландта, он приходит к пониманию, что вся его жизнь полицейского в целом ошибочна, что тот тип власти, который он искал — власть над людьми, может только разрушить его ценности, но не послужить им. Проект Кортландта — кульминация попыток Китинга длиною в жизнь подняться в качестве подражателя, — и финальный акт его безнадежного разрушения. Что касается Тухея, то он, находясь на вершине власти, мобилизует все силы общественного мнения, которые только может в этом случае, — и проигрывает.

Это образец сложной сюжетной кульминации — кульминации в действии, а не просто в обсуждении. Я должна прибегнуть к действию, которое драматизировано и решило бы все вышеперечисленные конфликты (и массу меньших), показывая в каждом случае, какая сторона выигрывает, какая проигрывает и почему. Не каждый роман является таким же сложным, как «Источник», но если вы понимаете метод, с помощью которого все эти конфликты были интегрированы в кульминацию, вы должны быть способны создавать кульминации для собственных произведений, которые могут включать меньшее количество проблем.

(Мне бы не хотелось, чтобы ваш первый роман оказался таким же сложным, как «Источник». Но в литературном творчестве не может существовать каких-либо запретов. Если вы чувствуете, что способны на это, дерзайте.)

Кульминация — такой момент действия, когда наихудшие последствия конфликта сюжета-темы обнажаются, и персонажи должны сделать решающий выбор. Вы можете судить о кульминации так: это разрешило центральный конфликт? Если нет, то произведение плохо выстроено.

Если вы знаете сюжет-тему, то вы будете иметь представление, что такое надлежащий кульминационный момент и хорошо ли (или нет) вы выстроите свое произведение. Если центральный конфликт просто иссякнет или будет решен неясно, так что читатель не сможет понять, какое же окончательное решение приняли герои, — это неудачное завершение.

Кульминация не должна происходить в один день или в одной сцене. Не существует правил относительно ее протяженности во времени, которое определяется природой истории и количеством проблем, которые должны быть решены. В театральной постановке кульминация может происходить в одной сцене, в романе она может быть представлена несколькими событиями. Но эти события должны являться частью одной последовательности. Например, взрыв Кортландта и испытание Рорка — несколько обособленных глав, но все события в этой части романа причинно связаны. Взрыв выделяет кульминацию, и другие события — такие как деятельность Тухея, отказ Винанда, испытание и победа Рорка — следуют из этой акции или включены в нее.

Термин антикульминация относится к развитию после кульминации того, что не следовало из нее. Например, это была бы антикульминация, если, после взрыва Кортландта, я бы показала Рорка и Винанда ссорящимися из-за неоплаченной комиссии по какому-либо зданию. Рассматривая проблемы, которые были решены между ними, подобная проблема не так важна. Она разрушила бы значение кульминации.

Никогда не решайте мелкие проблемы после кульминации. В истории с многочисленными связями проблемы незначительных персонажей, не включенных в кульминацию, должны быть решены до нее. В качестве примера возьмем подсюжет Ирины и Саши в романе «Мы живые». Это могло бы быть плохой антикульминацией, если бы я показала их судьбу — ссылку в Сибирь и их разлуку — после того, как рассказала о выстреле Киры на границе. Или в «Источнике», роман Китинга и Кэти важен на протяжении всей истории, и некоторые заключения следовало бы сделать. Но было бы неверно показать их последнюю встречу после поездки Доминик к Рорку на вершину здания Винанда.

Важно, однако, чтобы каждый конфликт был решен до конца истории. Раздражающий аспект плохо выстроенного романа заключается в том, что автор часто вводит в повествование второстепенные проблемы, а потом бросает, как если бы совершенно забыл об их существовании. (Конечно, в плохом романе даже главные проблемы не решаются. ) В этом отношении у Чехова было золотое правило, которое касалось не столько романов, сколько пьес: «Никогда не вешайте ружье на стену в первом акте, если вы не предполагаете, что оно должно выстрелить в третьем». Это приложимо к любому элементу сюжетной структуры. (Нарушение этого правила называют «красной селедкой».)

Когда вы создаете сюжет, первое, что вы должны уяснить, это кульминация. Предположим, у вас имеется идея темы и предмета истории, но еще не продуман кульминационный момент. Тогда не следует развивать историю от начала. Если вы придумаете много интересных конфликтов и, по-видимому, связанных с ними событий, не зная, куда идти, и попытаетесь разработать кульминацию, чтобы решить их все, процесс будет мучительной умственной пыткой (и вы не преуспеете).

Таким образом, планируя произведение, определитесь с кульминацией как можно быстрее. Первым разработайте событие, которое драматизирует и решает проблемы вашей истории, затем выстраивайте остальное, используя сюжетные возвраты, спрашивая себя, какие события нужны, чтобы привести ваших персонажей в эту точку.

Это хороший пример действий в духе конечной причины. Чтобы определить, какие случаи включать в сочинение, вы должны знать его цель — то есть кульминацию. Только когда вы знаете это, вы можете начать анализировать шаги, служит ли каждый шаг достаточной причиной следующего, приведет ли персонажей логично к этому решающему событию.

Не существует правила, какой элемент будущего романа должен стать зародышем истории в вашем сознании. Удачливые писатели иногда способны разработать кульминацию первой, другими словами, они дают драматическую идею, которая составляет кульминацию истории, потом возвращаются назад, чтобы выстроить сюжет (что является очевидным удовольствием). Это дело совершенно во власти случая. Тип истории, которую вы хотите рассказать, — не случаен, он зависит от ваших предпосылок. Но думаете ли вы в первую очередь о персонаже и затем добавляете другие элементы, или об абстрактной теме, или о конфликтной ситуации — это случайность. Вы вольны начинать с чего угодно, потому что безотносительно к тому, с чего вы начнете, вы должны завершить круг и включить все другие элементы.


Единственное правило: вы должны знать, каким будет кульминационный момент (в драматическом выражении) раньше, чем начнете обрисовывать в общих чертах те шаги, которые к нему должны привести.

Следует добавить, что Бродвей полон первых актов. Многие авторы приходят с интригующим первым актом, но не знают, что делать с пьесой дальше. Сравните, хороший драматург начинает с третьего акта. Ему не обязательно писать третий акт или кульминацию — но он имеет ее в виду.

Однажды я спросила женщину-беллетриста, сочиняющую для книжных серий, о ее методе, и она легко ответила: «О, я подбрасываю связку характеров в воздух и позволяю им снижаться». Ее истории читаются так же. Это ужасный пример того, как не надо писать.

В подобной манере работают те современные писатели, которые начали с определенного задания, вроде — передать «настроение юности» или «мое исследование смысла жизни в подготовительной школе». Когда они работают, стандарт отбора — настроение момента. Результат — тип истории со странным набором событий, непонятно, почему один случай предпочтен другому, или что является целью всего произведения. За подобной мешаниной всегда стоит писатель, который начинает без определенного плана и затем пишет под диктовку собственных чувств.

Наилучшей метафорой для понимания отношения схемы к рассказываемой вами истории является калька по отношению к зданию. Никто не может начать с накопления прогонов или с отделки окон без кальки, плана, калька необходима, чтобы судить о силах и напряжениях и что где помещается. То же самое справедливо и для разработки романа.

Если вы можете помнить о схеме, вам не обязательно записывать ее, но полезно делать это, если история сложна. Вы должны держать историю в голове в общем виде и думать о соответствии с нею; когда вы записали план, вы можете обнаружить унылые отрезки, в которых ничего особенного не происходит, или упущения элементов, необходимых для драматизации более поздних событий.

Под записью схемы я подразумеваю не синопсис в обычном виде, который бы понял посторонний. Я делаю план коротким, насколько возможно, в манере, которую называю «стиль заголовка». Например, события, которые в окончательном варианте вошли в роман «Атлант расправил плечи», все были представлены в плане, но не по главам «Кто такой Джон Голт?» Эдди Виллерс, ТаггартТрансконтинентал, Джеймс Таггарт. Проблема на линии Колорадо. Уклонения Таггарта[4]. Когда я составляла план, я знала больше того, что отражается в заголовке, но записывала только то, что мне нужно, чтобы запомнить линию и посмотреть «с птичьего полета» на структуру сюжета.

Не существует правил, как детализировать или сжать ваш план. Тренируйтесь, чтобы знать, как много вы можете запомнить и сколько нужно записывать, чтобы увидеть итог и сохранять ясной структуру истории в памяти.

Когда вы подходите к моменту написания произведения, нет правила, которое диктует, что вы должны начать с первой главы и двигаться от нее вперед. Если план готов и вы знаете, куда идете, порядок работы над главами не является обязательным. Некоторые писатели начинают с конца или с той сцены, которую особенно хочется написать. Это допустимо при условии, что они достаточно умело скрывают швы — то есть умеют редактировать и объединять написанное в целое так, что читатель этого не заметит, как если бы писатель делал все по порядку, с самого начала.

Я всегда пишу с начала. Делаю заметки на сценах или диалогах, продвигаясь вперед, но не могу писать вне последовательности. Я имею дело с таким комплексом проблем, что очень многое зависит от того, что произошло раньше. Если я стану конкретизировать что-либо в середине, в то время как детали в начале не закрепились в сознании, я никогда не смогу интегрировать их в целое или хорошо написать какую-либо сцену.

Существует и другая причина, почему я не могу писать вне последовательности даже простую новеллу вроде «Гимна». Я всегда хорошо сознавала, что является предшествующим. Один из моих методов — иметь установочные эпизоды в начале истории, на которые я опираюсь позже, то есть в конце произведения я отсылаю читателя к каким-то моментам в первых главах. Например, в конце романа «Атлант расправил плечи» Эдди Виллерс неожиданно обращается к Дагни [в воображении], возвращаясь мысленно к их детству, которое было описано в первой главе; за одиннадцать лет до того, как пришла к концу, я знала, что пишу данный эпизод для этой цели. Я делала так с Пятнадцатым концертом Галлея: описание его в первой главе «Гимна» скопировано дословно в конце. Когда читатель приходит к этому описанию второй раз, те же самые слова приобретают более глубокий и полный смысл. В первой главе это обобщенная эмоциональная абстракция, в конце — философско-эмоциональное изложение идей романа.

Планирование таких небольших эпизодов, с целью их использования позже — личное предпочтение. Никакой писатель не обязан делать это, и я упоминаю о них, чтобы объяснить, почему предпочитаю писать от начала, поступательно продвигаясь вперед. Но это не абсолютный закон.

Единственный абсолютный закон: пишете ли вы от начала или от конца, или с середины, вы должны составлять план (схему) от конца.












Кульминация, развязка и вы. Как написать гениальный роман

Кульминация, развязка и вы

• Кульминация — это мишень, а сюжет — стрела, летящая к ней.

