На какой вопрос отвечает сказуемое и подлежащее в русском языке: Подлежащее и сказуемое — урок. Русский язык, 5 класс.

Содержание

На какие вопросы отвечает сказуемое?

Сказуемое отве­ча­ет на вопро­сы что дела­ет пред­мет? что сде­лал? каков он? чей? что о пред­ме­те гово­рит­ся? что с ним про­ис­хо­дит? кто он такой? что оно такое? како­во его состо­я­ние? и пр.

Сказуемое под­чёр­ки­ва­ет­ся дву­мя пря­мы­ми линиями.

Узнаем, на какие вопро­сы отве­ча­ет ска­зу­е­мое в пред­ло­же­нии, выяс­нив тип ска­зу­е­мо­го и спо­соб его выражения.

Сказуемое — это главный член предложения

Чтобы пра­виль­но поста­вить вопрос к ска­зу­е­мо­му, напом­ним, что под­ле­жа­щее и ска­зу­е­мое — это глав­ные чле­ны пред­ло­же­ния. Они рав­но­прав­ны меж­ду собой и состав­ля­ют грам­ма­ти­че­скую осно­ву пред­ло­же­ния.

Из тем­ной тучи хлы­нул июнь­ский про­лив­ной дождь.

Сказуемое пояс­ня­ет под­ле­жа­щее, кото­рое назы­ва­ет то, о чём идет речь в выска­зы­ва­нии. Главный член пред­ло­же­ния ска­зу­е­мое обо­зна­ча­ет, что дела­ет пред­мет или лицо, или ука­зы­ва­ет на его состояние.

С утра све­тит яркое солн­це.

Малыш чув­ству­ет мами­ну лас­ку и заботу.

Как видим, ска­зу­е­мое часто выра­жа­ет­ся с помо­щью само­сто­я­тель­ной части речи гла­го­ла. В пред­ло­же­нии в зави­си­мо­сти от спо­со­ба выра­же­ния раз­ли­ча­ют типы сказуемых:

 

Виды Способ выра­же­ния Примеры
П
Г
С
Выражено гла­го­лом в форме
одно­го из наклонений
Сейте разум­ное, доб­рое, веч­ное. (Н. Некрасов)
Ещё я дол­го буду петь (С. Есенин)
С
Г
С
Состоит из вспо­мо­га­тель­но­го слова
(выра­жа­ет грам­ма­ти­че­ское зна­че­ние) и неопре­де­лен­ной фор­мы глагола
(выра­жа­ет основ­ное лек­си­че­ское значение)
По реке и кустам начи­на­ет шуметь ред­кий теп­лый дождь. (К. Паустовский)
Я был рад помочь вам.
С
И
С
Состоит из глагола-связки
(выра­жа­ет грам­ма­ти­че­ское значение)
и имен­ной части
(выра­жа­ет основ­ное лек­си­че­ское значение)
Она была не тороп­ли­ва, не холод­на, не говор­ли­ва. (А. Пушкин)
Слово — сереб­ро, мол­ча­ние — золо­то. (Поговорка)

От типа ска­зу­е­мо­го, спо­со­ба его выра­же­ния сло­ва­ми раз­ных частей речи зави­сит соот­вет­ству­ю­щий вопрос к нему.

Какие вопросы задаются к сказуемому?

Вопросы к глагольному сказуемому

В пред­ло­же­нии с помо­щью ска­зу­е­мо­го мож­но сооб­щить слу­ша­те­лям, что дела­ет субъ­ект (про­из­во­ди­тель дей­ствия) в момент речи, делал до это­го момен­та или будет делать после него. Если ска­зу­е­мое пред­став­ле­но гла­го­ла­ми в грам­ма­ти­че­ских фор­мах насто­я­ще­го, про­шед­ше­го и буду­ще­го вре­ме­ни изъ­яви­тель­но­го накло­не­ния, то к нему от под­ле­жа­ще­го зада­ют­ся соот­вет­ству­ю­щие вопросы:

  • что делаю? что делаем? 
  • что дела­ешь? что делаете?
  • что дела­ет? что делают?
  • что делал? что дела­ла? что дела­ло? что делали?
  • что сде­лаю? что сделаем?
  • что сде­ла­ешь? что сделаете?
  • что сде­ла­ет? что сделают?
  • что буду делать? что будешь делать? что будут делать? и т.  д.

Понаблюдаем, как пра­виль­но сле­ду­ет зада­вать вопро­сы к гла­голь­но­му сказуемому:

На лугу раз­но­цвет­ные бабоч­ки (что дела­ют?) пор­ха­ют над цветами.

Гена (что сде­лал?) нари­со­вал ново­год­нюю ёлку, укра­шен­ную игруш­ка­ми и гирляндами.

Птицы (что сде­ла­ют?) при­ле­тят с пер­вым весен­ним теплом.

Больной уже (что с ним про­ис­хо­дит?) выздо­рав­ли­ва­ет.

Простое гла­голь­ное ска­зу­е­мое выра­жа­ет­ся так­же фор­мой пове­ли­тель­но­го или услов­но­го накло­не­ния гла­го­ла. Вопросы к ска­зу­е­мо­му зада­ют­ся в соот­вет­ствии с грам­ма­ти­че­ской фор­мой глагола:

Пожалуй, (что сде­лай?) отло­жи это дело на завтра.

Ты (что сде­лал бы?) успел бы на этот элек­тро­по­езд, если бы зара­нее при­е­хал на вокзал.

Особенностью состав­но­го гла­голь­но­го ска­зу­е­мо­го явля­ет­ся нали­чие грам­ма­ти­че­ской связ­ки в виде фазис­но­го или модаль­но­го глагола.

Примеры:

Настя (что дела­ет?) любит рисо­вать рус­скую природу.

Он (что делал?) хотел позво­нить мне вечером.

Ученица ( что сде­ла­ла?) не смог­ла отве­тить на этот труд­ный вопрос.

Вопросы к составному именному сказуемому

Кроме гла­го­ла, глав­ный член пред­ло­же­ния может быть выра­жен сло­вом любой части речи. От спо­со­ба выра­же­ния имен­ной части ска­зу­е­мо­го зави­сит вопрос, кото­рый ста­вит­ся к нему от подлежащего.

Если имен­ная часть ска­зу­е­мо­го выра­же­на при­ла­га­тель­ным, при­ча­сти­ем, поряд­ко­вым чис­ли­тель­ным, местоимением-прилагательным, то к ска­зу­е­мо­му зада­ют­ся вопросы:

  • каков?
  • како­во состояние?
  • чей?
  • что о пред­ме­те говорится?

Мария (како­ва?) высо­кая и стат­ная.

Эти уче­ни­ки (како­вы?) невни­ма­тель­ны и рас­се­ян­ны на уроке.

Маленькая Юля (како­во её состо­я­ние?) боль­на.

Этот дом с крас­ной чере­пич­ной кры­шей (чей?) ваш?

Сегодня на фини­ше этот спортс­мен (что о нём гово­рит­ся?) пер­вый.

Если ска­зу­е­мое выра­же­но име­нем суще­стви­тель­ным, неде­ли­мым соче­та­ни­ем, то к нему пра­во­мер­ны вопросы:

  • кто он такой?
  • что оно такое?

А. С. Пушкин — (кто он такой?) созда­тель рус­ско­го лите­ра­тур­но­го языка.

Солнце — это рас­ка­лён­ная (что такое?) звез­да.

Лень — (что такое?) это один из смерт­ных гре­хов.

К ска­зу­е­мым, обо­зна­чен­ным наре­чи­ем, фра­зео­ло­ги­че­ским соче­та­ни­ем и пр., зада­ёт­ся уни­вер­саль­ный вопрос:

что гово­рит­ся о предмете?

Сегодня жара (что гово­рит­ся о ней?) нев­мо­го­ту.

С высо­ты хол­ма весь город как на ладо­ни.

Скачать ста­тью: PDF

На какие вопросы отвечает подлежащее?

Подлежащее как глав­ный член пред­ло­же­ния отве­ча­ет на вопро­сы кто? или что? Подлежащее под­чер­ки­ва­ет­ся одной пря­мой линией.

Узнаем, на какие вопро­сы отве­ча­ет под­ле­жа­щее в зави­си­мо­сти от спо­со­ба его выражения.

Прежде чем выяс­нить, какие вопро­сы зада­ют­ся к под­ле­жа­ще­му, вспом­ним, что оно обо­зна­ча­ет и в какой грам­ма­ти­че­ской фор­ме выра­жа­ет­ся в предложении.

Подлежащее — это главный член предложения

В пред­ло­же­нии все сло­ва груп­пи­ру­ют­ся вокруг глав­ных слов, кото­рые состав­ля­ют его грам­ма­ти­че­скую осно­ву. Это глав­ные чле­ны пред­ло­же­ния — под­ле­жа­щее и ска­зу­е­мое. Подлежащее не зави­сит ни от одно­го дру­го­го сло­ва в пред­ло­же­нии. Оно явля­ет­ся грам­ма­ти­че­ски неза­ви­си­мым, как и сказуемое.

Подлежащее обо­зна­ча­ет пред­мет, явле­ние, лицо, отвле­чён­ное поня­тие, каче­ство пред­ме­та или свой­ство, о кото­ром идет речь в высказывании.

На небе взо­шла луна.

За край поля заце­пи­лась коро­мыс­лом цвет­ная раду­га.

Её доб­ро­та извест­на всем.

Бег трус­цой поле­зен для здоровья.

Вопросы к подлежащему

Чтобы пра­виль­но зада­вать вопро­сы к под­ле­жа­ще­му, учтём, что этот глав­ный член пред­ло­же­ния может обо­зна­чать любой оду­шев­лён­ный или неоду­шев­лён­ный пред­мет или лицо (людей). В пред­ло­же­нии под­ле­жа­щее чаще все­го выра­жа­ет­ся суще­стви­тель­ны­ми или заме­ня­ю­щи­ми их место­име­ни­я­ми и име­ет, как пра­ви­ло, грам­ма­ти­че­скую фор­му име­ни­тель­но­го падежа.

В свя­зи с кате­го­ри­ей оду­шев­лён­но­сти и неоду­шев­лён­но­сти имён суще­стви­тель­ных под­ле­жа­щее отве­ча­ет на вопро­сы кто? или что?

В пред­ло­же­нии под­ле­жа­щее под­чёр­ки­ва­ет­ся одной пря­мой лини­ей, а ска­зу­е­мое — двумя.

Примеры:

Лесной (кто?) ёжик шур­шит в листве.

Опытный (кто?) мастер дал уче­ни­ку зада­ние.

Первая (что?) звез­да зажглась на вечер­нем небе.

На вет­ру тре­пе­щет жёл­тый кле­но­вый (что?) лист.

Кроме суще­стви­тель­ных, под­ле­жа­щее может выра­жать­ся сло­ва­ми раз­ных частей речи и сло­во­со­че­та­ни­я­ми. Рассмотрим подроб­нее спо­со­бы выра­же­ния это­го глав­но­го чле­на пред­ло­же­ния и поста­нов­ку вопро­сов к нему.

Чем выражается подлежащее?

1. В каче­стве глав­но­го чле­на пред­ло­же­ния часто всту­па­ют место­име­ния раз­ных раз­ря­дов, ука­зы­ва­ю­щие на пред­мет или лицо.

На мой вопрос (кто?) он так и не отве­тил (лич­ное местоимение).

В окно (кто?) кто-то гром­ко посту­чал (неопре­де­лён­ное местоимение).

О  чем здесь идет речь, (кто?) никто не зна­ет (отри­ца­тель­ное местоимение).

(что?) Что там упа­ло? (вопро­си­тель­ное местоимение).

Расскажу без утай­ки, что тво­ри­лось там (отно­си­тель­ное местоимение).

2. Подлежащее обо­зна­че­но име­нем числительным.

Двое юрк­ну­ли в тем­но­ту переулка.

Третий здесь явно не поместится.

Семь — счаст­ли­вое чис­ло, счи­та­ют многие.

3. В каче­стве под­ле­жа­ще­го высту­па­ет инфи­ни­тив, нахо­дя­щий­ся в нача­ле предложения.

Мыслить — зна­чит сохра­нить ясность ума до глу­бо­ких лет.

4. Главный член пред­ло­же­ния может быть выра­жен дру­ги­ми частя­ми речи.

Вперемешку — зна­чит набро­сать как попа­ло (наре­чие).

От — это пред­лог, а или — это союз (пред­лог, союз).

Её «ах» про­зву­ча­ло совсем неис­кренне (меж­до­ме­тие).

В роли под­ле­жа­ще­го высту­па­ют сло­во­со­че­та­ния и фразеологизмы.

Словосочетания как подлежащее

В пред­ло­же­нии под­ле­жа­щим может быть неде­ли­мое соче­та­ние слов:

1. «боль­шин­ство», «мень­шин­ство», «ряд», «часть», сот­ня» с зави­си­мы­ми суще­стви­тель­ны­ми в фор­ме роди­тель­но­го падежа

Часть денег пой­дет на благотворительность.

Сотня каза­ков с гика­ньем про­мча­лась по селу.

2. Местоимения «столь­ко», «сколь­ко», «несколь­ко» с суще­стви­тель­ны­ми в фор­ме роди­тель­но­го паде­жа мно­же­ствен­но­го числа:

Сколько слов при­зна­тель­но­сти услы­ша­ли вра­чи в эти дни!

Несколько тро­пи­нок вились меж­ду ёлка­ми и соснами.

3. Неопределённое место­име­ние с при­ла­га­тель­ным (при­ча­сти­ем) в роли существительного

Нечто звеня­щее пока­ти­лось по полу.

Кто-то незна­ко­мый подо­шёл к двери.

4. Количественное чис­ли­тель­ное с существительным

Под ёлкой вырос­ло три гри­ба.

5. Сочетания чис­ли­тель­ных и суще­стви­тель­ных (место­име­ний) с пред­ло­га­ми «из», «до», «око­ло» и сло­ва­ми «мно­го», «мало», «боль­ше», «мень­ше», «свы­ше».

Около два­дца­ти мат­ро­сов сиде­ли в шлюпке.

Один из них подо­шёл к регистратору.

Свыше ста пяти­де­ся­ти тысяч озёр нахо­дит­ся на севе­ре России.

6. Сочетания суще­стви­тель­но­го или лич­но­го место­име­ния в фор­ме име­ни­тель­но­го паде­жа со сло­вом в фор­ме тво­ри­тель­но­го паде­жа, если ска­зу­е­мое обо­зна­че­но фор­мой мно­же­ствен­но­го числа.

Мы с подру­гой поедем отды­хать в Крым.

Алёша с Ваней игра­ют в шахматы.

7. Устойчивые и фра­зео­ло­ги­че­ские сочетания.

После про­лив­ных дождей насту­пи­ло бабье лето.

У неё деви­чья память.

Скачать ста­тью: PDF

Урок 9. какие бывают главные и второстепенные члены предложения — Русский язык — 4 класс

Русский язык, 4 класс

Урок № 9.

Тема: Какие бывают главные и второстепенные члены предложения.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ МОМЕНТ:

Цель нашего урока – научиться разбирать предложение по составу.

Задачи:

  1. Узнать, какие бывают члены предложения, какая у них функция и как они выделяются при разборе.
  2. Научиться находить основу предложения.
  3. Порассуждать, какие бывают предложения.

Результаты:

  • Узнаем, что такое основа предложения, главные и второстепенные члены.
  • Научимся находить и выделять члены предложения, определять, какой частью речи они выражены.
  • Потренируемся выделять предложения в тексте.

Тезаурус

Главные члены предложения – это грамматическая основа предложения.

Подлежащее – это главный член предложения, который обозначает, о ком или о чём говорится в предложении, и отвечает на вопросы: кто? или что?

Сказуемое – это главный член предложения, который связан с подлежащим и отвечает на вопросы: что делает предмет? каков предмет? что такое предмет? кто такой?

Второстепенными называют все члены предложения, кроме подлежащего и сказуемого.

Определение – это второстепенный член предложения, который обозначает признак предмета и отвечает на вопросы какой? чей?

Дополнение – это второстепенный член предложения, который отвечает на вопросы косвенных падежей.

Обстоятельство – это второстепенный член предложения, который обозначает место (где? куда? откуда?), время (когда? с каких пор? до каких пор?), причину (почему? отчего?), образ действия (как? каким образом?) и пр.

Список литературы

Основная литература

  • Канакина В. П., Горецкий В. Г. Русский язык. 4 класс: учеб. для общеобразоват. организаций. В 2 ч. Ч. 1 — М.: Просвещение, 2018. – 160 с.
  • Канакина В. П., Горецкий В. Г. Русский язык. 4 класс: учеб. для общеобразоват. организаций. В 2 ч. Ч. 2 — М.: Просвещение, 2018. – 160 с.

Дополнительная литература

  • Канакина В. П. Русский язык. Рабочая тетрадь. 4 класс. В 2 ч. Ч. 1. — М.: Просвещение, 2018.
  • Канакина В. П. Русский язык. Рабочая тетрадь. 4 класс. В 2 ч. Ч. 2. — М.: Просвещение, 2018.
  • Канакина В. П. и др. Русский язык. 4 класс. Электронное приложение. — М.: Просвещение, 2011.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Сегодня на уроке мы поговорим о строительстве. Но не домов, а предложений. В качестве строительных материалов мы будем использовать члены предложения.

  • Какие члены предложения вы помните?

Подлежащее, сказуемое, определение, дополнение, обстоятельство.

Чтобы построить дом, сначала нужно залить фундамент – главную часть, на которой будет держаться вся постройка. В предложении роль такого фундамента выполняет грамматическая основа: подлежащее и сказуемое. Подлежащее обозначает человека или предмет, о котором говорится в предложении. Сказуемое обозначает действие в предложении.

Дома бывают разные: высокие и малоэтажные, большие и маленькие. Это зависит от стен. В предложении стены – это второстепенные члены предложения: определение характеризует предмет или человека, обстоятельство рассказывает о времени, месте, причине и способе действия, дополнение сообщает дополнительную информацию.

Чтобы дом был готов нужна ещё крыша. В предложении крыша – это знаки препинания: точка, восклицательный знак, вопросительный знак. Многоточие.

  • Вспомните, от чего зависит выбор знака?

Конечно, от интонации.

Подлежащее и сказуемое называются основой предложения, а определение, дополнение и обстоятельство – второстепенными членами предложения.

Давайте подставим в схему реальные слова:

Умные ребята быстро строят предложения.

Посмотрите, как они связаны между собой. Подлежащее обычно выражено именем существительным обязательно в именительном падеже. Сказуемое зависит от подлежащего и обычно выражено глаголом, определение может зависеть от любого существительного и обычно выражено прилагательным или притяжательным местоимением, обстоятельство зависит от сказуемого и обычно выражено наречием или существительным с предлогом, дополнение часто зависит от сказуемого или других членов предложения и обычно выражено существительным в косвенном падеже.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Предложения, которые состоят только из подлежащего и сказуемого называются нераспространенными: Наступила зима.

Предложения, которые состоят из главных и второстепенных членов называются распространёнными: Сегодня наступила настоящая снежная зима.

Познакомьтесь со схемой разбора предложения на странице 149 учебника:

Пользуясь этой схемой, сделайте разбор предложения в тетради:

Скоро в саду распустятся красивые белые лилии.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Задание 1.

Соедините члены предложения и части речи, которыми они чаще всего выражены.

  1. Подлежащее 1. Глагол
  2. Сказуемое 2. Наречие
  3. Определение 3. Прилагательное
  4. Обстоятельство 4. Существительное

Задание 2. Разгадайте кроссворд:

  1. Главный член предложения, обозначающий действие.
  2. Второстепенный член предложения, обозначающий признак действия.
  3. Второстепенный член предложения, обозначающий предмет, поясняет сказуемое
  4. Главный член предложения, обозначающий предмет.
  5. Второстепенный член предложения, обозначающий признак предмета.

1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задание 3. Отделите части речи от членов предложения:

Существительные, определение, дополнение, глагол, прилагательное, сказуемое, наречие, подлежащее, местоимение, предлог, союз, обстоятельство

Части речи

Члены предложения

Задание 4. Выделите цветом вопросы косвенных падежей

Как? Когда? Кого? Кому? О чем? Кто? Зачем? Что делать? О ком? Кем? Что? Где?

Задание 5. Выделите в тексте грамматические основы предложений:

Летели и летели осеннее листья. Ветер подхватил их и погнал к речке. По зеркальной воде поплыли золотые монетки. На краю деревни заиграл рожок. Это пастух собирал стадо. Я выхожу из дома, беру весла и иду к речке. Восток светлеет, розовеет. Река словно похорошела, выпрямилась. Под первыми лучами солнца засверкали, заискрились капельки воды. Стояла чудесная пора осени. 

Задание 6. Составьте из слов и знаков препинания предложения, чтобы получился текст.

Слова: осени, дни, холодные, наступили;

в, плавали. жёлтые, лужах, листья;

небу, низкие, ползли, по, тучи;

Знаки: . . .

Задание 7. Соотнесите предложения и схемы.

  1. Ребята по лесной тропинке вышли на поляну.
  2. Анна и Инна угостили ребят печеньем.
  3. Радостные вернулись ребята с прогулки!
  4. [_______ _________].
  5. [_______ и _______ _________].
  6. [________ ___________]!