• Кульминация — это противоположный берег, к которому вы строите мост своего произведения.

• Кульминация — это финиш марафонского забега.

• Кульминация — это завершающий удар в бою, который разворачивается в вашем произведении.

Можно сказать иначе.

• Сюжет — это вопросительный знак, кульминация — знак восклицательный.

• Сюжет — это голод, кульминация — насыщение.

• Сюжет — это бросок шайбы, рука на эфесе, палец на спусковом крючке, кульминация — пуля между глаз.

• Кульминация — эта конец, ради которого на свет появилось начало.

Напряжение в сюжете по мере его усложнения нарастает и достигает точки, в которой наконец разрешается ключевой конфликт. Персонажи перенесли испытания, их трепала жизнь, они были наказаны. В результате они прошли определенные этапы развития. Когда напряжение нарастает, усиливается и давление на персонажи, достигая наконец «критической точки». Эта точка и есть кульминация. В ней разрешается ключевой конфликт. Как разрешить его вам?


Конфликт разрешается за счет того, что Эгри называет революционными изменениями.

У древних греков было свое обозначение предложенного Эгри термина — перипетия. Аристотель в «Поэтике» дает такое определение перипетии:

«Перипетией называется изменение имеющегося положения вещей на противоположное. То, противоположное, положение вещей — последовательность вероятностных или обусловленных чем-то событий. Эти события вызывают страх или сострадание — те эмоции, что и призвана вызывать трагедия. Эти события приведут либо к счастливому, либо к несчастливому финалу».

В работе «Основы сюжета» (1959) Уильям Фостер-Харрис утверждает: «Художественное произведение пытается донести до читателя мысль, что ответ на любой вопрос неким фантастическим образом заключен в самом вопросе. Чтобы получить ответ, нужно вывернуть вопрос наизнанку». [Курсив автора.]

В кульминации трус обретает храбрость, любимый человек соглашается сочетаться узами брака, неудачник побеждает, победитель проигрывает, святой грешит, грешники искупают грехи. Именно это и подразумевает термин «революционные изменения». Положение вещей меняется кардинально: все переворачивается с ног на голову.

• В «Рождественской песне в прозе» кульминация наступает, когда Рождественский Дух Грядущего показывает Скруджу его самого на смертном одре. Скрудж умоляет дать ему шанс измениться. Скрудж просыпается утром. Наступило Рождество. Герой был окружен духами и призраками, теперь он снова среди людей. Он видел собственную смерть, но сейчас он еще жив. Несомненно, в кульминации мы наблюдаем революционные изменения.

• В «Крестном отце» нам кажется, что клан Корлеоне полностью уничтожен и члены семьи вот-вот с позором покинут Нью-йорк. Майкл Корлеоне наносит удар по врагам. Выместив на них всю ярость, он в один день добивается победы. Репутация и положение семьи восстановлены. Без сомнения, произошли революционные изменения.

• Лимас в романе «Шпион, который пришел с холода» в момент кульминации практически спасен. Все что нужно — перелезть через стену, и он за пределами Восточной Германии. Однако предательство руководства убивает в нем волю к жизни; он выбирает смерть. Крайне неожиданный поворот событий, революционно меняющий концовку.

• Когда по настоянию старшей медсестры Макмерфи делают лоботомию, нам кажется — медсестра победила. Она одерживала победу за победой на протяжении всего действия романа «Пролетая над гнездом кукушки». Но Кизи доказывает нам, что человеческий дух непобедим. В других пациентах просыпается воля к борьбе, а один из них, Вождь, находит в себе силы бежать. Так что в кульминации мы наблюдаем революционные изменения.

• В кульминации «Лолиты» заглавная героиня покидает Гумберта Гумберта. Несмотря на то что ее уход был предсказуем, сюжет меняется резко, революционно. Гумберт Гумберт быстро впадает в безумие. Человек любящий превращается в человека ненавидящего.

• Старый рыбак в повести «Старик и море» в отчаянии: за восемьдесят четыре дня он ничего не поймал. Он станет посмешищем. Все меняется, когда ему удается поймать большую рыбу. Вот вам еще один пример революционного изменения событий.

• Самоубийство Эммы в «Госпоже Бовари» — бесспорно, революционный поворот событий. Женщина, мечтавшая «прожигать жизнь», предает себя смерти.

Сюжет — это борьба. Вы начинаете повествование с событий, предшествующих моменту столкновения главного героя с дилеммой. Персонаж бьется над дилеммой, дилемма перерастает в кризис. Кризис достигает того накала, той точки, когда он должен быть разрешен. Персонаж совершает определенный поступок, приводящий сюжет к кульминации. Результат разрешения кризиса может быть как благоприятным, так и неблагоприятным. Но в любом случае вся ситуация в корне меняется, происходят революционные изменения, суть которых не столь важна.












Кульминация | Belcanto.

ru

Категории словаря

от лат. culmen, родит. падеж culminis — высшая точка, вершина; нем. Kulmination

Момент наивысшего напряжения в музыкальном произведении или какой-либо относительно завершённой его части. К. образуются уже в мелодии, где составляют вершины мелодич. волн. Однако К. не всегда представляет наивысший звук мелодич. волны — большое значение здесь имеют метро-ритмич. и ладово-гармонич. факторы. Как правило, кульминац. звук, помимо высоты, выделяется своей продолжительностью, метрич. акцентом (сильная доля). С ладовой стороны кульминац. звук является в большей или меньшей мере неустойчивым (VI, иногда III, VII и др. ступени). Если мелодия состоит из неск. мелодич. волн, каждая может иметь свою «местную» К., одна из к-рых является и К. всей мелодии как волны более крупного плана. Такая К. чаще всего находится во 2-й половине мелодич. построения (напр., периода), вблизи т.н. точки «золотого сечения». Встречаются и случаи, когда К. располагается в начале мелодии (первый или второй её звук). К. этого рода близка к т.н. «вершине-источнику» (термин Л. А. Мазеля), характерному для песенности слав. народов, в частности русской и украинской. В мелодиях с вершиной-источником К. в настоящем своём смысле, т.е. как момент наивысшего напряжения, достигнутого в процессе развития, отсутствует. Встречаются и мелодии с «рассредоточенной» К. — т.н. «вершиной-горизонтом» (термин Л. А. Мазеля). Порой К. составляет не один звук, но целый мелодич. оборот, а по отношению к очень протяжным, широко развитым мелодиям можно говорить и о целой кульминац. области, «зоне». К. в многогол. гомофонной музыке представляет собой углубление, усиление мелодич. К., в т.ч. с помощью гармонич., динамич. и тембровых средств. К. в крупной муз. форме отличается большей протяжённостью, нередко её образует кульминац. проведение одной из тем. Такая К. также обычно располагается вблизи точки золотого сечения целого. В сонатных allegro К. часто приходится на окончание разработки и начало репризы (1-я часть 9-й симфонии Бетховена). В муз.-сценич. произв. К. образуется в соответствии с общими законами драмы как одного из иск-в; концертные её проявления в разл. видах муз.-драм. сочинений (см. Драматургия музыкальная).

Литература: Мазель Л. A., О мелодии, М., 1952, с. 114-35; его же, Строение музыкальных произведений, М., I960, с. 58-64; Мазель Л. A., Цуккерман В. A., Анализ музыкальных произведений, М., 1967, с. 79-94. См. также лит. к статьям Мелодия и Форма музыкальная.

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

Кульминация — что это такое

19 января 2021

  1. Кульминация — это…
  2. Конфликт и кульминация
  3. Как определить кульминационный момент
  4. Примеры из литературных произведений

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo. ru. При анализе литературных произведений мы нередко встречаемся с термином «кульминация», но не всегда понимаем, что он означает.

Оказывается, одноимённое понятие существует еще и в музыке, и в астрономии. Интересно, что общего между литературно-музыкальным искусством и наукой о небесных телах? Попробуем разобраться.

Кульминация — это…

Самое наглядное представление о кульминации даёт астрономия, которая определяет этим термином такое положение светила, когда оно, осуществляя суточное движение, проходит небесный меридиан.

Получается, что небесное тело находится на пике активности, в некой умозрительной «середине неба».

Теперь – к искусству.

В музыке и литературе кульминация – это момент максимального напряжения в ходе развития произведения.

Музыковеды, как и литературоведы, утверждают, что кульминаций может быть несколько (основная и вспомогательные). Основной кульминационный пункт произведения определяет вершинный пик сюжета, за которым следует снятие напряжения и разрешение конфликта.

Конфликт и кульминация

Нас с вами интересует в первую очередь художественная литература. В рассказе, повести, романе, поэме или пьесе события последовательно сменяют друг друга. Образуется соединение характеров, интересов, поступков героев, вступающих в противоречие друг с другом. Зарождается художественный конфликт.

Конфликт – это не обязательно открытая борьба: дуэль, как в «Евгении Онегине» или рукопашный бой, как в поэме М.Ю.Лермонтова о купце Калашникове.

Конфликт – это прежде всего внутреннее напряжение, столкновение противоречащих друг другу точек зрения.

Кульминация же – это вершина конфликта, предел напряжения. Благодаря ей становится понятно, что прежний ход событий больше невозможен, назревает потребность в чём-то новом – ещё немного, и что-то случится.

Например, в «Обломове» И.А.Гончарова назревает конфликт между философией «творцов жизни», активных деятелей и пассивным отрицанием внешней деятельности.

Ярче всего эти две крайности демонстрируют Обломов и Штольц, а кульминационным моментом романа становится любовь Ильи Ильича к Ольге, которая как бы перекидывает мостик от одного полюса к другому.

Таким образом, конфликт можно сравнить с образованием напряжения внутри грозового облака. Более тяжёлые частицы сталкиваются с более лёгкими, в результате чего возникает напряжение. А кульминация – это разряд молнии, после которого следует гром (развязка сюжета) и собственно гроза с ливнем и ветром (разрешение конфликта).

Как определить в тексте кульминационный момент

Обнаружить кульминацию не всегда легко, тем более, когда она встречается в произведении несколько раз. Однако есть ряд признаков, которые помогут сделать это безошибочно:

  1. интересы всех персонажей сводятся к некоему общему событию, происходящему в определённом времени и пространстве;
  2. основные сюжетные линии соединяются, пересекаясь в одной точке;
  3. ритм развития событий ускоряется;
  4. эмоциональное напряжение достигает предела;
  5. за моментом кульминации следует развязка, разрешение конфликта с высвобождением внутренней энергии и последующим спадом напряжения.

Хорошо написанный рассказ или роман даёт читателю интуитивно почувствовать приближение кульминации, заставляя сердце биться чаще.