Задание 8. Соедините название второстепенного члена предложения и его обозначение в схеме:

Определение

Дополнение

Обстоятельство

Сказуемое

________

________

________

Задание 9. Спишите предложение в тетрадь и выпишите грамматическую основу предложения.

В воздухе кружатся белые снежинки.

Задание 10. Подчеркните второстепенные члены предложения:

Покраснели осинки, пожелтели берёзки. Гроздья ягод созрели на рябинах. Кругом растёт пушистый ельник. Зеленеют молодые елочки. Из земли бьёт чистый родник.

Задание 11. Вставьте пропущенные буквы.

Ясное в..сеннее утро. Развернулись на ни..ких кустиках м..л..дые л..сточки. Из з..мли выглядывают у..кие стрелки свежей тра..ки. Покачиваются на бере..ке лё..кие серё..ки.

Задание 12. Зачеркните лишнее слово в каждом ряду. Объясните свой выбор.

  1. Определение, подлежащее, дополнение, обстоятельство.
  2. Существительное, прилагательное, сказуемое, наречие.
  3. Подлежащее, сказуемое, определение, союз

Задание 13.

Определите член предложения, который повторяется в предложении:

  1. В саду растут яблоки, груши и персики. ____________________________
  2. Я был в Москве, в Таганроге и во Владивостоке. ____________________________
  3. Девочка бежала и смеялась. ____________________________

Задание 14* Составьте рассказ по картинке и выделите в нём второстепенные члены предложения.

КОНТРОЛЬНЫЙ МОДУЛЬ

Вариант 1

1. Главные члены предложения — это …

  1. Словосочетание
  2. Подлежащее и сказуемое
  3. Подлежащее и глагол

2. Какой член предложения отвечает на вопросы КАКОЙ? КАКАЯ? КАКОЕ? КАКИЕ?

  1. Подлежащее
  2. Определение
  3. Сказуемое

3. Каким членом предложения является выделенное слово:

Мама мыла пол в комнате брата.

  1. Сказуемое
  2. Подлежащее
  3. Дополнение

Вариант 2.

1. Главные члены предложения это…

  1. Подлежащее и сказуемое
  2. Существительное и глагол
  3. Словосочетание

2. Какой член предложения отвечает на вопросы: Как? Когда? Где? Куда?

  1. Подлежащее
  2. Обстоятельство
  3. Сказуемое

3. Я слушала музыку, и не слышала, как мама вошла

  1. Подлежащее
  2. Обстоятельство
  3. Сказуемое

ОТВЕТЫ:

Задание 1.

1-4, 2-1, 3-3, 4-2

Задание 2.

 

 

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

с

к

а

з

у

е

м

о

е

 

4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

б

 

 

п

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

с

 

5

о

п

р

е

д

е

л

е

н

и

е

 

 

 

 

 

 

 

 

т

 

 

д

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3

д

о

п

о

л

н

е

н

и

е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

я

 

 

е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

т

 

 

ж

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

е

 

 

а

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

л

 

 

щ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ь

 

 

е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

с

 

 

е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

т

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

о

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задание 3.

Части речи: существительное, глагол, прилагательное, наречие, предлог, союз, местоимение

Члены предложения: определение, дополнение, сказуемое, подлежащее, обстоятельство

Задание 4.

Кого? Кому? О чём? О ком? Кем?

Задание 5.

Летели и летели осеннее листья. Ветер подхватил их и погнал к речке. По зеркальной воде поплыли золотые монетки. На краю деревни заигралрожок. Это пастух собирал стадо. Я выхожу из дома, беру весла и иду к речке. Восток светлеет, розовеет. Река словно похорошела, выпрямилась. Под первыми лучами солнца засверкали, заискрились капельки воды. Стояла чудесная пора осени. 

Задание 6.

Наступили холодные дни осени. В лужах плавали жёлтые листья. По небу ползли низкие тучи.

Задание 7.

1-1, 2-2, 3-3

Задание 8.

________ дополнение

________ определение

________обстоятельство

Сказуемое — лишнее

Задание 9.

Снежинки кружатся.

Задание 10.

Покраснели осинки, пожелтели берёзки. Гроздья ягод созрели на рябинах/ на рябинах. Кругом растёт пушистый ельник. Зеленеют молодые ёлочки. Из земли бьёт чистый родник.

Задание 11.

Ясное весеннее утро. Развернулись на низких кустиках молодые листочки. Из земли выглядывают узкие стрелки.

Задание 12.

  1. обстоятельство. (Подлежащее – это главный член предложение, а остальные – второстепенные)
  2. Существительное, прилагательное, сказуемое, наречие. (Сказуемое – это член предложения, а остальные – части речи)
  3. Подлежащее, сказуемое, определение, союз (Союз –это часть речи, а остальные – члены предложения)

Задание 13.

  1. Подлежащее
  2. Обстоятельство
  3. Сказуемое

Контрольный модуль

В-1

1. 2

2. 2

3. 3

В-2

1. 1

2. 2

3.3

на какие вопросы отвечает подлежащее и сказуемое?

Задание №1
Перед вами предложения, они перепутаны местами. Составьте из предложений связный текст: расположите их в нужном порядке. Озаглавьте текст.

Внутри Млечного Пути астрономы обнаружили множество интересных объектов — туманности и звездные скопления.
Млечный Путь — это плоскость нашей Галактики. Именно здесь, в плоском
спиральном диске, сосредоточена бо льшая часть звезд и газа. Здесь же находится и наше Солнце. Центр Галактики находится в созвездии Стрельца. Здесь Млечный Путь становится очень широким, растекаясь на соседние созвездия Змееносца и Скорпиона.
Если бы не темные, поглощающие свет туманности, в этом месте мы наблюдали бы огромное яркое пятно света, уступающее по блеску лишь Солнцу и Луне.
Вдали от городских огней, на темном и прозрачном сентябрьском небе отчетливо виден Млечный Путь, широкой полосой протянувшийся от зенита к южному горизонту. В созвездии Лебедя он разбивается на два потока темными туманностями, следует через созвездия Лисички, Стрелы и Орла вниз, становясь ярче и шире.

Выполни ПИСЬМЕННО. (Каждое задание выполняй с новой строки, указывай номер задания)1. Выпиши из предложения наречия.

[2] Я быстро вошёл в кабину, меня усадили в кресло и бесшумно захлопнули люк. 2. Выполни синтаксический разбор предложения. [3]Скафандры хорошо защищают космонавтов от космического холода. 3.Укажи предложения с однородными членами. (Укажи только буквы правильных ответов) [2] а) Юрию представились лица и его друзей, и конструкторов, и учёных.б) Убедившись, что корабль благополучно достигнет Земли, я приготовился к посадке.в) Перед ним были приборы, кнопки, ручки управления.г) В 10 часов 55 минут «Восток», облетев земной шар, благополучно опустился в заданном районе на вспаханное поле.4. Поставь запятые в предложениях с обращениями. [3] Лети ракета в космос. Дети читайте книги о космонавтах. Берегите свою планету люди!ДАЮ 30 баллов​

Лес открывает людям свои тайны ты давно был в лесу на опушке леса растёт красавица липа она стоит вся в цветах летают мохнатые пчёлы они весело жужжат

добрая липа дарит им сладкий сок берегите природу леса
Подчеркнуть грамматическую основу(подлежащее и сказуемое) в каждом предложении. 4 класс

537A. Вставь на место пропусков выражения a) — д). Одно из нихявляется лишним.а) садами Семирамиды;б) Чтобы утешить её;в) висячие сады Амитис;г) е цар

ём Мидии;д) сады напоминали царице о родине.​

Сор по русскому языку 4 класс 4 четверть ​

3 выполни морфологический разбор слов: Грибникам,Мешает,ЛеснаяОЧЕНЬ СРОЧНО!! (желательно написать в тетради)​

помогите пожалуйста сор по русс срочно​

2.Найди и спиши сложное предложение и составь к нему схему./2 балла/ Мы видим ,как Солнце проходит по небу. Но это обман зрения. На самом д

еле Солнце стоит на месте, а Земля вращается вокруг него.​

СОСТАВИТЬ ДИАЛОГ ПО ТЕМЕ КОСМОС 5-6 ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ВОПРОСАМИ ​

Помагите срочноооооооо!!! Пажалуйста ​

типы сказуемых в русском языке, примеры

Сказуемое — это один из главных членов предложения. Сказуемое описывает действие или состояние предмета. Сказуемое отвечает на вопросы что делает? что сделал? что будет делать? что с ним происходит? каков он? что о нем говорится?

Я молчу.

Девочка гуляла.

Ты будешь говорить

Юноша был высок и строен.

Мой друг остался верен себе.

Ваня — студент.

Подлежащее и сказуемое

Подлежащее и сказуемое составляют грамматическую основу предложения.

При синтаксическом разборе предложения подлежащее подчеркивается двумя чертами, подлежащее — одной чертой.

Пример. Подлежащее и сказуемое в предложении

Снег идёт весь день.

Снег — подлежащее.

Идёт — сказуемое.

Если в предложении есть только подлежащее и/или сказуемое, то это нераспространенное предложение. Если же кроме подлежащего и сказуемого есть второстепенные члены (дополнение, обстоятельство, приложение) — это уже распространенное предложение.

Читайте подробнее: Распространенное предложение — что это? Главные и второстепенные члены предложения

Бывают предложения, в которых есть сказуемое, но нет подлежащего:

В лесу вечерело.

Прошу внимания.

За окном громыхнуло.

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус.

Типы (виды) сказуемого: простое глагольное, составное глагольное, составное именное. Примеры

Простое глагольное сказуемое может бы выражено всеми спрягаемыми формами глагола:
Из дома вышел человек с дубинкой и мешком.
Девушка пела в церковном хоре.
Умремте ж под Москвой.

Простое глагольное сказуемое может состоять из двух слов — например, в будущем времени изъявительного наклонения или в форме повелительного наклонения:
Вы будете жить с нами?
Давай обсудим планы на будущее.
Пускай она пройдет в дом.

Составное глагольное сказуемое состоит из вспомогательного глагола-связки и инфинитива — неопределенной формы глагола: Преподаватель прекратил говорить.
Я хотел вам позвонить.
Мы думали заглянуть в гости.
Преподаватель продолжал приводить интересные примеры.

В качестве связки может выступать также краткие прилагательные: рад, готов, должен, обязан, вынужден, намерен.
Рад стараться.
Всегда готов буду вам помочь.
Мы вынуждены откланяться.
Сотрудник начал работать над вашим заданием.

В состав составного глагольного сказуемого может входить устойчивое модальное сочетание: имел намерение, сделал усилие, имел возможность и т.п.

Например: Он имел намерение поступить на службу. Друзья имели возможность помочь мне с этой проблемой.

Составное именное сказуемое состоит из глагола-связки и именной части (существительное, прилагательное, местоимение, числительное).
Андрей стал отцом.
Она оказалась другой.

В качестве глагола-связки может выступать слово «быть» в любых формах (буду, будешь, будут, был, был бы, есть).
Вода в море была холодная и чистая.
Я не был смельчаком.
Бог есть любовь.

Глагол «быть» в русском языке часто опускается. Поэтому связка может отсутствовать — быть нулевой.​
Золото — драгоценный металл.
Ты тоже молодец.
Он мой друг.

Как выписать или подчеркнуть сказуемое в предложении

Чтобы найти сказуемое в предложении, задайте подходящий вопрос:
Я вас любил. Я что делал? Любил.

Если в предложении есть подлежащее (кто? что?), сказуемое зависит от него и согласуется с подлежащим.

Редкая птица долетит до середины Днепра!
Птица что сделает? Долетит.

Мой дядя самых честных правил.
Что говорится о дяде? Каков он? Самых честных правил.

Сказуемое описывает действие или состояние предмета, указанного с помощью подлежащего.

Во время синтаксического разбора предложения сказуемое подчеркивают двумя чертами.

Однородные сказуемые. Предложения с однородными сказуемыми — примеры

Однородные члены отвечают на один и тот же вопрос и относятся к одному и тому же члену предложения. Сказуемые также могут быть однородными, если относятся к одному и тому же подлежащему. Однородные сказуемые могут быть выражены разными частями речи — глаголами, прилагательными, существительными.

Примеры однородных сказуемых:

В деревне мы купались, катались на велосипедах и загорали.
Однородные сказуемые: купались, катались, загорали.

Морковь — полезная еда, источник витаминов.
Однородные сказуемые: еда, источник.

Чтобы опознать однородные сказуемые, нужно поставить вопрос и убедиться: они относятся к одному и тому же подлежащему, отвечают на один и тот же вопрос.

Дорога вела вперед, кружила, звала за собой.

Дорога что делала? Вела, кружила, звала. Это однородные сказуемые.

Однородные сказуемые. Как ставить запятые?

Запятые при однородных сказуемых ставятся по тем же правилам, что и при других однородных членах:

Запятая нужна, если однородные перечисляются без всякого союза. Мы бегали, прыгали, играли.

Запятая нужна, если использованы союзы а, но, однако, зато. Мы не бегали, зато плавали.

Запятая нужна, если есть повторяющийся или составной союз. Мы и бегали, и купались. Мы не только бегали, но и купались.

Запятая не нужна, если используется и не повторяются союзы и, или. Мы купаемся и бегаем. Мы будем купаться или загорать.

Сложный случай. Союз «да»

Если союз да используется в соединительном значении и, запятая не нужна:
Мы гуляли да удивлялись.

Если да используется в противительном значении но, запятая нужна:
Мы хотели, да не смогли.

Однородные сказуемые, выраженные разными частями речи

Сказуемые могут быть выражены разными частями речи — глаголами, существительными, прилагательными, причастиями. Иногда однородные сказуемые выражаются разными частями речи.

Мебель куплена и уже собирается. Первое сказуемое — причастие, второе — глагол.

Ночь была темна и наполнена звуками. Первое сказуемое — прилагательное, второе — причастие.

Примеры предложений с однородными сказуемыми

Машина подъехала к дому и остановилась.

Мы приехали, оставили вещи в гостинице и пошли гулять по городу.

Оратор то говорил громко, то затихал.

Вася не только студент-отличник, но и хороший спортсмен.

Наш класс большой, дружный и веселый.

Что такое грамматическое сказуемое?

Грамматическое сказуемое — это сказуемое в собственном смысле, сказуемое как член предложения. Этот термин используют, чтобы отличать настоящее сказуемое от «логического сказуемого» (по смыслу оно может включать дополнительные слова, другие члены предложения) и «психологического сказуемого» (состояния или действия, на котором автор акцентирует внимание, даже если оно выражено не сказуемым).

Читайте также: Тире между подлежащим и сказуемым. Правило и примеры предложений

Предложение. Члены предложения: главные и второстепенные

Предложение — это сочетание слов или отдельное слово, выражающее законченную мысль.

В устой речи окончание предложения выражается голосом (интонацией), между предложениями делается остановка (пауза). На письме одно предложение отделяется от другого точкой (.), вопросительным (?) или восклицательным знаком (!). Первое слово в каждом предложении пишется с большой буквы.

Чашка стоит на столе.

Сегодня выходной!

Как долго нам ещё ждать?

Слова в предложении связаны грамматически, то есть с помощью окончаний и предлогов, а также по смыслу.

Не является предложением:

  1. Группа слов, не связанных по смыслу:  стол, чашка, стоит.
  2. Группа слов, не выражающих законченную мысль:  чашка стоит на.

Члены предложения

Члены предложения — это слова, входящие в состав предложения, которые отвечают на какой-нибудь вопрос.

Пример. В предложении

Наша семья осенью переезжает из деревни в город

шесть членов.

  1. Чья семья? — Наша.
  2. Кто переезжает? — Семья.
  3. Когда переезжает? — Осенью.
  4. Семья что делает? — Переезжает.
  5. Откуда переезжает? — Из деревни.
  6. Куда переезжает? — В город.

Слова  из  и  в  не отвечают на вопросы и поэтому самостоятельными членами предложения не являются, а входят в состав тех членов, к которым относятся.

Члены предложения делятся на главные и второстепенные.

Главные члены: подлежащее и сказуемое

Главные члены предложения — это подлежащее и сказуемое. Подлежащее и сказуемое составляют грамматическую основу предложения. Грамматическая основа предложения — это основная часть предложения, которая состоит из его главных членов: подлежащего и сказуемого.

Подлежащее — это главный член предложения, который отвечает на вопрос  кто?  или  что?  Подлежащее называет объект, который производит действие, испытывает какое-либо состояние, обладает определённым признаком. Подлежащее подчёркивается одной чертой:  подлежащее.

Подлежащее обычно выражается именем существительным или местоимением в именительном падеже.

Пример.

Дождь шёл весь день. Что шло? — Дождь.

Мы идём в кино. Кто идёт? — Мы.

Сказуемое — это главный член предложения, который отвечает на один из вопросов:  что делает?  что делается?  каков?  кто он?  что такое?  Сказуемое связано с подлежащим и называет его действие, состояние или признак. Сказуемое подчёркивается двумя чертами:  сказуемое.

Сказуемое обычно выражается глаголом, но оно может также быть выражено именем существительным и именем прилагательным. От подлежащего к сказуемому можно задать вопрос.

Пример.

Солнце ярко (что делает?) светит.

На улице (что делается?) темнеет.

Цветок (каков?) красив.

Менделеев – (кто он?) учёный.

Золото – (что такое?) металл.

Подлежащее и сказуемое связаны друг с другом по смыслу и грамматически.

Типы сказуемых

Сказуемое может быть простым и составным. Составные сказуемые делятся на глагольные и именные.

Второстепенные члены предложения

Второстепенные члены предложения — это слова, которые поясняют сказуемое, подлежащее или один из второстепенных членов.

Пример. В предложении

Озорной щенок любопытно разглядывал новую игрушку

подлежащее  щенок  и сказуемое  разглядывал; второстепенные члены предложения:  озорной, любопытно, новую, игрушку.

  • Слово  озорной  поясняет подлежащее  щенок, показывая какой щенок разглядывал.
  • Слово  любопытно  поясняет сказуемое  разглядывал  и показывает, как разглядывал щенок.
  • Слово  игрушку  поясняет сказуемое  разглядывал  и показывает, что разглядывал щенок.
  • Слово  новую  поясняет второстепенный член предложения  игрушку  и показывает, какую игрушку разглядывал щенок.

Отношение членов предложения друг к другу можно изобразить такой схемой:

Любой второстепенный член зависит от какого-либо другого слова в предложении, а подлежащее и сказуемое ни от каких других слов не зависят и являются таким образом основой всего предложения. Подлежащее и сказуемое и без второстепенных членов могут составить предложение.

Второстепенные члены предложения в зависимости от того, как они поясняют другие члены предложения, делятся на определения, дополнения и обстоятельства.

Определение

Определение — это второстепенный член предложения, который обозначает признак предмета и отвечает на вопросы:  какой?  который?  чей?  Определение подчёркивается волнистой линией:  определение.

Определение относится к имени существительному.

Пример.

Яркие звёзды сияли в ночном небе.
Звёзды какие? — Яркие. Небо какое? — Ночное.

Моя шапка упала в лужу.
Чья шапка? — Моя.

Марине пошёл восьмой год.
Который год? — Восьмой.

Дополнение

Дополнение — это второстепенный член предложения, который обозначает предмет и отвечает на вопросы косвенных падежей:  кого?  чего?  кому?  чему?  кого?  что?  кем?  чем?  о ком?  о чём?  Дополнение подчёркивается пунктирной линией:  дополнение.

Дополнение обычно относится к глаголу.

Пример.

Я интересуюсь географией.
Интересуюсь чем? — Географией.

На вокзале мы встречали папу.
Встречали кого? — Папу.

Миша позвонил другу.
Позвонил кому? — Другу.

Обстоятельство

Обстоятельство — это второстепенный член предложения, который обозначает, как и при каких обстоятельствах (то есть  где?  когда?  почему?  и т. п.) совершается действие. Обстоятельство отвечает на вопросы:  как?  каким образом?  где?  когда?  куда?  откуда?  почему?  зачем?. Обстоятельство подчёркивается пунктиром с точкой:  обстоятельство.

Обстоятельство обычно относится к глаголу.

Пример.

Зимой мы катаемся на лыжах.
Катаемся когда? — Зимой.

Из уютного магазинчика мы вышли на шумную улицу.
Вышли откуда? — Из магазинчика. Вышли куда? — На улицу.

Лисица подкрадывалась тихо и осторожно.
Подкрадывалась как? — Тихо и осторожно.

Члены предложения в русском языке

Подлежащее

Подлежащее – это главный член двусоставного предложения, обозначающий носителя признака (действия, состояния, свойства), названного сказуемым. Подлежащее может быть выражено именительным падежом имени, местоимением, инфинитивом. Отвечает на вопрос кто? что?Завод работает. Язанимаюсь. Кто-то поёт. Семеро одного не ждут. Курить вредно.

Сказуемое

Сказуемое – это главный член двусоставного предложения, обозначающий признак (действие, состояние, свойство), отнесенный к носителю, который выражен подлежащим. Сказуемое выражается спрягаемой формой глагола, инфинитивом, существительным, прилагательным, числительным, местоимением, наречием, словосочетанием. Отвечает на вопросы что делает (делал, будет делать)? какой?: Он читает. Жить – значит бороться. Сестра врач. Сын высокого роста. Погода тёплая. Она теплее, чем вчера. Эта книга твоя. Этот урок третий. Учитьсяинтересно. Учёба играет большую роль. Дочь становится взрослой и хочет быть врачом.