Как правило, кульминация совпадает с каким-либо выдающимся событием: преступлением, битвой, любовной сценой, сценой разоблачения или гибели героев.

Иронические произведения умело обыгрывают ожидание катастрофы: долго нагнетают ощущение конца, а затем рассказывают о чём-то мелком и незначительном. Пример – известное стихотворение Вадима Левина о мистере и миссис Бокли, которые кололи орехи биноклями:

Примеры кульминации в литературных произведениях

Рассмотрим различные ситуации на примере творчества Ф.М.Достоевского. В романе «Идиот» несколько кульминационных моментов.

  1. В первой части это именины Настасьи Филипповны, во время которых мы не только знакомимся с главными действующими лицами, но и видим столкновение сразу нескольких групп интересов: денежных, карьерных, любовных.
  2. Ещё одной ключевой точкой становятся именины князя Мышкина в Павловске, за которыми следуют таинственные события.
  3. Наконец, убийство Настасьи Филипповны Рогожиным – третья кульминация, вынесенная за скобки основного действия. По сути, это уже развязка, естественное следствие разрешения конфликта. Событие не показано прямо, но сообщение о нём раскатом грома звучит в предвестии финала.

Кульминация помогает острее прочувствовать драматизм литературного произведения. Чувствуете её приближение – с головой забирайтесь под одеяло и ждите развязки.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

«В России много хороших пьес. Лучшие ― ждёт «Кульминация»


Впервые в России, все ведущие 11 конкурсов драматических произведений объединились в проекте «Кульминация. Пьеса года». Цель конкурса конкурсов «Кульминация» ― выявить и донести до профессионалов и любителей театра наиболее яркие пьесы России, организовать диалог современного театра и широкой общественности, открыть публике имена талантливых авторов.


21 октября 2016 года на пресс-конференции глава ФРСИ Иван Демидов, драматург Ксения Драгунская, генеральный директор медиахолдинга «Эксперт», ведущий Первого канала Валерий Фадеев, актер и режиссер Дмитрий Брусникин и заместитель председателя СТД РФ Дмитрий Мозговой назвали 10 лучших пьес 2016 года вошедших в шорт-лист премии «Кульминация».


В шорт-лист конкурса вошли следующие произведения:



Иван Андреев «Боюсь стать Колей» (конкурс «Евразия»)




Ирина Васьковская «Who’s afraid of contemporary art?» (фестиваль За!Текст»)




Дарья Горячева (Айзенберг) «Царевна-лягушка» (конкурс монопьес РГБИ)




Алексей Зайцев «Рвущаяся нить» (семинар «Авторская сцена»)




Мария Зелинская «Хуманитас Инжиниринг» (конкурс «Ремарка»)




Ангиза Ишбулдина «На кисельном берегу» (конкурс «Евразия»)




Мария Огнева «Спойлеры» (фестиваль «Любимовка»)




Юлия Поспелова «Лёха» (конкурс «Ремарка»)




Ринат Ташимов «Шайтан-озеро» («Волошинский фестиваль»)




Юлия Тупикина «Вдох-выдох» (конкурс «Действующие лица»)
 



Главной темой пьес-победителей стали семейные отношения: «Главный герой современной пьесы идентичен месту действия современной пьесы, которым является семья, а семья является средоточием воли авторов», — драматург Ксения Драгунская.



19 ноября 2016 года три лучшие пьесы будут поставлены на торжественной церемонии вручения наград самой востребованной труппой года по версии журнала «Афиша» ― Мастерской Дмитрия Брусникина в экспериментальном пространстве «Боярские палаты СТД».


Главным призом станет созданная специально для конкурса работа «Кульминация» одного из самых значимых представителей современного искусства России Павла Пепперштейна. 


В состав экспертного совета «Кульминации» вошли представители всех действующих конкурсов, в числе которых драматурги Николай Коляда, Алексей Слаповский, Михаил Дурненков и Родион Белецкий.


Также экспертами проекта стали зампред Внешэкономбанка Андрей Клепач, писатель и телеведущий Сергей Минаев, руководитель ВЦИОМ социолог Валерий Федоров, президент банка «ГЛОБЭКС» Виталий Вавилин, шеф-редактор портала «Артгид» Мария Кравцова, театральный критик Павел Руднев, директор РАМТ Софья Апфельбаум, представители медиа, бизнеса, культурного и научного сообщества.

Подробнее о конкурсе читайте на сайте ФРСИ

Кульминация, развязка, финал. Сюжетные схемы

Урок третий. Хитросплетения сюжета.

часть четвертая

Не верь художнику — верь повествованию.
Дэвид Лоуренс


3. Правила построения сюжета (продолжение)

4. Кульминация есть вершина сюжета, никто с этим не спорит.

Ситуация достигла своего пика и сейчас взорвется. Конфликт, который мы обозначили еще в завязке и старательно развивали все это время, достиг точки кипения, и противники просто не могут не схватиться друг с другом. Проблема, которая встала перед героем в самом начале, должна быть разрешена, или же она погубит его. На вопросы, которые мучили нас все это время, должны найтись ответы. Тайны обязаны раскрыться, хотя бы и не все; то, что мы искали, должно найтись.

Умение удивить читателя трудно переоценить! Чем неожиданнее будет кульминационная сцена, тем лучше. Давний друг может неожиданно оказаться тайным врагом и воткнуть герою нож в спину. Хорошие могут стать плохими, и наоборот. Все то, что герой делал, окажется полной бессмыслицей, или же, наоборот, ничего не значащее действие, что он когда-то совершил, приведет к катастрофе или станет первым шагом на пути к спасению. Закрути кульминацию как следует, чтобы читатели еще долго восхищенно вздыхали, читая и перечитывая твой сериал.

В трагическом произведении кульминационным моментом чаще всего становится гибель героя.
В драматической жизненной истории героев в момент наивысшего напряжения проводят через сложную ситуацию, после чего напряжение спадает.
В комедии, как правило, кульминация приходится на тот момент, когда открываются все тайны, и герои оказываются в смешном и неловком положении.
В детективе кульминация – тот момент, когда называется имя убийцы (похитителя, грабителя).
Что же станет кульминацией в нашем случае?
Вспомни: кульминация – это то, к чему мы вели читателя все это время.
Тебе может показаться, что кульминационный момент всей истории – измена.
Это не совсем так.
Кульминационный момент всего сериала – момент, когда героиня узнает об измене. Именно потому, что мы писали всю историю, можно сказать, ради этой сцены. Ситуация разрешилась, девушка поняла, что ей придется пожертвовать или любовью, или дружбой, или и тем и другим.

Кульминация должна быть исчерпывающей, она должна отвечать на большинство вопросов, которые у читателя возникли еще в самом начале. Маски сброшены, комедия окончена, как же герои будут жить дальше? Что с ними будет потом, все еще неясно, и читатель, затаив дыхание, ждет, как же ты завершишь свою историю.

5. Действие по нисходящей.

Как только случилась кульминация, и, значит, главное событие всего сериала свершилось, приходит пора потихоньку сворачивать действие. Завершишь ли ты историю плавно, на протяжении нескольких серий рассказывая, что было после того, как… — или резко оборвешь все ниточки сразу же после момента наивысшего напряжения, решать тебе. Желательно сворачивать сюжет с такой же скоростью, с какой ты его развертывал: допустим, ты потратил десять серий только на то, чтобы подвести читателя к кульминационному моменту, а на завершение сюжета у тебя ушло всего десять строк — это выглядит странно. Хотя, опять же повторю, дело хозяйское.

Бывает и так, что кульминация и есть тот самый завершающий момент, после которого уже ничего нет (и не надо). Все зависит от твоего творческого замысла, и, не побоюсь этого слова, художественного чутья.

Не забывай, что читатель все еще под впечатлением от кульминационного момента, поэтому не стоит усиленно бомбардировать его новыми ужасными подробностями, наоборот, нужно дать ему слегка передохнуть и замедлить темп повествования.
С другой стороны, скучать читатель тоже не должен, поэтому постарайся, чтобы текст по-прежнему держал его в напряжении. Это не сложно, если хорошенько подумать, ведь после кульминации столько всего осталось недосказанного! Наш герой с честью прошел через самое сложное испытание, которое мы ему приготовили, но как он будет жить дальше?

Лорэйн узнала, что её возлюбленный изменил ей с её лучшей подругой, она в отчаянии, её привычный мир рухнул. Что будет дальше? Порвет ли она с парнем, рассорится ли с подругой или, может быть, разорвет отношения с ними обоими? Может, она попытается понять их и помириться? А может, не выдержит напряжения и покончит с собой или сотворит ещё какую глупость?

Видишь, как много всего ещё можно рассказать после того, как главное свершилось. Опять же повторю, будешь ты все это сообщать читателю в краткой или развернутой форме, дело лично твое. Все зависит от конкретного случая.

6. Развязка. Финал.

Развязка – событие, исчерпывающее конфликт. Это та точка в конце предложения, то событие, которое должно окончательно все разъяснить и после которого сериал можно смело завершать.
В нашем случае развязкой будет самоубийство Лорэйн или её примирение с подругой, либо с парнем – любое решение, которое она примет. На этом конфликт будет считаться законченным.
Развязка твоей истории должна доказать ту основную мысль, которую ты стремился донести до читателя, когда начинал её писать.
Не нужно излишне оттягивать концовку, но и торопить её – тоже не дело. Если ты оставишь большинство вопросов без ответов, читатель будет чувствовать себя немного… обманутым. С другой стороны, если ты собираешься проследить весь путь героини до самого её смертного одра, твое повествование рискует сильно затянуться, тогда, скорее всего, читателю скоро наскучит плестись следом за тобой по этой пыльной дорожке, и он слиняет при первом же удобном случае.

Финал – собственно конец истории, финальная сцена.
Ты можешь сделать финал трагическим или счастливым, по своему усмотрению — все зависит от того, что ты хотел сказать.
Можешь оставить «открытый» финал: да, герой получил важный урок, прошел через непростую жизненную ситуацию, кое-в-чем поменялся, но это еще не конец, жизнь продолжается, и непонятно, как все это закончится в конце концов.
Хорошо, если читателю будет над чем поразмыслить после того, как он прочтет последнюю фразу.

Финал обязательно должен нести смысловую нагрузку. Злодеи должны получить по заслугам, страдальцы – получить воздаяние. Те, кто заблуждался, должны заплатить за свои ошибки и прозреть, либо же продолжать пребывать в неведении. Каждый из героев изменился, сделал для себя какие-то важные выводы, которые автор и хочет преподнести как основную мысль своего произведения. В баснях в таких случаях обычно печатают мораль, но ты постарайся донести свою мысль до читателя более тонко, ненавязчиво.
Если ты покажешь страдания своих героев, эффект будет во много раз сильнее, чем если ты просто напишешь: «так-то делать хорошо, а так-то – плохо».

Даже если в финале не происходит НИЧЕГО, то и в этом должен быть свой смысл.

Для финальной сцены лучше всего выбрать какой-то важный момент в жизни героини. Например, все сказки всегда заканчиваются свадьбой. Что было после того, как все переженились, о том сказка умалчивает.

В нашем случае финал может быть любым, в зависимости от того, как ты разрешишь конфликт: счастливым, или трагическим, или неоднозначным. В любом случае, стоит подчеркнуть, что после всего случившегося герои пересмотрели свои взгляды на любовь и дружбу.

Вот, я вкратце описала тебе классическую схему построения сюжета, но это не значит, что все строят сюжет именно так. Например, ты можешь начать с кульминационной сцены, потом совершить рывок в прошлое и рассказать, как ситуация развивалась, потом снова вернуться к кульминации и начать описывать, что последовало за ней… Главное, чтобы основные компоненты этой схемы в твоей истории сохранились.

Вот всего лишь несколько вариантов того, как может выглядеть сюжетная схема:

Схема 1.
Классический вариант – завязка, медленное развитие действия, неуклонное движение, кульминация как точка высшего напряжения, медленный спад напряжения и развязка.

Схема 2.
Здесь мы видим более стремительное действие. Автор сократил вводную часть и сразу же кинул нас в пучину событий. Напряжение нарастает взрывообразно… бах! – кульминация. Мгновенный спад и быстрая развязка.
Схема 3.
Автор буквально с первых же страниц проверяет нервы читателя на прочность. Мгновенное развитие действия – бах!- кульминация – спад. Снова развитие – кульминация – спад и так далее. Рассказ держит в напряжении, мучает, от него невозможно оторваться, иначе можно пропустить что-то важное…
Обрати внимание, что Самую Главную Кульминацию я все-таки выделила. Как ни крути, но на фоне других «микровзрывов» она должна выглядеть мощнее всех. К тому же, не случайно Самую Главную Кульминацию я подгадала ближе к концу – именно там она обычно и располагается. Неинтересно же узнавать все самое интересное сначала, так ведь? Лучше в конце.

Схема 4.
Еще один вариант «стремительно нарастающего» сюжета. Автор постепенно нагнетает напряжение, доводит его до высшей точки и тут же сворачивает действие – за кульминацией почти сразу следует развязка.

И так далее, и тому подобное. Схем можно изобрести великое множество.
Все, что я сказала выше, конечно, важно, но это не означает, что любой автор, начиная писать, постоянно проверяет «не затянул ли я с зачином и скоро ли кульминация». Писатели сочиняют так, как им Бог на душу положит, не особо зацикливаясь на деталях, только вот почему-то все их произведения выстроены именно по этому принципу. Интуитивно чувствуют, наверное.
Я бы не заостряла на сюжетной схеме внимания, если бы это не имело значения. Только вот вторая прискорбная ошибка начинающих авторов в том, что они строят сюжет не по веками отработанной схеме, а по каким-то им одним известным принципам.

Пьеса «Русская сказка» победила на конкурсе современной драматургии «Кульминация» — Культура

МОСКВА, 29 января. /ТАСС/. Итоги конкурса современной драматургии «Кульминация» подвели 29 января в Москве в онлайн-формате. Первое место получил екатеринбургский драматург Роман Козырчиков за пьесу «Русская сказка», об этом сообщили в пресс-службе Фонда развития современного искусства.

«Екатеринбургский драматург Роман Козырчиков стал победителем объединенного конкурса современной драматургии «Кульминация» с пьесой «Русская сказка». Торжественная церемония прошла в медиацентре парка «Зарядье» и транслировалась на официальных страницах парка в соцсетях», — говорится в сообщении.

В 2020 году для участия в «Кульминации» было подано 26 пьес от организаторов конкурсов «Действующие лица», «Маленькая ремарка» и «Первая читка», семинара драматургов «Авторская сцена», международных конкурсов «Евразия», «Ремарка» и «Исходное событие XXI век», а также фестиваля молодой драматургии «Любимовка».

«Второе место досталось пьесе Сергея Давыдова «Республика». Третье место заняла пьеса «Туареги» Светланы Петрийчук. Эксперты конкурса выбрали десять произведений. В шорт-лист вошли пьесы Анастасии Чернятьевой «Край земли русской — конечная», «Бухта Тайдзи» Анастасии Букреевой, пьеса «Самара навсегда» Артема Ефименко, «Море. Звезды. Олеандр» Марии Малухиной, «Родительский день» Алексея Еньшина, «Хор» Натальи Милантьевой и детская пьеса «Семен вместо дерева» Нины Беленицкой», — говорится в сообщении.

По словам эксперта «Кульминации», писателя, драматурга Дмитрия Данилова, авторы получили заслуженные награды.

О конкурсе

Объединенный конкурс современной драматургии «Кульминация» проводится с 2016 года Фондом развития современного искусства, мастерской Брусникина и Союзом театральных деятелей при поддержке Фонда президентских грантов. В 2020 году партнером проекта стал парк «Зарядье».

Цель конкурса — выявить и донести до профессионалов и любителей театра наиболее яркие пьесы России, организовать диалог современного театра и широкой общественности, открыть публике имена талантливых авторов.

В объединенное жюри конкурса «Кульминация» входят режиссеры, драматурги, актеры, театральные и общественные деятели, среди которых драматург и режиссер Николай Коляда, драматург Ксения Драгунская, писатель и драматург Дмитрий Данилов, директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум, режиссер Марина Брусникина, журналист и писатель Сергей Минаев, директор Мультимедиа арт музея Ольга Свиблова и еще более 20 экспертов.

Проведение конкурса осуществляется с использованием гранта президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

В новость внесены изменения (21:31 мск) — добавлены подробности по тексту.

определение кульминации по The Free Dictionary

последнее ура Последний момент славы или триумфа; последний бросок; лебединая песня. Это выражение относится к ура «шум, суматоха, фанфары» и было популяризировано романом Эдвина О’Коннора « The Last Hurray » (1956), в котором речь шла о политическом боссе в большом городе, очевидно созданном по образцу Джеймса М. Керли. давний мэр Бостона.

соломинка, которая сломала спину верблюда Последнее в серии кумулятивных раздражений, неприятных задач, обязанностей или замечаний, особенно на первый взгляд незначительных, которые выходят за пределы терпения и выносливости человека; последняя неудача, которая деморализует кого-то или разрушает предприятие или другое дело. Верблюд, вьючное животное, упорно отказывается двигаться, если ему дать слишком тяжелую ношу. Несмотря на то, что соломинка на спине верблюда имеет незначительный вес, многие соломинки могут создать бремя, которое может оказаться слишком тяжелым, чтобы нести его, образно говоря, сломав спину верблюда. Подразумевается, что человек, подвергшийся слишком большому количеству несчастий или неприятностей, может выйти за свои пределы и ответить внезапно и взрывоопасно, что кажется несоразмерным провокации. Это выражение имеет несколько вариаций, наиболее распространенной из которых является последняя капля .

лебединая песня Последнее произведение, слова или достижение человека или группы лиц, особенно поэта, писателя или музыканта; последний жест, например, жест политика или другого общественного деятеля перед выходом на пенсию или смертью. Это распространенное выражение основано на древней вере (цитируемой Аристотелем, Платоном, Еврипидом, Цицероном и другими), что лебеди поют свои самые прекрасные песни непосредственно перед смертью.

Неужели вы не допустите, чтобы во мне было столько же пророческого духа, сколько в лебедях? Ибо они, когда они понимают, что должны умереть, пели всю свою жизнь, тогда поют более сладко, чем когда-либо, радуясь мысли, что они идут к богу, которому служат.(Платон, Диалоги , около 360 г. до н.э.)

Хотя песня лебедя на самом деле несколько неприятна для слуха, и никакие доказательства не подтверждали теорию о том, что ее последняя песня необычайно красива, легенда сохраняется веками и был включен в произведения Шекспира, Байрона, Чосера и многих других литературных мастеров.

Феникс взлетает ввысь,… или, как сейчас, тонет и с шарообразной лебединой песней сжигает себя в огне. (Томас Карлайл, Sartor Resartus , 1831)

Живописные выражения: тематический словарь, 1-е издание.© 1980 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Синонимы кульминации, Антонимы кульминации | Тезаурус Мерриам-Вебстера

самая высокая часть или точка

  • актерское мастерство, которое было воспринято как кульминация блестящей карьеры на сцене
  • acme,
  • вершина,
  • апогей,
  • замковый камень,
  • климакс,
  • крещендо,
  • гребень,
  • корона,
  • голова,
  • высота,
  • полдень,
  • максимальная отметка,
  • меридиан,
  • ne plus ultra,
  • полдень,
  • полдень,
  • пик,
  • вершина,
  • сумма,
  • вершина,
  • верхняя часть,
  • верх,
  • зенит

См. Определение словаря

Часто задаваемые вопросы о кульминации

Чем существительное

кульминация отличается от других похожих слов?

Некоторые общие синонимы вершины : вершина , вершина , вершина , пик , вершина вершина и вершина .Хотя все эти слова означают «наивысшая достигнутая или достижимая точка», кульминация предполагает результат роста или развития, представляющий достигнутую цель.

кульминация лет усилий

Когда

acme будет хорошей заменой кульминации ?

Синонимы acme и кульминация иногда взаимозаменяемы, но acme подразумевают уровень качества, представляющий совершенство вещи.

статуя, которую когда-то считали высотой красоты

Где

вершина могла бы быть разумной альтернативой кульминации ?

Значения вершины и вершины в значительной степени совпадают; однако вершина означает точку, в которой сходятся все восходящие линии.

вершина голландской культуры

Когда целесообразно использовать кульминацию

вместо кульминации ?

Слова кульминация и кульминация являются синонимами, но имеют разные нюансы.В частности, кульминация подразумевает наивысшую точку в восходящем ряду.

война была апогеем до серии враждебных действий

Когда можно было бы использовать пик

для замены кульминации ?

Слова пик и кульминация могут использоваться в аналогичных контекстах, но пик предполагает самый высокий среди других высших точек.

художница, работающая на пике своих способностей

Когда

вершина может быть лучше, чем вершина ?

Хотя слова вершина и вершина имеют много общего, вершина предполагает головокружительную и часто ненадежную высоту.

вершина мирового успеха

Когда можно использовать вершину

вместо вершины ?

В то время как в некоторых случаях почти идентичен вершине , вершина подразумевает наивысший достижимый уровень.