Определение

Определение – это второстепенный член предложения, отвечающий на вопросы какой? чей? который? Определения делятся на:

·Согласованные определения. Согласуются с определяемым членом в форме (падеже, числе и роде в ед. ч.), выражаются прилагательными, причастиями, порядковыми числительными, местоимениями: Большие деревья растут возле отцовского домика. В нашем классе нетотстающих учеников. Он решает эту задачу второй час.

·Несогласованные определения. Не согласуются с определяемым членом в форме. Выражаются существительными в косвенных падежах, сравнительной степенью прилагательных, наречиями, инфинитивом: Шумели листья берёзы. Ему нравились вечера в доме бабушки. Выбери ткань с рисунком повеселее. На завтрак дали яйца всмятку. Их объединило желание увидеться.

Приложение

Приложение – это определение (обычно согласованное), выраженное существительным (одним или с зависимыми словами): город-герой,студенты-узбеки; Мы встретили Архипа-кузнеца. Она, голубушка, чуть не умерла со страху. Явился лекарь, человек небольшого роста. Не согласуются в форме с определяемым словом приложения, выраженные прозвищами, условными названиями, помещенные в кавычках или присоединяемые при помощи слов по именипо фамилииВ газете “Комсомольская правда” интересный репортаж. Он читает про Ричарда Львиное Сердце. Я пошёл на охоту с лайкой по кличке Рыжая.

Дополнение

Дополнение – это второстепенный член предложения, отвечающий на вопросы косвенных падежей (кого? чего? кому? чему? что? кем? чем? о ком? о чём?). Выражается существительными, местоимениями в косвенных падежах или именными словосочетаниями: Отец развивал в нём интерес к спорту. Мать послала брата с сестрой за хлебом.

Обстоятельство

Обстоятельство – это второстепенный член предложения, выражающий характеристику действия, состояния, свойства и отвечающий на вопросы как? каким образом? где? куда? откуда? почему? зачем? и т. п. Выражается наречиями, существительными в косвенных падежах, деепричастиями, инфинитивом, фразеологизмами: Вдали громко стучал дятел. Песня звучит всё тише. Она говорила улыбаясь. Он выехал из Москвы в Киев. Нельзя работать спустя рукава.

Однородные члены предложения

Однородные члены предложения – это главные или второстепенные члены предложения, выполняющие одинаковую синтаксическую функцию (т.е. являющиеся одними и теми же членами предложения: подлежащими, сказуемыми, определениями, дополнениями, обстоятельствами), отвечающие на один и тот же вопрос и произносящиеся с интонацией перечисления: Всю дорогу ни он, ни я не разговаривали. Мы пели и плясалиВесёлый, радостный, счастливый смех огласил комнату. Расскажи про засады, про битвы, про походы. Она долго, растерянно, но радостножала ему руку. Однородные определения надо отличать от неоднородных, характеризующих предмет с различных сторон: в этом случае отсутствует интонация перечисления и нельзя вставить сочинительные союзы: В землю врыт круглый тёсаный дубовый столбище.

Вводные слова и предложения

Вводные слова и предложения – слова и предложения, равнозначные слову, занимающие в предложении независимую позицию, выражающие разные аспекты отношения говорящего к предмету речи: безусловно, вероятно, по-видимому, разумеется, вернее, точнее сказать, грубо говоря, одним словом, к примеру, между прочим, представьте, я думаю, как говорится, казалось бы, если не ошибаюсь, можете себе представить и т. п.

Вставные конструкции

Вставные конструкции – слова, словосочетания и предложения, содержащие добавочные замечания, уточнения, поправки и разъяснения; в отличие от вводных слов и предложений, не содержат указания на источник сообщения и на отношение к нему говорящего. В предложении выделяются обычно скобками или тире: В жаркое летнее утро (это было в начале июля) мы отправились за ягодами. Солдаты – их было трое – ели, не обращая на меня внимания. Я не понимал (теперь я понял), как жесток я был с нею.

% PDF-1.4
%
1 0 объект
>
эндобдж
5 0 obj
>
эндобдж
2 0 obj
>
эндобдж
3 0 obj
>
эндобдж
4 0 obj
>
поток
Adobe Acrobat 7.08 Paper Capture Plug-inUMI Co. Диссертация № MQ479512000-09-18T19: 29: 50-05: 002007-06-02T01: 03: 40-06: 002007-06-02T01: 03: 40-06: 00 Adobe Acrobat 7.08uuid: 7aac803d-117f-40fb-8653-a6abb5baa605uuid: 12ae686c-1ef3-4062-9154-6b8213fa5e65application / pdf

  • Диссертация UMI
  • конечный поток
    эндобдж
    6 0 obj
    >
    эндобдж
    7 0 объект
    >
    эндобдж
    8 0 объект
    >
    эндобдж
    9 0 объект
    >
    эндобдж
    10 0 obj
    >
    эндобдж
    11 0 объект
    >
    эндобдж
    12 0 объект
    >
    эндобдж
    13 0 объект
    >
    эндобдж
    14 0 объект
    >
    эндобдж
    15 0 объект
    >
    эндобдж
    16 0 объект
    >
    эндобдж
    17 0 объект
    >
    эндобдж
    18 0 объект
    >
    эндобдж
    19 0 объект
    >
    эндобдж
    20 0 объект
    >
    эндобдж
    21 0 объект
    >
    эндобдж
    22 0 объект
    >
    эндобдж
    23 0 объект
    >
    эндобдж
    24 0 объект
    >
    эндобдж
    25 0 объект
    >
    эндобдж
    26 0 объект
    >
    эндобдж
    27 0 объект
    >
    эндобдж
    28 0 объект
    >
    эндобдж
    29 0 объект
    >
    эндобдж
    30 0 объект
    >
    эндобдж
    31 0 объект
    >
    эндобдж
    32 0 объект
    >
    эндобдж
    33 0 объект
    >
    эндобдж
    34 0 объект
    >
    эндобдж
    35 0 объект
    >
    эндобдж
    36 0 объект
    >
    эндобдж
    37 0 объект
    >
    эндобдж
    38 0 объект
    >
    эндобдж
    39 0 объект
    >
    эндобдж
    40 0 объект
    >
    эндобдж
    41 0 объект
    >
    эндобдж
    42 0 объект
    >
    эндобдж
    43 0 объект
    >
    эндобдж
    44 0 объект
    >
    эндобдж
    45 0 объект
    >
    эндобдж
    46 0 объект
    >
    эндобдж
    47 0 объект
    >
    эндобдж
    48 0 объект
    >
    эндобдж
    49 0 объект
    >
    эндобдж
    50 0 объект
    >
    эндобдж
    51 0 объект
    >
    эндобдж
    52 0 объект
    >
    эндобдж
    53 0 объект
    >
    эндобдж
    54 0 объект
    >
    эндобдж
    55 0 объект
    >
    эндобдж
    56 0 объект
    >
    эндобдж
    57 0 объект
    >
    эндобдж
    58 0 объект
    >
    эндобдж
    59 0 объект
    >
    эндобдж
    60 0 объект
    >
    эндобдж
    61 0 объект
    >
    эндобдж
    62 0 объект
    >
    эндобдж
    63 0 объект
    >
    эндобдж
    64 0 объект
    >
    эндобдж
    65 0 объект
    >
    эндобдж
    66 0 объект
    >
    эндобдж
    67 0 объект
    >
    эндобдж
    68 0 объект
    >
    эндобдж
    69 0 объект
    >
    эндобдж
    70 0 объект
    >
    эндобдж
    71 0 объект
    >
    эндобдж
    72 0 объект
    >
    эндобдж
    73 0 объект
    >
    эндобдж
    74 0 объект
    >
    эндобдж
    75 0 объект
    >
    эндобдж
    76 0 объект
    >
    эндобдж
    77 0 объект
    >
    эндобдж
    78 0 объект
    >
    эндобдж
    79 0 объект
    >
    эндобдж
    80 0 объект
    >
    эндобдж
    81 0 объект
    >
    эндобдж
    82 0 объект
    >
    эндобдж
    83 0 объект
    >
    эндобдж
    84 0 объект
    >
    эндобдж
    85 0 объект
    >
    эндобдж
    86 0 объект
    >
    эндобдж
    87 0 объект
    >
    эндобдж
    88 0 объект
    >
    эндобдж
    89 0 объект
    >
    эндобдж
    90 0 объект
    >
    эндобдж
    91 0 объект
    >
    эндобдж
    92 0 объект
    >
    эндобдж
    93 0 объект
    >
    эндобдж
    94 0 объект
    >
    эндобдж
    95 0 объект
    >
    эндобдж
    96 0 объект
    >
    эндобдж
    97 0 объект
    >
    эндобдж
    98 0 объект
    >
    эндобдж
    99 0 объект
    >
    эндобдж
    100 0 объект
    >
    эндобдж
    101 0 объект
    >
    эндобдж
    102 0 объект
    >
    эндобдж
    103 0 объект
    >
    эндобдж
    104 0 объект
    >
    эндобдж
    105 0 объект
    >
    эндобдж
    106 0 объект
    >
    эндобдж
    107 0 объект
    >
    эндобдж
    108 0 объект
    >
    эндобдж
    109 0 объект
    >
    эндобдж
    110 0 объект
    >
    эндобдж
    111 0 объект
    >
    эндобдж
    112 0 объект
    >
    эндобдж
    113 0 объект
    >
    эндобдж
    114 0 объект
    >
    эндобдж
    115 0 объект
    >
    эндобдж
    116 0 объект
    >
    эндобдж
    117 0 объект
    >
    эндобдж
    118 0 объект
    >
    эндобдж
    119 0 объект
    >
    эндобдж
    120 0 объект
    >
    эндобдж
    121 0 объект
    >
    эндобдж
    122 0 объект
    >
    эндобдж
    123 0 объект
    >
    эндобдж
    124 0 объект
    >
    эндобдж
    125 0 объект
    >
    эндобдж
    126 0 объект
    >
    эндобдж
    127 0 объект
    >
    эндобдж
    128 0 объект
    >
    эндобдж
    129 0 объект
    >
    эндобдж
    130 0 объект
    >
    эндобдж
    131 0 объект
    >
    эндобдж
    132 0 объект
    >
    эндобдж
    133 0 объект
    >
    эндобдж
    134 0 объект
    >
    эндобдж
    135 0 объект
    >
    эндобдж
    136 0 объект
    >
    эндобдж
    137 0 объект
    >
    эндобдж
    138 0 объект
    >
    эндобдж
    139 0 объект
    >
    эндобдж
    140 0 объект
    >
    эндобдж
    141 0 объект
    >
    эндобдж
    142 0 объект
    >
    эндобдж
    143 0 объект
    >
    эндобдж
    144 0 объект
    >
    эндобдж
    145 0 объект
    >
    эндобдж
    146 0 объект
    >
    эндобдж
    147 0 объект
    >
    эндобдж
    148 0 объект
    >
    эндобдж
    149 0 объект
    >
    эндобдж
    150 0 объект
    >
    эндобдж
    151 0 объект
    >
    эндобдж
    152 0 объект
    >
    поток
    xVYk @ ^ Л ^ J ڀ 6) m: V! b˲ -%! on-%
    b = 曵 Qq, Ń [x; vzrnk {GWmzCϛ ݻ Hzhĵ 苹 1 + pD \ A $ b (.c ؛ tM [: 21ACJ»aSJKL5dUl- # 8s # sr
    me = ‘M \ _Xg & GJKJs 4Z3`TSi,? DuDv2rOz_,

    Frontiers | Привлечение гендерного согласия в русском языке: доказательства производства и понимания

    1. Введение

    1.1. Феномен влечения согласия

    Грамматическое согласование — одна из самых основных лингвистических операций. Однако хорошо известно, что это не всегда верно. За последние 20 лет во многих исследованиях рассматривались так называемые ошибки притяжения согласия, пример которых приведен в (1).В (1a) глагол согласуется не с ключом главы субъекта NP , а с другим, встроенным NP шкафами (далее мы будем называть такие NP «аттракторами»). В (1b) глагол в относительном придаточном предложении согласуется с подлежащим матричного придаточного предложения.

    (1) а. Ключ к шкафам был ржавым (Бок и Миллер, 1991).

    г. Музыканты, которые рецензент так хвалят , вероятно, получат Грэмми (Wagers et al., 2009).

    Ошибки привлечения согласия наблюдаются как в спонтанной речи, так и в хорошо отредактированных текстах.Они также изучались экспериментально, в основном на английском языке, но также на французском, испанском, итальянском, голландском, немецком и некоторых других языках (Bock, Miller, 1991; Vigliocco et al., 1995, 1996; Pearlmutter et al., 1999). ; Anton-Mendez et al., 2002; Hartsuiker et al., 2003, и это лишь некоторые из них). Первые отчеты предполагали, что глагол просто согласуется с линейно ближайшим существительным (Jespersen, 1924; Quirk et al., 1972; Francis, 1986, а.о.). Однако более поздние исследования показали, что притяжение согласия — это структурное явление.Например, Vigliocco и Nicol (1998) показали, что люди совершают ошибки в привлечении внимания, вызывая вопросы, например: «Безопасен ли вертолет для полетов?». Также были выявлены различные факторы, влияющие на влечение. Однако подавляющее большинство исследований было сосредоточено на согласовании чисел в языках, где число имеет только два значения: единственное и множественное число. Неясно, до какой степени эти результаты могут быть обобщены на другие случаи.

    В этой статье мы анализируем гендерное соглашение между субъектом и предикатом.Гендерное влечение исследовалось лишь в нескольких исследованиях, в основном на романских языках, в которых есть два пола. Мы сообщаем об одном производственном и трех экспериментах с пониманием русского языка для трех полов. Насколько нам известно, это первое исследование понимания, в котором рассматривается привлекательность согласия в небинарной категории. Ниже мы представляем несколько результатов исследования согласования чисел, которые будут наиболее важными для нашего исследования, а также различные объяснения привлекательности.Затем мы рассмотрим несколько существующих исследований по гендерному влечению, чтобы обосновать настоящую работу.

    1.1.1. Эффект множественной маркировки

    Во всех изученных языках эффекты притяжения оказались асимметричными. Их можно наблюдать, когда голова единственная, а аттрактор множественный [как в (1) выше], но они намного слабее или практически отсутствуют в противоположной конфигурации. В большинстве исследований по привлечению согласия эта асимметрия объясняется выраженностью признаков.Множественное число считается отмеченным значением числового признака, а асимметрия объясняется тем, что аттракторы с отмеченным признаком более разрушительны. Отсюда он известен под названием «эффект множественной маркировки».

    Однако концепция маркировки не получила широкого признания. Разные авторы применяют разные теоретические подходы и разные тесты для определения значений отмеченных и немаркированных функций [включая частоту, наличие ненулевого аффикса, использование формы по умолчанию (например,ж., в безличных предложениях), различные семантические тесты и т.д .; см. Haspelmath, 2006]. Их невозможно оценить, глядя только на единственное и множественное число. Чтобы выяснить, какие из этих свойств могут иметь отношение к асимметрии между значениями признаков (и имеет ли смысл приписывать это маркировке в конкретной теоретической структуре), очень важно взглянуть на другие системы признаков. Как мы покажем ниже, русский гендер интересен в этом отношении, потому что результаты разных тестов на маркировку не сходятся, что позволяет нам разделить несколько подходов.

    1.1.2. Параллельные результаты в производстве и понимании

    Экспериментальные исследования показали, что влечение существует не только в производстве, но и в осознании. На производстве это проявляется в виде ошибок согласования. Было замечено, что ошибки влечения в понимании вызывают больше ошибок суждения о грамматике и вызывают менее выраженные эффекты во времени чтения и исследованиях ЭЭГ, чем другие ошибки согласования. Другими словами, люди воспринимают неграмматические предложения, как если бы они были грамматическими или с незначительным нарушением.Это часто называют «иллюзией грамматичности».

    Результаты производства и понимания в значительной степени параллельны (в частности, значительные эффекты притяжения наблюдаются только с множественными аттракторами). Это часто используется для вывода, что механизм притяжения одинаков в обеих модальностях. Мы вернемся к этой проблеме, обсуждая наши выводы, потому что мы не наблюдали параллелизма, которого мы ожидали, основываясь на предыдущих исследованиях.

    1.1.3. Дебаты об иллюзиях грамматичности

    Мы только что упомянули, что в понимании притяжение вызывает иллюзии грамматичности, делая неграмматические предложения более приемлемыми.Может ли это привести к иллюзиям грамматической неконструктивности и сделать грамматические предложения менее приемлемыми? Например, если люди склонны пропускать ошибки согласования в предложениях типа (2a), видят ли они иногда несуществующие ошибки в предложениях типа (2b)? Как мы покажем ниже, разные подходы к притяжению делают противоположные прогнозы об иллюзиях грамматичности, поэтому это важный вопрос.

    (2) а. Ключи от шкафов были ржавыми.

    г. Ключ от шкафов был ржавым.

    Несколько исследований (e.g., Nicol et al., 1997; Pearlmutter et al., 1999) предположили, что иллюзии грамматичности действительно возникают. Однако Wagers et al. (2009) продемонстрировали, что, по крайней мере, онлайн-результаты могут быть артефактами (они могут быть связаны с тем, что обработка существительных во множественном числе сопряжена с дополнительными затратами по сравнению с единственными, а не с какими-либо аспектами обработки согласования субъект-глагол). Эту гипотезу можно проверить, проанализировав некоторые случаи, когда эта проблема не применима, и мы делаем это в настоящем исследовании, посвященном гендерному соглашению.

    1.1.4. Роль морфофонологии

    Hartsuiker et al. (2003) показали, что, когда форма аттрактора морфологически неоднозначна и совпадает с номинативом, частота ошибок притяжения увеличивается. Они сравнили немецкие предложения вроде (3a, 3b). Люди сделали больше ошибок в (3a), где аттрактор ( die Demonstrationen ) неоднозначен между винительным и именительным падежами, по сравнению с (3b), где аттрактор ( den Demonstrationen ) однозначно является дательным падежом.Мы не исследуем роль морфофонологии в настоящем исследовании, но принимаем во внимание этот фактор. Несколько исследований также продемонстрировали, что головы с регулярными изгибами более устойчивы к притяжению, но для аттракторов подобных эффектов не наблюдалось (например, Bock and Eberhard, 1993; Vigliocco et al., 1995).

    (3) а. die Stellungnahme gegen die

    позиция F.NOM.SG против F.ACC.PL

    Demonstrationen

    демонстраций

    г. die Stellungnahme zu den

    F.NOM.SG положение на DAT.PL

    Demonstrationen

    демонстраций

    1.2. Образцы договорных аттракционов

    Существует два основных подхода к привлечению соглашений.Здесь они будут называться «репрезентативная учетная запись» и «поисковая учетная запись». Модели, которые принадлежат репрезентативному счету , разделяют одно важное предположение: притяжение согласия происходит потому, что ментальное представление числового признака в субъекте NP ошибочно или неоднозначно (Nicol et al., 1997; Vigliocco and Nicol, 1998; Franck et al. al., 2002; Eberhard et al., 2005; Staub, 2009, 2010; Brehm, Bock, 2013). В некоторых моделях предполагается, что синтаксические характеристики могут «просачиваться» или иным образом перемещаться в соседние узлы: например, иногда числовые функции из встроенного NP перенаправляются в субъектный NP (который обычно имеет ту же маркировку номера, что и его заголовок).

    Другая модель, известная как Marking and Morphing (Eberhard et al., 2005), постулирует, что числовое значение субъектной NP является континуумом, то есть может быть более или менее множественным. Например, если субъектный NP содержит единственную головку и множественный зависимый NP, он является более множественным, чем субъектный NP с сингулярным модификатором. Субъект NP, который формально является единичным, но относится к коллективной сущности, является более множественным, чем те, которые относятся к единичным сущностям. Чем больше подлежащее NP во множественном числе, тем выше вероятность выбора глагола множественного числа.В таких отчетах нет способа избежать иллюзий грамматичности: если контролер соглашения может быть неправильно истолкован или двусмысленен, нет способа ограничить такие неверные толкования только некграмматическими предложениями. Они происходят еще до того, как мы встретимся с глаголом, то есть даже до того, как станет ясно, является ли предложение грамматическим или нет.

    Теперь обратимся к поисковому счету (Соломон и Перлмуттер, 2004; Льюис и Васишт, 2005; Бадекер и Куминяк, 2007; Бадекер и Льюис, 2007; Wagers et al., 2009; Диллон и др., 2013). Исследования памяти показывают, что количество материала, которое человек может держать в состоянии готовности к обработке, чрезвычайно ограничено (McElree, 2006; Cowan, 2001). Таким образом, можно предположить, что, когда мы достигаем согласованного предиката, субъект необходимо повторно активировать. Эту реактивацию можно осуществить с помощью так называемого поиска на основе реплик (Lewis and Vasishth, 2005; McElree, 2006): мы запрашиваем память с помощью набора реплик (например, «число: множественное число», «падеж: именительный падеж» и т. Д.) ) и выберите элемент, соответствующий максимальному количеству реплик.

    Этот процесс не безошибочный, и поисковый аккаунт утверждает, что на этом этапе возникает привлекательность. Например, в предложении типа «Ключ от шкафов заржавел» форма глагола предполагает, что нам нужно искать НП с функциями «подлежащее» и «множественное число». Однако ни один NP полностью не удовлетворяет этим условиям: ключ является субъектом, но не множественным числом, а кабинеты является множественным числом, но не субъектом. Предполагается, что в таких условиях мы можем ошибочно выбрать не ту NP.Подход к поиску предсказывает отсутствие иллюзий грамматичности: если предложение грамматически правильное, истинный предмет — это идеальное совпадение , и он всегда будет выбран. Таким образом, в отличие от репрезентативной учетной записи, в синтаксической структуре нет ничего неправильного или двусмысленного, ошибки — это сбои доступа. Такие случаи с несколькими элементами, конкурирующими за поиск, являются примером «помех при поиске». Другие примеры обсуждаются в Van Dyke and Johns (2012).

    1,3.Исследования привлечения гендерного согласия

    На сегодняшний день проведено сравнительно мало исследований по привлечению внимания к гендерному соглашению. Их результаты не всегда сходятся, но одно кажется очевидным: эффекты притяжения присутствуют. Они наблюдались в нескольких экспериментах на разных языках.

    1.3.1. Предыдущие исследования языков двух полов

    Насколько нам известно, первая попытка вызвать влечение к гендерному соглашению была сделана в производственном исследовании итальянского языка, проведенном Vigliocco et al.(1995). Фактически не было обнаружено никаких свидетельств влечения: из 1920 ответов только четыре (0,2%) содержали гендерную ошибку. Однако в более позднем исследовании Виглиокко и Франк (1999) наблюдали влечение к гендерному соглашению в итальянском языке.

    Виглиокко и Франк провели четыре производственных эксперимента: два на итальянском и два на французском. В обоих языках есть два пола: мужской и женский. Во всех экспериментах участники одновременно видели прилагательные мужского и женского рода (одно над другим), а затем именную фразу и должны были объединить их, произнеся полученное предложение вслух.Пол головы и аттрактор были изменены. Было обнаружено, что при несовпадении полов люди совершают больше ошибок в соглашении. В итальянском языке не было существенной разницы между условиями FM и MF. На французском языке больше ошибок было сделано в условиях FM (разница была значительной в эксперименте 2 и незначительной в эксперименте 4). Был ли род головы чисто грамматическим (для неодушевленных существительных) или концептуальным (для одушевленных существительных) также играл роль. В последнем случае участники совершали меньше ошибок.Таким образом, семантические факторы действительно входят в картину в случае привлекательности гендерного согласия, но, насколько мы можем судить, только для того, чтобы подавить его (наоборот, концептуальная численность может повысить степень привлекательности согласия по численности).

    Наблюдаемый образец ошибок притяжения отличался от результатов исследований согласования чисел. Во-первых, значительное количество ошибок было сделано во всех условиях несовпадения, тогда как в случае совпадения чисел частота ошибок в условиях с множественными головками и единичными аттракторами была очень низкой, часто такая же, как частота ошибок без притяжения.Во-вторых, и во французском, и в итальянском языке мужской род используется как грамматический по умолчанию (например, он появляется в безличных конструкциях и в тех случаях, когда сказуемое должно согласовываться с несколькими существительными мужского и женского рода) и встречается чаще. Таким образом, паттерн, наблюдаемый во французском языке (больше ошибок в условиях FM), является противоположностью паттерну привлечения согласования чисел, обнаруженному в разных языках.

    Авторы пришли к выводу, что маркировка признаков не имеет значения для гендерного согласия, и представили объяснение, основанное на флексионных различиях между итальянским и французским языками.Однако это объяснение было опровергнуто Anton-Mendez et al. (2002), который провел исследование по испанскому языку. Испанский похож на итальянский с точки зрения склонения прилагательных, но результаты были такими же, как и во французском. В дополнение к этому, Vigliocco и Zilli (1999) и Franck et al. (2008) продемонстрировали в ряде экспериментов на итальянском, испанском и французском языках, что морфофонологические свойства головы влияют на частоту ошибок в привлечении гендерного согласия. Как и в исследованиях притяжения совпадения чисел, было меньше ошибок, когда головы имели регулярные перегибы, но не было обнаружено подобных эффектов для аттракторов.

    Мы смогли найти только два исследования, изучающих привлекательность гендерного согласия в понимании: Acuña-Fariña et al. (2014) и Мартин и др. (2014). Оба смотрели на испанский язык, отслеживание взгляда использовалось в первом, а ERP — во втором. Эффекты притяжения были обнаружены, но не сообщалось о различиях между мужчинами и женщинами.

    1.3.2. Предыдущие исследования языков трех полов

    Бадекер и Куминяк (2007) (далее B&K) сообщают о результатах трех производственных экспериментов на словацком языке.У словацкого три рода: мужской, женский и средний. M — наиболее часто встречающийся, N — наименее частый, но используется в безличных конструкциях. Во всех экспериментах участникам давали субъектные НП (часто называемые «преамбулами») и просили составить полные предложения. В эксперименте 1 B&K сравнил количество ошибок в двух группах условий: MM, MF, FF, FM и MM, MN, NN, NM. Как и в предыдущих исследованиях, ошибок в условиях несовпадения было значительно больше, чем в условиях совпадения.Но картина была иной: было больше ошибок в состоянии MF по сравнению с FM и в NM по сравнению с MN.

    Эксперимент 2 подтвердил результаты эксперимента 1 (он содержал условия MM, MF, FF и FM и был разработан для проверки роли морфофонологических факторов). В эксперименте 3 сравнивали условия NN, NM и NF. Преамбулы NM и NF вызвали больше ошибок, чем преамбулы NN; но количество ошибок в условиях ЯМ и ЯО было сопоставимым. Объясняя эту закономерность, B&K применяет теоретико-оптимальный подход и утверждает, что в словацкой гендерной системе нет единой иерархии маркированности (например, N

    Другой производственный эксперимент был проведен на русском языке (Lorimor et al., 2008). Авторы манипулировали как количеством, так и полом голов и аттракторов (использовались только полы M и F). Во всех испытаниях участники увидели, что и услышали предикат, а затем увидели преамбулу. Их задачей было построить предложение, используя эти две части, и произнести его вслух. Из 1155 ответов, в которых гендерное согласие было необходимо (как в русском, так и в словацком, глаголы согласуются по родам только в прошедшем времени единственного числа), только семь (0.6%) содержали ошибку согласования. На основании этого авторы пришли к выводу, что в России не существует влечения к гендерному соглашению.

    Подводя итог, во всех исследованиях привлекательности гендерного согласия, если наблюдаются какие-либо эффекты, частота ошибок во всех условиях несоответствия выше, чем в условиях соответствия (в отличие от исследований привлечения числа, где значительные эффекты обнаруживаются только в одном условии несоответствия: с единичными головами и множественные аттракторы). В остальном результаты исследований гендерного согласия отличаются: более сильные эффекты обнаруживаются в состоянии FM (по сравнению с состоянием MF) на испанском и французском языках и в условиях MF и NM (по сравнению с условиями FM и MN) на словацком языке.Результаты словацкого языка ближе к паттерну, наблюдаемому для числа, если мы предположим, что отмечены женский и мужской род и множественное число.

    Из нескольких подходов к влечению, описанных выше, наличие влечения к гендерному соглашению вряд ли совместимо с моделью маркировки и морфинга, прежде всего потому, что в абсолютном большинстве случаев гендерные признаки семантически пусты. Более того, даже если мы возьмем существительные с понятийным родом, такие как mal’čik «мальчик M » или sestra «сестра F » в русском языке, нет смысла предполагать, что, например , наличие M-зависимой NP может сделать существительное F «более мужским».«Примечательно, что мы не хотим сказать, что существование притяжения с семантически пустыми признаками подразумевает, что концептуальная численность не может играть никакой роли для притяжения согласования чисел — различные экспериментальные данные ясно указывают на это (например, Bock and Cutting, 1992; Eberhard, 1999; Хаскелл и Макдональд, 2005; Миркович и Макдональд, 2013). Мы только хотели бы подчеркнуть, что притяжение возможно без каких-либо семантических эффектов такого рода и, следовательно, должно быть результатом некоего процесса, который от них не зависит (например,g., из формальных свойств признаков). К картинке можно добавить семантические эффекты, но это необязательно.

    1,4. Настоящее исследование

    Очевидно, ошибки в привлечении гендерного согласия вызвать труднее, чем ошибки в числах. Например, Vigliocco et al. (1995) не наблюдали их на итальянском языке, хотя они были обнаружены в последующих экспериментах. Поэтому мы решили провести еще один производственный эксперимент на русском языке, повторив первый эксперимент B&K на словацком языке (который по гендерной системе очень близок к русскому).Наша цель состояла в том, чтобы увидеть, будут ли вызваны какие-либо ошибки влечения, и, если да, будет ли картина похожа на исследование B&K или на то, что наблюдалось для французского, испанского или итальянского языков. Мы также запланировали эксперименты с пониманием, потому что ни одно из существующих исследований не рассматривало понимание на языке трех полов. Нас особенно интересовало, будут ли результаты производства и понимания параллельны и будут ли обнаружены иллюзии грамматичности. Прежде чем перейти к экспериментам, представим краткий обзор гендерной системы России.

    1.4.1. Российская гендерная система

    русских существительных склоняются по числу и падежу, а те, которые имеют одинаковые окончания в большинстве форм, сгруппированы в классы склонения. В русском языке существует три класса склонения для существительных (и отдельный класс для субстантивированных прилагательных). Первый класс включает почти все существительные M (у них есть нулевые окончания в именительном падеже единственного числа, например, mal’čik «мальчик») и все существительные N (у них есть окончания — o или — e , например okno “ окно»).Эти существительные M и N используют один и тот же набор окончаний во всех падежах, за исключением родительного падежа множественного числа и именительного и винительного падежа в единственном и множественном числе (во множественном числе все классы склонения имеют одинаковые окончания в дательном, инструментальном и местном падеже). Второй класс включает в себя большинство существительных F (они оканчиваются на — a или — ja , например, devčka «девочка») и небольшую группу одушевленных существительных M с такими же окончаниями, например mužčina «мужчина». . » Третий класс включает существительные F с нулевым окончанием в именительном падеже единственного числа, например, doč ‘ «дочь».Кроме того, есть несколько неправильных и не изменяемых существительных.

    Таким образом, в большинстве случаев невозможно однозначно определить род существительного, глядя на само существительное, и, по крайней мере, prima facie, мы не можем говорить о чем-то вроде морфологической маркировки в системе существительных. Добавим, что существительные M встречаются чаще всего, а существительные N — наименее. Существительные M составляют около половины словарного запаса, существительные F — около 30–35%, существительные N — остальное (Янович, Федорова, 2006; Слюссар, Самойлова, 2014).

    Гендерное согласие наблюдается только в единственном числе, в формах прилагательных, причастиях и глаголах прошедшего времени. Прилагательные и причастия русского языка имеют так называемые полные формы (используются атрибутивно и предикативно) и краткие формы (используются только в предикатах и ​​склоняются для числа и рода, но не для падежа). M form — это форма цитирования (т.е. форма будет появляться в словарях, грамматических описаниях и т. Д.).

    Глагольные формы и краткие формы прилагательных и причастий имеют нулевые окончания в роде М (например,g., byl «было M » — byla «было F » — bylo «было N »), в противном случае все формы имеют ненулевые окончания (например, , красивый «красивый M . NOM . SG » — красивый «красивый F . NOM . SG » — красивое «красивое N » . NOM . SG »).Таким образом, мы не можем сказать, что M форм морфологически немаркированы, даже если ограничимся предикатами. В безличных предложениях, где ожидаются немаркированные формы, используется N предикатов, как показывает (4).

    (4) Светало.

    рассвет PST.N.SG

    Настало время рассвета.

    Что касается разрешения гендерного конфликта, еще одного классического теста на выраженность, то в русском языке он мало используется, потому что нет гендерного согласия во множественном числе.Разрешение гендерного конфликта можно наблюдать только в конструкциях типа «X и Y каждый что-то сделали». Мы провели неформальную анкету, опросив около 30 носителей языка.

    Как мы обсудим ниже, приемлемость таких предложений различается в зависимости от одушевленности существительных и объединяемых родов, и среди говорящих есть существенные индивидуальные различия. Тем не менее, можно сделать одно важное обобщение: примеры с женскими или средними формами každyj «каждый» никогда не считаются даже незначительно приемлемыми, только некоторые примеры с мужскими формами.

    Сначала рассмотрим предложения с существительными M и F, как в (5). Не все носители русского языка считают эти примеры приемлемыми, но для тех, кто согласен, эта конструкция лучше звучит с человеческими одушевленными существами (5а), чем с нечеловеческими одушевленными существами (5b). Никто не принимает эту конструкцию с неодушевленными существительными, как в 6a), хотя они могут использоваться в таких предложениях, если оба существительных одного пола, как в (6b).

    (5) а. Мужчина и женщина каждый

    человек M . НОМ . SG и женщина F . НОМ . SG каждый M . НОМ . SG

    сели по яблоку

    съел PST . PL PREP DISTR яблоко DAT . SG

    г. Йож и Свинья

    Ёжик М . НОМ . SG и свиньи F . НОМ . SG

    каждый сели по яблоку.

    каждый M . НОМ . SG съел PST . PL PREP DISTR яблоко DAT . SG

    (6) а. Диван и кровать каждый

    диван M . НОМ . SG и кровать F . НОМ . SG каждый M . НОМ . SG

    стоили целое состояние.

    стоимость PST . PL целиком ACC . SG Fortune ACC . SG

    г. Кушетка и кровать красная

    диван F . НОМ . SG и кровать F . НОМ . SG каждый F . НОМ . SG

    стоили целое состояние.

    стоимость PST . PL целиком ACC . SG Fortune ACC . SG

    Теперь давайте посмотрим на существительные M и N. Более половины опрошенных нами ораторов отвергли эту конструкцию даже с одушевленными человеческими существительными (7a) как неграмматическую, но те, кто ее приняли, использовали мужскую форму.Все наши информанты отвергли примеры с нечеловеческими одушевленными существами, такими как (7b), или сочли их лишь незначительно приемлемыми. Это может быть, по крайней мере частично, из-за независимых факторов (соответствующие слова среднего рода, такие как mlekopitajuščee «млекопитающее», ž ivotnoe «животное», nasekomoe «насекомое», как правило, абстрактны), но все же говорят.

    (7) а. Воин и дита кждый

    воин М . НОМ . SG и ребенок N . НОМ . SG каждый M . НОМ . SG

    sjeli po jabloku.

    съел PST . PL PREP DISTR яблоко DAT . SG

    г. Грызун и населенное место

    грызун M . НОМ . SG и насекомое N . НОМ . SG каждый M . НОМ . SG

    выпили по капле.

    выпил PST . PL PREP DISTR drop DAT . SG

    Наконец, такие конструкции с существительными F и N, как в (8), были отвергнуты большинством наших информантов.Те немногие, кто принял их снова, предпочли мужскую форму.

    (8) Женщина и дита кждый

    женщина ф . НОМ . SG и ребенок N . НОМ . SG каждый M . НОМ . SG

    sjeli po jabloku.

    съел PST . PL PREP DISTR яблоко DAT . SG

    Добавим, что существительные M используются для обозначения групп людей смешанного или неопределенного пола или произвольного члена таких групп. Это обобщение обсуждается Яновичем (2012), который показывает, что это не относится к животным. Например, слово собака «собака» женского рода. Существуют особые слова для обозначения кобелей и сук, но они гораздо чаще используются как нецензурные слова, например, английское слово bitch .Подводя итог, можно сказать, что N по умолчанию является грамматическим полом, используемым в безличных конструкциях, в то время как все случаи, когда M используется в качестве стандартного варианта, ограничиваются существительными, обозначающими людей, а иногда и других одушевленных. Во всех наших экспериментах мы использовали только неодушевленные существительные в качестве головы и аттрактора (мы хотели избежать дополнительных факторов, прежде чем общая картина станет ясной).

    2. Эксперимент 1

    Эксперимент 1 был разработан, чтобы проверить, будут ли результаты Бадекера и Куминяк (2007) быть воспроизведены на русском языке, который очень близок к словацкому в соответствующей части грамматики.В частности, в обоих языках три пола, M — наиболее часто встречающийся, N — наименее частый, но используется в безличных предложениях. Нет статей. Гендерное согласие наблюдается в отношении прилагательных и причастий (в единственном числе) и глаголов (в прошедшем времени единственного числа). Система склонений очень похожа.

    2.1. Участников

    Тридцать носителей русского языка (8 мужчин, 22 женщины) участвовали в эксперименте 1. Возраст от 18 до 50 (средний возраст 28,7, SD 9.4). Ни один участник не участвовал более чем в одном эксперименте. Все эксперименты, описанные в этой статье, проводились в соответствии с Хельсинкской декларацией и действующими российскими и международными правилами этики в исследованиях. Все участники дали информированное согласие. Они прошли тестирование в Лаборатории когнитивных исследований СПбГУ.

    2.2. Материалы

    В этом эксперименте участники сначала увидели сказуемое, затем на следующем слайде — предмет, после чего их попросили составить полное предложение.В половине случаев предикаты не совпадали с субъектом по полу, и участников просили изменить их. Как и в исследовании B&K, предметные словосочетания всегда строились по следующей схеме: NP 1 –предложение – NP 2 , например, окно во двор “окно N . SG на верфь M . SG ». NP 1 всегда использовался в именительном падеже единственного числа, NP 2 был в винительном падеже единственного числа.Мы выбрали неодушевленные существительные, которые имеют одинаковую форму винительного и именительного падежа, поскольку было показано, что это увеличивает частоту ошибок (Badecker and Kuminiak, 2007). Как и во многих других исследованиях привлечения согласия, у нас были как дополнительные, так и аргументы PP.

    Предикаты всегда состояли из двух слов: связки byt ‘ «быть» в прошедшем времени (где можно наблюдать гендерное согласие) и прилагательного или причастия. Мы выбрали такие предикаты, потому что они короткие и не содержат каких-либо объектов или других существительных, которые могли бы вызвать дополнительное нарушение согласования субъект-предикат (изначально мы хотели использовать отдельные глаголы, но не смогли придумать такие предикаты для всех экспериментальных стимулов. ).Прилагательные и причастия всегда использовались в инструментальной форме единственного числа.

    Полы NP 1 и NP 2 подвергались манипуляциям. Как видно из таблицы 1, эти два фактора не были полностью пересмотрены. Как и в эксперименте 1 компании B&K, мы использовали только семь из девяти возможных комбинаций полов. Кроме того, мы изменили маркировку соглашения в предикате. Выборочные стимулы в условиях 1–4 в таблице 1 представляют собой один набор: два варианта НП субъекта (одна голова и два разных зависимых существительных или аттрактора) и два варианта сказуемого (совпадающие или несовпадающие по полу с субъектом).Мы построили 48 наборов, по 12 для каждой из четырех комбинаций условий. Такой подход к построению материалов (одно заглавное существительное и несколько аттракторов разного пола, плюс грамматическая и грамматическая версии сказуемого) справедлив для всех экспериментов в этой статье. Все материалы перечислены в приложениях к дополнительным материалам.

    Таблица 1. Гендерные комбинации, использованные в эксперименте 1 .

    Кроме того, мы построили 100 заполнителей, также состоящих из сказуемого и подлежащего.Субъектные NP имели главы единственного или множественного числа, а также прилагательные или предложные модификаторы (NP внутри этих PP не были в винительном падеже). Предикаты были аналогичны прогнозам в целевых стимулах и не совпадали с испытуемыми по полу в одной трети случаев.

    Каждый участник видел только один целевой стимул из каждого набора. Следовательно, у нас было четыре экспериментальных списка по 148 пунктов (48 стимулов и 100 наполнителей). Количество условий было сбалансировано для каждого списка. Таким образом, каждый участник видел три целевых элемента для каждого условия: например, три стимула FF (с F-головкой и F-аттрактором) с совпадающим предикатом F, три стимула FF с несовпадающим предикатом M и т. Д.Все списки начинались с десяти заполнителей, а затем заполнители и экспериментальные элементы были представлены в псевдослучайном порядке с ограничением, что не более двух экспериментальных элементов выполняются последовательно.

    2.3. Процедура

    В пилотном эксперименте мы использовали ту же процедуру, что и в исследовании B&K: участники слушали преамбулы и их просили составить полные предложения. Но после прохождения шести предметов мы не получили ошибок влечения. Это можно объяснить тем, что такие ошибки, как правило, относительно нечасты.В исследовании B&K они встречались в среднем в 3% случаев. Поскольку количество ошибок варьируется от предмета к предмету, вероятность не выявить ошибок от нескольких человек подряд значительно высока. Однако мы решили переключиться на другой метод в основном эксперименте в надежде выявить больше ошибок.

    Эксперимент проводился на компьютере Macintosh с использованием программного обеспечения PsyScope (Cohen et al., 1993). В каждом испытании участники видели на экране компьютера точку фиксации (на 300 мс), затем предикат (на 800 мс) и затем субъект NP (на 800 мс).Их задачей было объединить сказуемое и подлежащее в грамматическом предложении и произнести его вслух. Если предикат не согласовывался с субъектом, участникам предлагалось изменить предикат. Перед началом основной сессии экспериментатор объяснил задачу по двум образцам (говоря, что участники увидят две фразы и их попросят объединить их в правильное предложение как можно быстрее, то есть без явного упоминания гендерного согласия). Затем было четыре практических задания.