на саммите викторианской социальной сцены

Почему брак не является кульминацией любви


квартал

Что нужно для поддержания счастливых и успешных отношений или брака?

А

5 июля 1997 года, высоко на горном лугу над Теллурайдом, штат Колорадо, моя старшая дочь Гвен Буржо и Род Ренборг обменялись брачными клятвами.Для меня было честью, когда они попросили меня стать их свадебным проповедником, и даже больше, когда слова, которые я произнес, казалось, тронули многих людей, собравшихся в тот день. Позже это выступление было опубликовано как эпилог к ​​моей книге « Любовь сильнее смерти, ». Мы перепечатываем его здесь в goop , потому что он кажется подходящим для обсуждаемого вопроса. С 12-летием, Гвен и Род!

Свадебная проповедь

Для меня большая честь сыграть на этой свадьбе две роли: мать невесты и свадебный проповедник.

Легко рассматривать брак как кульминацию любви, конечную точку путешествия, которое начинается с «влюбленности». Но как все вы, кто когда-либо был женат, знаете, и как вы сами, Гвен и Род, начинаете понимать, брак — это не кульминация любви, а только начало.

Любовь остается и углубляется, но ее форма меняется. Или, точнее, обновляется по-другому. Все меньше и меньше он черпает воду из старых источников романтики, и вам не стоит беспокоиться, если со временем эти размеры исчезнут или станут реже встречаться.Любовь все больше и больше черпает свое восполнение из самой любви: из практики сознательной любви, выраженной в вашем взаимном служении друг другу.

Давая эти обеты брака, вы становитесь учениками на пути любви. Это мощный духовный путь, и если вы проживете его и будете хорошо практиковать, он изменит вашу жизнь и благодаря своей силе в вашей собственной жизни протянет руку, чтобы коснуться мира. То, что вы действительно делаете сегодня, — это ставите самих себя — свои надежды и страхи, раздражения и тени, ваши интимные столкновения друг с другом — и становитесь трением, которое доводит вас обоих до чистых бриллиантов.

Но как оставаться на связи с этой силой? В те времена, когда напряжение нарастает, а романтика кажется далекой, как вы практикуете сознательную любовь, которая обновит сама себя и обновит ваши отношения? В конце концов, если вы ученики, должна быть дисциплина…

Вот тот, который у меня работает. И хотя он особенно подходит для супружеских пар, его могут практиковать все вы, при любых обстоятельствах вашей жизни, если вы хотите углубить свою собственную практику сознательной любви.

Он содержится в одном предложении — четырех небольших фразах — в великом гимне любви, который так часто читают на свадьбах, 1 Коринфянам 13:

«Любовь все переносит, всему верит, всего надеется, все переносит».

Если вы поймете и осознаете, что означает и влечет за собой каждая из этих четырех фраз, вы сможете практиковать сознательную любовь во всех обстоятельствах своей жизни.

«Любовь все переносит…» Но это не означает унылое «мириться» или преследование.Слово медведь имеет два значения, и оба они применимы. Первый означает «удерживать, поддерживать» — подобно несущей стене, которая выдерживает вес дома. Любовь «выдерживает и поддерживает». Вы можете сказать, что это его мужское значение. Его женское значение таково: родить означает «рожать, плодиться». Итак, любовь — это то, что в любой ситуации является наиболее животворным и плодотворным.

«Любовь всему верит…» Это самая сложная из четырех инструкций для понимания.Я знаю очень набожную христианку в штате Мэн, чей муж развратничал, и все на острове знали об этом, но она отказалась это видеть, потому что «любовь всему верит». Но это не то, что означают слова. «Верить всему» не означает быть легковерным, отказываться смотреть правде в глаза. Скорее, это означает, что во всех возможных жизненных обстоятельствах существует более высокий и низкий способ восприятия и действия. Есть способ восприятия, который ведет к цинизму и расколу, закрытию возможности; и есть путь, ведущий к более высокой вере и любви, к более высокому и более плодотворному результату.«Верить всему» — значит всегда ориентироваться на максимально возможный результат в любой ситуации и стремиться к его актуализации.

«Любовь надеется на все…» Обычно мы думаем, что надежда связана с результатом; это чувство счастья, возникающее при достижении желаемого результата, например: «Надеюсь, я выиграю в лотерею». Но в практике сознательной любви вы начинаете открывать для себя другой вид надежды, надежду, которая связана не с результатом, а с источником… источником силы, который исходит из глубины вас, независимо от всех результатов.Это та надежда, о которой говорит пророк Аввакум, когда говорит: «Хотя смоковница не цветет и виноградные лозы не приносят плода, но я буду радоваться в Господе». Это надежда, которую невозможно отнять, потому что в вас работает сама любовь, дающая силу оставаться в настоящем для достижения того «наивысшего возможного результата», в который можно верить и к которому можно стремиться.

Наконец, «Любовь все переносит». Но есть только один способ вытерпеть. Все жесткое и хрупкое рассыпается; все циничное гниет.Единственный способ терпеть — это прощать снова и снова; вернуть эту открытость и возможность для нового начала, что является самой сущностью самой любви. И таким образом любовь замыкает круг и может полностью «поддерживать и приносить плоды», и цикл начинается снова, в более глубоком месте. И сознательная любовь углубляется и все более укореняется в вашем браке.

Это непростой путь. Но если вы будете практиковать это верно и хорошо, как ученики самой любви, любовь, которая сначала свела вас вместе, постепенно свяжет вас вместе в этой единой более способной душе, которая с самого начала, еще до того, как вы были сформированы в утробе, был зовет тебя стать: настоящим мужем и женой.

— Синтия Буржо — священник епископальной церкви, писатель и лидер ретрита. Она является директором-основателем Школы мудрости Аспена в Колорадо и главным приглашенным учителем Созерцательного общества в Виктории, Британская Колумбия, Канада.

ГАРРИ ПОТТЕР И СМЕРТЕЛЬНЫЕ ПРИЗЫ ЧАСТЬ 2 — Кульминация наследия

Мне было бы трудно найти последнюю часть, которая имела бы такое же давление для успеха, как Гарри Поттер и Дары смерти, часть 2 .Давление семи предыдущих фильмов, ведущих к одной финальной битве, давление необходимости оставаться верным любимой истории, одновременно создавая что-то новое и прочное, и давление целого поколения фанатов, объединенных своей любовью к одной уникальной саге. . Конечно, эти фильмы смотрели не только дети, но и люди моего возраста, выросшие вместе с этими персонажами (я был на два года моложе Гарри, когда сериал начинался, и всего на два года старше его, когда он закончился), и независимо от того, Разве вы не были поклонником книг или фильмов по мере того, как они разворачивались на протяжении десятилетия, есть вероятность, что в вашей жизни был кто-то, для кого Гарри Поттер был всем и всем и всем .

Несмотря на то, что он был вытеснен как фильм с самыми кассовыми американскими выходными, его позиция как единственного крупнейшего мирового открытия по-прежнему стоит почти на 100 миллионов долларов выше ближайшего конкурса ( Furious 7 , оба Мстители фильмы и сериалы ‘собственный шестой взнос), доведя его до огромной суммы в 1,3 миллиарда долларов, а затем и некоторых других. В своей статье на Десять заповедей Эндрю Тодд рассказал о том, как определение событийного фильма сместилось в сторону сферы франшиз в последние годы, и это, возможно, было вершиной этого явления.В течение четырнадцати лет Гарри Поттер было постоянным в жизнях очень многих людей, особенно детей, и с учетом того, что книги закончились за четыре года до этого, это был последний раз, когда когда-либо было новым. один. Горько-сладкое возбуждение охватило предыдущую зиму, когда Часть 1 закончилась с символами на самом низком уровне. Тикающие часы отсчитывали начало чего-то впечатляющего, но также и конец чего-то знакомого и удобного.И, возможно, доказывая, что истории больше о путешествии, чем о пункте назначения, это также было самым большим шагом к предрешенному выводу. Многие с нетерпением ждали финального фильма, были люди, которые точно знали, как все будет происходить, бит за битом, и это не имело значения. Во всяком случае, это сделало его еще более захватывающим, не говоря уже о еще более ужасном из-за того, что многие симпатичные персонажи не выжили.

Сам фильм — это сериал, достигший своего апогея с точки зрения фантастического зрелища.Исчезла необходимость в экспозиции и внедрении новых концепций. Все, от заклинаний до локаций, уже было исследовано, и все, что оставалось, — это собрать все воедино. Разделение книг на две всегда было несколько неравномерным усилием, и то же самое можно сказать и о Дары Смерти , поскольку первая половина полностью подготовлена, а вторая — кульминация, но именно эта непрерывная поездка на американских горках фанаты выстраивались в очередь, чтобы посмотреть. И они выстроились в очередь! Современный фильм о событиях так же посвящен подготовке, как и показ, и с этой последней частью последние несколько часов этого наращивания стали вечеринкой.Социальные сети были наводнены фотографиями людей со всего мира, одетых как любой персонаж, который только можно вообразить. В моем собственном театре видели всех, от ведущего трио и Мародеров до Тонкс, Амбридж и даже Скабиора Похитителя. Сотни и сотни детей и молодых людей, многие из которых были в шарфах выбранных ими Домов, собрались на ритуал, который определил последнее десятилетие их жизни — в последний раз.

Использование Ричардом Линклейтером выпусков сериалов из фильмов и книг в Boyhood было невероятно эффективным индикатором времени для многих молодых зрителей.Не только с точки зрения его прохождения, но и с точки зрения нашего места в мире в любой год жизни Мэйсона. Каким был мир. Какие были фильмы. Какими мы были. Линклейтер был не единственным, кто в последнее время использовал сериал в качестве сюжета, Питер Саттлер Camp X-Ray показывает заключенного Гуантанамо, тоскующего по последней книге серии, и заключительную сцену, в которой путешествие Северуса Снейпа используется как ориентир нравственности персонажей. Место франшизы в общественном сознании настолько широко, что ее можно использовать как стенографию повествования, и я уверен, что у некоторых из нас очень разные ассоциации с красным, синим, желтым и зеленым цветами, чем у наших родителей.

Ответственность, которую взял на себя фильм, была огромной, но было бы упущением, если бы я не упомянул, что большинству фанатов он понравился бы, несмотря ни на что, по крайней мере, при первом просмотре. Это не заявление об ограниченности фэндома (хотя это определенно предмет разговора), и фильм действительно был фантастическим финалом, но из-за его значимости было много недостатков, на которые фанаты, такие как я, были готовы. замазать. Фактически, мы все еще живы. Невозможно было избавиться от неловкости этого эпилога, в фильме он такой же вызывающий, как и в книге, если смотреть на него издалека, но он также является неотъемлемой частью того, что делает фильм надежной адаптацией. Гарри Поттер Поклонники в значительной степени упрямы, когда дело доходит до верности источника (мне потребовалось слишком много времени, чтобы осознать, насколько хорош шестой фильм, несмотря на то, что он имеет другую направленность, чем книга), хотя Дары смерти, часть 2 действительно удалось отклониться в нескольких ключевых моментах, которые работали. Финальная конфронтация была изменена от словесной конфронтации Гарри и Волан-де-Морта в Большом зале до более кинематографической битвы, в которой они летали вокруг замка, прежде чем оказались в руинах знакомого двора.Последние слова Снейпа теперь включали предложение, которое мы слышали несколько раз во время сериала: «У тебя глаза матери», используемое здесь в несколько ином контексте. Это решение, которое кажется довольно случайным, и кажется, что оно должно было быть в книге, но почему это не могло быть, имеет полный смысл. Раскрытие предыстории Снейпа и его привязанности к Лили происходит после его смерти, поэтому фанаты не знали об этом в то время. Те же самые поклонники теперь заполнили кинотеатры, полностью настроенные на истинную природу персонажа Снейпа и упомянув о нем своим друзьям, не читающим, поэтому использование этой реплики в тот самый момент окрасило его смерть в новые оттенки.Кстати, довольно странно, что у молодой актрисы, которую наняли для воплощения этого поворотного момента в воспоминаниях, были карие глаза, что является одним из тех непонятных разрывов непрерывности, которые не имеют абсолютно никакого смысла, но что-то, с чем большинство из нас просто катались в то время. . Честно говоря, я даже не заметил этого в первый раз из-за того, насколько сильно я был увлечен этим опытом, но это настоящая головная боль.

При этом изменение в диалоге Снейпа было одной из тех вещей, которые определенно предназначались для поклонников книг, а не в стиле пасхального яйца Marvel.Хотя нет никаких сомнений в том, что фильм посмотрело больше людей, Гарри Поттер и Дары смерти было продано более 12 миллионов копий в Соединенных Штатах. Для сравнения: на финальный фильм было куплено 48 миллионов билетов, так что каждый четвертый человек в театре в какой-то момент сел задом, чтобы прочитать последнюю книгу. Какая-то задница! И это множество людей, для которых этот сервис был специально разработан. Это вкупе с тем фактом, что это должно было быть воодушевляющим финальным сражением в любом случае, привело к подобному грандиозному ощущению почти всего в фильме, начиная с таких важных моментов, как учителя, накладывающие заклинания вокруг замка, или разрыв Ордена через двери Большого зала (я впервые услышал крики публики в театре!) или «Только не моя дочь, сука!» (во второй раз!), к более мелким и спокойным моментам, таким как Гарри принимает свою судьбу в Шварцвальде или Дамблдор приветствует его на вокзале Кингс-Кросс.Все, что произошло, имело огромное чувство важности, которое, как я вижу, не работает для многих людей. В каком-то смысле это излишне снисходительно, но в ночь премьеры, когда намерение состояло в том, чтобы быть как можно более вовлеченным в фильм, в окружении сотен других поклонников Гарри Поттера, одетых в мантии Хогвартса и сжимающих палочки, это было чертовски сложно. хорошо провести время в кино.

Может быть, поэтому неловкость последнего эпилога не испортила впечатления слишком многим фанатам.Не получилось, потому что не могло, а к тому времени мы готовились к этому годами. В нем такое же глупое очарование, как и в книжной версии, и хотя я лично ударил первого родителя, назвавшего своего ребенка Альбусом Северусом, эта финальная сцена была не только заключительной главой фильма или сериала. Для многих из нас это была заключительная глава огромной части нашей жизни. Это было похоже на то, как оставить детство позади и приготовиться отправиться навстречу собственным ужасающим приключениям, точно так же, как следующее поколение неудачников из Хогвартса.Но это также было похоже на прощание со старыми друзьями, которые так долго поддерживали нас и смотрели, как мы растем, пока мы наблюдали за ними. И, может быть, эти приключения не будут такими страшными, как мы думали. Потому что где-то по пути Гарри, Рон и Гермиона научили нас быть храбрыми.

Все было хорошо.

Проект Community-Word

Среднегодовая кульминация

Недавно это было кульминацией середины года в моем классе в Вашингтон-Хайтс.Они представили свое стихотворение с картинками для другого класса библиотеки.

Атмосфера была очень благоприятной, так как другие студенты и учителя приходили посмотреть на работу наших студентов. Меня тронул плакат, созданный одним из других учителей, который двое учеников без устали держали в руках на протяжении всего проекта.

Класс был разбит на более мелкие группы, и каждая из них создала таблицу для разных частей пьесы. Между сценами весь класс целиком декламировал припев.

Как бы просто это ни звучало для человека, читающего это, это намного сложнее, чем вы можете себе представить, как для преподавателей-художников (Элизабет Леонард и Шелдон Бест), так и для студентов. Также было удивительно, насколько серьезно каждый ученик относился к своей небольшой части своей картины. В каждом работающем студенте было много заинтересованности и серьезности цели.

Это было очевидно даже для студентов, от которых вы, возможно, этого не ожидали, которые по той или иной причине, похоже, не получают удовольствия от работы или кажутся ошеломленными ею.Но вот они, даже самый громкий или бескорыстный ученик действительно обладал и придерживался форм тела, которые они держали. Было действительно интересно увидеть!

Это было особенно удивительно, учитывая их путешествие еще в ноябре, когда, как я подозреваю, многим ученикам этот опыт оказался бы очень трудным.

Был приятный момент обучения, когда один из мальчиков в классе, которому трудно общаться и слушать, предложил всем создать одну огромную картину космического динозавра.Этот ученик редко может заниматься в классе с предметом, другими учениками или преподавателями-художниками. Поэтому было неожиданностью, когда он очень настойчиво сделал это предложение. Будучи удивительно чувствительным учителем, каким является мистер Шелдон, он принял это предложение и гибко изменил направление оставшегося времени до кульминации.

Мистер Шелдон помогает детям воплотить в жизнь свое видение, в то время как этот ученик отчасти возглавляет задание. Это действительно те моменты, когда учитель предлагает гибкость, за которыми приятно наблюдать, потому что они дают учителю возможность как доверять ученикам, так и уважать их потребности и видение.Кроме того, было действительно приятно видеть, как весь класс поддержал этого ученика и его видение, что они и сделали без колебаний.

После создания космического динозавра последней задачей было создание космического звукового ландшафта. Аудитория была вовлечена в это мероприятие, придавая ему еще больше энергии и азарта. Я снова был так горд за учеников, которые следовали указаниям во время более сложного упражнения. Шелдон возглавлял группу в создании звукового ландшафта, поощряя всевозможные звуки, при этом давая им направления громкости, такие как «громче, громче и еще громче! А потом внезапно мягкий.«Поскольку это упражнение может быть шумным и сумасшедшим, ученикам будет довольно легко упасть с него и возиться. Однако я действительно гордился тем, что они остались с ним по той простой причине, что им, казалось, это нравилось.

По сравнению с их предыдущей работой в классе в ноябре или даже на прошлой неделе, они прошли такой долгий путь с точки зрения их способности следовать указаниям, своего интереса и уверенности.

Это также верно и для актеров: часто в репетиционной комнате выступления могут казаться несвежими, разочаровывающими или неважными, и часто требуется первый момент, когда они выступают перед притихшей толпой, чтобы почувствовать силу текста или музыки.Независимо от того, сколько раз я участвую в репетициях, я учусь этому снова. Это мощный момент для всех исполнителей, он позволяет им увидеть себя отраженным в глазах публики, часто видя себя по-новому. Я ожидаю, что для этих молодых студентов их следующий урок будет совсем другим, чем предыдущий, теперь вооруженный этой новой информацией и опытом.

— Эли Поли, стажер программы TATIP, писатель

Кульминация разлуки — R / D

Guy Debord

ГЛАВА I ОБЩЕСТВА ЗРЕНИЯ

«Но для нынешней эпохи, которая предпочитает знак значимой вещи, копию оригиналу, представление к реальности, видимость к сущности.. . истина считается нечестивой, и только иллюзия священна. Фактически считается, что святость возрастает пропорционально уменьшению истины и увеличению иллюзии, так что высшая степень иллюзии становится высшей степенью священности ».

—Feuerbach, Предисловие ко второму изданию Сущность христианства

1

В обществах, где преобладают современные условия производства, жизнь представлена ​​как огромное скопление очков.Все, что было непосредственно прожито, превратилось в представление.

2

Образы, отделенные от каждого аспекта жизни, сливаются в общий поток, в котором единство этой жизни уже не может быть восстановлено. Фрагментированные взглядов на реальность перегруппировываются в новое единство как отдельный псевдомир, на который можно только смотреть. Специализация образов мира превращается в мир автономных образов, в котором обманываются даже обманщики. Спектакль — это конкретная инверсия жизни, автономное движение неживого.

3

Спектакль представляет собой одновременно само общество, как часть общества и как средство объединения. Как часть общества, это фокус всего видения и всего сознания. Но из-за того факта, что этот сектор является отдельным, на самом деле он является областью заблуждения и ложного сознания: объединение, которого он достигает, является не чем иным, как официальным языком всеобщего разделения.

4

Спектакль — это не набор изображений; это социальные отношения между людьми, опосредованные образами.

5

Спектакль нельзя понимать как простой визуальный обман, производимый медиа-технологиями. Это мировоззрение, которое действительно материализовалось, взгляд на мир, ставший объективным.

6

Понятное в целом зрелище является одновременно результатом и целью доминирующего способа производства. Это не просто украшение, добавленное к реальному миру. Это самая суть нереальности настоящего общества. Во всех своих конкретных проявлениях — новости, пропаганда, реклама, развлечения — спектакль представляет собой доминирующую модель жизни.Это вездесущее подтверждение выбора, который уже был сделан в сфере производства и потребления, подразумеваемого этим производством. Как по форме, так и по содержанию спектакль служит полным оправданием условий и целей существующей системы. Спектакль также представляет собой постоянное присутствие этого оправдания, поскольку он монополизирует большую часть времени, проводимого вне производственного процесса.

7

Разделение само по себе является неотъемлемой частью единства этого мира, глобальной социальной практики, разделенной на реальность и образ.Социальная практика, противостоящая автономному зрелищу, в то же время представляет собой реальную целостность, содержащую это зрелище. Но раскол в этой целостности искажает ее до такой степени, что зрелище кажется ее целью. Язык спектакля состоит из знаков господствующей системы производства — знаков, которые в то же время являются конечными конечными продуктами этой системы.

8

Спектакль нельзя абстрактно противопоставлять конкретной общественной деятельности. Каждая сторона такой двойственности сама по себе разделена.Зрелище, фальсифицирующее реальность, тем не менее, является реальным продуктом этой реальности. И наоборот, в реальную жизнь материально вторгаются созерцание зрелища, и в конце концов она поглощает его и выравнивается с ним. Объективная реальность присутствует с обеих сторон. Каждая из этих, казалось бы, фиксированных концепций не имеет другой основы, кроме своей трансформации в свою противоположность: реальность возникает в спектакле, и спектакль реален. Это взаимное отчуждение — суть и опора существующего общества.

9

В мире, который действительно перевернут, истина — это момент ложного.

10

Понятие «спектакль» взаимосвязано и объясняет широкий спектр кажущихся несвязанными явлений. Очевидные различия и контрасты этих явлений проистекают из социальной организации явлений, сущностная природа которой должна быть признана сама по себе. Рассматриваемое в собственном смысле, спектакль — это утверждение видимостей и отождествление всей человеческой общественной жизни с видимостями.Но критика, раскрывающая сущность спектакля, обнаруживает, что это видимое отрицание жизни — отрицание, принявшее видимую форму.

11

Чтобы описать спектакль, его формирование, его функции и силы, которые действуют против него, необходимо провести некоторые искусственные различия. Анализируя спектакль, мы в определенной степени обязаны использовать собственный язык спектакля в том смысле, что мы должны оперировать методологической областью общества, которое выражается в спектакле.Ведь спектакль — это одновременно смысл и повестка дня нашей конкретной социально-экономической формации. Это исторический момент, в который мы попали.

12

Спектакль представляет собой огромную недоступную реальность, которая никогда не подвергается сомнению. Его единственное послание таково: «То, что появляется, хорошо; появляется то, что хорошо ». Пассивное принятие, которого он требует, уже фактически навязано его монополией на вид, его манерой появляться без ответа.

13

Тавтологический характер спектакля проистекает из того, что его средства и цели идентичны.Это солнце, которое никогда не заходит над империей современной пассивности. Он покрывает всю поверхность земного шара, бесконечно купаясь в собственной славе.

14

Общество, основанное на современной индустрии, не случайно или внешне зрелищно, оно в основе своей зрелищно. В спектакле — визуальном отражении господствующего экономического порядка — цели — ничто, развитие — это все. Спектакль ни на что иное, как на самого себя.

15

Как незаменимое украшение производимых в настоящее время объектов, как общая формулировка логики системы и как развитый сектор экономики, который непосредственно создает постоянно увеличивающуюся массу объектов-изображений, спектакль является ведущим продуктом современного общества .

16

Спектакль может подчинить себе людей, потому что экономика уже полностью покорила их. Это не что иное, как экономика, развивающаяся сама по себе. Это одновременно точное отражение производства вещей и искажающая объективация производителей.

17

Первая стадия доминирования экономики над общественной жизнью привела к очевидной деградации бытия в обладание — человеческое удовлетворение больше не приравнивалось к тому, чем человек был, но к тому, чем он обладал.Нынешняя стадия, на которой в общественной жизни полностью доминируют накопленные продукты экономики, вызывает общий сдвиг от необходимости к проявлению — все «имеющее» должно теперь черпать свой непосредственный престиж и свою конечную цель из внешнего вида. В то же время вся индивидуальная реальность стала социальной в том смысле, что она формируется социальными силами и напрямую зависит от них. Индивидуальная реальность может проявиться только в том случае, если она на самом деле нереальна.

18

Когда реальный мир превращается в простые образы, простые образы становятся реальными существами — динамическими фигурами, которые обеспечивают прямую мотивацию гипнотического поведения.Поскольку работа спектакля заключается в использовании различных специализированных опосредований, чтобы показать нам мир, который больше нельзя постичь напрямую, оно, естественно, поднимает чувство зрения до особого превосходства, которое когда-то занимало осязание: наиболее абстрактным и легко обманываемым чувством является осязание. наиболее легко адаптируется к обобщенной абстракции современного общества. Но зрелище — это не просто изображения, и даже не изображения плюс звуки. Это то, что ускользает от деятельности людей, что ускользает от их практического пересмотра и исправления.Это противоположность диалогу. Где представление становится независимым, спектакль возрождается.

19

Спектакль наследует слабость западного философского проекта, который пытался понять деятельность посредством категорий видения, и основан на неуклонном развитии особой технической рациональности, выросшей из этой формы мышления. . Спектакль не реализует философию, он философствует реальность, сводя конкретную жизнь каждого к вселенной спекуляций.

20

Философия — сила отдельной мысли и мысли отдельной силы — никогда сама по себе не могла заменить теологию. Спектакль — это материальная реконструкция религиозной иллюзии. Впечатляющие технологии не развеяли религиозный туман, в который люди спроецировали свои собственные отчужденные силы, а просто опустили этот туман на землю до такой степени, что даже самые приземленные аспекты жизни стали непроницаемыми и недоступными для дыхания.Иллюзорный рай, представлявший собой полное отрицание земной жизни, больше не проецируется на небеса, он встроен в саму земную жизнь. Спектакль — технологическая версия изгнания человеческих сил в «потусторонний мир»; кульминация внутреннего разделения человечества.

21

До тех пор, пока социальная необходимость грезится, сновидения остаются социальной необходимостью. Зрелище — дурной сон современного общества в цепях и в конечном итоге выражает не более чем его желание спать.Зрелище — хранитель этого сна.

22

Тот факт, что практическая сила современного общества отделилась от этого общества и установила независимое царство в спектакле, может быть объяснен только дополнительным фактом, что этой мощной практике по-прежнему не хватало сплоченности и оставалось в противоречии с сам.

23

В основе спектакля лежит самая древняя из всех социальных специализаций — специализация власти. Спектакль играет особую роль, говоря от имени всех других действий.Это посол иерархического общества к самому себе, доставляющий свои официальные послания в суде, где никому не разрешено выступать. Таким образом, самый современный аспект спектакля является одновременно и самым архаичным.

24

Спектакль — это непрерывный дискурс правящего порядка о себе, его нескончаемый монолог самовосхваления, его автопортрет на стадии тоталитарного господства над всеми аспектами жизни. Фетишистская видимость чистой объективности в зрелищных отношениях скрывает их истинный характер как отношений между людьми и между классами: вторая Природа со своими собственными неизбежными законами, кажется, доминирует в нашей среде.Но зрелище не является неизбежным следствием какого-то якобы естественного технологического развития. Напротив, зрелищное общество — это форма, выбирающая собственное технологическое содержание. Если спектакль, рассматриваемый в ограниченном смысле «средств массовой информации», которые являются его наиболее ярким поверхностным проявлением, кажется, вторгается в общество в форме простого технического аппарата, следует понимать, что этот аппарат никоим образом не является нейтральным и что он разработан в соответствии с внутренней динамикой спектакля.Если социальные потребности эпохи, в которой развиваются такие технологии, могут быть удовлетворены только через их посредничество, если управление этим обществом и все контакты между людьми стали полностью зависимыми от этих средств мгновенной коммуникации, то это потому, что это «общение» по существу односторонний. Таким образом, концентрация этих средств массовой информации сводится к концентрации в руках администраторов существующей системы средств, которые позволяют им осуществлять эту конкретную форму управления.Социальное разделение, отраженное в спектакле, неотделимо от современного государства — продукт общественного разделения труда, которое является одновременно главным инструментом классового правления и концентрированным выражением всех социальных разделений.

25

Разделение — это альфа и омега зрелища. Институционализация общественного разделения труда в форме классового разделения породила более раннюю религиозную форму созерцания: мифический порядок, которым всегда маскировалась каждая власть.Религия оправдывала космический и онтологический порядок, который соответствовал интересам мастеров, разъясняя и приукрашивая все, что их общества не могли предоставить. В этом смысле вся отдельная власть была впечатляющей. Но эта прежняя всеобщая преданность фиксированным религиозным образам была лишь общим признанием утраты, воображаемой компенсацией бедности конкретной социальной деятельности, которая все еще обычно воспринималась как единое состояние. Напротив, современное зрелище изображает то, что может дать общество, но при этом жестко отделяет возможное от дозволенного.Зрелище удерживает людей в бессознательном состоянии по мере того, как они претерпевают практические изменения в условиях своего существования. Подобно искусственному богу, он порождает себя и устанавливает свои собственные правила. Он проявляет себя тем, чем он является: автономно развивающейся отдельной силой, основанной на возрастающей производительности в результате все более тонкого разделения труда на отдельные жесты, продиктованных независимым движением машин, и работающих на постоянно расширяющийся рынок. В ходе этого развития все сообщество и все критическое сознание распались; и силы, которые могли расти, отделяясь друг от друга, еще не воссоединились.

26

Общее разделение работника и продукта имеет тенденцию устранять любое прямое личное общение между производителями и полное понимание того, что они производят. По мере увеличения накопления отдельных продуктов и увеличения концентрации производственного процесса, коммуникация и понимание монополизируются менеджерами системы. Триумф этой экономической системы, основанной на разделении, пролетаризует весь мир.

27

Благодаря очень успешному использованию этого раздельного производства разделения, фундаментальный опыт, который в прежних обществах ассоциировался с основной работой людей, находится в процессе замены (в секторах, находящихся на переднем крае эволюции системы) отождествление жизни с нерабочее время, с бездействием.Но такое бездействие никоим образом не освобождает от производственной деятельности. Он остается зависимым от него, в беспокойном и восхищенном подчинении требованиям и последствиям производственной системы. Само по себе это одно из следствий этой системы. Не может быть свободы отдельно от деятельности, а внутри зрелища деятельность сводится на нет — вся реальная деятельность принудительно направляется в глобальное построение зрелища. Таким образом, то, что называется «освобождением от работы», а именно современное увеличение свободного времени, не является ни освобождением самой работы, ни освобождением от мира, сформированного этим видом работы.Никакая деятельность, украденная работой, не может быть восстановлена, подчиняясь тому, что она произвела.

28

Господствующая экономическая система представляет собой порочный круг изоляции. Его технологии основаны на изоляции, и они способствуют той же изоляции. От автомобилей до телевидения — товары, которые производит зрелищная система, также служат ей в качестве оружия для постоянного усиления условий, порождающих «одинокие толпы». Спектакль со все возрастающей конкретностью воссоздает свои собственные предпосылки.

29

Зрелище возникло в результате утраты миром единства, и безмерное распространение современного зрелища раскрывает чудовищность этой утраты. Абстракция всего индивидуального труда и общая абстрактность того, что производится, прекрасно отражаются в спектакле, конкретность которого и есть абстракция. В спектакле часть мира представляется миру и превосходит его. Спектакль — это просто общий язык этого разделения.Зрители связаны исключительно односторонним отношением к самому центру, которое держит их изолированными друг от друга. Таким образом, спектакль воссоединяет разделенных, но воссоединяет их только в их обособленности.

30

Отчуждение зрителя, которое усиливает созерцаемые объекты, являющиеся результатом его собственной бессознательной активности, работает следующим образом: чем больше он созерцает, тем меньше живет; чем больше он отождествляет себя с доминирующими образами потребности, тем меньше он понимает свою жизнь и свои собственные желания.Отчуждение спектакля от действующего субъекта выражается в том, что жесты индивида больше не его собственные; это жесты кого-то другого, кто представляет их ему. Зритель нигде не чувствует себя как дома, потому что спектакль везде.

31

Рабочие не производят самих себя, они производят энергию, независимую от самих себя. Успех этого производства, создаваемое им изобилие воспринимается производителями как изобилие лишения собственности.По мере того как их отчужденные продукты накапливаются, все время и пространство становятся для них чужими. Спектакль — это карта этого нового мира, карта, идентичная территории, которую он представляет. Ускользнувшие от нас силы проявляют себя во всей своей мощи.

32

Социальная функция спектакля — это конкретное изготовление отчуждения. Экономический рост состоит прежде всего в расширении этого конкретного сектора промышленного производства. «Рост», порождаемый экономикой, развивающейся ради нее самой, не может быть ничем иным, как ростом того отчуждения, которое было в его основе.

33

Хотя люди отделены от того, что они производят, тем не менее, они производят каждую деталь своего мира со все возрастающей мощью. Таким образом, они все больше отдаляются от этого мира. Чем ближе их жизнь становится их собственным творением, тем больше они исключаются из этой жизни.

34

Зрелище — это капитал, накопленный до такой степени, что он становится изображениями.

предсказуемая кульминация действий Дональда Трампа.

В последнем эпизоде ​​Amicus Далия Литвик говорила с Джорджтаунским профессором права Джошуа Гельцером, который занимал пост старшего директора по борьбе с терроризмом в Совете национальной безопасности при президенте Бараке Обаме, о смертельных беспорядках в США.С. Капитолий на прошлой неделе и почему мы должны были это предвидеть. Часть их разговора, отредактированная и сжатая для ясности, приведена ниже.

Далия Литвик: Одна из причин, по которой я хотела поговорить именно с вами на этой неделе, заключается в том, что вы написали часть почти два года назад, в феврале 2019 года, предупредив, что Дональд Трамп никогда не уйдет в отставку даже если он проиграл выборы, и, насколько я помню, в течение долгого времени вас в основном встречали молчанием.Люди просто не хотели связываться с вами по этому поводу. Вы хотите немного рассказать о том, что вы ожидали в 2019 году? Почему тогда вы увидели красные флаги и в какой степени события среды в Капитолии подтвердили ваши опасения или в какой-то мере им противоречили?

Джошуа Гельцер: Я думаю, что предсказуемость — часть трагедии здесь. Это не было разрывом с предыдущим Трампом, предвыборным козырем предвыборной кампании или козырем Белого дома.Это было кульминацией того Дональда Трампа. Почему можно было подумать, что поражение на выборах не будет принято им любезно или вообще? Что ж, он проиграл раннюю первичную битву Теду Крузу, и он сказал, что это было сфальсифицировано, и с этим нужно покончить. Когда он подумал, что его партия, республиканцы, сильно проиграют в промежуточных матчах 2018 года, он заранее усомнился в справедливости этого утверждения. Вся задела была в наличии, и ставки тогда, конечно, были выше, потому что Дональд Трамп сейчас сидел в Белом доме, пытаясь использовать органы власти для обеспечения победы на выборах.

Это то, что привело его к импичменту, и это не остановило его, даже когда он был, и, тем не менее, не уступить победу. Это соответствовало шаблону, согласно которому он не принял бы это любезно или вообще не принял бы, но я действительно думаю, что предсказуемость добавляет этому чувству возможности избежать, потому что, когда мы вернемся назад, и если мы посмотрим на моменты, которые могли предотвратить это Откровенно говоря, с двух точек зрения, с точки зрения закона, импичмент явно имел место. Ему был предъявлен импичмент за попытку злоупотребить властью правительства Соединенных Штатов для обеспечения своего личного политического состояния, а также с точки зрения национальной безопасности из-за того факта, что его поддержка, а иногда я осмелюсь сказать, подстрекательство, к его сторонникам, чтобы сопротивление его поражению на выборах в их собственные руки.С обеих точек зрения среда, это не был перерыв, это была кульминация, и это очень грустно, но это также означает, что это было предсказуемо.

Я хочу сказать кое-что о тоне, потому что еще одна вещь, которую я отмечаю сейчас, когда оглядываюсь на , мои опубликованные вопросы и ответы с вами , после того, как вы написали свою статью, заключалась в том, что я уже был немного кувырок. Я шутил, и вы довольно быстро меня проверили и сказали: «Это важные вещи, которые вы описываете.«Очень и очень легко поддаться забавным мемам — спрею для тела Axe, путчу в пивном животе. Люди умирали, и я чувствую, что одна из тех вещей, на которые вы меня проверяли с тех пор, как я вас знала, — это то, что очень соблазнительно скатиться к иронии, юмору и презрению. Все способы, которыми мы что-то упрощаем, когда то, что произошло в среду, были одной из самых отрезвляющих и важных вещей, которые я когда-либо видел.

«Все заделы были, и тогда ставки были выше».

— Джошуа Гельцер

Это день, когда, если мы его не помним, если мы не будем держать его татуировкой на внутренней стороне век в течение недель или месяцев, мы совершим серьезную ошибку, потому что нам нужно учиться у это, и нам нужно выяснить, что это означает для траектории, по которой может двигаться эта замечательная демократия, если не будет активных усилий направить ее в другом направлении.Я думаю, что это чрезвычайно важный и печальный день, но я также думаю, что было действительно сложно говорить об этом до среды, до различных других ужасов эпохи Трампа. Просто представьте, если бы шесть месяцев назад кто-то представил вам статью, в которой описывалась среда, когда она обрушилась, — что ротонда Капитолия будет захвачена, что члены Конгресса съежатся и попросят приготовить противогазы на случай, если необходимо использовать больше слезоточивого газа, чтобы флаг Конфедерации держали мятежники, поднявшиеся на некоторые внешние части Капитолия.Было бы трудно сказать: «Да, мы просто проведем это». Даже если я только что сказал вам, что в целом это предсказуемо, особенности сцен, потрясающие изображения, видео, аудио — мы все слышали о том, как это разыгралось — неудобно говорить, что это могло произойти, потому что это неудобно чтобы это случилось.

Итак, вы и я пытались выяснить, как предупредить людей заранее, в разговоре и в печати, но даже сейчас, как нам вернуться в среду и отдать должное тому, насколько близка эта демократия? пришел? Члены Палаты представителей и сенаторы легко могли быть ранены или убиты из-за того, как все разыгралось, и если мы не осознаем эту серьезность и то, что это означает, а не просто как неспособность обеспечить безопасность здания Капитолия, которая должна произойти, но более того, в нашей демократии были тенденции, указывающие на этот момент, и что некоторые позволили добраться до этого момента — если мы не отнесемся к этому серьезно, то мы не сможем найти лучший выход из этого.

Полезно подумать о том факте, что мы действительно попадаем в ловушку парней с меховой одеждой и остроконечными шлемами, и очень легко вернуться к тому, как это выглядело как пародия, потому что это позволяет нам самодовольно скажите: «О, наше учреждение задержано». Мы говорим, что наши учреждения удерживаются в течение многих лет. Дело не в том, что институты удерживали и спасали нас, как вы только что отметили. Полиция Капитолия не готовилась к тому, что должно было произойти. В каком-то смысле нам повезло.И совершенно категорически неверно говорить: Нам не нужно готовиться к следующему уроку после Шарлоттсвилля, нам не нужно готовиться к следующему после того, как мы увидели беспорядки на улицах в округе Колумбия, потому что наши учреждения делают хорошую работу. Не обманывайтесь тем фактом, что эти парни одеты в костюмы, это то, что вы говорите?

Я говорю это. Нелепость костюмов, глупость того, как некоторые из них выглядели, очевидно, привели к очень серьезным результатам: это сделано намеренно.Это был преднамеренный поворот тех, кого условно характеризует как жестоких сторонников превосходства белой расы, в том числе неонацистов и неоконфедератов. Он включает в себя группу людей, которые сознательно приняли причудливый своего рода юмор, символизм и логотипы, которые поражают всех нас, а иногда и их самих, своей нелепостью, но это было их новое изобретение, и по мере того, как они ворвались в национальную среду. Сцена в новом стиле с Шарлоттсвиллем еще в августе 2017 года, такого рода мемы — лягушка Пепе, их шутливые фразы — это был их ребрендинг, их перезагрузка в определенном смысле.

  1. Насколько мы близки к уголовным обвинениям Дональда Трампа?

  2. Мелинда Гейтс, как сообщается, встречается с адвокатами по разводам с 2019 года

  3. CDC признает, что коронавирус передается по воздуху и может передаваться на расстоянии более 6 футов

  4. Постановление Верховного суда, защищающее кредиторов до зарплаты, также может спасти Facebook и Мартина Шкрели

И они знают, что фраза boogaloo boy звучит глупо.Они специально носят гавайские рубашки, но делают это потому, что это набирает обороты, сочетание смертельно серьезной идеологии, смертельно серьезных действий в среду и некоторого элемента нелепости и юмора, похоже, набирает обороты, и конечно, это набирает обороты отчасти потому, что президент Соединенных Штатов в течение последних четырех лет временами смотрел в другую сторону, а иногда более активно поощрял это, например, высказывая во время дебатов комментарий «отойди и подожди».

Итак, это не случайный побочный продукт их подхода. Это часть того, как в управляемом Интернетом, управляемом мемами цифровом мире эти группы взяли некоторые очень древние и ужасные идеи, но также придали им определенный современный и даже шутливый вид, и все же, конечно, когда это полиция Капитолия. потерять свои жизни, когда они пытаются защитить сенаторов и представителей нашей страны, это серьезно.

Чтобы услышать их обсуждение полностью, послушайте ниже или подпишитесь на шоу на Apple Podcasts , Overcast , Spotify , Stitcher , Google Play или где бы вы ни находили свои подкасты.

Slate освещает важные для вас истории. Присоединяйтесь к Slate Plus, чтобы поддержать нашу работу. Вы получите неограниченное количество статей и ряд замечательных преимуществ.

Присоединиться
Slate Plus
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.