    Чтобы побудить участников реагировать быстрее, на экране появился счетчик времени после того, как предикат и субъект были представлены. Как только участник ответил, экспериментатор нажимал клавишу, и начиналось следующее испытание. Все ответы участников записывались на магнитофон. Экспериментальная сессия длилась около 7,5 мин.

    2.4. Результатов

    Ответы участников были расшифрованы, и каждый из них был отнесен к одной из следующих категорий:

    и.Правильный ответ: предложение грамматическое, подлежащее и сказуемое, представленные в качестве стимулов, точно повторяются.

    ii. Ошибка соглашения: предложение верное, за исключением ошибки соглашения о поле.

    iii. Ошибка повторения: предложение грамматическое, но неверно повторяется подлежащее или сказуемое (например, вместо слова маз ‘ «мазь» использовано слово крем «крем»).

    iv. Комбинация ошибки повторения и ошибки согласования.

    v. Неполный ответ: участник произносит только часть предложения или ничего не говорит.

    vi. Сочетание неполного ответа и ошибки согласования: предложение неполное, но глагол, причастие или прилагательное были произнесены и не согласуются с подлежащим (ср. 9a — 9b).

    (9) а. Рецепт на мазь была…

    рецепт M . НОМ . SG для мази F . АСС . SG было F . SG

    г. Рецепт на маз ‘

    рецепт M . НОМ . SG для мази F . АСС . SG

    просроченная…

    истек F . SG

    Ошибки в гендерном согласовании подлежащего и глагола были единственными грамматическими ошибками, которые допускали участники, все остальные ошибки связаны с неправильным повторением или пропуском лексического материала (мы не ожидали каких-либо других грамматических ошибок, например, в числе или падеже, но они могли произойти случайно ).Чтобы исключить неверные слухи при транскрипции, оба автора этой статьи и двое других носителей русского языка слушали все ответы на целевые стимулы. Количество ошибок в каждой категории приведено в Таблице 2. В случае самокоррекции засчитывался только первый вариант, как когда участники изменили ответ с ошибкой на правильный, так и когда они сделали обратное (это произошло в три случая).

    Таблица 2. Распределение ответов в эксперименте 1 .

    На следующем этапе анализа мы свернули все ошибки согласования вместе. Распределение ошибок по условиям эксперимента представлено в таблице 3. Всего было 77 ошибок согласия (5,4% от всех ответов). Только 13 из них произошли не по влечению (подробнее о них ниже). Разница между количеством ошибок согласования с притяжением и без него статистически значима согласно критерию хи-квадрат [χ (1, N = 77) 2 = 18,97, p <0.01], поэтому наши результаты показывают, что гендерное согласие в русском языке подлежит привлечению.

    Таблица 3. Распределение ответов по условиям в эксперименте 1 .

    Как показано в таблице 3, ошибки согласования чаще встречаются в условиях несоответствия предикатов, но не ограничиваются ими. Из 13 ошибок без привлечения внимания в восьми случаях несоответствующий предикат не был изменен, но было также пять случаев, когда участники создали средний предикат с субъектом MF, мужской предикат с субъектом NN и т. Д., хотя им были предоставлены другие формы, совпадающие или не совпадающие с предметом. Из 64 ошибок влечения 11 ошибок произошли в условиях совпадения предикатов, т.е. участники изменили правильный пол предоставленного им предиката на неправильный из-за влечения.

    Условия с совпадающими и несовпадающими предикатами сведены в Таблицу 4, показывающую, что количество ошибок согласования притяжения различается в зависимости от сочетания родов существительных головы и аттрактора.Чтобы проверить, являются ли эти различия статистически значимыми, мы смоделировали данные с помощью логистической регрессии со смешанными эффектами в статистической программе R (R Core Team, 2014), используя функцию glmer из пакета lme4 (Bates et al. , 2015).

    Таблица 4. Количество ошибок привлечения гендерного согласия по условию в эксперименте 1 .

    Во-первых, мы сравнили условия MF и FM. Логистическая регрессия оценивала вероятность ошибки привлечения соглашения (кодируется 1) по сравнению справильный ответ (кодируется 0). Сочетание полов рассматривалось как фиксированный эффект. Для предикторов мы использовали контрастное кодирование: MF было закодировано как 0,5, FM было закодировано как -0,5. Случайные перехваты по участнику и по пунктам также были включены в модель. Результаты анализа представлены в таблице 5. Коэффициент перехвата был значительным, что свидетельствует о том, что большинство ответов были правильными. Также имел место значительный главный эффект Гендерной Комбинации, показывающий, что F-аттракторы вызывают значительно больше ошибок, чем M-аттракторы.

    Таблица 5. Результаты анализа эксперимента 1 .

    Во-вторых, мы аналогичным образом сравнили условия MN и NM. MN был закодирован как 0,5, NM был закодирован как -0,5. Коэффициент перехвата снова был значимым, потому что большинство ответов были правильными. Но главный эффект сочетания полов не имел значения. Мы также сравнили условия MF и MN и условия FM и NM, а также количество несогласованных («других») ошибок в различных условиях, но не обнаружили каких-либо существенных различий.

    2,5. Обсуждение

    Результаты эксперимента 1 аналогичны результатам первого эксперимента B&K, что можно объяснить тем фактом, что два языка имеют схожие гендерные системы, как мы продемонстрировали во введении. В обоих исследованиях F аттракторов вызвали больше ошибок, чем M аттракторов. N аттракторов вызвали меньше ошибок, чем M аттракторов, но эта разница была статистически значимой только в исследовании B&K. Как мы упоминали во введении, другие авторы, изучающие гендерное влечение на французском и испанском языках (которые имеют два пола и где M — грамматический стандарт), наблюдали иную закономерность: с аттракторами M было больше ошибок, чем с аттракторами F.Мы откладываем дальнейшее обсуждение до раздела общего обсуждения.

    3. Эксперимент 2а

    Эксперимент 2а был разработан, чтобы выяснить, можно ли обнаружить влечение к гендерному соглашению в понимании. Для сравнения с экспериментом 1 мы использовали те же комбинации родов существительных головы и аттрактора.

    3.1. Участников

    В эксперименте приняли участие 48 носителей русского языка (19 женщин и 29 мужчин). Возраст был от 19 до 26 лет (средний возраст 20 лет.9, SD 1.9).

    3.2. Материалы

    Материалы состояли из целевых и дополнительных предложений. Все целевые предложения состояли из 9–10 слов и следовали схеме: NP 1 –предложение – NP 2 –copula ( byt ‘) — прилагательное / причастие — четыре-пять слов, изменяющих сказуемое. У нас были те же 16 условий, что и в эксперименте 1 (см. Таблицу 1 выше). Почти все субъектные НП и предикаты были основаны на материалах эксперимента 1 и следовали тем же ограничениям.В половине условий сказуемое не соответствовало подлежащему. Учитывая существующие результаты по привлечению согласования чисел, мы ожидали параллельных результатов в производстве и понимании. В частности, мы ожидали найти иллюзии грамматичности в условиях MFF, FMM, MNN и NMM (это означало бы, что они будут читаться значительно быстрее, чем другие четыре неграмматических условия: MMF, FFM, MMN, NNM).

    Как и в эксперименте 1, условия были сгруппированы в наборы, каждый набор содержал четыре условия с одинаковыми заглавными существительными.Пример набора стимулов приведен в (10). Для каждого набора условий мы построили 12 предложений, всего 48 целевых предложений.

    (10) а. Рецепт на порошок был

    рецепт M . НОМ . SG для порошка M . АСС . SG было M . SG

    помятым из-за сильного

    мятый M . SG из-за прочности GEN . SG

    волнения пациента.

    нервозность GEN . SG пациент GEN . SG

    «Рецепт порошка помят из-за

    крайняя нервозность пациента ».

    г. Рецепт на маз был

    рецепт M . НОМ . SG для мази F . АСС . SG было M . SG

    помятым из-за сильного

    мятый M . SG из-за прочности GEN . SG

    волнения пациента.

    нервозность GEN . SG пациент GEN . SG

    г. Рецепт на порошок была

    рецепт M . НОМ . SG для порошка M . АСС . SG было F . SG

    поматой из-за сильного

    мятый F . SG из-за прочности GEN . SG

    волнения пациента.

    нервозность GEN . SG пациент GEN . SG

    г. Рецепт на маз была

    рецепт M . НОМ . SG для мази F . АСС . SG было F . SG

    поматой из-за сильного

    мятый F . SG из-за прочности GEN . SG

    волнения пациента.

    нервозность x GEN . SG пациент GEN . SG

    Кроме того, мы построили 120 наполнителей, которые имели примерно такую ​​же структуру, что и экспериментальные предложения.Субъектные NP в наполнителях состояли из одного существительного, модифицированного прилагательным, или из сложного NP, где встроенное существительное не было в винительном падеже. Все наполнители были грамматическими. Таким образом, у нас было 24 грамматических и 144 грамматических предложения, в результате чего соотношение грамматических и грамматических составляло 6: 1. Экспериментальные предложения и наполнители были распределены в четыре уравновешенных экспериментальных списка. Каждый список начинался с десяти заполнителей; затем стимулы и наполнители предъявлялись в псевдослучайном порядке с ограничением, что максимум два стимула могли возникнуть последовательно.

    3.3. Процедура

    Предложения были представлены на ПК с использованием программного обеспечения Presentation (http://www.neurobs.com). Мы использовали методику пословного самостоятельного чтения (Just et al., 1982). Каждое испытание начиналось с предложения, в котором все слова были замаскированы тире, а пробелы и знаки препинания остались нетронутыми. Участники нажимали пробел, чтобы показать слово и повторно замаскировать предыдущее. За одной третью предложений следовали вопросы на понимание прочитанного с принудительным выбором, чтобы участники правильно читали.Слева и справа на экране были представлены два варианта ответа. Участники нажимали «f», чтобы выбрать ответ слева, и «j», чтобы выбрать ответ справа. Участников попросили читать в естественном темпе и как можно точнее отвечать на вопросы. Им не сообщили заранее, что предложения будут содержать ошибки. Экспериментальная сессия длилась около 14 минут.

    3.4. Результатов

    Мы проанализировали точность ответов участников на вопросы и время чтения.Два участника неверно ответили более чем на 20% вопросов, поэтому их данные были отброшены. В противном случае ни один участник не сделал более двух ошибок при ответе на вопросы по целевым предложениям (т.е. не более 10%). Время считывания, превышающее порог в 2,5 стандартных отклонения, по регионам и условиям, было исключено (Ratcliff, 1993). Для двух участников это привело к исключению более 15% ответов, поэтому мы не включали их данные в дальнейший анализ.

    После исключения четырех участников у нас было 44 участника (по 11 в каждом экспериментальном списке).В целом, 2,3% данных были исключены как выбросы (никогда не более 3,6% по регионам и условиям). Средние RT по региону в различных условиях представлены на Рисунке 1.

    Рис. 1. Графики средних значений RT (в мс) для условий эксперимента 2a . Планки погрешностей представляют собой стандартные ошибки средних значений. Области: NP 1 (1) — предлог (2) — NP 2 (3) — связка byt ‘ (4) — Adj / Part (5) — spillover (6–9). Неграмматические условия — красным, грамматические — синим.Условия, в которых род аттрактора и предиката совпадают (например, FFF и FMM), имеют темные цвета, условия, в которых они не совпадают (например, FMF и FFM), имеют светлые цвета. (A) Женская голова, мужские и женские аттракторы, (B) Мужская голова, женские и мужские аттракторы, (C) Средняя голова, мужские и нейтральные аттракторы и (D) Мужская голова, средний и средний возраст. мужские аттракторы.

    Данные для каждого набора условий (например,g., MMM — MFM — MMF — MFF) были введены в ANOVA повторных измерений 2 × 2 с грамматичностью и соответствием пола между аттрактором и существительными в главе в качестве факторов. Мы использовали программное обеспечение IBM SPSS (www.ibm.com/software/analytics/spss/). Был проведен анализ по предметам и по участникам. Были протестированы данные из всех регионов, но значимые результаты были получены только в регионах 4–6 в условиях с головками M и в регионах 5–6 в условиях с головками F и N. Область 4 — связка, область 5 — прилагательное или причастие, области 6–10 содержат несколько слов, модифицирующих сказуемое.Результаты тестов для соответствующих регионов приведены в таблице 6.

    Таблица 6. Результаты анализа эксперимента 2a .

    3.4.1. Женская голова, мужской аттрактор

    Основной эффект грамматичности значим при анализе по предметам и по пунктам в областях 5–6, что отражает тот факт, что некграмматические предложения читались медленнее, чем грамматические. Основной эффект от Gender Match не имеет значения ни в одном регионе. Взаимодействие грамматичности и гендерного соответствия имеет значение при анализе по предметам и по предметам в регионе 5 и только при анализе по предметам в регионе 6.Неграмматические предложения читались быстрее, если голова и аттрактор не совпадали по полу (то есть в условии FMM по сравнению с условием FFM). Это классический образец аттракциона.

    3.4.2. Стерильная голова, мужской аттрактор

    Основной эффект грамматичности значим в регионах 5–6, отражая более длительные RT в неграмматических условиях. Основной эффект гендерного соответствия значим только при анализе по субъектам 5–6 регионов. Взаимодействие грамматики и гендерного соответствия значимо в областях 5–6, что снова является отражением классического паттерна привлекательности: условие NMM читалось быстрее, чем NNM, и, фактически, почти так же быстро, как и грамматические условия.

    3.4.3. Мужская голова, женский аттрактор

    Основной эффект грамматичности значим при анализе по предметам в регионе 4 и при анализе по предметам и по пунктам в регионах 5–6. Это отражает тот факт, что RT были дольше в неграмотных условиях. Основной эффект гендерного соответствия значим при анализе по субъектам и по пунктам в регионе 4 и только при анализе по субъектам в регионах 5–6. Это соответствует более длинным RT в условиях несоответствия полов в именах существительных.Взаимодействие грамматики и гендерного соответствия не достигло значимости ни в одном регионе, что указывает на отсутствие привлекательности согласия.

    3.4.4. Мужская голова, нейтральный аттрактор

    Основной эффект грамматичности значим при анализе по предметам и по предметам в областях 5–6: неграмматические условия читаются медленнее, чем грамматические. Основной эффект гендерного соответствия значим только при анализе по субъектам в регионах 4–6. Взаимодействие грамматичности и гендерного соответствия не имеет значения ни в одном регионе, поэтому эти условия также не демонстрируют привлекательности соглашения.

    3,5. Обсуждение

    Как видно из анализов, результаты делятся на две группы. В условиях с F или N головами и M аттракторами есть явное свидетельство привлекательности гендерного согласия. RT демонстрируют классический профиль притяжения с иллюзиями грамматичности: неграмматические предложения, в которых аттрактор и сказуемое имеют один и тот же пол (FMM и NMM), читаются быстрее, чем другие неграмматические предложения (FFM и NNM). Обсуждая всесторонние исследования притяжения согласования чисел во введении, мы обрисовали в общих чертах различные подходы к этому явлению, но сами выберем один из них только в разделе общего обсуждения, когда будут представлены все экспериментальные результаты.Отметим также отсутствие иллюзий грамматичности: в предложениях с N головками практически нет различий между грамматическими условиями; в предложениях с F-головкой они незначительно малы.

    С другой стороны, условия с M головами и F или N аттракторами не показывают никаких доказательств притяжения. И грамматические, и неграмматические предложения, в которых голова и аттрактор совпадают по признакам (MMM, MMF и MMN), читаются быстрее, чем предложения, в которых они не совпадают (MFM, MNM, MFF и MNN).В случае неграмматических предложений этот паттерн противоположен тому, что мы обычно видим в случаях притяжения.

    В поисках объяснения такой закономерности мы обнаружили, что сначала нужно исключить важную путаницу. К сожалению, мы допустили ошибку при подготовке экспериментальных материалов, и частоты аттракторов в условиях с M головками не были хорошо сбалансированы. Поскольку это могло каким-то неожиданным образом повлиять на результаты, мы провели дополнительный эксперимент, в котором частоты тщательно контролировались.Условия с головками F и N не имели этой проблемы, и результаты, представленные для них, остаются в силе.

    4. Эксперимент 2b

    В этом эксперименте мы отслеживаем потенциальные частотные эффекты в условиях с M головками из эксперимента 2a.

    4.1. Участников

    В эксперименте приняли участие 35 носителей русского языка (17 женщин, 18 мужчин). Возраст варьировался от 21 до 47 (средний возраст 31,3, SD, 6,2).

    4.2. Материалы

    Мы построили 32 набора стимулов по той же схеме, что и в эксперименте 2а, и соблюдая те же ограничения.Существительные в главе всегда были мужского рода. В 16 наборах аттракторы были мужского и среднего рода; в остальных 16 наборах аттракторы были мужскими и женскими. Большинство заглавных существительных было повторно использовано из эксперимента 2а, но мы заменили аттракторы так, чтобы их частоты были точно согласованы внутри двух групп условий. Мы использовали Частотный словарь современного русского языка (Ляшевская, Шарофф, 2009). Средние частоты употребления существительных голова и аттрактор в экспериментах 2a и 2b показаны в таблице 7.Как и в эксперименте 2а, половина предикатов не соответствовала субъекту по полу. Дополнительно мы использовали 80 наполнителей из эксперимента 2а. Экспериментальные предложения были распределены по четырем экспериментальным спискам с уравновешенными факторами. В результате у нас было 112 предложений в списке (16 без грамматических и 96 грамматических), что составляло соотношение грамматических и грамматических 6: 1.

    Таблица 7. Частоты аттракторов, использованных в экспериментах 2a и 2b (в ipm, или экземплярах на миллион) .

    4.3. Процедура

    Процедура была такой же, как в эксперименте 2а. Экспериментальная сессия длилась около 9 мин.

    4.4. Результатов

    Как и в эксперименте 2а, мы проанализировали точность ответов участников на вопросы и время чтения. На первых этапах анализа отбрасывались данные трех участников: один из них имел <75% точности в вопросах понимания; два других читают слишком медленно по сравнению с другими, поэтому более 15% их RT должны быть исключены как выбросы (превышающие пороговое значение 2.5 стандартных отклонений). В результате у нас было 32 участника, по восемь на каждый экспериментальный список.

    После исключения трех участников, в среднем 1,5% RT были исключены как выбросы (никогда не более 3,1% на регион и условие). Средние RT по региону в различных условиях представлены на Рисунке 2.

    Рис. 2. Графики средних значений RT (в мс) для условий эксперимента 2b . Планки погрешностей представляют собой стандартные ошибки средних значений. Области: NP 1 (1) — предлог (2) — NP 2 (3) — связка byt ‘ (4) — Adj / Part (5) — spillover (6–9).Неграмматические условия — красным, грамматические — синим. Условия, в которых род аттрактора и предиката совпадают (например, MMM и MFF), имеют темные цвета, условия, в которых они не совпадают (например, MFM и MMF), имеют светлые цвета. (A) Мужская голова, женские и мужские аттракторы, (B) Мужская голова, средний и мужской аттракторы.

    2 x 2 повторных измерений ANOVA с грамматичностью и гендерным соответствием в качестве факторов использовались для анализа RT, как в эксперименте 2а.Значимые результаты были обнаружены только в регионах 5 (прилагательное / причастие) и 6–7 (области распространения). Они представлены в таблице 8.

    Таблица 8. Результаты анализа эксперимента 2b .

    4.4.1. Мужская голова, женский аттрактор

    Основной эффект грамматичности был значительным при анализе по предметам и по предметам в регионах 5–6, и только при анализе по предметам в регионе 7. Это отражает тот факт, что неграмматические предложения читались медленнее, чем грамматические.Основной эффект гендерного соответствия был значимым только при анализе по субъектам 5–7 регионов. Взаимодействие между грамматичностью и гендерным соответствием не было значимым ни в одном регионе.

    4.4.2. Мужская голова, нейтральный аттрактор

    Результаты были почти такими же, как и в другом наборе условий. Основной эффект грамматичности был значительным в регионах 5–7. Основной эффект гендерного соответствия был значимым только при анализе по субъектам 5–7 регионов. Взаимодействие факторов так и не достигло значимости.

    4,5. Обсуждение

    Результаты этого эксперимента показывают, что основной вывод из эксперимента 2а верен: нет никаких доказательств притяжения согласия в предложениях с M головами. Графики данных также предполагают, что несбалансированные частоты в Эксперименте 2а оказали некоторое влияние на время чтения. В эксперименте 2b, где этот смешивающий фактор был исключен, два неграмматических и два грамматических условия более тесно связаны друг с другом в каждом наборе условий. Тем не менее, условия, в которых пол головы и аттракторы не совпадают, имеют более длинные RT.

    Примечательно, что эта разница в RT не является примером иллюзии грамматичности, так как она наблюдается как в грамматических, так и в грамматических условиях. В случае иллюзий можно было бы ожидать иного паттерна: гендерное несоответствие между головой и аттрактором должно увеличивать RT в грамматических условиях и уменьшать RT в некграмматических. Скорее, можно предположить, что гендерное несоответствие влечет за собой некоторую стоимость обработки предложений с M головами. В любом случае, наши данные не позволяют делать сильных утверждений: основной эффект «Гендерное соответствие» значим при анализе по предметам в регионах 5–7, но никогда не достигает значимости при анализе по предметам.

    Поскольку результаты экспериментов по пониманию не совпадали с результатами Эксперимента 1 и более ранних экспериментов со Словаком (Badecker and Kuminiak, 2007), мы решили изучить оставшиеся комбинации полов головы и аттрактора в Эксперименте 3, прежде чем предложить объяснение.

    5. Эксперимент 3

    В этом эксперименте мы изучали предложения с N головами и аттракторами N, F и M и предложения с F головами и аттракторами F, N и M в понимании. Комбинации NF и FN ранее не рассматривались, и мы добавили M аттракторов, чтобы иметь возможность сравнивать предложения со всеми возможными аттракторами.

    5.1. Участников

    В эксперименте приняли участие 39 носителей русского языка (22 женщины, 17 мужчин). Возраст варьировался от 19 до 40 лет (средний возраст 25,4 года, SD 6,4).

    5.2. Материалы

    Мы построили 36 наборов стимулов по той же схеме, что и в экспериментах 2a и 2b, и соблюдая те же ограничения. В половине наборов было F существительных, а в другой половине — N существительных. Во всех наборах мы использовали аттракторы M, N и F. Как показано в Таблице 9, их частота была близко сопоставима внутри трех групп состояний.Половина сказуемого были грамматическими, а половина — нет. В результате каждое целевое предложение появлялось в шести условиях: NNN, NNF, NMN, NMM, NFN, NFF для предложений с N головками и FFF, FFN, FMF, FMM, FNF, FNN для предложений с F головами. Таким образом, из всех возможных комбинаций полов головы, аттрактора и предиката мы не использовали NNM и FFM. Мы решили сделать так, чтобы количество грамматических и грамматических условий было равным, и пожертвовали двумя условиями без какого-либо потенциала для привлечения согласия, что мы уже рассмотрели в эксперименте 2a.Дополнительно мы использовали 100 наполнителей из эксперимента 2а. Экспериментальные предложения были распределены по шести экспериментальным спискам с уравновешенными факторами. В результате у нас было 136 предложений в списке (18 без грамматических и 118 грамматических), в результате чего соотношение грамматических и грамматических составляло 6,6: 1.

    Таблица 9. Частоты аттракторов, использованных в эксперименте 3 (в ipm, или экземплярах на миллион) .

    5.3. Процедура

    Процедура была такой же, как в экспериментах 2a и 2b.Экспериментальная сессия длилась около 11 мин.

    5.4. Результатов

    Мы проанализировали точность ответов участников на вопросы и время чтения. Данные трех участников были отброшены, поскольку их точность в вопросах понимания была <75%. В результате у нас было 36 участников, по шесть на каждый экспериментальный список. Ни один из них не допустил более двух ошибок при ответах на вопросы по целевым предложениям (т. Е. Не более 12,5%).

    Как и в предыдущих экспериментах, время считывания превышает пороговое значение 2.Были исключены 5 стандартных отклонений по регионам и условиям. Всего было исключено 1,8% данных (никогда не более 3,7% на регион и состояние). Средние RT для региона в различных условиях представлены на рисунке 3 (обратите внимание, что правила окраски отличаются от предыдущих графиков).

    Рис. 3. Графики средних значений RT (в мс) для условий эксперимента 3 . Планки погрешностей представляют собой стандартные ошибки средних значений. Области: NP 1 (1) — предлог (2) — NP 2 (3) — связка byt ‘ (4) — Adj / Part (5) — spillover (6–9).Условия с M аттракторами — синим, с F аттракторами — красными, с N аттракторами — зелеными. Темные цвета указывают на грамматические условия, светлые — на грамматические. (A) женские головы, (B) нейтральные головы.

    В экспериментах 2a и 2b мы наблюдали согласованное притяжение для некоторых комбинаций полов головы и аттрактора (FM и NM), но не для других (MF и MN). Итак, первый вопрос, который мы задали в этом эксперименте, заключался в том, будет ли согласованность в комбинациях NF и FN.Если ответ был положительным, мы собирались сравнить аттракторы N и F с аттракторами M. Чтобы ответить на первый вопрос, мы взяли две группы условий: FFF, FFN, FNF, FNN и NNN, NNF, NFN, NFF и проанализировали RT, используя ANOVA с повторными измерениями 2 x 2 с грамматичностью и гендерным соответствием в качестве факторов, как в предыдущие эксперименты. Значимые результаты были обнаружены только в областях 5 (прилагательное или причастие) и 6–7 (область распространения). Они представлены в таблице 10.

    Таблица 10.Результаты анализа эксперимента 3 .

    5.4.1. Женская голова, нейтральный аттрактор

    Основной эффект грамматичности был значимым при анализе по предметам и по предметам в регионах 5–6. Это отражает тот факт, что грамматические предложения читались медленнее, чем грамматические. Основной эффект гендерного соответствия был значимым только при анализе по субъектам из регионов 5–6. Взаимодействие грамматичности и гендерного соответствия было значимым при анализе по предметам и по предметам в регионе 6 и только при анализе по предметам в регионе 5.Неграмматические предложения читались быстрее, если голова и аттрактор не совпадали по полу (то есть в условии FNN по сравнению с условием FFN). Это классический образец притяжения, также известный как иллюзия грамматичности. При этом различий между грамматическими условиями нет, т.е. не обнаружено свидетельств иллюзий грамматической неграмотности.

    5.4.2. Стерильная голова, Женский аттрактор

    Результаты были такими же, как и при другом наборе условий.Таким образом, ответ на наш первый экспериментальный вопрос был положительным, поэтому мы приступили к сравнению величины эффекта притяжения для аттракторов разного пола. Мы сравнили две группы условий: FNF, FNN, FMF, FMM и NFN, NFF, NMN, NMM. Мы использовали 2 x 2 повторных измерений ANOVA с грамматичностью и полом аттрактора в качестве факторов. Статистически значимым был только основной эффект грамматичности в области 6 [для условий с F голов, F 1 (1, 35) = 19.31, p <0,01, MS эффект = 86064,00; F 2 (1, 17) = 10,17, p = 0,01, MS эффект = 24457,35; для условий с N головками F 1 (1, 35) = 55,80, p <0,01, MS эффект = 126973,44; F 2 (1, 17) = 7,32, p = 0,02, MS эффект = 52915.47]. Основное влияние пола аттрактора или взаимодействие между факторами не было значимым ни в одном регионе.

    5.5. Обсуждение

    Подведем итоги экспериментов 2a, 2b и 3. Притяжение гендерного согласия наблюдалось с F головами и аттракторами M или N и с N головками и аттракторами M или F, но не с M головами и аттракторами F или N. Это приводит нас к выводу, что притяжение зависит в первую очередь от свойств головы, а не от свойств аттрактора.Если бы особенности аттрактора играли дополнительную роль, неграмматические предложения с M аттракторами читались бы на быстрее , чем неграмматические предложения с другими аттракторами. Однако, когда мы сравнивали предложения с F головками и N или M аттракторами и предложения с N головами и F или M аттракторами, пол аттрактора или взаимодействие между этим фактором и грамматичностью никогда не достигали значимости, а средние RT даже показали обратную картину: они были на длиннее в неграмматических предложениях с M аттракторами.Это противоречит предположениям, принятым в абсолютном большинстве предыдущих исследований по привлечению внимания к соглашению, поэтому подробный анализ этого результата будет представлен в разделе «Общие обсуждения».

    6. Общие обсуждения

    В этой статье мы сообщили о четырех экспериментах по привлечению гендерного согласия в русском языке. Мы наблюдали эффекты притяжения как в производстве, так и в понимании. Badecker and Kuminiak (2007) — единственное предыдущее производственное исследование, в котором привлекательность гендерного согласия изучалась на языке с тремя полами (Lorimor et al., 2008 выявили очень мало гендерных ошибок в своих экспериментах с русским языком). В этой статье мы воспроизвели один из экспериментов Бадекера и Куминяка и провели первые эксперименты по пониманию, анализируя притяжение с небинарными характеристиками.

    Два результата наших экспериментов можно назвать наиболее важными. Во-первых, наши результаты показывают, что гендерное влечение по-разному работает в производстве и понимании. Это не согласуется с предыдущими исследованиями притяжения согласования чисел, в которых результаты производства и понимания были в значительной степени параллельны: только комбинация единственной головы и множественного аттрактора запускала притяжение.Во-вторых, наши эксперименты с чтением предполагают, что особенности головы, а не характеристики аттрактора имеют решающее значение для определения модели притяжения согласия, в то время как абсолютное большинство предыдущих исследований притяжения согласия основывается на противоположном предположении.

    6.1. Обзор экспериментальных результатов

    В наших экспериментах по пониманию влечение наблюдалось в некоторых комбинациях полов головы и аттрактора, но не в других, в то время как в производственном эксперименте все комбинации проявляли влечение, только в разной степени.Сначала мы рассмотрим производственные результаты, а затем выводы. Результат производственного исследования был аналогичен результатам первого эксперимента, проведенного Бадекером и Куминяком (2007): было больше ошибок с субъектами MF, чем с субъектами FM и с субъектами NM, чем с субъектами MN. Оба различия были статистически значимыми в словацком исследовании, тогда как в нашем эксперименте имело место только первое.

    Бадекер и Куминяк провели дополнительный эксперимент, сравнивая преамбулы NF и NM, и обнаружили, что частота ошибок в этих условиях была примерно одинаковой.Они утверждают, что этот паттерн может быть объяснен только в рамках теории оптимальности, где эффекты маркированности по определению являются реляционными. Мы считаем, что это не так. Учитывая внушительный объем литературы по количественным и гендерным особенностям, мы не думаем, что можем выбрать конкретный подход, основанный на экспериментальных данных, без подробного рассмотрения других аргументов. Поэтому мы выбрали две модели, которые были применены к русскому языку, чтобы продемонстрировать, что они также совместимы с моделью, описанной Бадекером и Куминяком, и могут лучше подходить для объяснения других результатов, о которых мы сообщали.

    В Kramer (2015) F кодируется как [+ FEM], M — [-FEM], а N не соответствует гендерным признакам. Когда сравниваются нулевые и ненулевые значения признаков, последние отмечаются, и можно утверждать, что для этого сравнения неважно, являются ли ненулевые значения плюсом или минусом. Таким образом, одинаковая частота ошибок наблюдается с преамбулами NF и NM. Когда сравниваются ненулевые значения, плюсовые значения более заметны. В Nevins (2011) F равно [+ FEM], [-MASC], M равно [-FEM], [+ MASC], а N равно [-FEM], [-MASC].N менее отмечен, чем M и F, потому что он содержит только отрицательные значения, в то время как M и F оба содержат одно положительное значение. Но когда мы сравниваем F и M напрямую, можно утверждать, что иерархия функций становится важной. Стандартно предполагается, что [FEM] ниже, чем [MASC], поэтому F более выражен, чем M.

    Теперь давайте сосредоточимся на еще одном свойстве производственных результатов из словацкого и русского языков, которое не обсуждается Бадекером и Куминяком (2007), но кажется нам важным. В случае гендерного согласия ошибки влечения возникают со всеми преамбулами, в которых полы головы и аттрактора не совпадают, в то время как в случае совпадения чисел ошибки практически отсутствуют с множественными головами и единственными аттракторами.Один из способов уловить это — предположить, что все полы отмечены некоторыми комбинациями признаков, как предполагает Невинс (2011), в то время как единичное число не соответствует никаким числовым признакам.

    Другой важной проблемой является разница между экспериментальными данными, полученными на словацком и русском языках, с одной стороны, и романских языках — с другой. В русском и словацком языках больше ошибок возникает с преамбулами MF, чем с преамбулами FM, в то время как на испанском и французском языках ситуация противоположная. Бадекер и Куминяк (2007) не комментируют это несоответствие, и мы пока не можем предложить ему какое-либо объяснение.Мы можем только отметить, что картина, наблюдаемая в словацком и русском языках, похожа на то, что мы видим с числами: больше ошибок, когда голова менее заметна, чем аттрактор.

    А теперь перейдем к экспериментам по осмыслению. Притяжение наблюдалось в условиях NMM, NFF, FMM и FNN, но не в условиях MFF и MNN. Как мы уже отмечали, это указывает на то, что решающую роль для притяжения играют характеристики голов, а не свойства аттракторов. Прежде чем обсуждать это открытие в следующем разделе, мы хотим сделать два важных наблюдения.Во-первых, пол M отличается от полов F и N. Вряд ли это можно отнести к маркировке признаков: N — грамматический дефолт в русском языке, и психолингвистическая релевантность этого факта подтверждается приведенными выше производственными данными. Ниже мы рассмотрим альтернативные объяснения. Во-вторых, в наших экспериментах не было обнаружено никаких иллюзий неграмматичности (различия между грамматическими условиями в зависимости от того, совпадают ли гендерные признаки у головы и аттрактора или нет), что дополнительно подтверждает поисковый подход к привлечению согласия.

    6.2. Роль головы и аттракторов в аттракционе

    В литературе по привлечению согласия наличие или отсутствие эффекта традиционно связывают с особенностями аттрактора. На то есть как минимум две причины. Во-первых, экспериментальные данные показывают, что некоторые свойства аттракторов действительно влияют на эффекты притяжения [например, как мы обсуждали во введении, Hartsuiker et al. (2003) показали, что частота ошибок согласия была намного выше, когда аттракторы были формально подобны именительным формам множественного числа].Вторая причина — традиция: первое предложенное объяснение притяжения согласия основывалось на перколяции признаков, что означает сосредоточение внимания исключительно на аттракторе, признаки которого могут ошибочно распространяться вверх.

    Предположение о том, что особенности аттрактора имеют решающее значение, было поддержано в более поздней версии поиска. Однако важно понимать, что в этом случае свойства головы также могут влиять на процесс согласования. Например, для объяснения эффекта маркировки множественного числа традиционно предполагается, что существительные в единственном числе не помечаются для числа, и «система склонна возвращать явно обозначенные числами составляющие» (Wagers et al., 2009, с. 233), поэтому множественные аттракторы могут быть легко найдены, а единичные — почти никогда. Но возможна и другая интерпретация: множественное число облегчает извлечение головок и, следовательно, делает их более стабильными и менее подверженными ошибкам притяжения. Вот почему притяжение во множественно-единственном числе практически отсутствует. С другой стороны, поиск одиночных головок подвержен ошибкам, отсюда обилие ошибок в конфигурациях единственного-множественного числа.

    Хотя мы смотрим на бинарные особенности или на случаи, когда притяжение наблюдается во всех комбинациях признаков (как в производственных экспериментах на словацком и русском языках), мы можем использовать только косвенные свидетельства для оценки вклада характеристик головы и аттрактора в процесс согласования.Наши эксперименты с чтением позволяют провести первое прямое сравнение и показывают, что, по крайней мере, в понимании решающую роль играют особенности головы, а не аттракторы. Мы наблюдали притяжение аттракторами всех трех полов, но только головами N и F. Пол аттрактора даже не повлиял на размер эффекта. Эти результаты предполагают, что пол аттрактора очень мало или совсем не влияет на его шансы быть найденным (он должен совпадать только с полом неправильной формы глагола).

    Примечательно, что Джули Франк выразила аналогичные идеи в недавнем выступлении (Franck, 2015). Первая часть выступления была посвящена обобщению имеющихся данных по привлечению договоров. Франк использовал поисковый подход для производства и понимания и выделил следующие группы факторов, которые могут привести к привлекательности: семантические факторы (в первую очередь связанные с концептуальной многочисленностью предметной NP), стабильность черт головы, доступность аттрактора (определяется как его структурное положение) и сходство между головой и аттрактором.Обсуждая стабильность черт головы, Франк исследовал асимметрию между значениями черт, морфофонологическими и семантическими влияниями.

    Пересмотр феномена притяжения Франком был вызван открытиями морфофонологии (другие данные, которые, по ее мнению, могли быть учтены в старых моделях). Как мы отметили во введении, исследования на нескольких языках показали, что ошибки в привлечении числа и гендерного согласия менее часты, когда головы имеют регулярные наклоны, но это не играет роли для аттракторов (например, для аттракторов).г., Бок и Эберхард, 1993; Vigliocco et al., 1995; Vigliocco and Zilli, 1999; Franck et al., 2008). Для аттракторов важна только морфологическая неоднозначность, делающая их более похожими на предмет (например, Hartsuiker et al., 2003; Badecker and Kuminiak, 2007). Это привело Франк к выводу, что особенности головы имеют решающее значение, и она повторно проанализировала существующие данные в соответствии с этой идеей. Она утверждала, что признаки, имеющие семантический коррелятор, более устойчивы к привлекательности (например, Vigliocco and Franck, 1999 наблюдали более низкую частоту ошибок, когда у головы был концептуальный, а не чисто грамматический род) и что то же самое верно и для отмеченных значений признаков.Последний вывод был основан на выводах о привлечении совпадения чисел, а также на результатах экспериментов Бадекера и Куминяка и наших производственных экспериментов.

    Таким образом, выводы, обобщенные Франком, и результаты наших экспериментов с чтением указывают в том же направлении, но мы все равно должны объяснить разницу между нашим пониманием и производственными результатами. Конечно, чтобы сделать окончательные выводы, было бы здорово иметь данные на нескольких языках (например, данные понимания на словацком), но давайте предложим несколько гипотез, основанных на существующих выводах.Наши эксперименты по чтению убедительно показывают, что головы M устойчивы к притяжению, а головы N и F — нет. Данные производственных экспериментов на русском и словацком языках открыты для нескольких интерпретаций, поскольку влечение наблюдалось во всех комбинациях головного аттрактора с несовпадающими полами. Поэтому мы предполагаем, что M голов в целом являются наиболее стабильными и наименее склонными к привлечению, а данные о добыче требуют независимого объяснения. Это предположение подтверждается независимыми доказательствами: несколько производственных экспериментов по привлечению согласованности чисел в русском языке, о которых сообщили Никол и Уилсон (1999) и Янович и Федорова (2006), показали, что частота числовых ошибок зависит от пола заглавного существительного.Ошибки возникают чаще всего с N головками и реже с M головками.

    Если наше предположение верное, M головы и множественное число обладают схожими свойствами в понимании. Но зачем им это делать, учитывая, что M особенности не являются ни наиболее заметными, ни наименее заметными в русском языке? Вернемся к идее, выраженной в предыдущем подразделе: число помечается привативно (т. Е. Существительные в единственном числе не имеют числовых характеристик), а род — нет (все существительные имеют некоторые родовые признаки с плюсовыми и минусовыми значениями).Мы предполагаем, что с приватными характеристиками ненулевое значение является наиболее стабильным, в то время как с неприватативными характеристиками, где все значения ненулевые, возникают другие соображения. Мы неохотно обращаемся к частоте, но, возможно, играет роль то, что пол M значительно превосходит F и N. в русском языке. В любом случае, наши данные показывают, что нет прямой связи между маркировкой признаков и стабильностью. В следующем подразделе рассматриваются некоторые различия между пониманием и производством и то, как эти различия могут объяснить наши результаты.

    6.3. Различия между производством и пониманием

    Основываясь на параллельных результатах экспериментов по привлечению согласования чисел, большинство авторов предполагают, что в основе привлечения в производстве и понимании лежат одни и те же механизмы. Противоположную точку зрения недавно высказали Tanner et al. (2014). Они утверждают, что механизмы, отвечающие за привлекательность в понимании, являются подмножеством тех, которые задействованы в производстве. В частности, они утверждают, что притяжение в понимании происходит из-за вмешательства извлечения, в то время как притяжение в производстве лучше всего описывается репрезентативным счетом, а именно моделью маркировки и морфинга (Eberhard et al., 2005), хотя помехи при поиске также присутствуют.

    Как мы отметили выше, модель маркировки и морфинга несовместима с привлечением гендерного согласия. Мы считаем, что основной механизм, лежащий в основе привлечения числа и гендерного согласия в производстве, один и тот же, поэтому мы выбираем метод поиска. Очевидно, что в случае числа семантические факторы влияют на согласие, и ожидается, что их влияние гораздо легче обнаружить в производстве, чем в понимании: в производстве мы начинаем с концептуальной структуры, в то время как в понимании это наша цель.Vigliocco и Franck (1999) продемонстрировали, что ошибки влечения к гендерному соглашению менее часты, когда у заглавных существительные есть концептуальный, а не чисто грамматический род. Таким образом, семантические факторы также играют здесь роль, но, учитывая соответствующие различия между числом и полом, эта роль иная: они в основном уменьшают размер эффекта. Было бы очень интересно оценить их влияние на привлекательность гендерного согласия в понимании: мы ожидаем, что оно должно быть намного меньше, как в случае числового согласия.Таким образом, различия между производством и пониманием, отмеченные Tanner et al. (2014) также могут иметь отношение к гендерному соглашению, но картина, выявленная нашими экспериментами, не может быть ими объяснена.

    В предыдущем подразделе мы утверждали, что паттерны согласия в понимании обусловлены тем фактом, что головы с множественными признаками и М-признаками устойчивы к притяжению, т. Е. Во время процесса поиска они, как правило, идентифицируются правильно, в то время как поиск головы с другими особенностями могут быть нарушены аттракторами.Результаты, обобщенные Franck (2015), показывают, что стабильность характеристик головы также должна иметь значение для привлечения согласия в производстве. Это дополнительно подтверждается результатами от Nicol and Wilson (1999) до Янович и Федорова (2006), показывающими, что головы с M-характеристиками действительно более стабильны, когда мы смотрим на согласование номеров на русском языке. Основываясь на этих данных, мы ожидаем, что не увидим ошибок в условиях MF и MN в производственных экспериментах по гендерному соглашению, но это не то, что мы обнаружили.

    Чтобы решить эту проблему, мы должны более подробно указать, как поиск может работать в понимании и производстве. Wagers et al. (2009), которые анализируют понимание, показывают, что учетная запись поиска имеет две версии, которые может быть трудно разделить на основе текущих экспериментальных данных. С одной стороны, поиск на основе реплики может запускаться каждый раз, когда мы имеем дело с согласованным глаголом. С другой стороны, мы можем предсказать особенности будущего глагола, полагаясь на подлежащее NP, и начать поиск только тогда, когда наши предсказания не выполняются.Обе версии дают примерно одинаковые результаты, если предположить, что, когда истинный объект совпадает со всеми сигналами, он успешно извлекается в абсолютном большинстве случаев. Тогда в обоих сценариях проблемы ожидаются только тогда, когда мы сталкиваемся с неправильной формой глагола и предложение содержит аттрактор, не являющийся субъектом NP, который совпадает с неправильно указанным признаком глагола.

    Мы полагаем, что для производственной среды также можно выделить два схожих сценария: мы можем решить, какие функции нам нужны в согласованном предикате во время обработки субъекта или после того, как мы дойдем до предиката.Соответственно, поиск может инициироваться каждый раз, когда мы имеем дело с согласованным предикатом или только когда ложно генерируется неправильная форма глагола, не соответствующая нашим предсказаниям. Модели, предложенные Соломоном и Перлмуттером (2004) или Бадекером и Куминяком (2007), реализуют первый сценарий. Например, Соломон и Перлмуттер утверждают, что привлекательность в производстве возникает из-за того, что в синтаксической структуре одновременно активны два существительных, глава субъекта NP и аттрактор, и может быть выбран неправильный контроллер согласования.Однако мы приводим аргументы в пользу второго сценария ниже.

    Подводя итог, в понимании, мы конструируем набор поисковых сигналов на основе предоставленной нам глагольной формы. Как мы продемонстрировали выше, разные версии учетной записи разделяют это основное наблюдение. Если первый сценарий принят для производства (особенности будущего глагола предсказываются, а поиск инициируется только тогда, когда мы ложно генерируем неправильную форму глагола), картина должна быть очень похожей: набор реплик будет основан на этой форме .

    Однако мы не считаем этот сценарий наиболее правдоподобным. В частности, это подразумевает, что мы генерируем подлежащее NP со всеми его характеристиками, прежде чем перейдем к глаголу. На самом деле процесс должен быть намного сложнее. С одной стороны, мы не можем определить падеж NP до того, как выберем сказуемое (например, опытные могут получить именительный, винительный или дательный падеж в русском языке, в зависимости от глагола, поэтому невозможно спланировать именительный падеж NP, имеющий только некий абстрактный V в уме).С другой стороны, мы не можем выделить некоторые особенности глагольной формы, не глядя на подлежащее.

    Это приводит нас к принятию второго сценария, в котором соответствующие функции извлекаются в какой-то момент во время деривации, а не предсказываются, а затем повторно проверяются. Тогда мы действительно ожидаем определенных различий между производством и пониманием. А именно, во втором производственном сценарии мы не ищем НП с определенным номером или полом. Скорее, мы ищем значения числовых и гендерных характеристик внутри субъекта NP.Эти особенности должны принадлежать главе этой НП, но иногда мы ложно обращаем внимание на особенности других существительных. Мы предполагаем, что маркировка признаков играет роль в этом процессе, и это то, что приводит к различным результатам в наших экспериментах по производству и пониманию.

    Чтобы объяснить, как могут возникать эффекты маркированности, давайте суммируем различные факторы, которые, как было показано, играют роль в поиске. У более устойчивых головных существительных больше шансов быть найденными, чем у менее устойчивых.Структурно доступные аттракторы, похожие на предметы, имеют больше шансов на восстановление, чем аттракторы без этих характеристик. Это верно как для производства, так и для понимания. И, независимо от этих факторов, у отмеченных объектов больше шансов на восстановление. В понимании, когда мы сталкиваемся с определенной формой глагола и строим на ее основе набор поисковых сигналов, различные числовые или гендерные характеристики не конкурируют друг с другом: мы всегда ищем определенное значение.В производстве нам нужно найти значение гендерного признака субъекта NP, заранее не предусмотрено никакого значения, поэтому в соревновании могут участвовать разные значения. Таким образом, производство предполагает конкуренцию, а понимание — нет, поэтому мы можем наблюдать эффекты отмеченности признаков в производстве, но не в понимании. Вот почему результаты производства и понимания гендерного согласия различаются. Мы не наблюдаем никаких различий в случае совпадения чисел, потому что множественное число одновременно является более устойчивым признаком и отмеченным.Это очень предварительная гипотеза, поэтому необходимы дальнейшие эксперименты, чтобы проверить ее или предложить альтернативное объяснение наблюдаемой асимметрии между выводами производства и понимания.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Работа частично поддержана грантом Российского научного фонда № 16-18-02071. Мы благодарны многим коллегам за их ценные комментарии и особенно хотим поблагодарить Колина Филлипса. Также мы очень признательны рецензентам.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2016.01651/full#supplementary-material

    Сноски

    Список литературы

    Акунья-Фаринья, J.К., Месегер Э. и Каррейрас М. (2014). Согласование пола и числа в понимании на испанском языке. Lingua 143, 108–128. DOI: 10.1016 / j.lingua.2014.01.013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Антон-Мендес, М. И., Никол, Дж., И Гаррет, М. Ф. (2002). Взаимосвязь между полом и обработкой согласования номеров. Синтаксис 5, 1–25. DOI: 10.1111 / 1467-9612.00045

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бадекер В., Куминяк Ф.(2007). Получение морфологии, согласия и рабочей памяти при составлении предложений: свидетельства от пола и случая на словацком языке. J. Mem. Lang. 56, 65–85. DOI: 10.1016 / j.jml.2006.08.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бадекер, В., и Льюис, Р. (2007). «Новая теория и вычислительная модель рабочей памяти в производстве предложений: ошибки согласования как сбои при поиске на основе реплик», в докладе на 20-й ежегодной конференции по обработке предложений CUNY. Сан-Диего, Калифорния: Калифорнийский университет. Доступно в Интернете по адресу: http://crl.ucsd.edu/cuny2007/program/235_Abstract.pdf

    Бейтс Д., Мехлер М., Болкер Б. и Уокер С. (2015). Подгонка линейных моделей смешанных эффектов с использованием lme4. J. Stat. Софтв. 67, 1–48. DOI: 10.18637 / jss.v067.i01

    CrossRef Полный текст

    Бок К. и Каттинг Дж. К. (1992). Регулирование умственной энергии: единицы производительности в языковом производстве. J. Mem. Lang. 31, 99–127.

    Google Scholar

    Бок К. и Эберхард К. М. (1993). Значение, звук и синтаксис в соглашении о числе в английском языке. Lang. Cogn. Процесс. 8, 57–99.

    Google Scholar

    Коэн, Дж. Д., Мак-Уинни, Б., Флатт, М. Р., и Провост, Дж. (1993). Psyscope: новая графическая интерактивная среда для разработки психологических экспериментов. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 25, 257–271.

    Коуэн, Н. (2001). Магическое число 4 в кратковременной памяти: переосмысление способности умственной памяти. Behav. Brain Sci. 24, 87–185. DOI: 10.1017 / S0140525X01003922

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    Диллон Б., Мишлер А., Слоггетт С. и Филлипс К. (2013). Противопоставление профилей вторжения для согласия и анафоры: экспериментальные и модельные доказательства. J. Mem. Lang. 69, 85–103. DOI: 10.1016 / j.jml.2013.04.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эберхард, К. М. (1999). Доступность концептуального числа для процессов согласования подлежащего и глагола в английском языке. J. Mem. Lang. 41, 560–578.

    Google Scholar

    Эберхард К. М., Каттинг Дж. К. и Бок К. (2005). Осмысление синтаксиса: согласование чисел при составлении предложений. Psychol. Ред. 112, 531–559. DOI: 10.1037 / 0033-295X.112.3.531

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фрэнсис, В. Н. (1986). Близкое согласие на английском. J. Eng. Лингвист. 19, 309–317.

    Google Scholar

    Франк, Дж.(2015). «Ошибки привлечения внимания: новое понимание взаимосвязи между грамматикой и обработкой», в Выступление на конференции «Соглашение между досками» , (Задар, Хорватия).

    Франк Дж., Виглиокко Г., Антон-Мендес И., Коллина С. и Фрауэнфельдер У. Х. (2008). Взаимодействие синтаксиса и формы в производстве предложений: кросс-лингвистическое исследование влияния формы на согласие. Lang. Cogn. Процесс. 23, 329–374. DOI: 10.1080 / 016701467993

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Франк, Дж., Vigliocco, G., and Nicol, J. (2002). Ошибки согласования подлежащего и глагола во французском и английском языках: роль синтаксической иерархии. Lang. Cogn. Процесс. 17, 371–404. DOI: 10.1080 / 016143000254

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хартсуикер Р. Дж., Шриферс Х., Бок К. и Кикстра Г. М. (2003). Морфофонологические влияния на построение субъектно-глагольного согласия. Mem. Cogn. 31, 1316–1326. DOI: 10.3758 / BF03195814

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаскелл, Т.Р. и Макдональд М.С. (2005). Составная структура и линейный порядок в языковом производстве: свидетельство согласования подлежащего-глагола. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 31, 891–904. DOI: 10.1037 / 0278-7393.31.5.891

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаспельмат, М. (2006). Против маркированности (и чем ее заменить). J. Лингвист. 42, 25. DOI: 10.1017 / S0022226705003683

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джесперсен, О.(1924). Философия грамматики . Лондон: Аллен и Анвин.

    Google Scholar

    Джаст М. А., Карпентер П. А. и Вулли Дж. Д. (1982). Парадигмы и процессы понимания прочитанного. J. Exp. Psychol. 111, 228.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Крамер Р. (2015). Морфосинтаксис пола . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Лоримор, Х., Бок, К., Залкинд, Э., Шейман, А., Борода, Р. (2008). Согласование и привлечение на русском языке. Lang. Cogn. Процесс 23, 769–799. DOI: 10.1080 / 016701774182

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ляшевская О. Н., Шарофф С. А. (2009). Частотный словарь современного русского языка . Москва: Азбуковник.

    Мартин А. Э., Ньюланд М. С. и Каррейрас М. (2014). Привлечение согласия при понимании грамматических предложений: свидетельство ERP из многоточия. Brain Lang. 135, 42–51. DOI: 10.1016 / j.bandl.2014.05.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миркович Дж. И Макдональд М. К. (2013). Когда единственное и множественное число являются грамматическими: семантические и морфофонологические эффекты находятся в согласии. J. Mem. Lang. 69, 277–298. DOI: 10.1016 / j.jml.2013.05.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Невинс, А. (2011). Отмеченные триггеры против отмеченных целей и обеднение дуала. Лингвист. Inq. 42, 413–444. DOI: 10.1162 / LING_a_00052

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Никол Дж., Фостер К. и Верес К. (1997). Процессы согласования подлежащего и глагола в понимании. J. Mem. Lang. 36, 569–587.

    Google Scholar

    Никол Дж. И Уилсон Р. (1999). «Согласование и регистр в русском языке: психолингвистическое исследование ошибок согласования в производстве», в Восьмой ежегодный семинар по формальным подходам к славянским языкам.Встреча в Филадельфии (Анн-Арбор, Мичиган: Michigan Slavic Publications), 314–327.

    Перлмуттер, Н. Дж., Гарнси, С. М., и Бок, К. (1999). Процессы согласования в понимании предложений. J. Mem. Lang. 41, 427–456.

    Google Scholar

    Куирк Р., Гринбаум С., Пиявка Г. Н. и Свартвик Дж. (1972). Грамматика современного английского языка . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    R Основная команда (2014). R: язык и среда для статистических вычислений . Вена: Фонд R для статистических вычислений.

    Зауэрланд У., Андерссен Дж. И Яцусиро К. (2005). «Множественное число семантически немаркировано», в Linguistic Evidence , ред. С. Кепсер и М. Рейс (Берлин: Mouton de Gruyter), 413–434.

    Слюссар Н., Самойлова М. (2014). «База данных для оценки частотности различных грамматических особенностей и флективных аффиксов в русских существительных», в Девятая Международная конференция по ментальной лексике (Ниагара-он-те-Лейк: Университет Брока и Университет Макмастера), 104–105.

    Таннер Д., Никол Дж. И Брем Л. (2014). Временной ход интерференции признаков в понимании соглашения: множественные механизмы и асимметричное притяжение. J. Mem. Lang. 76, 195–215. DOI: 10.1016 / j.jml.2014.07.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виглиокко, Г., Баттерворт, Б., и Гаррет, М. Ф. (1996). Согласование подлежащего и глагола в испанском и английском языках: различия в роли концептуального ограничения. Познание 61, 261–298.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Vigliocco, G., Butterworth, B., and Semenza, C. (1995). Конструирование субъектно-глагольного согласия в речи: роль семантических и морфологических факторов. J. Mem. Lang. 34, 186–215.

    Google Scholar

    Vigliocco, G., и Franck, J. (1999). Когда секс и синтаксис идут рука об руку: гендерное согласие в языковом производстве. J. Mem. Lang. 40, 455–478.

    Google Scholar

    Vigliocco, G.и Никол Дж. (1998). Разделение иерархических отношений и порядка слов в языковом производстве: синтаксический или линейный характер согласования близости? Познание 68, B13 – B29.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Vigliocco, G., and Zilli, T. (1999). Синтаксическая точность в построении предложений: случай гендерного разногласия среди носителей итальянского языка с нарушениями и здоровыми. Дж. Психолингвист. Res. 28, 623–648.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Вейджерс, М.У., Лау, Э. Ф., и Филлипс, К. (2009). Привлечение согласия в осмыслении: представления и процессы. J. Mem. Lang. 61, 206–237. DOI: 10.1016 / j.jml.2009.04.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    предикатных прилагательных | Что такое предикатные прилагательные?

    Наша история

    Предикат Прилагательное

    Предикатное прилагательное — это прилагательное, которое следует за связывающим глаголом и модифицирует (т.е. описывает) подлежащее связывающего глагола.

    Предикатное прилагательное контрастирует с атрибутивным прилагательным, которое обычно стоит непосредственно перед изменяемым существительным.Например:

    Примеры предикатных прилагательных

    Ниже приведены несколько примеров предикатных прилагательных. В этих примерах предикатное прилагательное выделено серым цветом, а изменяемый подлежащий выделен жирным шрифтом.

    • Ли кажется пьяным.
    • (Глагол связывания — «кажется».)

    • Все смешно, если только это происходит с кем-то другим.
    • (Глагол связывания — «есть».)

    • Если вы, хорошо выглядите, вам не нужна цель в жизни.
    • (Глагол связывания — «смотреть.»)

    • Что вы можете сказать об обществе, которое утверждает, что Бог мертв, а Элвис жив?
    • (В обоих случаях глагол связывания — «есть».)

    Определение предикатных прилагательных

    Уловка для определения предикатных прилагательных заключается в обнаружении связывающих глаголов. К связующим глаголам относятся следующие:

    • Глагол должен быть (в его различных формах, например, am , , , было , было , будет , было , было ).
    • «смысловые» глаголы (например, чувствовать , смотреть , чувствовать запах , ощущать вкус , звучать ).
    • «статусные» глаголы (например, , чтобы появиться, , , чтобы стать , , чтобы продолжить, , , чтобы расти, , , чтобы появиться , , чтобы повернуть ).

    Связующий глагол всегда будет завершаться прилагательным (сказуемое прилагательное) или существительным (сказуемое именительный падеж).

    Подробнее о связующих глаголах.

    Реальные примеры предикатных прилагательных

    В этих реальных примерах с предикатными прилагательными связующие глаголы выделены жирным шрифтом, а предикатные прилагательные затенены.

    • Так что вперед. Упасть. Мир выглядит на отличным от земли. (Ведущая ток-шоу Опра Уинфри)
    • Это всегда кажется невозможным, пока не будет сделано. (Президент Нельсон Мандела)
    • («Готово» — это причастие прошедшего времени, тип прилагательного.)

    • Некоторые люди никогда не перекусят, если еда пахнет слишком рыбным, ферментированным или сырным.(Знаменитый шеф-повар Йотам Оттоленги)
    • (Как показано здесь, связывающий глагол может быть дополнен цепочкой предикатных прилагательных.)

    Предикатные прилагательные и предикатные именительные падежи

    Довольно часто связующий глагол дополняется существительным или существительной фразой (называемой сказуемым именительным падежом). Сравните эти два примера:

    • Джон — это отлично.
    • (Здесь связывающий глагол «is» завершается сказуемым прилагательным.)

    • Иоанн — это вор.
    • (Здесь связывающий глагол «is» завершается именительным падежом сказуемого.Существительное словосочетание «вор». Это не прилагательное.)

    И прилагательные сказуемого, и именительные падежи предиката известны как подлежащие дополнения.

    Подробнее о именительных падежах предикатов.

    Почему мне нужны предикатные прилагательные?

    Вот две веские причины заботиться о предикатных прилагательных.

    (Причина 1) Не используйте наречие, когда необходимо прилагательное.

    Связывающий глагол может быть завершен только сказуемым прилагательным или сказуемым именительным падежом (т. Е. Существительным или местоимением).Оно никогда не завершается наречием.

    • Ваш суп плохой вкус .
    • («Вкусы» — это глагол связывания. «Плохо» — наречие, которое нельзя использовать для завершения глагола-связывания.)

    • Ваш суп на вкус плохой.
    • («Плохой» — прилагательное (сказуемое прилагательное).)

    Как ни странно, эту ошибку обычно совершают люди, которые знают достаточно грамматики, чтобы сознательно думать о том, использовать ли прилагательное или наречие. Зная, что наречия изменяют глаголы, они используют наречие.Однако «вкусы» — это связующий глагол, а не обычный глагол. Его можно дополнить прилагательным, но не наречием.

    • Ее волосы выглядят потрясающе на .
    • («Смотрит» — это связывающий глагол. «Удивительно» — наречие, которое не может завершать связывающий глагол.)

    • Ее волосы выглядят потрясающе.
    • («Удивительный» — прилагательное.)

    (Причина 2) Используйте правильный регистр, когда говорите на иностранном языке.

    В английском языке прилагательные не меняются в зависимости от того, используются ли они атрибутивно или предикативно.Следовательно, за исключением смешения наречий и прилагательных, описанного выше в разделе «Причина 1», предикатные прилагательные не вызывают много ошибок при написании для носителей английского языка. Однако в некоторых других языках (например, в русском) предметные дополнения (т. Е. Предикатные прилагательные и предикатные именительные) меняют падеж (например, в русском языке они меняются на инструментальный падеж). Итак, если вы изучаете иностранный язык, предмет которого дополняет падеж, вам следует позаботиться о предикатных прилагательных (и предикатных именительных в этом отношении).

    Ключевой момент

    • После связующего глагола используйте прилагательное, а не наречие.
      • Замечательно пахнет.
      • Замечательно пахнет.

    Помогите нам улучшить грамматику Monster

    • Вы не согласны с чем-то на этой странице?
    • Вы заметили опечатку?

    Сообщите нам, используя эту форму.

    См. Также

    Что такое предикат?
    Что такое именительный падеж сказуемого?
    Что такое прилагательное?
    Что такое глагол связывания?
    Что означает «изменить»?
    Что является подлежащим глагола?
    Словарь грамматических терминов

    Определение предиката по Merriam-Webster

    пред · я · cate

    | \ ˈPre-di-kət

    \

    : то, что утверждается или опровергается субъектом в предложении логики.

    б

    : термин, обозначающий собственность или отношение

    2

    : Часть предложения или предложения, которая выражает сказанное о подлежащем и обычно состоит из глагола с объектами, дополнениями или наречиями или без них.

    пред · я · cate

    | \ ˈPre-də-kāt

    \

    переходный глагол

    : , чтобы утверждать, что это качество, атрибут или свойство

    — используется со следующими из предикатов интеллекта людей.

    б

    : сделать (термин) сказуемым в предложении

    3

    : найдено, база

    — обычно используется с на , теория основана на недавних открытиях.

    пред · я · кат

    | \ ˈPre-di-kət

    \

    : завершение смысла связки

    сказуемое прилагательное сказуемое существительное

    Связь PRO-wh в модальных экзистенциальных wh-конструкциях

  • Абельс, Клаус.2003. Последовательная цикличность, анти-локальность и сложение цепочек. PhD, Университет Коннектикута, Сторрс.

  • Аун, Джозеф и Робин Кларк. 1985. О неявных операторах. В Южная Калифорния случайные статьи по лингвистике , 17–36. Лос-Анджелес: Университет Южной Калифорнии.

    Google Scholar

  • Бэбби, Леонард Х. 1998. Субъектный контроль как прямое предсказание: данные с русского языка.В г. Формальные подходы к славянской лингвистике 6: Встреча в Коннектикуте 1997 г. , ред. Желько Бошкович, Стивен Фрэнкс и Уильям Снайдер, 17–37. Анн-Арбор: Мичиганские славянские публикации.

    Google Scholar

  • Бэбби, Леонард Х. 2000. Бесконечные экзистенциальные предложения в русском языке: случай синтаксического дополнения. В г. Формальные подходы к славянской лингвистике 8: Встреча в Филадельфии 1999 г. , ред. Трейси Холлоуэй Кинг и Ирина А.Секерина, 1–21. Анн-Арбор: Мичиганские славянские публикации.

    Google Scholar

  • Бах, Эммон. 1979. Контроль в грамматике Монтегю. Лингвистический справочник 10: 515–531.

    Google Scholar

  • Бах, Эммон и Барбара Парти. 1980. Анафора и смысловая структура. В CLS 16: Материалы шестнадцатого ежегодного собрания Чикагского лингвистического общества .Чикаго, штат Иллинойс.

    Google Scholar

  • Бейлин, Джон Ф. 2004. Обобщенная инверсия. Естественный язык и лингвистическая теория 22: 1–49.

    Артикул

    Google Scholar

  • Бек, Сигрид. 2006. Эффекты вмешательства вытекают из интерпретации фокуса. Семантика естественного языка 14: 1–56.

    Артикул

    Google Scholar

  • Бек, Сигрид и Кайл Джонсон.2004. Снова двойные объекты. Лингвистический справочник 35: 97–124.

    Артикул

    Google Scholar

  • Белло, Андрес. 1847. Gramática de la lengua castellana (с примечаниями Руфино Дж. Куэрво; издание 1970 г.) . Буэнос-Айрес: от редакции Сопена, Аргентина.

    Google Scholar

  • Берман, Стивен. 1991. О семантике и логической форме придаточных предложений.Доктор философии, Массачусетский университет, Амхерст.

  • Бхатт, Раджеш. 2006. Скрытая модальность в неограниченном контексте . Гаага: Мутон де Грюйтер.

    Забронировать

    Google Scholar

  • Бошкович, Желько. 1996. Выбор и категориальный статус инфинитивных дополнений. Естественный язык и лингвистическая теория 14: 269–304.

    Артикул

    Google Scholar

  • Бреснан, Джоан.1978. Реалистичная трансформационная грамматика. В Лингвистическая теория и психологическая реальность , ред. Моррис Халле, Джоан Бреснан и Джордж Миллер, 1–59. Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

  • Каха, Павел. 2009. Наносинтаксис кейса. PhD, Университет Тромсё.

  • Капонигро, Ивано. 2003. Бесплатно, чтобы не спрашивать: О семантике свободных родственников и кросс-лингвистических словах. Канд. Дисс., Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе.

  • Капонигро, Ивано. 2004. Семантический вклад белых слов и сдвигов типа: данные от свободных родственников в кросслингвистическом стиле. В ОСВ 14: Материалы 14-й конференции по семантике и теории лингвистики , изд. Роберт Б. Янг, 38–55. Итака: CLC Publications.

    Google Scholar

  • Кьеркия, Дженнаро. 1984. Темы синтаксиса и семантики инфинитивов и герундий.Доктор философии, Массачусетский университет, Амхерст.

  • Кьеркия, Дженнаро. 1989. Структурированные значения, тематические роли и контроль. В Свойства, типы и значение, Том II: Семантические вопросы , ред. Дженнаро Чиеркиа, Барбара Парти и Раймонд Тернер, 131–166. Дордрехт: Клувер.

    Google Scholar

  • Хомский, Ноам. 1980. О переплете. Лингвистический опрос 11: 1–46.

    Google Scholar

  • Хомский, Ноам.1981. Лекции по управлению и переплету . Дордрехт: Foris.

    Google Scholar

  • Хомский, Ноам. 1995. Минималистическая программа . Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

  • Кларк, Робин. 1990. Тематическая теория в синтаксисе и семантике . Лондон: Крум Хелм.

    Google Scholar

  • Куликовер, Питер У., и Венди Уилкинс. 1986. Управление, ПРО и принцип проекции. Язык 62: 120–153.

    Google Scholar

  • Чешский национальный корпус — SYN. Институт Чешского национального корпуса, Прага, 12 марта 2012 г. http://www.korpus.cz.

  • Фарачи, Роберт А. 1974. Аспекты грамматики инфинитивов и for — фраз. PhD, Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс.

  • Фаркаш, Донка Ф.1988. Об обязательном контроле. Лингвистика и философия 11: 27–58.

    Артикул

    Google Scholar

  • Грюнендейк, Йерун и Мартин Стохоф. 1984. Исследования семантики вопросов и прагматики ответов. PhD, Амстердамский университет.

  • Гросу, Александр. 2004. Синтаксис-семантика модальных экзистенциальных конструкций wh. В Балканский синтаксис и семантика , изд.Ольга Мишеска Томич, 405–438. Амстердам: Джон Бенджаминс.

    Google Scholar

  • Хайда, Андреас. 2007. Неопределенность и сосредоточенность вопросительных слов. PhD, Университет Гумбольдта, Берлин.

  • Хэмблин, Чарльз Л. 1973. Вопросы на английском языке Монтегю. Основы языка 10: 41–53.

    Google Scholar

  • Хайм, Ирэн и Анжелика Кратцер.1998. Семантика в порождающей грамматике . Оксфорд: Блэквелл.

    Google Scholar

  • Хинтервиммер, Стефан. 2008. Q-наречия как селективные связующие: количественная изменчивость свободных родственников и определенных DP . Берлин: Мутон де Грюйтер.

    Google Scholar

  • Хорнштейн, Норберт. 1999. Движение и контроль. Лингвистический справочник 30: 69–96.

    Артикул

    Google Scholar

  • Хорнштейн, Норберт. 2001. Двигайся! Минималистическая теория конструкта . Оксфорд: Блэквелл.

    Google Scholar

  • Джекендофф, Рэй. 1972. Семантическая интерпретация в порождающей грамматике . Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

  • Якобсон, Полина.1995. О количественной силе английских свободных родственников. В Количественная оценка на естественных языках, Vol. II , ред. Эммон Бах, Элоиза Елинек, Анжелика Кратцер и Барбара Парти, 451–486. Дордрехт: Клувер.

    Google Scholar

  • Джонсон, Кайл. 2012. К выявлению различий в том, как произносятся WH-движение и QR. Lingua 122: 529–553.

    Артикул

    Google Scholar

  • Джонс, Чарльз.1991. Предложения цели: синтаксис, тематика и семантика английских конструкций назначения . Дордрехт: Клувер.

    Google Scholar

  • Карттунен, Лаури. 1977. Синтаксис и семантика вопросов. Языкознание и философия 1: 3–44.

    Артикул

    Google Scholar

  • Кондрашова Наталья. 2009. Условия лицензирования в бесконечных структурах.В г. Формальные подходы к славянской лингвистике 17: Йельская встреча 2008 г. , ред. Мария Бабёнышев, Дарья Кавицкая и Джоди Райх, 131–146. Анн-Арбор: Мичиганские славянские публикации.

    Google Scholar

  • Костер, январь 1984 г. О связывании и контроле. Лингвистический справочник 15: 417–459.

    Google Scholar

  • Костер, январь 1987 г. Домены и династии: радикальная автономия синтаксиса .Дордрехт: Foris.

    Google Scholar

  • Кратцер, Анжелика. 1991. Модальность. In Semantik: Ein internationales Handbuch der zeitgenössischen Forschung , eds. Арним фон Стехов и Дитер Вундерлих, 639–650. Берлин: Вальтер де Грюйтер.

    Google Scholar

  • Кратцер, Анжелика. 2008. Ситуации в семантике естественного языка. В Стэнфордская энциклопедия философии , изд.Эдуард Н. Залта. http://plato.stanford.edu/.

    Google Scholar

  • Кратцер, Анжелика и Дзюнко Симояма. 2002. Неопределенные местоимения: Взгляд с японского. В Труды третьей Токийской конференции по психолингвистике , изд. Юкио Оцу, 1–25. Токио: Хитузи Сёбо.

    Google Scholar

  • Ландау, Идан. 2000. Элементы управления: структура и смысл в бесконечных конструкциях .Дордрехт: Клувер.

    Google Scholar

  • Ландау, Идан. 2003. Движение из-под контроля. Лингвистический справочник 34: 471–498.

    Артикул

    Google Scholar

  • Ландау, Идан. 2004. Шкала конечности и исчисление контроля. Естественный язык и лингвистическая теория 22: 811–877.

    Артикул

    Google Scholar

  • Ларсон, Ричард.1991. Promise и теория управления. Лингвистический справочник 22: 103–139.

    Google Scholar

  • Ссылка, Годехард. 1983. Логический анализ множественного числа и массовых терминов: решеточный теоретический подход. В Значение, использование и интерпретация языка , ред. Райнер Бойерле, Кристоф Шварце и Арним фон Стехов, 302–323. Берлин: де Грюйтер.

    Google Scholar

  • Липтак, Анико.2003. Венгерские модальные экзистенциальные wh-конструкции. Рукопись.

  • Ливиц, Инна. 2012. Модальные притяжательные конструкции: на русском. Lingua 122: 714–747.

    Артикул

    Google Scholar

  • Мартин, Роджер А. 2001. Нулевой случай и распространение PRO. Лингвистический справочник 32: 141–166.

    Артикул

    Google Scholar

  • Мэй, Роберт.1977. Грамматика количественной оценки. PhD, Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс.

  • Торговец, Джейсон. 2001. Синтаксис молчания: пролив, острова и теория многоточия . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Монтегю, Ричард. 1973. Правильный подход к количественной оценке в обычном английском. В Подходы к естественному языку , ред. Яакко Хинтикка, Юлиус Моравчик и Патрик Суппес, 221–242.Дордрехт: Рейдел.

    Google Scholar

  • Мур, Джон и Дэвид М. Перлмуттер. 2000. Что нужно для дательного падежа? Естественный язык и лингвистическая теория 18: 373–416.

    Артикул

    Google Scholar

  • Панчева, Румяна. 2010. Больше студентов посещали FASL, чем ConSOLE. В г. Формальные подходы к славянской лингвистике 18: Корнельская встреча 2009 г. , ред.Уэйлс Браун, Адам Купер, Элисон Фишер, Эсра Кешичи, Никола Предолак и Драга Зек, 382–399. Анн-Арбор: Мичиганские славянские публикации.

    Google Scholar

  • Панчева, Румяна и Барбара Томашевич. 2011. Экспериментальное подтверждение синтаксиса фразовых сравнений в польском языке. В рабочих статьях Пенсильванского университета по лингвистике 17: Избранные статьи из PLC 34 , ed. Лорен Фридман. Филадельфия: Penn Linguistics Club.http://repository.upenn.edu/pwpl/vol17/iss1/21.

    Google Scholar

  • Панчева-Изворски, Румяна. 2000. Бесплатные родственники и связанные с этим вопросы. Доктор философии, Пенсильванский университет, Филадельфия.

  • Plann, Сьюзан Джоан. 1980. Относительные придаточные предложения на испанском языке без явных предшественников и связанных конструкций . Лос-Анджелес: Калифорнийский университет Press.

    Google Scholar

  • Рамчанд, Джиллиан.2008. Значение глагола и лексика: синтаксис первой фазы . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Забронировать

    Google Scholar

  • Розенбаум, Питер. 1967. Грамматика английского дополнения сказуемого дополнения сентенциального дополнения . Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

  • Рудин, Екатерина. 1986. Аспекты болгарского синтаксиса: дополняющие и белые конструкции .Колумб: Издательство Slavica.

    Google Scholar

  • Рулльманн, Хотце и Сигрид Бек. 1998. Проекция пресуппозиции и интерпретация который — вопросов. В ОСВ 8: Материалы 8-й конференции по семантике и лингвистической теории , ред. Девон Стролович и Аарон Лоусон, 215–232. Итака: CLC Publications.

    Google Scholar

  • Зауэрланд, Ули.1998. Значение цепей. PhD, Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс.

  • Шимик, Радек. 2008. Чешские модальные экзистенциальные wh-конструкции как свободные родственники vP-уровня. В Лингвистика в Нидерландах 2008 , ред. Марджо ван Коппен и Берт Ботма, 121–132. Амстердам: Джон Бенджаминс. DOI: 10.1075 / avt.25.14sim.

    Google Scholar

  • Шимик, Радек. 2011. Модальные экзистенциальные wh-конструкции. Доктор философии, Университет Гронингена [Опубликовано в серии диссертаций LOT].http://www.lotpublications.nl/index3.html.

  • Шимик, Радек. 2012a Анализ свойств элементов управления: аргумент от модальных экзистенциальных wh-конструкций. В Избранные статьи из SinFonIJA 3 , ред. Сабина Халупка-Решетар, Майя Маркович, Таня Миличев и Наташа Миличевич, 126–158. Кембридж: Издательство Кембриджских ученых.

    Google Scholar

  • Шимик, Радек. 2012b. Устранение формальных белых движений и теория свободного движения.Рукопись.

  • Старке, Михал. 2011. К элегантным параметрам: языковые вариации уменьшаются до размера лексически хранимых деревьев. Рукопись, Университет Тромсё. http://ling.auf.net/lingBuzz/001183.

  • Стивенсон, Тамина. 2010. Контроль в центрированных мирах. Журнал семантики 27: ​​409–436.

    Артикул

    Google Scholar

  • ван Крененбрук, Йерун и Анико Липтак.2006. Межъязыковой синтаксис слива: свидетельства венгерских родственников. Синтаксис 9: 248–274.

    Артикул

    Google Scholar

  • Велптон, Мэтью. 2002. Местоположение и управление с помощью инфинитивов результата. Семантика естественного языка 10: 167–210.

    Артикул

    Google Scholar

  • Уильямс, Эдвин. 1980. Предсказание. Лингвистический справочник 11: 203–238.

    Google Scholar

  • Вильчко, Мартина. 1999. Свободные родственники как неопределенные. В Wccfl 17: Материалы 17-й конференции Западного побережья по формальной лингвистике , ред. Кимари Н. Шахин, Сьюзен Блейк и Ын-Сук Ким. Стэнфорд: публикации CSLI.

    Google Scholar

  • Вурмбранд, Суси. 2001. Инфинитивы: Реструктуризация и структура предложений .Берлин: Мутон де Грюйтер.

    Google Scholar

  • Вурмбранд, Суси. 2002. Синтаксический и семантический контроль. В Исследования сравнительного германского синтаксиса: Труды 15-го семинара по сравнительногерманскому синтаксису , ред. Ян-Воутер Цварт и Вернер Абрахам, 93–127. Амстердам: Джон Бенджаминс.

    Google Scholar

  • Зубаты, Йозеф. 1922. Mám co dělati. Naše řeč 6: 65–71.

    Google Scholar

  • Интерфейс синтаксиса / семантики; Алена Сошен

    Это исследование объединяет когнитивную лексическую семантику и формальный синтаксический анализ в отношении философии и логики языка. Он занимается широким кругом вопросов и вносит соответствующие наблюдения и анализ, предлагая новый подход к лексическим и синтаксическим представлениям.В рамках генеративного синтаксиса / семантики используются различные теоретические основы. Данные на русском и других языках (украинский, болгарский, романские, английский, иврит) анализируются, чтобы выявить природу категорий, которыми обладает каждый язык.

    Чтобы ответить на вопрос о том, как семантически пустые элементы интерпретируются концептуальными

    системе особое внимание уделяется нулевым категориям в русском языке (про безличностные предложения,

    за экзистенциальные предложения).Исследуются две позиции подлежащего в таблице аргументов глагола:

    и делается вывод о существующем параллелизме лексических (микро-) и

    синтаксические (макро) модели. «Косвенная» или «нулевая» позиция субъекта считается более

    общий и всеобъемлющий в обоих случаях. Последняя (макро-) модель связывает семантический родовой /

    необщее различие предложений с двумя функциональными заголовками Tense и Agreement на английском языке,

    Русский, иврит и испанский.Понятие универсальности теперь включает личный уровень, например

    когда определенное свойство сохраняется во всех возможных для человека ситуациях. В исследовании задействованы

    теория предикации для связи семантических компонентов с формальными синтаксическими описаниями; как

    Например, некоторые прилагательные предикаты, которые не участвуют в родовом образовании, являются

    представлены как ненасыщенные функции состояний.

    Исследование тесно связывает проблему синтаксического предсказания с когнитивным подходом к

    лексические единицы как наборы категориальных признаков, чтобы улучшить наше понимание

    категоризация и способ объединения слов в лексические единицы.Вслед за Хомским (2000,

    2001), предикация рассматривается как операция слияния двух синтаксических элементов, которая

    поддерживает идею прямой связи между определенными синтаксическими представлениями (например, небольшие

    статей) и начальные этапы освоения языка. Отношения предикации пересматриваются.

    как набор упорядоченных функций, где важно не только их количество, но и направление, так как

    они применяются как на уровне предложения, так и внутри модифицированных НП.

    Структуры переходных и непереходных глаголов и их аргументы исследуются как

    способ изучения минимальных звеньев предикации. По результатам этого исследования,

    эти модели, анализируемые как «многоуровневые» в том смысле, что они могут быть спроецированы в синтаксис с помощью

    части, демонстрируют межъязыковую согласованность. Напрашивается вывод, что лексические аргументы должны быть

    оценивается с точки зрения их места в иерархии событий / состояний.Подробный

    Анализ свойств слоя «результат» приводит к вопросу о рефлексивности. В

    анализ рефлексивных структур в славянских и романских языках проводится для установления

    связь между синтаксическими свойствами возвратных глаголов и когнитивным представлением нашего

    доступ к себе (после Chierchia 1989).

    Конечная цель этого исследования — стимулировать дальнейшую работу по развитию

    междисциплинарные подходы к изучению языка и способствовать нашему знанию

    универсалии естественного языка.

    на английском 4 Карточки | Ошибки в Quizlet

    ~ логическая ошибка : ложная идея или ошибочное убеждение, полученное в результате ошибочного рассуждения
    ~ нормативное заблуждение : ошибочное убеждение или ложная идея, которая нарушает норму или стандарт

    морфема : наименьшая значимая часть слова, будь то полное слово, префикс или суффикс, или перегиб

    морфология : ветвь грамматики, которая имеет дело с формами слов и их формированием, например, путем перегиба или образования

    парадигма : выкройка или пример.В грамматике слово определенного класса, показанное со всеми его флексиями (изменениями формы).
    EX: хорошо лучше лучше
    Положительное сравнительное превосходное

    фонема : наименьший значимый речевой звук в языке; единица, которая служит для различения похожих высказываний друг от друга, как панорама от пера

    структурная лингвистика : изучение языка для определения и описания структурных паттернов и их взаимосвязей

    синтаксис : ветвь грамматики, имеющая дело с расположением слов и словосочетаний в предложении

    семантика : научное изучение значений слов; Слово происходит от греческого слова semantikos , что означает значение. Семантика особенно занимается историческим развитием значений слов и изменениями, которые происходят в значениях определенных слов. Определения семантики будут варьироваться в зависимости от определяемой области семантики. Три основных области семантики определяются в зависимости от функции.
    раннее название семантики — semasiology & significs

    Получившее признание к 1925 году, и, как и другие описательные грамматики, подчеркивает устную речь над письменной. В отличие от традиционной грамматики, ее анализ языка начинается со словоформ и возвращается к значению.Акцент делается на грамматическом значении, а не на семантическом значении или общем значении. Структурные грамматики пытаются сделать обобщения об английском языке, а не сформулировать конкретные правила.

    Традиционная грамматика в первую очередь занимается морфологией и синтаксисом. Структурная грамматика также занимается изучением звуков в языке, в частности, влияния звука на значение. Акцент делается на фонемах, , ударении, высоте тона и соединении (паузы между словами или внутри слов, позволяющие отличить одно слово или фразу от другого).

    Структурная грамматика включает в свой анализ морфем такие образцы, как множественное и притяжательное число существительных, прошедшее время и причастия прошедшего времени глаголов, склонение -s третьего лица единственного числа настоящего времени, причастия настоящего времени, причастия формы прилагательных и местоимений, а также методы, используемые для обозначения сослагательного наклонения. Из-за упора на разговорный английский, структурная грамматика также включает в себя различия значений, возникающие при выделении определенного слога (подлежащее vs.субъект ‘) или добавлением словообразовательных аффиксов (друг и друг).

    Вместо традиционных восьми частей речи он распознает двенадцать классов слов. Четыре из этих классов — существительные, глаголы, прилагательные и наречия — сохраняют традиционные названия. Однако определения зависят от формы, функции и положения. Существительные, например, рассматриваются как слова, которые могут склоняться во множественном числе и в родительном падеже «притяжательный», и которые могут использоваться в предложениях субъекта и объекта.

    Остальные восемь классов слов называются функциональными словами, которые имеют мало или совсем не имеют лексического значения. Функциональные слова имеют восемь классов:
    1. вспомогательных слова — также известны как «вспомогательные глаголы». list: be (am, are, is, was, were, being), can, could, do (делал, делает, делает), have (имел, имеет, имеющий), может, мог, должен, должен, должен, будет , будет
    2.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *