Речевой этикет это область языковых единиц которая обслуживает: Речевой этикет (на примере утешения)

Содержание

Комбинаторика единиц речевого этикета в контексте ситуации «Ответ на благодарность» в русском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Влавацкая М. В. Комбинаторика единиц речевого этикета в контексте ситуации «ответ на благодарность» в русском языке / М. В. Влавацкая // Научный диалог. — 2016. — .№ 7 (55). — С. 9—22.

ERIHJMP

Журнал включен в Перечень ВАК

и I к I С н’ s

PERKXMCALS DIRECIORV.-

УДК 811.161.142:395.6

Комбинаторика единиц речевого этикета в контексте ситуации «ответ на благодарность» в русском языке

© Влавацкая Марина Витальевна (2016), доктор филологических наук, профессор кафедры иностранных языков гуманитарного факультета, Новосибирский государственный технический университет (Новосибирск, Россия), [email protected] ru.

SPIN-code: 2066-4653

Статья посвящена рассмотрению комбинаций речевых единиц этикета в рамках ситуации ответа на благодарность в русской лингвокультуре. С одной стороны, исследование проходит в рамках комбинаторного синтаксиса, исследующего синтагматику и комбинаторику слов, словосочетаний и предложений в построении высказывания или текста. С другой стороны, оно затрагивает сферу речевого этикета, который, по определению И. А. Стернина, представляет собой совокупность правил речевого поведения людей, определяемых взаимоотношениями говорящих и отражающих вежливые отношения между людьми. Актуальность работы обусловлена необходимостью проведения исследований по языковой комбинаторике в целях изучения речевой деятельности человека в контексте определённых ситуаций. Автор поднимает вопрос о комбинаторных свойствах речевых единиц этикета русского языка в ситуации общения «ответ на благодарность», которые выявляются на основе комбинаторно-семантического анализа. В фокусе внимания находятся этикетные речевые реакции носителей русского языка на благодарность. Эти единицы рассматриваются, во-первых, как комбинаторно-обусловленные единицы, во-вторых, как средства языкового выражения в контексте ситуации «ответ на благодарность» и, в-третьих, как средство речевого воздействия на собеседника.

Ключевые слова: речевые единицы этикета; ответ на благодарность; комбинаторика; синтагматика; комбинаторный синтаксис; комбинаторно-обусловленные единицы; комбинаторно-семантический анализ.

1. Введение

Языковая комбинаторика распространяется на все знаки языка и, по определению М. М. Маковского [Маковский, 1985], представляет собой

составление и изучение различных комбинаций языковых единиц, которые подчинены определённым коммуникативным задачам при данных условиях их реализации и которые можно образовать из заданного количества таких единиц. Это определение лежит в основе комбинаторной лингвистики, изучающей синтагматические свойства языковых единиц и их комбинаторный потенциал, в рамках которой проходит наше исследование. В силу того что в качестве языкового материала выступают не только слова, но и сочетания слов и предложения, данное исследование следует отнести к области комбинаторного синтаксиса, изучающего синтагматику и комбинаторику слов, словосочетаний и предложений в построении высказывания или текста [Влавацкая, 2013, с. 9].

С другой стороны, данное исследование затрагивает вопросы речевого этикета, который является объектом изучения в работах многих отечественных языковедов [Формановская, 1982; 2005; Акишина и др., 1983; Гольдин, 1983 и др.] и зарубежных учёных [Leech, 1996; Kasper, 1990; Meng и др., 2007; Brown и др., 1987 и т.д.]. Речевой этикет может быть определён как «совокупность правил речевого поведения людей, определяемых взаимоотношениями говорящих и отражающих вежливые отношения между людьми» [Стернин, 1996, с. 4].

В соответствии с правилами русского речевого этикета существуют определённые формулы ответа на обращение [Стернин, 1996, с. 43], то есть адресат должен определённым образом показать свою реакцию, продемонстрировать то, что он либо принимает обращение к нему, либо не принимает. В отношении ситуации ответа на благодарность возможен и третий вариант — игнорирование благодарности, что, по нашим наблюдениям, происходит достаточно редко. Как правило, русские реагируют на благодарность, используя характерные именно для данной ситуации единицы речевого этикета, которые рассматриваются, во-первых, как комбинаторно-обусловленные единицы (так как зависят от контекста ситуации и являются семантически идентичными), во-вторых, как средства языкового выражения в контексте ситуации «ответ на благодарность» (для демонстрации положительного отношения к собеседнику и его поступку) и, в-третьих, как средство речевого воздействия на собеседника (из желания поддерживать и впредь хорошие отношения), например, как в контексте, который предполагает комбинаторно-обусловленные варианты ответа идентичной семантики: — Вот тебе обещанный диск. Еле нашёл. — Да! Спасибо. — Пожалуйста /На здоровье /Не за что /Пустяки /Не стоит / Обращайся и т. д.

Используя данные единицы речевого этикета, с прагматической точки зрения адресат и адресант руководствуются принципами вежливости

и продолжения сотрудничества, то есть одновременно реализуются фати-ческая, этическая, эстетическая и другие подфункции коммуникативной функции языка.

В данной статье речь идёт о комбинаторно-обусловленных речевых единицах этикета — словах, словосочетаниях и предложениях, которые используются в определённом контексте ситуации общения и всякий раз являются реакцией на благодарность за оказанную услугу, помощь, совет и т.п.

Цель статьи — выявить речевые этикетные единицы в русской лингво-культуре, используемые в ситуации общения «ответ на благодарность», и охарактеризовать их комбинаторику.

Материалом послужили устные диалоги из жизни носителей русского языка, собранные с помощью метода лингвистического наблюдения, также в исследовании используется комбинаторно-семантический анализ и описательный метод.

2. Комбинаторно-семантический анализ единиц этикета в контексте ситуации «ответ на благодарность»

Комбинаторно-семантический анализ в данном исследовании направлен на выявление речевых единиц этикета (слов, словосочетаний, предложений) в контексте семантической ситуации «ответ на благодарность» и на описание их комбинаторики.

Исследование показало, что для русской лингвокультуры характерен определённый ментальный сценарий благодарности, который подразумевает, что за каждое хорошее дело необходимо платить тем же. Отсюда следует, что в случае, если собеседник оказал вам услугу, помощь, совет и т. д., важно выразить ему так называемую ответную любезность — поблагодарить его за потраченное время и усилия [Бердникова, 2005]. В данном контексте ситуации это не является обязательным, но всё же традиционно признаётся, что собеседник должен подтвердить, принимает он эту благодарность или нет, чтобы благодарящий не чувствовал себя обязанным по отношению к нему.

Далее приступим непосредственно к анализу речевых единиц, зафиксированных нами в диалогах ситуации общения «ответ на благодарность».

Пожалуйста — этикетное междометие, или «слово внечастеречной принадлежности» [Панова, 2001, с. 47], является наиболее частым ответом на благодарность, что подтверждается данными «Частотного словаря русского языка» [Засорина, 1977, с. 498]. Данный ответ является универсальным — его используют и в официальном, и в дружеском разговоре,

и в ситуации общения с незнакомыми людьми, что подтверждается следующим языковым материалом:

(1) На приёме у врача.

— Сделайте сначала рентген, потом с результатами придёте ко мне на приём. Вот ваша карта, её тоже принесёте в следующий раз. Пока ничем больше не лечитесь, после рентгена решим, что дальше.

— Спасибо большое, до свидания.

— Пожалуйста.

(2) Ситуация на улице.

— Извините, а не подскажете, где тут находится Медкадры, 10?

—А вы уже почти пришли, вот прям за этим садиком. Обойдите его, он с той стороны.

—А, хорошо. Спасибо большое.

— Пожалуйста.

(3) Поздравление по радио.

— От всей души мы вас поздравляем с этим прекрасным, я бы даже сказал замечательным днем!

— Ой, спасибо, спасибо!

— Пожалуйста. И что мы сейчас будем слушать?

Как показывают примеры, использование пожалуйста в данной ситуации свидетельствует о хорошем владении нормами этикета и соблюдении конвенциональных ритуалов, а также передает дружеское отношение к собеседнику. Этот ответ является стилистически нейтральным, выполняет ритуальную функцию и демонстрирует успешность коммуникативного акта, поэтому его можно использовать в любом контексте ситуации ответа на благодарность. При этом отношения адресант — адресат могут быть любыми — как равными, так и не равными по социальному уровню, например, врач — пациент, начальник — подчинённый и под.

Вариантами пожалуйста являются такие единицы этикета, как Большое пожалуйста и Всегда пожалуйста. Первая состоит из этикетного слова и качественного прилагательного на основе согласования. «Пожалуйста» в данном случае наделяется признаками имени существительного среднего рода единственного числа, как в следующем примере.

(4) На дне рождения.

— Здорово, это именно то, что мне было нужно. Где умудрился достать? Я все магазины обошла — не нашла. Ну, спасибо, это суперподарок. Большое тебе спасибо.

— Большое пожалуйста!

Речевая единица Большое пожалуйста наделена эмоциональной окраской, используется в неофициальном стиле общения между близкими друзьями или знакомыми. Употребляя её в разговоре, коммуникант применяет языковую игру: использование для повтора слова, которому не свойственна данная сочетаемость. Этот вариант ответа пожалуйста становится более экспрессивным.

Целью употребления эмоционально окрашенного варианта Всегда пожалуйста является не только и не столько исполнение ритуала, сколько демонстрация хорошего отношения к собеседнику. Эта спаянная этикетная конструкция представлена сочетанием наречия и этикетного междометия пожалуйста, связь между словами — примыкание.

(5) Разговор между соседями.

— Саша, как хорошо, что ты мне попался. Я не могу дверь открыть. Заело что-то. Помоги.

—Давай…. Ну вот и всё. Ты ключ просто погнула.

— Понятно. Буду аккуратней теперь. Спасибо.

— Всегда пожалуйста.

Из данного контекста можно понять, что отношения между адресатом и адресантом достаточно дружественные, поэтому позволителен неформальный стиль общения. Пожалуйста выступает с предикативной семантикой, то есть смысл можно представить следующим образом: «обращайся в любое время — я всегда готов помочь». Так, в словосочетании актуализируется связь между наречием и глаголом. В качестве дополнительного, имплицитного смысла выступает смысл ‘готовность и дальше помогать собеседнику’.

Стилистически нейтральная, семантически спаянная единица Не за что характеризуется ударением на отрицательной частице не. Эта фраза выполняет ритуальную функцию и, как ответ на благодарность, также является достаточно частотной. Её употребление варьируется по сферам общения от той, где социальный статус коммуникантов диаметрально противоположен, например, профессор и студент, до той, где превалируют весьма близкие отношения, например, между родственниками и друзьями. Далее рассмотрим ситуации.

(6) Разговор преподавателя и студента.

— А вы его видели вообще сегодня?

— Ну да, он заходил на кафедру, потом ушел на лекцию, в эту аудиторию.

— Его там уже нет.

— Тогда спросите его номер телефона на кафедре. Все, больше ничем не могу помочь.

— Спасибо

—Не за что.

(7) Разговор между однокурсницами.

— Так что давай соберись уже и начинай готовиться к сессии! Хватит сидеть и стонать, что ничего не успеваешь! Быстро!

— Спасибо, Юль.

—Да не за что. Пока.

(8) Разговор между приятельницами.

— А можешь посмотреть, какие там у вас рейсы до Благовещенска есть прямые? К бабушке летом хочу съездить. А от нас вот нет прямых.

— Ладно, только теперь после праздников. Пока же никто не работает.

— Ок, спасибо большое, выздоравливай поскорее.

— Не за что пока ещё.

Этикетная речевая единица Не за что в семантическом плане свидетельствует об успешности коммуникативного акта, используется в данном контексте ситуации для завершения контакта. Говорящий представляет ситуацию так, будто для него совершённый поступок не являлся трудновыполнимым. Особенно ярко это прослеживается в диалоге 8, где один коммуникант благодарит другого по сути за обещание выполнить просьбу, второй в свою очередь утверждает, что пока благодарить рано, так как действие ещё не выполнено. В данном диалоге налицо буквальное понимание фразы.

Далее по частотности употребления идёт речевая единица этикета, которая имеет полный вариант (Не стоит благодарности) и усеченный (Не стоит). Морфологической особенностью второй фразы является открытая валентность глагола: он требует косвенного дополнения, но в данном контексте употребляется без него. С точки зрения семантики примечателен глагол стоить со значением ‘иметь определённую стоимость’. Полный вариант фразы используется в официальной ситуации общения.

(9) Разговор начальника и подчинённого:

— Даже не представляю, как бы я справился без вас. Благодарю за помощь.

— Что вы, не стоит благодарности. Всегда рад помочь. Мы же одно дело делаем!

Как можно заметить, в данном контексте актуализируется семантика «не нужно благодарить, я выполнил свою работу». В ситуации неформального общения между равными по статусу коммуникантами «не стоит» значит «не нужно благодарить, так как мне это было сделать несложно».

(10) Диалог в автобусе.

— Да за такие деньги можно купить пуховик не какой-то там забытой модой Финляндии, а, к примеру, нормальный немецкий…

—Да ну? А где?

— В московском Спорт-сити, там распродажа идёт финских пуховиков.

— Здорово, сходить надо. Спасибо за совет.

— Не стоит.

(11) Диалог между однокурсниками.

— Не поверишь, я все-таки принёс тебе книгу.

— Спасибо, Петя!

— Не стоит.

Не стоит — стилистически нейтральная ритуальная реплика, которая означает успешность коммуникативного акта. В качестве коммуникативного будущего можно прогнозировать либо продолжение контакта, но уже на другую тему, либо его завершение. Говорящий дает понять собеседнику, будто его усилия столь незначительны, что «не стоят благодарности».

Этикетная единица Вам спасибо — это ритуальная реплика, частотная в сфере обслуживания. Оба собеседника обмениваются благодарностями, используя идентичные фразы, но последний оформляет высказывание с переносом ударения на местоимение «вам». Синтаксическая связь в словосочетании — управление, спасибо выступает в роли предикатива, то есть перефразировать конструкцию можно так: «выражаю Вам свою благодарность».

(12) Диалог в магазине между кассиром и покупателем.

— Чек в пакете, вот ваша сдача, спасибо за покупку.

— Вам спасибо.

Собеседники благодарят друг друга за оказание определённых услуг. В данном случае ответ выполняет функцию размыкания контакта.

Речевая единица Ну что ты, мне нетрудно — эмоционально окрашена и в некоторой степени окказиональна, используется в неофициальном общении и имеет целью не выполнение ритуала, а освобождение собеседника от чувства обязанности.

(13) Разговор между подругами.

— Если бы не ты, я бы точно съела не то что-нибудь. Ты меня просто от смерти спасла! Спасибо тебе, спасибо тебе огромное!!!

— Ну что ты, мне нетрудно.

Как видим, благодарность принимается, но, вероятно, с иронией. В контексте ставится под сомнение не только количественная характеристика съеденного, но и необходимость в ней вообще.

При обращении к эмоционально окрашенной речевой единице этикета На здоровье имеет место актуализация темы «Здоровье». Традиционно этот ответ имеет место после приёма пищи.

(14) Диалог близких родственников после приёма пищи.

— Обожаю твои булочки, есть их могу хоть тоннами!! Спасибо.

— На здоровье.

Как мы видим, разговор происходит за столом. Однако в настоящее время заметно расширение ограничительных рамок данной темы. Приведём примеры.

(15) Диалог между коллегами-корреспондентами.

— Спасибо за монтаж, Женёк. Ну все, давай до завтра.

— На здоровье. Пока.

(16) Разговор между коллегами-корреспондентами.

— Ну всё, Олечка, иди на монтаж. Спасибо.

— За что?

— За такой хороший сюжетик.

— На здоровье. Точнее, на эфир.

В этих примерах можно заметить, что семантика обыгрывается посредством языковой игры: один из собеседников сначала произносит традиционный ответ, затем меняет в ней существительное здоровье на существительное эфир, так как работники телевидения часто используют профессиональное выражение с подобным управлением — сюжет на утренний эфир. В результате контаминации получается вариант с семантикой «Я сделал эту услугу (сюжет) для эфира».

Эмоционально окрашенная единица этикета Пустяки — имя существительное во множественном числе, выполняющее функцию междометия. Используется в неофициальном разговоре, в котором коммуниканты могут значительно различаться по возрасту.

(17) Диалог в автобусе.

— Садитесь, пожалуйста.

— Ох, да не надо было. Ну спасибо, внученька, спасибо тебе.

— Пустяки.

Данный ответ подразумевает, что «услуга ничтожно мала, поэтому благодарности не требуется».

Кроме того, нередко можно услышать эмоционально окрашенный ответ Обращайся /-тесь (если что), используемый в официальной и неофициальной речи (полный и краткий вариант).

(18) Диалог между подругами.

— Так что не переживай, я там со всеми созвонилась, тебя встретят.

— Премного благодарна. Чтоб я делала без тебя.

— Этого я не знаю. Обращайся если что.

Форма повелительного наклонения выражает готовность одного из коммуникантов прийти на помощь другому в любое время.

Эмоционально окрашенная фраза Спасибо в карман не положишь используется в неофициальной речи. Данный ответ выражает неудовлетворённость коммуниканта устной благодарностью и намёк на более весомое поощрение. Лексическое значение фразы спаянно, имеет место субстантивация спасибо.

(19) Разговор друзей № 1.

— Миша, ты меня так выручил! Спасибо тебе огромное. Даже не знаю, что бы я без тебя делала.

— Спасибо в карман не положишь.

—Да? Ну хорошо, как же мне тогда тебя благодарить?

—Да ладно, это ж шутка была!

— А я то уж испугалась!

(20) Разговор друзей № 2.

— Значит теперь комп будет работать как обычно, без всяких сумасшедших знаков?

— Ага.

— Ну здорово. Спасибо.

— Спасибо в карман не положишь.

— И чего же тебе нужно туда положить?

Как можно заметить, в отличие от других речевых единиц этикета в контексте ситуации ответа на благодарность употребление данной фразы вынуждает коммуникантов к продолжению общения.

Кушай с булочкой — эмоционально окрашенная неформальная речевая единица, в которой имеет место смысловая спаянность компонентов. Морфологические особенности глагола кушай: повелительное наклонение, единственное числе, второе лицо. По своим характеристикам это переходный глагол несовершенного вида, но в данном контексте он употребляется не с прямым дополнением, а с косвенным, то есть намеренно допускается нарушение синтаксической сочетаемости. Далее рассмотрим некоторые контексты.

(21) Разговор подруг.

— Ну кто тебя просил туда ходить? Ну я же просила не ходить туда без меня! Теперь только хуже будет и мне точно его не видать! И всё из-за тебя. Спасибо тебе, услужила!

— Кушай с булочкой.

(22) Разговор коллег.

— Кто делал сюжет о приюте для кошек? Отзовитесь!

— Лера Чернышёва кажется. Только нет её пока. Придёт точно, сама спроси.

— Спасибо.

— Кушай с булочкой.

Как можно заметить, в одном диалоге речевой акт не достигает своей цели, так как имеет место мнимая благодарность за мнимую услугу, что обусловливает и соответствующий ответ. В другом диалоге контакт успешен, цель поддержания дружеского общения достигнута. Имплицитный смысл данной речевой единицы можно объяснить фоновыми знаниями русской культуры, где пищу принято принимать с хлебом. В этих контекстах актуализируется тема принятия благодарности как пищи, другими словами, происходит метафоризация лексического значения.

В ходе исследования нами был зафиксирован ещё один нетрадиционный ответ — Не шуршит и не булькает. Это ироническая, эмоционально окрашенная, неофициальная единица речи, выражающая шутливое неприятие ответа. Так, фамильярная благодарность одного коммуниканта провоцирует язвительный ответ другого в следующем диалоге:

(23) Диалог между коллегами.

— Жень, может отдашь уже кассету?

— На.

— Спасибочки.

— Не шуршит и не булькает.

— Какой-то ты меркантильный!

Данная речевая единица содержит два однородных сказуемых без подлежащего. Опираясь на фоновые знания, ее можно расшифровать следующим образом: «Спасибочки не шуршит, как деньги, и не булькает, как бутылка с алкоголем». Это значит, что один из собеседников не удовлетворён вербальной благодарностью и требует материального вознаграждения. Другой коммуникант поддерживает заданную тональность, упрекая автора в его меркантильности.

Эмоционально окрашенная речевая единица Ради Бога опирается на христианский мотив «мне не сложно помочь» и реализует функцию принятия благодарности.

(24) Диалог между однокурсниками.

— Спасибо, что уделила мне время. Не ожидал, что оно найдётся. Теперь думаю смогу разобраться тут.

—Да ради Бога, мне не сложно.

Отношения между коммуникантами выстраиваются так: благодарность — завершение контакта — возможность обратиться с просьбой в будущем. Усилительная частица да делает акцент на неформальных отношениях собеседников.

3. Результаты и выводы

Итак, ответ на благодарность является показателем лингвокультурной компетенции коммуниканта. Нами было выявлено четырнадцать комбинаторно-обусловленных речевых единиц этикета с идентичной семантикой, которые с регулярностью употребляются в ситуации ответа на благодарность и выполняют фатическую, этическую, эстетическую и другие функции в коммуникации.

Наиболее частым, универсальным ответом как в официальном, так и в неформальном общении является междометие пожалуйста. Целью ответа в данном случае является следование ритуалу. Если же главная цель — показать своё положительное отношение к собеседнику, часто используются эмоционально окрашенные этикетные единицы (большое спасибо — большое пожалуйста), формулы, в которых присутствует элемент языковой игры, метафора (кушай с булочкой) или которые опираются на фоновые знания носителя русского языка (спасибо в карман не положишь). Подобные варианты наиболее часто употребляются в неофициальном дружеском общении.

Отвечая на слова благодарности, человек посредством этикетных формул, как правило, стремится преуменьшить затраченные усилия в глазах собеседника, чтобы тот не чувствовал себя обязанным. Иногда ответ на благодарность содержит намек (обычно шутливый) на ожидание иного вознаграждения за оказанную услугу, чем словесное выражение благодарности. Тогда ответ на благодарность преобразуется в упрек адресату (не шуршит и не булькает). Также выявлено, что в этикетных формулах ответа на выражение благодарности присутствуют дополнительные смыслы: актуализируются значения угощения, здоровья, товарно-денежных отношений и др.

Таким образом, в контексте ситуации «ответ на благодарность» носители русского языка используют ограниченное количество этикетно-маркированных и комбинаторно-обусловленных речевых единиц с почти идентичной семантикой, которые являются показателем хорошего владения нормами речевого этикета и обусловливают полноценную реализацию фатической, этической, эстетической и других важных языковых функций в социальной коммуникации.

Литература

1. Акишина А. А. Русский речевой этикет / А. А. Акишина, Н. И. Форманов-ская. — Москва : Русский язык,1983. — 181 с.

2. Бердникова А. Г. Речевой жанр благодарности: когнитивный и семантико-прагматический аспекты : автореферат диссертации … кандидата филологических наук / А. Г. Бердникова. — Новосибирск, 2005. — 24 с.

3. Влавацкая М. В. Теоретические основы комбинаторной лингвистики: лексикологический и лексикографический аспекты (на материале русского и английского языков) : диссертация … доктора филологических наук / М. В. Влавацкая. — Кемерово, 2013. — 470 с.

4. Гольдин В. Е. Речь и этикет / В. Е. Гольдин. — Москва : Просвещение, 1983. — 109 с.

5. Маковский М. М. Проблемы лингвистической комбинаторики / М. М. Маковский // Вопросы языкознания. — 1985. — № 3. — С. 43—57.

6. Панова Г. И. Современный русский язык. Морфология: словарь-справочник / Г. И. Панова. — Абакан : Издательство Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, 2001. — Ч. 1. — 192 с.

7. Стернин И. А. Русский речевой этикет / И. А. Стернин. — Воронеж : Издательство Воронежского университета, 1996. — 125 с.

8. Формановская Н. И. Культура общения и речевой этикет / Н. И. Форманов-ская. — Москва : ИКАР, 2005. — 250 с.

8. Формановская Н. И. Употребление русского речевого этикета / Н. И. Формановская. — Москва : Русский язык, 1982. — 196 с.

9. Частотный словарь русского языка / под ред. Я. Н. Засориной. — Москва : Русский язык, 1977. — 934 с.

11. Brown P. Politeness : Some Universals in Language Usage / P. Brown, S. Levin-son. — Cambridge, MA : Cambridge University Press, 1987. — 345 p.

12. Kasper G. Linguistic Politeness : Current Research Issues / G. Kasper. — Journal of Pragmatics. — 1990. — № 14. — Р. 193—218.

13. Leech G. Principles of Pragmatics / G. Leech. — London, New York : Longman, 1996. — 257 p.

14. Meng X. The Polite Verbal Behavior in Cross-gender Communication / X. Meng, J. Li. B. Wang // Intercultural Communication Studies. — 2007. — № 16 (2). — P. 192—201.

Speech Etiquette Units Combinatorics in Context of Situation of «Response to Gratitude» in Russian Language

© Vlavatskaya Marina Vitalyevna (2016), Doctor of Philology, professor, Department of Foreign Languages, Faculty for Humanities, Novosibirsk State Technical University (Novosibirsk, Russia), [email protected]

The article is devoted to consideration of combinations of speech units of the etiquette in the situation of response to the appreciation in the Russian language culture. On the one hand, the study is made in the framework of combinatorial syntax, exploring syntagmatic and combinatorics of the words, phrases and sentences in the construction of the utterance or text. On the other hand, it affects the sphere of speech etiquette, which, by definition of I. A. Sternin, is a set of rules of speech behaviour of people ruled by the relationship of the speaker and reflecting the gentle relationship between people. The relevance of the work is determined by the necessity of research on language combinatorics to study the speech of human activities in the context of certain situations. The author raises the question about the combinatorial properties of speech units of the etiquette of the Russian language in the communicative situation of «gratitude», which are based on the combinatorial and semantic analysis. The attention is focused on etiquette verbal responses of native speakers on gratitude. These units are considered, firstly, as a combinatorial-conditioned units, and secondly, as a means of linguistic expression in the context of the situation «response to gratitude» and, thirdly, as a means of speech influence on the interlocutor.

Key words: speech etiquette units; response to gratitude; combinatorics; syntagmatics; combinatorial syntax; combinatory-conditioned units; combinatorial and semantic analysis.

References

Akishina, A. A., Formanovskaya, N. I. 1983. Russkiy rechevoy etiket. Moskva: Russkiy yazyk. (In Russ.).

Berdnikova, A. G. 2005. Rechevoy zhanr blagodarnosti: kognitivnyy i semantiko-prag-maticheskiy aspekty: avtoreferat dissertatsii … kandidata filologicheskikh nauk. Novosibirsk. (In Russ.).

Brown, P., Levinson, S. 1987. Politeness: Some Universals in Language Usage. Cambridge, MA: Cambridge University Press. (In Engl.).

Formanovskaya, N. I. 2005. Kultura obshcheniya i rechevoy etiket. Moskva: IKAR. (In Russ.).

Formanovskaya, N. I. 1982. Upotrebleniye russkogo rechevogo etiketa. Moskva: Russkiy yazyk. (In Russ.).

Goldin, V. E. 1983. Rech’i etiket. Moskva: Prosveshcheniye. (In Russ.).

Kasper, G. 1990. Linguistic Politeness: Current Research Issues. Journal of Pragmat-ics,14: 193—218. (In Engl.).

Leech, G. 1996. Principles of Pragmatics. London, New York: Longman. (In Engl.).

Makovskiy, M. M. 1985. Problemy lingvisticheskoy kombinatoriki. Voprosy yazykozna-niya, 3: 43—57. (In Russ.).

Meng, X., Wang, J. Li. B. 2007. The Polite Verbal Behavior in Cross-gender Communication. Intercultural Communication Studies, 16 (2): 192—201. (In Engl.).

Panova, G. I. 2001. Sovremennyy russkiy yazyk. Morfologiya: slovar’-spravoch-nik. Abakan: Izdatelstvo Khakasskogo gosudarstvennogo universiteta im. N. F. Katanova. 1. (In Russ.).

Sternin, I. A. 1996. Russkiy rechevoy etiket. Voronezh: Izdatelstvo Voronezhskogo uni-versiteta. (In Russ.).

Vlavatskaya, M. V. 2013. Teoreticheskiye osnovy kombinatornoy lingvistiki: leksikolo-gicheskiy i leksikograficheskiy aspekty (na materiale russkogo i angliys-kogoyazykov): dissertatsiya … doktora filologicheskikh nauk. Kemerovo. (In Russ.).

Zasorinoy, Ya. N 1977. (ed.). Chastotnyy slovar’russkogoyazyka. Moskva: Russkiy ya-zyk. (In Russ.).

Роль толерантности в речевом этикете и в межкультурной коммуникации в преподавании русского языка как иностранного Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

РОЛЬ ТОЛЕРАНТНОСТИ В РЕЧЕВОМ ЭТИКЕТЕ И В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В ПРЕПОДАВАНИИ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ИНОСТРАННОГО

ВОРАВОНГ ВИНАРАТ

Кафедра русского языка и методики его преподавания Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, 117198, Россия

Статья посвящена связи и отношениям между толерантностью, речевым этикетом и межкультурной коммуникацией в преподавании русского языка как иностранного. Речевой этикет связан с толерантностью, поскольку он ориентирован на кооперативное общение и обслуживает зону доброжелательных отношений партнеров. Обучение толерантности начинается на начальном этапе обучения вместе с обучением речевому этикету.

В современной лингвистике имеет место тенденция ко все более широкому подходу к исследованию речевого общения и речевого поведения и этикета. Неизменно растет интерес к проблемам национально-культурной специфики коммуникации. Внимание ученых разных научных направлений: социологов, психологов, этнографов, логиков, философов — привлекают как лингвистические, так и экстралингвистические факторы, в частности, семантика и тональность общения, типология коммуникативных актов и соответствующих им текстов, влияние на реализацию единиц речевого этикета территориальных, исторических, социальных, этнических и других факторов.

В 1967 г. вышел первый номер журнала «Русский язык за рубежом», его открывала статья В.Г. Костомарова «Русский речевой этикет». В 1968 г. было опубликовано учебное пособие А.А, Акишиной и Н.И. Формановской «Русский речевой этикет». Так, в русистику вошло терминологически и начало развиваться понятие речевого этикета, охватывающее обширную зону коммуникативных единиц с особыми функциями и значениями и коммуникативных взаимодействий партнеров — со спецификой речевого поведения, своими стратегиями и тактиками, речевыми актами, диалогами-дискурсами и текстами, ситуациями общения и социальными отношениями партнеров и т.д.

Речевой этикет позволяет установить нужный контакт с собеседником в определенной тональности и в соответствии с существующими нормами общения. «Словарь по этике» определяет это понятие так: «Этикет — совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими,

формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда)». В данном случае общие правила поведения и правила речевого поведения объединены. Если этикет как установившийся в обществе свод правил регулирует наше поведение в соответствии с социальными требованиями, то речевой этикет можно определить как регулирующие правила речевого поведения. Это широкая зона единиц языка и речи, которая словесно выражает этикет поведения, дает нам в руки языковые богатства, которые накопились в каждом обществе для выражения неконфликтного, нормального отношения к людям.

Речевой этикет связан с вежливостью. Вежливость принадлежит культуре. С помощью вежливости мы демонстрируем присущую нам культуру поведения, культуру общения. О категории вежливости упоминалось в разделе о прагматических принципах общения. Речевой этикет и вежливость не покрывают друг друга, а лишь тесно взаимодействуют; не все то вежливо, что этикетно, но все, что неэтикетно -невежливо.

Категория вежливости относится к функционально-семантическим с прагматическими функциями выражения отношениям говорящего к партнеру. Эти отношения лежат в зоне уважительности и имеют разные ипостаси: почтительности, галантности, корректности, учтивости.

Почтительность и учтивость более применимы к старшему партнеру, галантность — к даме, корректность характеризует человека, досконально соблюдающего правила поведения и т.д.

Вежливость противопоставлена невежливости, которая характеризует поведение (в том числе и в первую очередь речевое) как грубое, хамское, спесивое, заносчивое, высокомерное. Все эти оттенки отношений фиксируются в невербальных и вербальных знаках: фонации, мимики, жестах, позах и в высказываниях. Например, в европейском культурном ареале вежливо стоять лицом к собеседнику и смотреть ему в глаза, тогда как, например, в тайской культуре обычно перед королем, королевой и членами королевской семьи сидят на полу, опуская взор.

Вежливость, особенно в единении с речевым этикетом, позволяет говорящему демонстрировать внимание к собеседнику, интерес к его делам, сопереживание, готовность помочь, желание контактировать. Итак, можно сделать вывод, что в общем виде вежливость — это проявление уважительного отношения к другому, а каждый человек, конечно, хочет, чтобы его уважали.

Речевой этикет связан не только с вежливостью, но и с толерантностью, поскольку он ориентирован на кооперативное общение и обслуживает зону доброжелательных отношений партнеров. И в этом смысле он противопоставлен зоне недоброжелательства, конфликтности: разрыва контактов, ссоры, брани, ругани, хулы и т.п.

Толерантность как никогда ранее важна в современном мире. В статье /1/ понятие толерантности определяется так: «Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений

человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность — это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира».

Проявление толерантности, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это значаит, что каждый волен придерживаться своих принципов и взглядов и признает такое же право за другими, т.е. взгляды одного человека не могут быть навязаны другим. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и отношению к ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность.

Толерантность необходима в отношениях как между отдельными людьми, так и на уровне семьи и общины. В школах и университетах, в рамках неформального образования, дома и на работе необходимо укреплять дух толерантности и формировать отношения открытости, внимания друг к другу и солидарности. Средства коммуникации способны играть конструктивную роль в деле содействия свободному и открытому диалогу и обсуждению, распространения ценностей толерантности и разъяснения опасности проявления безразличности по отношению к набирающим силу группам и идеологиям, проповедующим нетерпимость.

Любой человек, имеющий опыт общения с иностранцами — либо в своей стране, либо за рубежом, не может не замечать некоторые особенности общения с людьми другой национальности. Очень многое в общении другого народа кажется странным, необычным и даже шокирующим.

Существует понятие культурного шока, под которым понимается осознание резкого расхождения материальных или духовных культур, вступающих в контакт. Это может происходить и в ситуации общения представителей разных народов, и при общении представителей разных социально-культурных групп внутри одного народа. Действие культурного шока проявляется, прежде всего, в условиях личностного непосредственного контакта и сопровождается непониманием, неадекватной интерпретацией или прямым отвержением чужой культуры с позиций собственной культуры.

Последствия коммуникативного культурного шока могут быть самыми разными, но в основном — неприятными. Во многих случаях коммуникативный шок негативно сказывается на общении. Он может привести к взаимным недоразумениям и конфликту. Он также может привести к формированию представления о том или ином народе как некультурном, непонятном в своем поведении.

Тайские туристы, путешествующие в России, и также новые тайские студенты в Москве и других городах России обычно долго не могут понять,

как многие русские люди (чаще в Москве) могут кричать на них, когда в Таиланде всегда приветствуют иностранцев, стараются им помочь в трудных ситуациях. Тайцы (тихо говорящая нация) абсолютно не могут терпеть повышенный тон. Это часто приводит к конфликту или даже к драке. На самом деле им просто надо понять, что они тихо говорят по своей натуре, а люди других культур, в частности русские, не всегда кричат именно на них, а просто громко (для тайцев очень громко) разговаривают. А русские люди не понимают, почему тайцы постоянно улыбаются, даже когда нечему улыбаться, часто думают, что у тайцев «с головой не в порядке». На самом деле тайцы просто хотят, чтобы окружающие люди чувствовали себя с ними комфортно. Они считают, что улыбка сближает людей, помогает заводить новые знакомства. Улыбка у тайского народа универсальна. Даже при приветствии и прощании они могут просто улыбнуться друг другу и ничего не говорить (но конечно, с определенным жестом). С теми, которые не улыбаются, не хотят общаться. Тайцы, которые плохо знают русских, считают, что они недобрые, не понимая, что улыбка без причины не приветствуется в их обществе.

Понятно, что этикет связан не только с вежливостью и толерантностью: он во многом опирается на них как при формировании своих правил, так и, особенно, при их реализации.

Коммуникативный принцип преподавания русского языка как иностранного предполагает не только обучение разным видам речевой деятельности, активной речи на русском языке при знании законов построения и употребления коммуникативных единиц, при умении продуцировать свободные высказывания и репродуцировать устойчивые формулы, но и понимание законов общения на языке.

Общение как сложное деятельностное явление изучается целым рядом наук и научных направлений, в том числе социолингвистикой, психолингвистикой, паралингвистикой, лингвострановедением, и должно найти соответствующее место в собственно лингвистических и особенно методических разработках.

Среди коммуникативных систем и подсистем важную роль играют национально специфические правила поведения, как речевого, так и неречевого, связанные с семиотическим понятием этикета. Этикет, в том числе и речевой, отмечает в акте коммуникации множество социально значимых позиций, в том числе и степень знакомства/незнакомства коммуникантов, равенство/неравенство их ситуации общения и т. д., т.е. вообще все принятые в данном социуме нормы речевого (и неречевого) поведения.

Знание этих национально специфических правил «языка повседневного поведения» настолько же важно для овладения общением, насколько важны собственно языковые правила для построения речи. Как показывает опыт преподавания, студенты и учащиеся часто затрудняются в вежливом оформления своих высказываний как на родном, так и на иностранном языке. Для речевого поведения обучаемых характерна излишняя агрессивность. Они не всегда знают, как правильно использовать

паралингвистические средства в процессе коммуникации. Это объясняется тем, что обучаемые не имеют четкого представления о культуре общения, речевом этикете.

Нельзя не согласиться с положением о том, что изучаемый иностранный язык является для студентов и учащихся источником воспитательных ценностей. Очевидно, что вместе с языком усваиваются культурно-этнические нормы поведения, например, умение внимательно слушать собеседника, быть доброжелательным. Этикет складывается из формальных моделей поведения, нарушение которых свидетельствует либо о сознательном изменении статусных отношений, либо о принадлежности говорящего к иной культурной общности людей.

Знакомство с правилами речевого поведения начинается, как известно, уже на начальном этапе обучения, когда вводятся простейшие речевые формулы включения контакта собеседников. Однако глубокое познание законов общения, законов правильного выбора уместных единиц в зависимости от их социолингвистических характеристик при учете всех компонентов ситуации должно продолжаться в течение всего периода обучения русскому языку.

И поскольку мы живем в век глобализации экономики и все большей мобильности, быстрого развития коммуникации, интеграции и взаимозависимости, в век крупномасштабных миграций и перемещения населения, урбанизации и преобразования социальных структур, то в интересах решения этой глобальной задачи необходимы проведение соответствующих научных исследований и налаживание контактов с целью координации деятельности международного сообщества, включая анализ в контексте социальных наук коренных причин этого явления, принятие эффективных контрмер, а также осуществление научных исследований и мониторинга, способствующих выработке политических решений и нормативной деятельности государств-членов.

Воспитание является наиболее эффективным средством предупреждения нетерпимости. Воспитание в духе толерантности начинается с обучения людей тому, в чем заключается их общие права и свободы. Воспитание в духе толерантности следует рассматривать в качестве безотлагательного императива; в связи с этим необходимо поощрять методы систематического и рационального обучения толерантности, вскрывающие культурные, социальные, экономические, политические и религиозные источники нетерпимости, лежащие в основе насилия и отчуждения.

Знакомство с толерантностью также, как и знакомство с правилами речевого поведения, начинается на начальном этапе обучения. Конечно, толерантности обучают родители своих детей, еще когда те совсем маленькие. Но когда речь идет об обучении русскому языку иностранцев, то с первого урока необходимо ознакомить иностранных учащихся с новыми лексико-грамматическими материалами. Необходимо также сформировать лингвокультурологическую компетенцию у них, развить навыки

коммуникативного общения в диалоге культур, расширить представления о возможностях толерантного человека в современном обществе.

ЛИТЕРАТУРА

1. Балыхина Т.М., Ельникова С.И., Маркина Т.В., Харитонова О.В. Уроки толерантности: Учеб. пособие по русскому языку. — М.: Изд-во РУДН, 2005

2. Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Речевая коммуникация: Учебник/ Под ред. Проф. О.Я. Гойхмана. — М.: ИНФРА-М, 2003 — (Серия “Высшее образование»)

3. Кукушин B.C. Воспитание толерантной личности в поликультурном социуме. Пособие для учителя. — Ростов н/Д: ГинГо, 2001.

4. Прохоров Ю. Е., Стернин И.А. Русское коммуникативное поведение. -М., 2002.

5. Формановская Н.И. Культура общения и речевой этикет. — М.: Издательство ИКРА, 2002

6. Словарь по этике/ Под ред. И.С. Кона. М., 1975

ROLE OF TOLERANCE IN THE SPEECH ETIQUETTE AND IN THE INTERCULTURAL COMMUNICATION IN THE TEACHING OF RUSSIAN LANGUAGE AS A FOREIGN

LANGUAGE

WORAWONG WEENARAT

Department of Russian Language and Methods of its Teaching People’s Friendship University of Russia

6, Miklukho-Maklaya Str., 117198 Moscow, Russia

This article devotes to the connection and relationships between tolerance, the speech etiquette and the intercultural communication in the teaching of Russian language as a foreign language. The speech etiquette is connected to tolerance as it aims at the cooperative contact and serves the zone of partners’ benevolent relationships. The teaching of tolerance begins at the primary stage with the teaching of the speech etiquette.

Калмыцкий речевой этикет: лингвистический и социокультурный аспекты

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидата филологических наук Артаев, Сергей Николаевич

Введение ———————————————————————— 2

Глава I. Проблемы теории речевого этикета ————————- 11

§ 1. Речевой этикет как социально и ситуативно обусловленные правила коммуникативного поведения -— 12

§ 2. Речевой этикет и национальная культура——————— 20

§ 3. Речевой этикет и вежливость————————————- 29

§ 4. Речевой этикет и речевые акты———————————- 38

Глава II. Лингвистический и культурологический анализ калмыцкого речевого этикета——————————————— 46

§ 1. Этикетные традиции калмыков (на материале эпоса «Джангар»————————————————— 46

§ 2. Употребление ты/Вы-форм общения————————— 63

§ 3. Роль табу и эвфемизмов в речевом поведении————— 71

§ 4. Участие форм глагольного наклонения и частиц в выражении этикетных отношений——————————— 81

§ 5. Невербальные средства общения.85

Глава III. Речевые акты и этикетные формулы в речевом поведении калмыков————————————————————96

§ 1. Обращение—————————————————————97

§ 2. Приветствие————————————————————110

§ 3. Благодарность——————————————————— 115

§ 4. Поздравление———————————————————-118

§ 5. Извинение————————————————————— 121

§ 6. Прощание—————————————————————125

§7. Просьба. 128

§ 8. Комплимент———————————————————————————————————————-131

Введение диссертации2001 год, автореферат по филологии, Артаев, Сергей Николаевич

Понятие речевого этикета, охватывающее обширную зону коммуникативных единиц с особыми функциями и значениями, и коммуникативных взаимодействий партнеров — со спецификой речевого поведения, своимитегиями и тактиками, речевыми актами, диалогами-дискурсами и текстами, ситуациями общения и социальными отношениями партнеров и т. д., вошло в русистику и начало развиваться с конца шестидесятых годов.

Одна из первых статей о речевом этикете была написана В.Г. Костомаровым и опубликована в журнале «Русский язык за рубежом» в 1967 году. К настоящему времени вышло немалое количество работ теоретического и практического плана, посвященных этой проблеме.

Н.И. Формановская, видный ученый-лингвист, крупнейший исследователь в области речевого этикета, дает следующее определение этому понятию: речевой этикет — социально заданные и национально-специфичные регулирующие правила речевого поведения в ситуациях установления, поддержания и размыкания контакта коммуникантов в соответствии с их статусно-ролевыми и личностными отношениями в официальной и неофициальной обстановке общения /Формановская, 1998/.

Речевой этикет связан с понятием этикета, который определяется следующим образом: «Этикет — (фр././ ярлык, этикетка) -совокупность правил поведения, касающихся отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры, одежда)» /Словарь по этике, 1981/. Этикет, по определению, антропоцентричен и диалогичен: он отражает ту часть действительного мира, которая связана с человеком в его отношении к другим людям (обхождение с окружающими) и к этикетно значимым вещам (одежда, прическа и т.д.)- Как видим, в определении этикета в «Словаре по этике» совмещены неречевые и речевые проявления, что характерно, поскольку вербальные, невербальные и «вещные» этикетные отношения в процессе общения, как правило, взаимодействуют.

Этикет возник в древнейшие времена как правила упорядочения общественной жизни. Исследователи отмечают, что сведения об этикете содержатся уже в «Поучениях Кагемони фараону Снофри», которым пять тысяч лет. Этикетные правила охватывают разрешения и запреты, организующие в целом морально-нравственные нормы: оберегай младших, заботься о жене, уважай старших, будь добрым к окружающим, не оскорбляй зависящих от тебя, будь трудолюбивым, имей совесть и т.д. и т.п.

Этикет — это такие правила ритуализованного (а в широком смысле — социального) поведения, которые отражают существенные для данного общества моральные и этические нормы, связанные как со статусными и ролевыми признаками общающихся, так и с их социально значимыми биологическими признаками (мужчина -женщина, старый — молодой). Этикет вырабатывает нормы поведения, общения, способы и приемы исполнения, демонстрации этих норм и вещественные атрибуты такой демонстрации. Этикетных знаков великое множество, они непрерывно развиваются вместе с развитием общества, несмотря на устойчивость и консерватизм, на смену одним приходят другие.

Речевой этикет представляет собой образец ярко выраженного стандартизованного речевого поведения. Стандартны сами ситуации знакомств, представлений, обращений, приветствий, прощаний, извинений, благодарностей и мн.др. Стандартны и выражения, речевые акты, применяемые в этих ситуациях, несмотря на то, что идет непрерывный выбор из обширного языкового арсенала наиболее уместного средства применительно к официальной/неофициальной обстановке общения, социальным признакам адресанта/адресата и т.д. Таким образом, в употреблении единиц речевого этикета совмещаются стандарт и творческий выбор как существенное свойство этой коммуникативной системы знаков.

Речевой этикет как социально-лингвистическое явление детерминирован именно с функциональной стороны, в основе его выделения (объединения) лежат специализированные функции. В основе речевого этикета как функциональной микросистемы языковых единиц лежат фундаментальные (имманентные) функции языка: функция общения (коммуникативная) и функция выражения мыслей. Первая находит в речевом этикете яркое проявление, а вторая, тесно с ней связанная, — минимальное, так как познавательное содержание единиц речевого этикета невелико.

Важнейшей специализированной функцией речевого этикета является контактная (контактоустанавливающая, фатическая). Под контактом здесь понимается установление, сохранение или укрепление, поддержание связей и отношений индивидуальных или социально-массовых (в малых и больших социальных группах), многообразных, но сводимых в некоторые типы, среди которых наиболее отчетливо выделяются такие полярные разновидности: 1) установление, сохранение и укрепление дружеских отношений и 2) установление и поддержание официально-вежливых отношений.

Речевой этикет обслуживает и функцию ориентации на адресата -функцию вежливости (конативную). Реализация единиц связана с проявлением принятого в обществе вежливого обхождения друг с другом членов коллектива, спецификой общения на Вы и ты. Единицы в ситуациях приветствия и прощания, извинения и благодарности, поздравления и пожелания и т.д. служат именно проявлению вежливости в общении. Изменения в социальных параметрах носителей языка и обстановке общения, приводящие к выбору «не той» формулы, разрушают желательную тональность общения и даже самый контакт.

С контактной и конативной функциями тесно связана регулирующая (регулятивная), также относимая ко всем проявлениям речевого этикета, поскольку выбор той или иной формулы при установлении контакта регулирует характер отношений адресанта и адресата. Именно речевой этикет призван регулировать в языковых формах отношения типа старший/младший, начальник/подчиненный, учитель/ученик и т.п.

Функция воздействия (императивная, волюнтативная) присуща речевому этикету в целом, так как любая единица предполагает (вызывает, должна вызывать) реакцию собеседника — вербальную, жестовую, действенную. Особенно ярко и специализированно эта функция проявляется в тематических группах: «Просьба», «Совет», «Приглашение», «Предложение».

Функция призывная (аппелятивная) также специфична для речевого этикета. Она в разной мере свойственна единицам во всех тематических группах и особенно явно проступает и специализированно существует в ситуации обращения (и вообще в «начальных» ситуациях).

Эмоционально-экспрессивная (эмотивная) функция присуща не всем, но многим единицам, что связано с самой природой установления и поддержания контакта коммуникантов в желаемой тональности.

Набор функций образует специфическое функциональное поле речевого этикета, — пишет Н.И. Формановская, — не проявляющееся в такой совокупности ни в какой другой микросистеме коммуникативных единиц. Это функциональное поле обслуживается в каждой типизированной тематической группе системой тематически объединенных синонимичных единиц, образующих семантическое щ, поле. Рассмотрение функций речевого этикета позволяет понять, какое место он занимает в общении, для чего служит и как включается в общий контекст коммуникации собеседников /Формановская, 1982/.

Поскольку калмыцкий язык относится к семье монгольских языков, необходимо рассмотреть историю изучения речевого этикета в монголоведении. На сегодняшний день проблема речевого этикета подробно рассмотрена лишь в трудах монгольской ученой 3. Чойдон. Сопоставительному описанию русских и монгольских ты/Вы — форм и формул приветствия посвящена ее диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук /Чойдон, 1992/. Позже, в * своей докторской диссертации она рассматривает выражение категории вежливости в русском и монгольском речевом этикетах /Чойдон, 1998/. Культурологический же аспект форм традиционного монгольского этикета рассматривается в работах известного ученого-этнографа H.JL Жуковской /Жуковская, 1983,1988,1990/.

В калмыцком языкознании эта проблема впервые была поставлена Г.Ц. Пюрбеевым в начале восьмидесятых годов. В своей статье «Речевой этикет и язык жестов у монголов и калмыков», опубликованной в 1982 году, он описывает речевой этикет калмыков с лингвистической точки зрения /Пюрбеев, 1982/. После этого достаточно долгое время эта тема не изучалась калмыцкими 4 лингвистами. И лишь в последнее время к ней стали обращаться калмыцкие ученые-педагоги. Профессор Мукаева О.Д. неоднократно в своих статьях отмечает необходимость изучения этой проблемы в целях воспитания подрастающего поколения на материале

1997/. Проблему речевого этикета под углом зрения этнопедагогики рассматривает в своей статье кандидат педагогических наук, зав. национальным отделом МО и Н РК Дякиева Р.Б. Она отмечает, что калмыки уделяли большое значение национальному этикету -соблюдению правил поведения дома, в гостях, на улице. Существовал определенный порядок почитания по возрасту, который предусматривал все в поведении человека — речь, лексику, интонацию, жестикуляцию, позу говорящего и т.д. Словом регламентировалось все поведение /Дякиева, 1995/. Этикету и его роли в воспитании учащихся-калмыков уделяется внимание в диссертационной работе Баклановой Г.Б. /Бакланова, 2000/.

Специальных же лингвистических исследований, посвященных изучению речевого этикета в калмыцком языке нет. Поэтому возникает необходимость в более детальном рассмотрении специфики данного явления.

Актуальность темы исследования определяется современной политической, социально-экономической ситуацией в России, характеризующейся ростом национального самосознания, определенным изменением ценностных идеалов и ориентации, обращением к общечеловеческим и национальным ценностям, составляющим культуру любого народа.

Речевой этикет отличается несомненной национально-культурной спецификой, связанной с обычаями, нравами, эстетическими вкусами народов. Актуальность работы обусловлена, во-первых, необходимостью выявить закономерности употребления формул речевого этикета в различных ситуациях общения калмыков; во-вторых, полным отсутствием учебных материалов, где нашло бы отражение применение формул речевого этикета. Кроме того, под влиянием интенсивно развивающегося национально-русского влиянием интенсивно развивающегося национально-русского двуязычия и русской разговорной речи в калмыцком языке стали широко функционировать формулы речевого этикета, калькированные с русского языка. Такого рода факты нуждаются в специальном исследовании и тщательном лингвистическом анализе. Настоящая работа является первым монографическим исследованием речевого этикета в современном калмыцком языке.

Цель настоящей работы состоит в выявлении и всестороннем описании формул калмыцкого речевого этикета в разных коммуникативных условиях и соответствующих стереотипов поведения партнеров-коммуникантов.

В соответствии с общей целью исследования в работе ставятся следующие задачи:

— Анализ и обобщение сложившихся в современной лингвистике системы понятий речевого этикета, а также теорий речевых актов и субъективности речи — применительно к избранной теме.

— Описание определенных ситуаций и установление лингвистических и экстра-лингвистических(социокультурных) факторов, оказывающих давление на выбор стереотипов речевого поведения.

— Исследование формул калмыцкого речевого этикета с позиции категории вежливости.

— Изучение специфики формул речевого этикета в различных речевых и поведенческих актах.

Материалом исследования послужили тексты современной калмыцкой художественной литературы, публицистика, фольклорные произведения и записи устной речи. Всего проанализированно более 3000 примеров.

Методы исследования. В ходе исследования применяются: метод наблюдения, приемы лингвистического анализа, в частности методы комплексного толкования смысла этикетного речевого действия, а также сравнительно-сопоставительный метод, анкетирование и устный опрос.

Научная новизна работы заключается в следующем: Ч — работа представляет первый в калмыцком языкознании опыт монографического освещения лингвистических и этнокультурных особенностей национального речевого этикета.

— сделана попытка систематизировать и классифицировать калмыцкие этикетные речевые формулы, применяемые в различных речевых актах и ситуациях.

— проведен анализ функционально-семантического поля калмыцкого речевого этикета с позиции категории вежливости и мотивов выбора той или иной этикетной единицы речи.

— рассмотрена роль грамматических и лексических средств в реализации формул речевого этикета.

— выяснены закономерности использования ты/Вы-форм общения в калмыцком языке.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования могут найти применение в дальнейших теоретических исследованиях проблем речевого этикета и этикетных традиций калмыков и других монгольских народов. Материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания на спецкурсах и спецсеминарах по теории речевого поведения, теории речевых актов, речевого этикета, будут способствовать повышению культуры речи калмыцкой молодежи и учащихся начальных и старших классов, ч могут также использоваться при создании вузовских и школьных учебников, учебных пособий и методических разработок.

Гипотеза исследования сводится к следующему. Поскольку система речевого этикета относится к древнейшим коммуникативнопрагматическим компонентам общения, основы этой системы опираются на специфику образа жизни народа, его обычаи, традиции, ритуалы, и складывающиеся на его базе национальный менталитет, иерархию статусных и ролевых отношений партнеров по коммуникации. Эти факторы должны влиять на формирование и проявление норм общения и речевого поведения.

Апробация работы Диссертация обсуждалась на заседании кафедры калмыцкого языка факультета калмыцкой филологии и культуры Калмыцкого государственного университета. Отдельные её положения докладывались на международной конференции «Этнопедагогика и этнопсихология в системе современного образования», посвященной 75-летию проф. О.Д.Мукаевой. Основное содержание работы нашло отражение в публикациях автора, список которых приведен в конце автореферата.

Структура работы определяется поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка сокращений и библиографии. Библиография включает 190 наименований.

Заключение научной работыдиссертация на тему «Калмыцкий речевой этикет: лингвистический и социокультурный аспекты»

Основные выводы и результаты исследования сводятся к следующим положениям:

Речевой этикет — национально-специфичные регулирующие правила речевого поведения в ситуациях установления, поддержания и размыкания контакта коммуникантов в соответствии с их статусно-ролевыми и личностными отношениями в официальной и неофициальной обстановке общения.

В основе речевого этикета как функциональной микросистемы языковых единиц лежат фундаментальные (имманентные) функции языка: функция общения (коммуникативная) и функция выражения мыслей. Первая находит яркое проявление в речевом этикете, а вторая, тесно с ней связанная, — минимальное, так как познавательное содержание единиц речевого этикета невелико.

На основе коммуникативной функции языка существуют также специализированные функции речевого этикета, как контактная (фатическая), вежливости (конативная), регулирующая (регулятивная), воздействия (императивная), призывная (апеллятивная). Набор функций образует специфическое функциональное поле речевого этикета, не проявляющееся в такой совокупности ни в какой другой микросистеме коммуникативных единиц.

Речевой этикет вербально обслуживает этикетное поведение и составляет как широкую область стереотипов общения, применяемых в вариабельных ситуациях, так и узкую область стереотипов в границах обращения и привлечения внимания, приветствия, знакомства, прощания, поздравления, пожелания, благодарности, извинения, просьбы, приглашения, совета, предложения, утешения, сочувствия, соболезнования, комплимента, одобрения и некоторых других.

Все эти ситуации представляют собой образец ярко выраженного стандартизованного речевого поведения, несмотря на то, что идет непрерывный выбор из обширного языкового арсенала наиболее уместного средства применительно к официальной/неофициальной обстановке общения, социальным признакам адресанта/адресата и т.д.

Таким образом, в употребление единиц речевого этикета совмещаются стандарт и творческий выбор, как существенное свойство этой коммуникативной системы знаков

Преимущественную избираемость единиц, закрепленность за группами носителей языка стилистически маркированных формул определяются социальной дифференциацией носителей языка, с их постоянным социальным статусом и переменными социальными ролями. Социально предписанная форма этикетного речевого поведения связана с ритуализированными стереотипными правилами, исполнения которых общество требует от своих членов.

Речевой этикет — неотъемлемый элемент культуры поведения, общения. В языке, речевом поведении, устойчивых речевых формулах (стереотипах) отложился богатый народный опыт, неповторимость обычаев, образа жизни, условий быта каждого народа.

Жизненный уклад калмыцкого народа формировался веками. Определялся он в основном трудовым ритмом жизни. Существовали в народе и свои нравственные критерии, свой неписаный кодекс вежливости и культурного поведения людей — народная этика.

Характерной особенностью калмыцкого этикета являются вежливость, благожелательность, сдержанность в чувствах и словах, скромность, почтительность. Каждая ситуация вежливого контакта собеседников обслуживается в калмыцком языке группой формул и выражений, образующих целые синонимические ряды.

В менталитете и этикете монгольских народов, в том числе и калмыков, факторы субъективного времени значительнее, чем факторы субъективного пространства. Этим и объясняется особенность калмыцкого речевого поведения, его возрастная стратификация. В системе морально-этических ценностей почитание возраста и старших занимает у калмыков самое высокое положение.

В речевом этикете калмыков большую роль играют лексические средства вежливости. К ним относят слова и выражения, которые употребляют, чтобы показать свою деликатность в обхождении с людьми почтенного возраста и высокого социального ранга. В обращении со старшими прибегают к изысканно-почтительным словам из высокого стиля.

Почтительное и вежливое отношение у калмыков может быть выражено не только лексическим способом, но и средствами грамматики — употреблением специальных частиц и глагольных суффиксов.

В зависимости от ситуации общения речевое поведение калмыков может сопровождаться различными жестами. Но следует отметить, что калмыки народ менее жестикулирующий, нежели, например, русские. Типичное свойство речевого поведения монгольских народов — эмоциональная сдержанность, отражаемая в мимике и жестах. Молчание в поведении калмыков имеет более глубокий смысл, а потому коммуникативно более значимо и ценится выше, чем в русском языке.

В калмыцком речевом этикете основные формулы обращений делятся на две категории: обращения к незнакомому и обращения к знакомому. Наиболее употребительными и нейтрально-вежливыми единицами привлечения внимания незнакомого человека являются номинации родства с изменением семантического компонента родственности. Основной, наиболее типичной формой выражения приветствия является имплицитно -перформативное высказывание Мендвт!, нередко распространенное набором этикетных выражений -вопросами о здоровье, делах, в целом о жизни.

Самым употребительным способом выражения благодарности является высказывание Ханаанав(видн), но следует отметить такую особенность калмыцкого этикета, как сдержанность в выражениях благодарности. Основной формой выражения поздравления у калмыков является высказывание йерэ>цэнэв(видн), но очень часто в этой функции выступают различные благопожелания. Ситуация извинения в основном выражается высказыванием Гемим тэв>и; егхитн сури<;анав(эрж;энэв) «Прошу отпустить мою вину». Типичной нейтрально-вежливой формой прощания являются формулы, восходящие к пожеланиям, такие как Сэн бээтн «Счастливо оставаться», Сэн йовтн «Счастливого пути». В калмыцком языке, так же, как и в русском, наиболее часто просьба оформлятся при помощи вежливой формы глагола, сопровождаемой актуализатором вежливости Буйн болтха(болх) «Пожалуйста». Для выражения комплимента чаще всего используются положительные оценочные слова: сэн, сээхн «хорошо, красиво» и т.д. Также используются различные сравнения. Здесь следует отметить, что калмыцкий речевой этикет считает предосудительным во многих случаях хвалить человека в лицо или говорить ему комплименты.

Проведенный анализ формул калмыцкого речевого этикета, не претендуя на полноту охвата и объяснения всех фактов, относящихся к данной области культуры речи, дает возможность представить общую картину особенностей функционирования данного явления и определить ряд новых аспектов в их изучении. У

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

1. Бадмин А. УБ — Бадмин Алексей. Усна экн булг (роман). Элст, 1973.

2. Балакан А. АБ — Балакан Алексей. Алтн бумб (роман). Элст, 1974.

3. Балакан А. БТ — Балакан Алексей. Буурл теегт (роман). Элст, 1980.

4. Басцга Б. БО — Басцга Баатр. Бумбин орн (наадд, келврмуд, шулгуд). Элст, 1971.

5. Бембин Т. БЦ — Бембин Тимофей. Бамб цецг (роман).Х — Эрнж;эн9 Константин, (келврмуд, очерке болн туукс). Элст, 1961.

23. Эрнж,энэ К. ЬХ — Эрнж;энэ Константин. Иалан хадИл (роман). Элст, 1979.

24. Эрендженов К. БО — Эрендженов К. Береги огонь. Перевод А. Дугинца, П. Пальчикова. Э., 1982.

25. Эрнж,энэ К. ЦБ — Эрнж,энэ Константин. Цецн булг. Элст, 1980.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список научной литературыАртаев, Сергей Николаевич, диссертация по теме «Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)»

1.Г. Система форм речевого высказывания. // РАН, Ин-т лингвистических исследований, 1994.

2. Акишина А.А., Формановская Н.И. Русский речевой этикет. М., 1974 и послед, изд.

3. Акишина А.А., Формановская Н.И. Этикет русского письма. М., 1981 и послед, изд.

4. Акишина А.А., Комогава К. Сравнительный анализ русского и японского речевого этикета. // Лингвострановедческий аспект преподавания русского языка иностранцам. М., 1974.

5. Алпатов В. М. Категории вежливости в современном японском языке. М., 1973.

6. Алпатов В.М. Об этикетных и вежливых значениях императивных форм (на материале японского языка). // Функционально-типологические аспекты анализа императива. Часть 2. Семантика и прагматика повелительного предложения. М., 1990.

7. Аннушкин В.И. «Хорошее слово половина счастья». // Русская речь. 1990, № 1,с. 82-87.

8. Апресян Ю.Д. Перформативы в грамматике и в словаре. //Изв. АН СССР. Сер. лит. и язык. 1986, т. 45, с. 208-223.

9. Апресян Ю.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира. // Избранные труды. М., 1996.

10. Ю.АроваВ.Э. Будьте добры. Минск, 1982.11 .Арутюнова Н.Д. Фактор адресата. // Изв. АН СССР. Сер. лит. и язык. 1981,т.40, с. 356-367.

11. Аршавская Е.А. Речевой этикет современных американцев США (на материале приветствий). // Национально-культурная специфика речевого поведения. М., 1977.

12. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.

13. Бадмаев Б.Б. Грамматика калмыцкого языка. Морфология. Э., 1966

14. Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961.

15. Балакай А.Г. «Мир вашему дому!»: формулы русского речевого этикета с компонентом мир. // Русскя речь. 1999, № 1, с. 40-45.

16. Байбурин А.К. Об этнографическом изучении этикета. // Этикет у народов Передней Азии. М., 1988.

17. Байбурин А.К., Топорков А.Л. У истоков этикета. Л., 1990.

18. Бакланова Г.Б. «Учебно-методический комплекс «Уйнр» как эффективное средство обучения родному языку и развития речи в начальной школе Республики Калмыкия». Автореф. дис. .канд. пед. наук. М., 2000.

19. Бардаев Э.Ч. Современный калмыцкий язык. Лексикология. Э., 1985.

20. Бардаев Э.Ч., Кирюхаев В.Л. Русско-калмыцкий разговорник. Э., 1988.

21. Бардан Эртцэн, Пурбэн Григорий, Мунин Бембэ. Хальмг келнэ келц угмудин толь (Фразеологический словарь калмыцкого языка). Э., 1990.

22. Борджанова Т.Г. Магическая поэзия калмыков. Э., 1999.

23. Батмаев М.М. Калмыки в XVII-XVIII веках. События, люди, быт. Э., 1993.

24. Бгажноков Б.Х. Адыгский этикет. Нальчик, 1978.

25. Беляева Е.И. Принцип вежливости в речевом общении: способы оформления декларативных высказываний. // ИЯШ, 1985.

26. Бенвенист В.В. Общая лингвистика. М., 1974.

27. Биткеева Г.С. Отражение социальных явлений в системе языка (на примере табуирования слов в калмыцком языке). Автореф. дис. .канд. филол. наук. Улан-Удэ, 1987.

28. Богданов В.В. Речевое общение. Прагматические и семантические аспекты. JL, 1990.

29. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973.

30. Булыгина Т.В., Шмелёв А.Д. Косвенные выражения побуждения: общекоммуникативные постулаты или внеязыковые конвенции? // Языковая концептуализация мира. М., 1997, с. 283-293.

31. Булыгина Т.В., Шмелёв А.Д. Семантические и морфологические особенности местоимений: структура парадигм. // Языковая концептуализация мира. М., 1997, с. 353-363.

32. Булыгина Т.В., Шмелёв А.Д. Национальная специфика языковой картины мира. // Языковая концептуализация мира. М., 1997, с. 481-523.

33. Вежбицка А. Речевые акты. // НЭП. вып. XVI. Лингвистическая прагматика. М., 1985, с.251-275.

34. Вежбицка А. Речевые жанры. Саратов, 1997, с. 99-111.

35. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Русское слово в сознании иностранцев. // Социально-лингвистические исследования. Под ред. Крысина Л.П., Шмелева Д.Н. М., 1976.

36. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингвострановедческая теория слова. М„ 1980.

37. Веселова П.В., Овчинникова Н.В. Служебный речевой этикет.// Русская речь. М., 1986, с. 45-50.

38. Виноградов В.В. Русская речь, её изучение и вопросы речевой культуры. // Основы культуры речи. Хрестоматия. М., 1984, с.273275.

39. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. М., 1993.

40. Винокур Т.Г. Функциональная и социальная характеристика стилистических свойств высказывания в современном русскомязыке. // Социальная и функциональная дифференциация литературных языков. М., 1977.

41. Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. Л., 1934.

42. Воловик А.В.О некоторых особенностях современного английского речевого поведения. //Этнопсихолингвистика. М., 1988, с. 124-137.

43. Гак.В.Г. К проблеме сопоставительно-типологического анализа речевого акта и текста.// Сопоставительная лингвистика и обучение не родному языку. М., 1987, с.37-48.

44. Горелов И.Н. Паралингвистика: прикладной и концептуальной аспекты. // Национально-культурная специфика речевого поведения. М., 1977.

45. Горелов И.Н. Речь и этикет: книга учит искусству общения. // Русская речь. 1984, № 5, с. 60-63.

46. Глинкина J1.A. Речевой этикет: Ты и Вы. // Русская речь. 1984, № 2, с. 62-67.

47. Гловинская М.Я. Русские речевые акты и вид глагола. // Логический анализ языка, вып. 5. Модели действия. М., 1992.

48. Гольдин В.Е. Этикет и речь. Саратов, 1978.

49. Гольдин В.Е. Речь и этикет. М., 1983.51 .Гольдин В.Е. Обращение: Теоретические проблемы.лин бар сарин 23.

58. Дякиева Р.Б. Некоторые средства традиционного воспитания детей у калмыков. Э., 1995.

59. Жагварал Р. Почтительные слова монгольского языка. Автореф. канд. филол. наук, М., 1973.

60. Жагварал Р. Хундэтгэлийн уг. УБ, 1976.

61. Житецкий И. А. Очерки быта астраханских калмыков Хошеутовского улуса. СПб., 1852

62. Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. М, 1988.

63. Жуковская Н.Л. Несколько слов о правилах монгольского этикета. // Материальная и духовная культура калмыков. Э., 1983, с. 59-77.

64. Жуковская Н.Л. Общенациональные культурные традиции в эпосе «Джангар». // «Джангар» и проблемы эпического творчества. Тезисы докладов и сообщений Международной научной конференции. Э., 1990.67.>КацЬр. Хальмг баатрлг эпос. Т. I, II. М., 1978.

65. Ж;ац!пр. Хальмг баатрлг эпос. Э., 1990.

66. Земская Е.А. Категория вежливости в контексте речевых действий. // Логический анализ языка: Язык речевых действий. М., 1994, с. 131-136.70.3инченко В. Культура и техника. // Знание сила. 1988, № 2, с. 65-70

67. Иванцова Е.В. Формы выражения речевого этикета при именовании лица. // Коммуникативные аспекты слова в текстах разной жанрово-стилевой ориентации. Томск., 1995, с. 159-169.

68. Калмыцко-русский словарь. Под ред. Б.Д. Муниева. М., 1977.

69. Капанадзе Л.А., Красильникова Е.В. Жест в разговорной речи. Н Русская разговорная речь. Под ред. Земской Е.А. М., 1973.

70. Кичиков А.Ш. Героический эпос «Джангар». М., 1997.

71. Козин С.А. Джангариада. Э., 1998.

72. Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М., 1975.

73. Колшанский Г.В. Паралингвистика. М., 1974.

74. Кон И.С. Социология личности. М., 1967.

75. Корнеев В.И., Сависько В.А. Традиции и обычаи калмыцкого народа и современность. // Традиции и новое в социальной жизни народов. Э., 1994. с. 115-126.

76. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. М., 1994.81 .Костомаров В.Г. Русский речевой этикет. Русский язык за рубежом, 1967, № 1.

77. Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих. // Социально лингвистические исследования. М., 1976.

78. Крысин Л.П. Эвфемизмы в современной русской речи. // Русский f язык конца XX столетия (1985-1995). Языки русской культуры. М.,1996.

79. Кудрявцева М.И. Модальные слова «простите» и «извините» в речевом этикете. // Русский язык в школе, 1991, N9 3, с. 76-77.

80. Купина Н.А., Матвеева Т.В. Правильность речи и основы речевого этикета. Уч. пособие., Ек-бург, 1995.

81. Ле Ван Нян. Обучение вьетнамских студентов формам русского общения по имени, отчеству, фамилии. // Из опыта создания лингвострановедческих пособий. М., 1977.

82. Левкович В.П. Обычай и ритуал как способы социальной регуляции поведения. // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. Под ред. Шорохова Е.В., Бобнева М.И. М., 1976.

83. Лендел Ж. Обращения, приветствия и прощания в речевом этикете современных венгров. // Национально-культурная специфика речевого поведения. М., 1977.

84. Леонтьев А.А. Психология речевого общения. Автореф. дисс. доктора психологических наук. М., 1975. Лингвистические традиции в странах Востока. М., 1975, вып. 7, с. 96-161.

85. Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969.

86. Лингвистический энциклопедический словарь (ЛЭС). М., 1990.

87. Линховоин Л. Агын буряадуудай ёЬо заншал. Этнографическа тэмдэглэлнууд. // Байгал, 1990, № 2, с. 131.

88. Лоренц К. Преодоление зла. // Знание сила. 1990, № 9, с. 58-67.

89. Лувсанжав Э. Монгол хуний мэнддэх ёсон. Ухуулагч, 1987, № 2.

90. Leech G.N. Principles of pragmatics. L., NY., 1983.

91. Маловицкий Л.Я. Личные местоимения современного русского языка в коммуникативном аспекте. // Русские местоимения, семантика и грамматика. Владимир, 1989. С. 105-110.

92. Мандельштам О. О собеседнике. // О поэзии. Л., 1928.

93. Майборода Н.А. Типология уроков по речевому этикету. // Начальная школа, 1994, №1, с.27-30.

94. Митиров А.Г. Некоторые вопросы народной этики. // Народная педагогика и современные проблемы воспитания. Часть IV. Чебоксары, 1991, с. 139-140.

95. ЮО.Монраев М.У. Калмыцкие личные имена (Семантика). Э., 1998.101 .Монраев М.У. Калмыцкие личные имена: Справочник. Э., 1984.

96. Ю2.Мукаева О.Д. «Джангар» и этнопедагогика калмыков. // «Джангар» и проблемы эпического творчества. Тезисы докладов и сообщений международной научной конференции. Э., 1990.

97. ЮЗ.Мукаева О.Д. Этнопедагогика ведущий фактор возрождения и развития национальной школы. // Этнопедагогика калмыков и национальная школа. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Э., 1997.

98. Мурашов А.А. Речевой этикет школьного урока. // Педагогика, 1998, №8, с. 75-80.

99. Мурзагалиева М. Речевые акты похвалы в межкультурном общении. // Лингвострановедческий (культуроведческий) аспект в изучении и преподавании русского языка. М., 1997, с. 145.

100. Юб.Мутяев И. ©вкнрин улдэснэс. Из наследия прошлого. Э., 1994.

101. Национально-культурная специфика речевого поведения, (под ред. Леонтьева А.А.) М., 1977.

102. Национально- культурная специфика речевого общения народов СССР. (отв. ред. Тарасов Е.Ф.). М., 1982.

103. Небольсин П. Очерки быта калмыков Хошеутовского улуса. СПб., 1852.

104. Ю.Неверов С.В. Особенности речевой и неречевой коммуникации японцев. // Национально-культурная специфика речевого поведения. М., 1977.

105. Ш.Никольский Л.Б. Синхронная социолингвистика. Теория и проблемы. М., 1976.

106. Новак Эльжбета. Русский речевой этикет с точки зрения коммуникативного поведения поляков. Дисс. канд. филол. наук. М., 1984.

107. З.Новиков В. Ноблесс оближ: О нашем речевом поведении. // Новый мир, 1998, № 1, с. 139-153.

108. Николаева Т.М. Невербальные средства человеческой коммуникации и их место в преподавании языка. // Роль и место страноведения в практике преподавания русского языка как иностранного. М., 1969.

109. Николина Н.А. Языковые способы выражения нравственных качеств. // Русский язык в школе, 1998, № 4, с. 75-83.

110. Обычаи и обряды монгольских народов(Ред.кол.Митиров и др.). Элиста, 1989.

111. Павлов Д.А. О внедрении новых обрядов, праздников Калмыцкой АССР. // Этнографический вестник. Выпуск I. Э., 1968

112. Падучева Е.В. Вид и время перформативного глагола.// Семантические исследования. М., 1995, с.161-167.

113. Падучева Е.В. Семантика нарратива. // Семантические исследования. М., 1996.

114. Пап Ф. Этикет и язык. // Русский язык в национальной школе. 1964, № 1.

115. Пиирайнен И.Т. Вежливость как категория языка. // Вопросы языкознания, 1996, № 6, с. 100-105.

116. Писарек Л. Речевой этикет и вежливость. // Речевые действия и их реализация в русском языке в сопоставлении с польским (экспрессивы). Slavica wratislaviensia LXXXIX, Wroclaw, 1995, с. 40-44.

117. Почепцов Г.Г. О коммуникативной типологии адресата. // Речевые акты в лингвистике и методике. Пятигорск, 1986, с. 10-17.

118. ИО.Почепцов Г.Г. Семантический анализ этикезации общения. // Семантика и представление знаний. Уч. зап. Тартусского ун-та, № 519, Тарту, 1980, с. 98-103.

119. Почепцов Г.Г. Слушатель и его роль в актах речевого общения. // Языковое общение: Единицы и регулятивы. Межвузовский сборник научных трудов. Калинин, 1987.

120. Практикум по развитию речи. // Уч. пособие под редакцией Г.Г. Городиловой, А.Г. Хмары. СПб., 1999.

121. Пюрбеев Г.Ц. Глагольная фразеология монгольских языков. М., 1972.

122. Пюрбеев Г.Ц. Эпос «Джангар»: культура и язык (этнолингвистические этюды). Э., 1993.

123. Пюрбеев Г.Ц. Толковый словарь традиционного быта калмыков. Э., 1996.

124. Пюрбеев Г.Ц. Речевой этикет и язык жестов у монголов и калмыков. // Национально-культурная специфика речевого общения народов СССР. М., 1982.

125. Равдан Э. Сопоставительная стилистика русской и монгольской художественной речи. УБ, 1994.

126. Рождественский Ю.Д. Введение в общую филологию. М., 1974.

127. Русско-калмыцкий словарь. Под ред. И.К. Илишкина. М., 1964.

128. Рыжова Л.П. Обращение как компонент коммуникативного акта. Автореф.дисс. канд. филол.наук. М., 1982.

129. Рыжова Л.П. Речевой этикет и языковая норма. // Языковое общение. Калинин, 1987, с. 26-38.

130. Санжеев Г.Д. Семь лет у Б.Я.Владимирцова. // Российское монголоведение. Бюллетень IV. М., 1996,с. 99-114.

131. Сепир Э. Градуирование. И НЗЛ. вып. XVI. Линг пр-ка. М., 1985, с. 43-78.

132. Сергиевская Л.А. «Давайте говорить друг другу комплименты». // Русская речь, 1989, №2, с. 66-67.

133. Серль Дж. Косвенные речевые акты. // Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск VII. Теория речевых актов. М., 1986.

134. Серль Дж., Вандверкен Д. Основные понятия исчисления речевых актов. // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVIII. М., 1996.

135. Словарь русского языка. В 4 х т. АН СССР, Ин-т русского языка М., 1957-1961. Т. 1-4.

136. Словарь по этике. М., 1975.

137. Словарь структурных слов русского языка. М., 1997.

138. Смирнова Н.И. Специфика русского и английского невербальногоповедения.//Проблемы лингвистики. М., 1975.

139. Соколова В.В. Культура речи и культура общения. М., 1995.

140. Соколова H.JI. Английский речевой этикет. М., 1991.

141. Ступин Л.П., Игнатьев К.С. Современный английский речевой этикет. Л., 1980.

142. Сусов И.П. Язык, дискурс и личность. // Межвузовский сб. научных трудов. Тверь, 1990.

143. Т.А. ван Дейк. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989.

144. Тарасов Е.Ф. О ритуализации общения. // Национальная культура и общение. М., 1977.

145. Тарасов Е.Ф., Сорокин Ю.А. Национально-культурная специфика речевого и неречевого поведения. // Национально-культурная специфика речевого поведения. М., 1977.

146. Тарасов Е.Ф. Социолингвистические проблемы теории речевой коммуникации. // Основы теории речевой деятельности. Под ред. Леонтьева А.А. М., 1974.

147. Тейдзио И. Японская этика. М., 1911.

148. Тенишев Э.Р. Язык и культура. // Наука и человечество. М., 1991.

149. Титц Г. Этикетные формы обращения и привлечения внимания в современном русском языке (в сопоставлении с немецким). Автореф. дис. канд. филол. наук. Воронеж., 1977.

150. Тодаева Б.Х. Опыт лингвистического исследования эпоса «Джангар». Э., 1976.

151. Толковый словарь русского языка С. Ожегова. М., 1986.

152. Трофименко В.П. Формулы речевого этикета в разговорной речи. Автореф. дис. канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 1973.

153. Фирсова Н. М. Испанский речевой этикет. М., 1991.

154. Форм ановская Н. И. Употребление русского речевого этикета. М., 1982, 1984,1986.

155. Формановская Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. М., 1982, 1987.

156. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. М., 1989.

157. Формановская Н.И. Вы сказали: «Здравствуйте!» /Речевой этикет в нашем общении. М., 1982,1987.

158. Формановская Н.И., Красова Г.А. Речевой этикет. Русско-итальянские соответствия. М., 1992.

159. Формановская Н.И., Сепеши Э. Русский речевой этикет в зеркале венгерского. М., 1986.

160. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. М., 1998.

161. ПЗ.Хабунова Е.Э. Калмыцкая свадебная обрядовая поэзия. Э., 1998.

162. Харчевникова Р.П. Система глагольных наклонений в современном калмыцком языке. Э., 1996.

163. Харчевникова Р.П., Кульгина М.К. Система глагола в русском и калмыцком языках. Э., 1994.

164. Храковский B.C., Володин А.П. Семантика и типология императива. Русский императив. JL, 1986.

165. Храковский B.C. О правилах выбора «вежливых» императивных форм (опыт формализации на материале русского языка). // Известия АН, серия Лит. и язык, т. 39, № 3,1980.

166. Человеческий фактор в языке. Коммуникативность. Модальность. Дейксис. М., 1992.

167. Чойдон 3. Описание русских и монгольских ты/Вы-форм и формул приветствия. Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1992.

168. Чойдон 3. Категория вежливости и её выражение в русском и монгольском речевом этикете. Автореф. дис. . док. филол. наук. М., 1998.

169. Чойдон 3. Сопоставительное описание русского и монгольского речевого этикета (с позиции категории вежливости). Улаанбаатор, 2000.

170. Шагдаров Л.Д. Функционально-стилистическая дифференциация бурятского литературного языка. Улан-Удэ, 1974.

171. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. Перевод с польского. М., 1969.

172. Эрвин-Трипп С.М. Язык, тема, слушатель. Анализ взаимодействия. // Новое в лингвистике. М., 1975, вып. 7.

173. Эрдниев У.Э. Калмыки. Историко-этнографические очерки. Э., 1985.

174. Эрендженов В. Этнопсихологические особенности форм общения носителей монгольских языков. // Национально-культурная специфика речевого общения народов СССР. М., 1982.

175. Эрендженов К. Золотой родник. Э., 1990.

176. Этнопедагогика калмыков и национальная школа. Сб. материалов международной конференции. Э., 1997.

177. Язык. Культура. Взаимопонимание. // Материалы международной конференции. Львов, 1997.

178. Язык и общение. Саратов, 1995.

1.4.7. Уместность как коммуникативное качество речи

Уместная
речь


речь,
соответствующая ситуации общения,
условиям общения. Условия общения — это
место, время, жанр и задачи коммуникативного
про­цесса.

Необходимо
подчеркнуть, что любой акт человече­ского
общения происходит в определенных
культурных условиях, так как человек
«вплетен» в этнокультурные жизненные
обстоя­тельства.

В
речевой культурной ситуации оценивается
не только то, что
говорится,
но и то, как
говорится,
каково речевое поведение каждого
участника коммуникации в це­лом.
Поэтому уместность занимает особое
место по своей значи­мости в ряду
таких качеств, как богатство,
выразительность,
чис­тота, точность и др. Уместность
регулирует в конкретной речевой
культурной ситуации содержание каждого
из этих качеств. Без уче­та конкретных
условий общения, без опоры на уместность
речи то или иное коммуникативное
качество, например точность или
выразительность, может потерять свою
необходимость. Пред­ставьте, как будет
воспринята стоящими в очереди за хлебом
фра­за: «Досточтимые
господа, не соблаговолите ли сказать,
кто по­следний?
»
Фраза абсолютно верна с точки зрения
соблюдения пра­вильности, выразительности
и других качеств, но не уместности, так
как ее высокопарность, напыщенность не
соответствует усло­виям общения, той
бытовой ситуации, в которой она
произ­несена.

Важным
моментом является и то, как наша речь
подействует на собеседника — не вызовет
ли она недоумения, не травмирует ли его
грубостью, не унизит ли его достоинства.

В
этом смысле уместность речи — очень
важное качество регу­лирования
речевого и социального поведения.
Уместность связана со знанием речевого
этикета.

Речевой
этикет (РЭ) – это правила речевого
поведения.
РЭ
исторически изменчив и имеет национальную
специфику.

РЭ
представляет прежде всего набор речевых
формул и предполагает творческий выбор
определенной формулы из этого набора
в соответствии с ситуацией.

Функции
РЭ: установление и поддержание контакта,
снятие агрессии, разграничение «свой»
— «чужой».

Правила
РЭ мы по привычке не замечаем. Заметным
становится как раз их несоблюдение (вам
сказали в магазине «ты»;
вас
не поблагодарили за услугу, не изви­нились
за проступок; знакомый не поздоровался
при встрече…). Но в определенных ситуациях
общения мы словесно демонстри­руем
знание этих правил, недвусмысленно
ссылаемся на это зна­ние, что и
происходит, например, при извинениях,
оправданиях, упреках и т. п.

Старая
истина справедлива:
ничто
не обходится так дешево и не це­нится
столь дорого, как вежливость. Речевой
этикет
как
раз та об­ласть языковых единиц,
которые обслуживают функцию вежливости.

Речевой
этикет — сложившаяся в языке и речи
система устой­чивых выражений,
употребляющихся в ситуациях установления
и поддержания контакта. Речевой этикет
неотделим от вежливости, что особенно
важно в официальной обстановке и в
отношениях с незнакомыми людьми. Если
в общении с родными, близкими есть много
способов передать свои чувства, отношение
к ним, то в кон­такте с незнакомыми
людьми с точки зрения речевого поведения
вежливость предполагает «ненанесение
ущерба» речью (неоскорб­ление), оказание
знаков внимания, проявление такта,
скромности.

Специальные
выражения, актуализирующие вежливую
тональ­ность:
Будьте
добры… Будьте любезны… Пожалуйста…
Вы не могли бы…


невозможны
без соответствующего интонирования
языко­вого материала и жестикуляции,
передающих отношение говоря­щего к
адресату и тому, о чем он говорит. Причем
одна и та же фраза, произнесенная с
различной интонацией и сопровождаемая
разными жестами, может приобретать
значения прямо противопо­ложные.
Богатый набор языковых средств, с одной
стороны, и раз­нообразие интонационных
моделей, мимики и жестов, с другой, дают
возможность выбрать уместную для речевой
ситуации и бла­гоприятную для адресата
форму общения, установить дружескую,
непринужденную или, напротив, официальную
тональность раз­говора.

В
речевом этикете передается социальная
информация
о
говоря­щем и его адресате, о том,
знакомы они или нет, об отношениях
равенства/неравенства по возрасту,
служебному положению, об их личных
отношениях (если они знакомы), о том, в
какой обстанов­ке (официальной или
неофициальной) происходит общение и т.
п.

Например,
Доброго
здоровьица!
может
принадлежать пожилому сельскому жителю;
или Привет!—свидетельствует
о приятельских, близких отношениях
молодых людей.

В
языковых знаках речево­го этикета
заложены, а в речи реализуются
социальные
сигналы типа:
свой
— чужой, знакомый — незнакомый, далекий
— близкий, рав­ный — младший — старший
по возрасту или
положению.

Соблюдение
правил этикета является неписаным
требованием общества и воспринимается
как социальное словесное «поглажи­вание»:
Здравствуйте
— будьте здоровы,
Благодарю
— благо дарю,
Спасибо
— спаси вас Бог за доброе дело,
Извините
— признаю свою вину и прошу снять с меня
грех Кроме
того, в выражениях речевого этикета
зафиксированы
со­циальные
отношения той или иной эпохи:

Бью
челом,

Ваш
покорный слуга
.

Смягчать
не совсем удобное для данной ситуации
слово или нежелательное с точки зрения
культурно-речевых норм выражение
помогают эвфемизмы
(отправили
на заслуженный отдых

вместо отправили
на пенсию по старости
)
Эвфемизация помогает противостоять
речевой агрессии.

Речевой
этикет имеет яркую национальную
окраску,
которая
дик­туется традициями и ментальностью
народа, и бывает подчас непо­нятен
представителям других народов или
понимается неправильно.

Так,
у монголов приветствия-благожелания
«Как
кочуете
?»,
«Как
ваш скот

В
китайском приветствии заложен вопрос:
«Вы
сыты?», «Вы уже обедали (ужинали)?»

Житель
Вены говорит, не задумываясь: «Целую
руку»
,—
а
варшавянин, когда его знакомят с дамой,
машинально целует ей руку. Англичанин,
возмущенный проделками своего конкурента,
пишет ему: «Дорогой
сэр, вы мошен­ник
».
Христианин,
входя в церковь (костел, кирху), снимает
голов­ной убор, а еврей, входя в
синагогу, покрывает голову. Японец же,
входя в дом (даже в ресторан), снимает
обувь. В Европе цвет траура черный, в
Китае — белый. На востоке, если гость
похвалил вещь в доме хозяина, то хозяин
должен ему эту вещь подарить — того
требует вежливость. Если в русской
культуре поднятый вверх боль­шой
палец сложенной в кулак руки означает
одобрение, то евро­пейцы этим жестом
просят подвезти.

Мир
многообразен, и каждый народ имеет свои
стереотипы поведения, обычаи и ритуалы.
Национальная специфика русского речевого
этикета проявляется, например, в обращении
по имени-отчеству, которого нет у других
народов.

Таким
образом, знание и умелый выбор наиболее
уместных эти­кетных форм и речевых
выражений и составляет правила
(искус­ство) вступления в коммуникацию
и общение в целом.

Структура языка | Развитие ребенка

Каждый язык индивидуален. В английском прилагательное стоит перед существительным («красный дом»), в то время как в испанском прилагательное стоит после («casa [house] roja [красный].»). В немецком языке вы можете сложить существительное после существительного вместе, чтобы образовать гигант. составные слова; в китайском языке высота вашего голоса определяет значение ваших слов; В американском языке жестов вы можете передавать полные грамматические предложения с напряжением и аспектом, двигая руками и лицом.Но все языки имеют структурную основу, которая делает их логичными для людей, которые на них говорят и понимают.

Рэп на американском языке жестов

Шелби Митчуссон исполняет ASL-перевод песни Эминема «Lose Yourself». ASL и другие жестовые языки имеют те же структурные основы, что и разговорные языки.

Пять основных компонентов структуры языка: фонемы, морфемы, лексемы, синтаксис и контекст. Все эти элементы работают вместе, чтобы создать значимое общение между людьми.

Основные уровни языковой структуры

На этой диаграмме показаны отношения между типами языковых единиц. Звуки речи образуют фонемы, составляющие слова. Слова составляют предложения, которые имеют буквальное и контекстное значения.

Фонемы

Фонема — основная единица фонологии. Это наименьшая единица звука, которая может вызвать изменение значения в языке, но сама по себе она не имеет значения. Например, в словах «запекать» и «тормозить» была изменена только одна фонема, но произошло изменение значения.Фонема / r / сама по себе не имеет значения, но, появившись в слове, она полностью изменила значение слова!

Фонемы соответствуют звукам алфавита, хотя не всегда существует взаимно однозначная связь между буквой и фонемой (звуком, издаваемым, когда вы произносите слово). Например, слово «собака» имеет три фонемы: / d /, / o / и / g /. Однако слово «форма», несмотря на пять букв, имеет только три фонемы: / sh /, / long-a / и / p /. В английском языке около 45 различных фонем, которые соответствуют буквам или комбинациям букв.В процессе сегментации фонема может иметь определенное произношение в одном слове и немного другое произношение в другом.

Морфемы

Морфемы, основная единица морфологии, являются наименьшей значимой единицей языка. Таким образом, морфема — это серия фонем, имеющая особое значение. Если морфема каким-либо образом изменена, можно изменить все значение слова. Некоторые морфемы представляют собой отдельные слова (например, «есть» или «вода»). Они известны как свободные морфемы, потому что могут существовать сами по себе.Другие морфемы — это префиксы, суффиксы или другие лингвистические элементы, которые сами по себе не являются полными словами, но влияют на значение (например, «-s» в конце «cats» или «re-» в начале « повторить »). Поскольку эти морфемы должны быть присоединены к другому слову, чтобы иметь значение, они называются связанными морфемами.

В категории связанных морфем есть два дополнительных подтипа: словообразовательные и словоизменительные. Деривационные морфемы изменяют значение или часть речи слова, когда они используются вместе.Например, слово «грустный» меняется с прилагательного на существительное, когда к нему добавляется «печаль». «Действие» меняет значение, когда к нему добавляется морфема «ре-», создавая слово «реакция». Флективные морфемы изменяют либо время глагола, либо числовое значение существительного; например, когда вы добавляете «-s» к «коту», количество кошек изменяется от одного до более чем одного.

Лексемы

Лексемы — это набор изменяемых форм, принимаемых одним словом. Например, члены лексемы RUN включают «run» (неотраженная форма), «running» (изменяемая форма) и «run.Эта лексема исключает слово «бегун» (производный термин — к нему прилагается деривационная морфема).

Другой способ думать о лексемах состоит в том, что они представляют собой набор слов, которые будут включены в одну запись в словаре: «бег» и «бег» можно найти в «бегу», а «бегун» — нет.

Синтаксис

Синтаксис — это набор правил для построения полных предложений из слов и фраз. Каждый язык имеет свой набор синтаксических правил, но у всех языков есть синтаксис в той или иной форме.В английском языке наименьшая форма предложения — это именная фраза (которая может быть просто существительным или местоимением) и глагольная фраза (которая может быть одним глаголом). К предложению можно добавить прилагательные и наречия, чтобы придать дополнительный смысл. Порядок слов имеет значение в английском языке, хотя в некоторых языках порядок менее важен. Например, английские предложения «The baby ate the carrot» и «The carrot a el the baby» не означают одно и то же, даже если они содержат одни и те же слова. В таких языках, как финский, порядок слов не имеет значения для общего значения — разные порядки слов используются для выделения разных частей предложения.

Контекст

Контекст — это то, как все в языке работает вместе, чтобы передать определенное значение. Контекст включает тон голоса, язык тела и используемые слова. В зависимости от того, как человек что-то говорит, держит свое тело или подчеркивает определенные моменты предложения, может передаваться множество различных сообщений. Например, слово «круто», когда оно произносится с широкой улыбкой, означает, что человек взволнован ситуацией. «Потрясающе», — сказал он, скрестив руки, закатив глаза и саркастический тон, означает, что человек не в восторге от ситуации.

Кратко о языке

Язык

Язык — это поведение, управляемое правилами. Он определяется как понимание и / или использование разговорного (т. Е. Аудирование и говорение), письменного (т. Е. Чтение и письмо) и / или другой системы символов общения (например, американского языка жестов) .

Разговорный и письменный язык состоят из рецептивного (т. Е. Аудирования и чтения) и экспрессивного (т. Е. Говорения и письма) компонентов.

Разговорный язык, письменный язык и связанные с ними компоненты (т. Е. Восприимчивый и выразительный) — каждая представляет собой синергетическую систему, состоящую из отдельных языковых доменов (т. Е. Фонологии, морфологии, синтаксиса, семантики, прагматики), которые образуют динамическое интегративное целое (Берко Глисон , 2005).

Далее следуют описания пяти языковых доменов:

  • Фонология — исследование системы звуков речи (т. Е. Фонем) языка, включая правила комбинирования и использования фонем.
  • Морфология — исследование правил, регулирующих использование в языке морфем, минимальных значимых единиц языка.
  • Синтаксис — правила, относящиеся к способам комбинирования слов для формирования предложений на языке.
  • Семантика — значение слов и словосочетаний в языке.
  • Прагматика — правила, связанные с использованием языка в разговоре и более широких социальных ситуациях.

Пять основных языковых доменов являются частью континуума, который охватывает языковых навыков более высокого порядка , таких как дискурс, на который влияют навыки в области прагматики.

Языковые навыки высшего уровня включают логический вывод; мониторинг понимания; интерпретация сложного языка, например, шуток и каламбуров; и использование знаний о структуре текста. Металингвистическая осведомленность необходима для развития языковых навыков более высокого порядка и определяется как «способность думать и размышлять о языке» (Gillon, 2004, p.10). Металингвистическая осведомленность включает фонологическую осведомленность, морфологическую осведомленность, синтаксическую осведомленность, семантическую осведомленность и прагматическую осведомленность. Металингвистические навыки также важны для саморегуляции и самоконтроля.

Разговорный язык Письменный язык
Прослушивание Говоря Чтение Письмо
Фонология способность идентифицировать и различать фонемы во время прослушивания (т.е., фонологическая осведомленность) Надлежащее использование фонологических образов при разговоре понимание ассоциаций буквы и звука при чтении (т.е. фонетика) точное написание слов при написании
Морфология понимание морфем при прослушивании правильно использует морфемы при разговоре понимание грамматики при чтении Правильное использование грамматики при написании
Синтаксис понимание элементов структуры предложения при слушании Использование правильных элементов структуры предложения при разговоре понимание структуры предложения во время чтения использование правильной структуры предложения при написании
Семантика словарный запас на аудирование словарный запас словарный запас для чтения письменный словарь

Прагматика

(включает дискурс)

понимание социальных аспектов разговорной речи, включая разговорный обмен Социальное использование разговорного языка, включая создание связных и актуальных сообщений во время разговоров понимание точки зрения, потребностей аудитории и т. Д. передает точку зрения, предполагаемое сообщение и т. Д.

Для получения дополнительной информации см. Ресурс ASHA под названием «Нормы развития речи и языка».

Приобретение и использование языка

Изучение и использование языка определяется взаимодействием биологических, когнитивных, психосоциальных факторов и факторов окружающей среды. Язык развивается в определенных исторических, социальных и культурных контекстах. Коммуникационное различие / диалект — это разновидность системы языковых символов, используемой группой людей, которая отражает и определяется общими региональными, социальными или культурными / этническими факторами (ASHA, 1993).

Эффективное использование языка для общения требует понимания человеческого взаимодействия, включая невербальные сигналы, мотивацию и социокультурные роли.

Связь между разговорным и письменным языком

Фонологическая осведомленность лежит в основе способности манипулировать звуками речи (то есть фонемами) в произносимых словах. Было обнаружено, что он вносит заметный вклад в развитие чтения и письма (Al Otaiba, Puranik, Zilkowski, & Curran, 2009; Lemons & Fuchs, 2010; Scarborough, 1998).Компоненты фонологической осведомленности включают понимание слога (например, один слог в «c a p» против двух слогов в « a g ai n»), осознание начала наступления (например, начало: c ap vs. rime: c ap ) и осведомленность о фонемах (например, «cap» содержит три фонемы: / k / + / æ / + / p /)

Когда обучение фонологической осведомленности сочетается со знанием названий букв (т. Е. Графематической осведомленностью), тогда рассматривается фонетика , основной письменный языковой навык для развития чтения и письма.

Дополнительную информацию см. На страницах практического портала ASHA, посвященных расстройствам устной и письменной речи.

Нарушение речи

Языковое расстройство — нарушение понимания и / или использования устной, письменной и / или другой коммуникативной системы символов (например, американского языка жестов). Расстройство может включать форму языка (фонология, морфология, синтаксис), содержание языка (семантика) и / или функция языка в общении (прагматика) в любой комбинации (ASHA, 1993).В некоторых случаях может потребоваться дополнительное / альтернативное общение для лиц, демонстрирующих нарушения жестовой, устной и / или письменной формы. (АША, 1993).

Расстройства речи могут сохраняться на протяжении всей жизни, а симптомы со временем могут меняться (Башир, 1989). Кроме того, языковое расстройство может быть отдельным диагнозом или возникать в контексте других состояний.

Региональные, социальные или культурные / этнические вариации системы символов не следует рассматривать как расстройство речи или языка (ASHA, 1993).

Связь между языковым расстройством и расстройством социальной коммуникации

Дети с языковыми расстройствами могут также иметь трудности с социальным общением, поскольку социальное общение включает социальное взаимодействие, социальное познание, прагматику и обработку речи. Более подробную информацию о социальном общении можно найти на сайте портала ASHA по устранению расстройств в социальных сетях.

Список литературы

Аль-Отайба, С., Пураник, К., Зилковски, Р., & Курран, Т. (2009). Эффективность ранних вмешательств фонологической осведомленности для учащихся с речевыми или языковыми нарушениями. Журнал специального образования, 43 (2), 107–128.

Американская ассоциация речи, языка и слуха. (1993). Определения коммуникативных расстройств и вариаций [Соответствующая статья]. www.asha.org/policy/.

Башир А.С. (1989). Языковое вмешательство и учебная программа. Семинары по речи и языку, 10 (3), 181–191.

Берко Глисон Дж. (2005). Развитие языка (6-е изд.). Pearson Education.

Гиллон, Г. Т. (2004). Фонологическая осведомленность: от исследований к практике . Guilford Press.

Лимоны, С.Дж., Фукс, Д. (2010). Фонологическая осведомленность детей с синдромом Дауна: его роль в обучении чтению и эффективность соответствующих вмешательств. Исследования нарушений развития, 31 (2), 316–330.

Скарборо, Х.С. (1998г.). Раннее выявление детей из группы риска нарушения чтения: фонологическая осведомленность и некоторые другие многообещающие предикторы. В Б. К. Шапиро, П. Дж. Аккардо и А. Дж. Капуте (ред.). Специфическая неспособность читать: взгляд на спектр (стр. 75-119). Йорк Пресс.

Языкознание

Языкознание


Вернуться на главную страницу Cognitive Psych Назад
к темам


ОБЗОР

Почти каждый ассоциирует язык с общением.Поскольку общение присуще не только людям, теоретики непрерывности
характеризуя язык как просто очень сложную систему
звонки. Даже если бы мы могли показать, что общение с животными было преднамеренным
и, в частности, две другие характеристики языка — компетентность и продуктивность.
— показал бы, что теория непрерывности неверна.

  • Под компетенцией понимается тот факт, что к четырем годам
    каждый нормальный ребенок изучает хотя бы один из множества разных языков мира
    — и делает это при наличии слабой или несуществующей инструкции и в
    процесс усваивает некоторые довольно тонкие правила грамматики.
  • Продуктивность связана с тем, что в отличие от животных
    стереотипное общение, человеческий язык допускает бесконечное
    количество перестановок его элементов.

Как следствие производительности, большинство высказываний
оригинальные, впервые поставленные — их никогда не слышали.
И все же они поняты. Любая теория грамматики должна учитывать эти
две характеристики.

Можно начать с того, чтобы посмотреть на
характеристики или конструктивные особенности языка.Некоторые будут похожи на
системы общения животных, других не будет. Три основные темы в
психолингвистики:

  • семантика — изучение смысла;
  • Синтаксис — изучение правил комбинирования
    мельчайшие акустические элементы (фонемы) на мельчайшие элементы
    значения (морфемы) и морфемы в высказываниях или предложениях;
  • прагматика — исследование социальной природы
    язык.

Эти три не изоморфны. Как мы увидим,
синтаксис и прагматика вносят значительный вклад в смысл.

Вернуться к началу

Hockett’s
13 конструктивных особенностей языка

(нажмите
для графики)

  1. ВОКАЛ — АУДИТОРИЙНЫЙ КАНАЛ
  2. Может поддерживать другую, более направленную деятельность
    при участии в языковых действиях.

  3. РАДИОВЕЩАТЕЛЬНАЯ ПЕРЕДАЧА — НАПРАВЛЕННЫЙ ПРИЕМ.
  4. Отправляется всем, но получено от определенного
    направление.

  5. БЫСТРОЕ ЗАТУХАНИЕ
  6. Существует недолго и поэтому имеет социальную
    последствие.

  7. ВЗАИМОЗАМЕНА
  8. Грамотные ораторы могут воспроизвести любое сообщение
    они могут понять, и содержание остается неизменным.

  9. ВСЕГО ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
  10. Мы слышим все, что производим, как производим
    Это. Указывает на строго контролируемый процесс, когда обратная связь имеет решающее значение.

  11. СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ
  12. Специализированный для общения — не для некоторых
    другая деятельность или цель.

  13. СЕМАНТНОСТЬ
  14. Языковые звуки что-то значат.

  15. ПРОИЗВОДСТВО
  16. Между лингвистическими
    звуки и объекты, которые они представляют.

  17. ДИСКРЕТНОСТЬ
  18. Язык состоит из небольших отдельных частей
    звуков (фонем), каждая из которых имеет индивидуальность и может быть объединена в
    образуют более крупные единицы (морфемы).


    Фонемы — наименьшие дифференцируемые единицы
    звуков на любом языке. Их относительно мало. английский
    насчитывает около 40 — 42. Фонетика — это изучение правил, определяющих, как
    фонемы можно комбинировать.


    Используя эти правила, фонемы объединяются в
    образуют морфемы, которые являются основными единицами значения (в основном слова, но также
    такие единицы, как префиксы и суффиксы, называемые связанными морфемами).

  19. ДВУСТОРОННИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ
  20. Бесконечное количество значимых слов может
    создаваться из небольшого числа фонематических строительных блоков. Слова «команда»
    и «мясо» построены из одних и тех же единиц.

  21. ТРАДИЦИОННАЯ ТРАНСМИССИЯ
  22. Язык передается культурно от одного человека
    поколение к следующему.

  23. ПЕРЕМЕЩЕНИЕ
  24. Подобно мысли, язык допускает рассмотрение
    концепций, не ограниченных временем или местом, например «Давным-давно в галактике
    далеко-далеко «.

  25. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ
  26. Бесконечное количество новых аранжировок
    слова могут быть произнесены и поняты из-за лежащей в основе законности
    основанный на конечном наборе правил.

Вернуться к началу

Грамматический
Теория и языковая структура

ОБЗОР

Учитывая продуктивность языка, он должен быть
кое-что о его законности и структуре, что позволяет
понять бесконечное количество предложений, которые мы никогда раньше не слышали.Во-вторых, поскольку правила грамматики различаются от языка к языку,
определенные языковые универсалии должны существовать на еще более глубоком уровне.

КОНЕЧНОЕ СОСТОЯНИЕ
ГРАММАТИКИ

Начало грамматики конечного состояния (или письма слева направо)
с одной из наиболее очевидных характеристик языка — его контингентом
природа. Обратите внимание, что некоторые слова с большей вероятностью последуют за определенными словами.
чем некоторые другие.


(щелкните значок для демонстрации) (авторское право
Ф.Г. Фидура, 1995)

Предлагает, чтобы правила синтаксиса регулируются
по правилам конечного состояния — выбор следующего слова в любой точке или состоянии в
предложение определяется путем консультации с конечным числом кандидатов и
выбор одного из них. Обзор! fntovr.bul

ПРИНЯТИЯ ГРАММАТИК КОНЕЧНЫХ СОСТОЯНИЙ

  • Люди строят предложения пословно.
    Выбрав одно слово, человек сверяется с каким-то мысленным списком допустимых
    выбирает и производит один из них.
  • Человеческая грамматика состоит из ограничивающих правил, которые
    ограничить выбор слов, который может быть сделан на любом этапе производства
    приговора
  • Выбор, сделанный в самом левом слове предложения.
    ограничивает выбор, сделанный на следующей самой левой работе, и так далее, пока
    предложение завершено.
  • (щелкните значок для просмотра изображения)

  • Вероятность того, что одно слово последует за другим,
    я.е. переход из одного состояния в другое называется переходной вероятностью.
  • «Дай мне соль» имеет высокую вероятность перехода.
    «Дай мне собаку» имеет меньшую вероятность. «Дай мне гору»
    вероятность 0.

ПОДДЕРЖКА ТЕОРИИ КОНЕЧНЫХ СОСТОЯНИЙ

  • Поведенческие исследования вполне подтвердили
    теория. Это хорошо согласуется с общими теориями обучения «стимул-реакция».
    тогда в моде.
  • Произношение каждого слова в предложении
    ответ. Из-за полной обратной связи слышимость слова действует как
    различительный стимул, который побуждает нас произнести следующее слово в
    приговор.
  • В конце предложения нас подкрепляет
    покорность нашего слушателя.
  • Такой подход сокращает запоминание предложения
    к изучению цепочки ассоциаций «стимул-реакция».
  • Поскольку имелось достаточно доказательств того, что животные
    могут выучить длинные цепочки S-R, и потому что дети обязательно должны быть
    способны научиться всему, чему может научиться крыса, теории конечного состояния были
    считается ответом на изучение синтаксиса.

ВОЗРАЖЕНИЯ К ТЕОРИИ КОНЕЧНЫХ СОСТОЯНИЙ

  1. Теория была явно неполной. Не удалось
    чтобы справиться с тем фактом, что любой компетентный оратор может внедрить любую синтаксическую структуру
    в уже составленных предложениях:
  2. Мальчик побежал в магазин

    Мальчик быстро побежал в магазин.

    Мальчик быстро, но целеустремленно побежал
    хранить.


    Мальчик, который к тому времени уже вспотел, быстро побежал
    но с целью в магазин.


    Это означает, что предположение, что выбор слова
    ограничен предыдущим выбором слова не может быть истинным. Очевидно, наши знания
    Sytax состоит не только из простых правил объединения.

  3. Оценка грамматичности должна зависеть от переходного
    вероятности, количество пар слов в прошлом.Рассмотрим:
  4. Бесцветные зеленые идеи яростно спят

    Был ли он заходил в газету, находится в глубоком конце

    Первый универсально считается более грамматическим
    даже если TPs = 0.

  5. Если понимание зависит от ассоциации, как
    возможна производительность? Как мы могли понимать предложения, которых никогда не слышали
    перед.
  6. Изучение языка в соответствии с этой теорией, вероятно,
    быть невозможно — обязательно к 4 годам.Грамматика с конечным числом состояний всего с семью
    штатам потребуется более одного Google (от 10 до 100) возможных кандидатов.
    Просто некогда учиться так много.

Эти четыре возражения приводят к рассмотрению
грамматики фразы или составной структуры.

Вернуться к началу

фраза
(Составляющие) Структурные грамматики

ОБЗОР

  • Изначально были разработаны грамматики фразовой структуры.
    лингвистом Леонардом Блумфилдом на рубеже веков.в отличие
    грамматики с конечным числом состояний, расположенные слева направо, фразовая структура
    грамматики организованы иерархически — то есть сверху вниз.
  • Грамматичность следует искать в правилах перезаписи.
    которые позволяют нам отображать слова на различные части речи и строки
    вместе они образуют действительные структуры фраз и, в конечном итоге, превращаются в предложения.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ ФРАЗОВОЙ СТРУКТУРЫ ГРАММАТИКИ

  • Возможно, лучше начать с примера.Рассмотрим предложение:
    • «Мальчик будет бить по мячу».
  • Обратите внимание, что он имеет общую форму простого
    английское предложение, а именно:
    • Тема -> Действие -> Объект
  • Вышеуказанные элементы обычно представлены в
    английский по: Существительное Фраза Глагол Фраза Существительное Фраза
  • Вышеупомянутые фразы состоят из меньших единиц:
    • Det Существительное Aux Verb Det Существительное
    • Мальчик ударит по мячу.
  • Обратите внимание, что мы могли начать с самого низкого
    уровень, сначала назначив слова их частям речи, а затем сгруппировав
    их в их структуры фраз, а затем структуры фраз в
    предложение.
  • Описанные нами конструкции могут быть
    преобразован в древовидное изображение, называемое фразовым маркером. Следующие
    На рисунке показан маркер фразы для этого предложения:
  • (щелкните значок, чтобы увидеть рисунок) (с
    Бест, Когнитивная психология,
    1995)

  • Итак, грамматические знания состоят из знания
    относительно небольшое количество фразовых структур и правила отображения
    слова на части речи и правила перезаписи для формирования частей
    речи в фразовые структуры, а затем фразовые структуры в предложения.
  • Выучить язык — намного проще. Дети
    нужно только выучить относительно небольшое количество фразеологических структур и
    переписать правила, регулирующие их построение.
  • Учитывает грамматические суждения. Четный
    ерунда звучит грамматически, если следует правилам перезаписи. Рассмотреть возможность
    следующее:
    • «Гелакс наткнулся на подрывник.»
  • Абстрактная природа фразовых структур. Грамматика
    не привязан к конкретным словам или переходным вероятностям. Мы можем принять
    как грамматические, предложения, которые мы никогда раньше не слышали.
  • Обратите внимание, что теория отвечает на оба вопроса.
    компетентности и продуктивности.

ВОЗРАЖЕНИЯ ПО ГРАММАТИКЕ ФРАЗОВОЙ СТРУКТУРЫ

  • Возражения против грамматик фразовой структуры
    в двух областях: а) некоторые виды лингвистических знаний не учитываются
    по теории; и б) двусмысленность.
  • В качестве примера первого возражения отметим, что
    значение должно быть изменено изменением структуры, а часто это не так.
    Рассмотрим следующее:
    • «Сара припарковала машину.»
    • «Машину припарковала Сара.»
  • С другой стороны, аналогичные конструкции должны давать
    похожие значения, а они нет. Рассмотрим следующее:
    • «Джону легко угодить.»
    • «Джон очень хочет угодить.»
  • Наконец, возникает проблема двусмысленности, идентичная
    структуры, которые можно интерпретировать по-разному. Рассмотрим следующее:
    • «Варят яблоки».
    • «Баранина слишком горячая, чтобы ее есть.»
    • «Посещение родственников может быть утомительным».
    • «Время летит, как стрела.»
  • Обратите внимание, что значение первого может быть разрешено
    установив маркер правильной фразы.
  • (щелкните значок, чтобы увидеть рисунок) (от
    Бест, Когнитивная психология, 1995)


    Это не относится к трем другим, и это
    Именно этот факт побудил Ноама Хомского предложить трансформационную грамматику.

Вернуться к началу

Хомского
Трансформационная грамматика

ОБЗОР

Хомский признал, что неоднозначности, которые мы имеем
только что указанные были действительно двух типов.

  • В первом типе значение поясняется
    определение между двумя возможными маркерами фраз, которые представляют предложение.
  • Однако в других случаях это невозможно.
    — есть только один возможный фразовый маркер.
  • (щелкните значок, чтобы увидеть рисунок) (от
    Best, Cognitive Psychology, 1995)

Предполагая, что намерением говорящего было произвести
только одно из возможных значений, и все же производство дало два значения
заставили Хомского предположить, что никакая одноуровневая теория грамматики не может объяснить
для всех грамматических знаний.

ДОПУЩЕНИЯ ТРАНСФОРМАЦИОННОЙ ГРАММАТИКИ

Хомский поддерживал двоякую двусмысленность.
были свидетельством того, что грамматические знания существуют на двух уровнях.

  • Первая из них — КОНСТРУКЦИЯ ПОВЕРХНОСТИ —
    уровень грамматических знаний, который проявляется во внешнем виде
    предложения (в том виде, в котором оно было произнесено или написано).
  • Реализуется в правилах перезаписи (преобразования).
  • Второй из них — ГЛУБОКАЯ СТРУКТУРА —
    уровень грамматических знаний, тесно связанный со значением
    предложение и конкретизируется в правилах структуры фраз.

Оба вида правил необходимы для полного
описание наших грамматических знаний.

В качестве доказательства обратите внимание, что наши проблемы с извлечением
смысл предложения «навещать родственников» не является результатом выбора
неправильная структура фразы, как в случае с предложением «готовить яблоки».Скорее, двусмысленность возникает из-за того, что некоторые элементы предложения
глубокая структура была оставлена ​​вне формы поверхности.

  • Итак, правила структуры фраз (которые управляют одиночными
    elements) оперируют КЕРНАЛЬНЫМИ предложениями в глубокой структуре.
  • Эти основные предложения можно преобразовать в
    множество способов использования правил перезаписи для создания множества различных поверхностей
    конструкции.
  • (щелкните значок, чтобы увидеть рисунок) (с
    Бест, Когнитивная психология, 1995)

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА ТРАНСФОРМАЦИОННОЙ ГРАММАТИКИ

  • Как расширение грамматики фразовой структуры
    имеет те же преимущества с точки зрения грамматических суждений.
  • Кроме того, он учитывает двусмысленность. Эти
    возникают из-за того, что правила структуры фраз действуют на глубинную структуру и
    может не проявляться на поверхностном уровне.
  • Также объясняет, почему предложения с похожей структурой
    интерпретируются по-разному, а те, которые имеют разную структуру, интерпретируются
    тоже самое.
  • Поскольку теория предполагает, что в понимании,
    мы сводим структуру поверхности к простейшей форме ядра в глубокой структуре,
    он составляет литературу по памяти для прозы, обработки и запоминания
    негативы и др.

ВЗГЛЯДЫ ХОМСКОГО НА ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГРАММАТИЧЕСКОГО
ЗНАНИЯ

  • В то время как опыт играет решающую роль в языке
    приобретение (вспомним традиционную передачу), Хомский считает, что
    большая часть наших грамматических знаний основана на врожденных предрасположенностях.
  • Они направляют и направляют наш опыт и делают
    мы чувствительны к закономерностям фонологии, синтаксиса и дискурса.
  • Дети от природы предрасположены замечать
    закономерности в языковых актах, происходящих вокруг них.
  • Хомский считает, что, как и маленькие ученые,
    они формируют гипотезы о правилах или законах, лежащих в основе моделей, которые они
    переживают.
  • (щелкните значок, чтобы увидеть рисунок) (от
    Бест, Когнитивная психология, 1995)

  • Они проверяют эти гипотезы и продолжают наблюдать
    и, таким образом, со временем их улучшать.(Рассмотрим регуляризацию нерегулярных
    глаголы в качестве примера).
  • В конечном итоге они приходят к точной гипотезе
    и развить хорошее рабочее знание языка.

Вернуться к началу

Доказательства
для врожденного происхождения

ОБЗОР

  • Имеется значительный объем литературы, предполагающей
    что наши лингвистические знания основаны на врожденных структурах и предрасположенностях.
  • Из-за врожденных языковых предрасположенностей мы не
    означают язык как таковой или даже грамматику. Скорее есть план
    или мысленный шаблон, который дети используют для анализа, понимания
    и изучать язык в окружающем их мире. Как будто мы родились с
    этот ментальный языковой орган, который выходит в социальный мир в поисках
    для законности и ожидания смысла в высказываниях вокруг
    нас.
  • Обучение происходит легче, чем если бы
    дети не были готовы к бормотанию, исходящему от людей.

АНАТОМИЧЕСКИЕ И ДЫХАТЕЛЬНЫЕ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ

  • У людей зубы менее специализированы для
    резка и разрывание пищи (как у других приматов) и более специализированные
    для артикуляции. В сочетании с языком позволяет контролировать
    воздушный поток, необходимый для образования согласных.
  • То же самое можно сказать и о нашем коротком коротком язычке.
    который более подвижен, чем у других приматов.Эта гибкость позволяет
    производство гласных звуков.

СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ В МОЗГЕ

  • Еще в 1860-х годах Поль Брока открыл
    что, если определенная область коры была повреждена, афазия или языковое расстройство
    развитый.
  • Области мозга, которые демонстрируют эту характеристику
    довольно специфичны, как и возникающие дефициты.

КАТЕГОРИЧЕСКОЕ ВОСПРИЯТИЕ ЗВУКОВ РЕЧИ

  • Есть данные, что младенцы четко различают
    между звуками человеческой речи и другими звуками.
  • Младенцы имитируют звуки человеческой речи, но
    другие звуки не присутствуют одновременно.
  • Имеются убедительные доказательства того, что эта способность различать
    звуки речи из других звуков появляются уже в двухнедельный возраст.

ДРУГИЕ МОДЕЛИ ГЕНЕТИЧЕСКОГО ШАБЛОНА

  • Есть ряд других примеров у животных.
    мир, в котором природа дает предрасположенность в виде чертежа
    или шаблон и опыт предоставляют конкретную информацию.
  • Классические примеры запечатления у водоплавающих птиц.
    и галантные птицы, привязанность у приматов и пение видов у некоторых
    певчие птицы.

Вернуться к началу

г.
Восприятие и понимание речи

Проблема с восприятием речи

    Установив, что основной дискретный
    акустической единицей языка является фонема, восприятие речи должно просто
    уменьшить до:
  1. Отображение акустического сигнала на известные элементы
    фонетики
  2. Определение произнесенной фонемы
  3. Сохранение этой фонемы в рабочей памяти
  4. Добавить к следующей фонеме при произнесении до морфемы
    установлен

Но то, что мы описали выше, будет звучать как
синтетическая речь, производимая компьютерами.Речь не бывает дискретной
единицы измерения. Это создает ряд проблем:

  1. Звуки речи непрерывные и недискретные
    — как выделить фонемы из этого потока?
  2. Рассмотрим предложение: «Ja eet?» или даже хуже
    «Джит?»

  3. Образцы с немного другими акустическими свойствами
    интерпретируются одинаково.
  4. Рассмотрим м в «Тим» и «Норка»

  5. Образцы с идентичными акустическими свойствами
    интерпретируется по-разному.
  6. Рассмотрим «писателя» и «всадника»

  7. Заказ имеет смысл — требует идентификации другого
    фонетические сегменты
  8. Рассмотрим «таблетку» «губу»

Общая проблема иногда упоминается как
проблема сегментации — поскольку речь похожа на трель сирены,
без пауз, как слушатель должен знать, где поставить
границы вокруг фонетических сегментов, чтобы идентифицировать их?

Но понятно, что они как-то интерпретируются
и что их использование регулируется правилами.Может ли их толкование быть
на основе акустических реплик? Вы уже знаете, что фонетика состоит из
категоризация основных звуков речи. Но к фонетике можно подойти
на основе физических свойств производимого звука. Это
называется акустической фонетикой и то, что мы описывали до сих пор.

Артикуляционная фонетика

    Артикуляционная фонетика, с другой стороны,
    это раздел фонетики, изучающий природу образования и
    производство этих звуков.Звуки производятся так называемыми
    «артикуляционные жесты», которые определяются такими действиями, как размещение
    языка, контроль воздушного потока и изменения в полости рта.

Фонология

    Нам нужно сформулировать еще одну тему.
    (простите за каламбур), чтобы начать понимать текст
    — фонология. Фонология — это раздел лингвистики, который пытается определить
    правила или принципы, которые характеризуют производство и понимание
    звуков речи.Фонологи не занимаются звуками напрямую, скорее,
    их интересуют более абстрактные аспекты звука речи —
    общие знания человека, которые позволяют ему / ему сформулировать конкретные
    высказывания. Рассмотрим следующий пример:

    • Обратите внимание на законное изменение формулировки
      буква «с» при переходе от прилагательного к существительному
      • электрическое — электричество
      • эгоцентричный — эгоцентризм
      • Я знаю человека довольно бестарного — он выставляет
        много бюстриктности
    • На самом деле, бюстгальтер — это слово, которое я только что придумал,
      но вам не составит труда составить или обработать приведенное выше предложение
      потому что он соответствует правилам

Вернуться к артикуляционной фонетике и
Восприятие речи

    Английский язык содержит где-то между
    40 и 42 (в зависимости от того, кого вы читаете) фонемы (основные звуки речи).Они
    показаны вместе с примерами в следующей таблице:

    (нажмите
    для стола)

    Артикуляционные жесты можно разделить на два
    широкие категории:

    • Те, которые производят гласные звуки
    • Те, которые производят согласные

    Возможно разница в том, как они производятся
    и used обеспечивает функцию маркировки в понимании речи для
    который мы ищем.Рассмотрим:

    • Согласные — обычно с некоторой степенью сужения
      полости рта обычно сопровождается движением языка
    • Гласные звуки — открытая полость рта обычно статична
      с небольшим движением языка
    • Речь идет путем производства слогов
      — построены путем встраивания гласных в цепочки согласных. И так это начинается
      с сжатием и движением с последующим коротким периодом, когда гласная
      озвучивается и завершается согласной перетяжкой

    Итак, эта слоговая структура позволяет нам
    для маркировки и обработки дискретных единиц в непрерывном потоке речи.Хотя это дает ответ на вопрос об обработке дискретных блоков, он все же
    Напрашивается вопрос: как определить фонемы, которые мы слышим в
    способ, который позволяет нам встраивать их в морфемы? Оказывается,
    артикуляционные жесты, связанные с любой данной фонемой, порождают вид
    совокупности отличительных черт, более или менее отличных от всех остальных
    фонемы. «b» и «x» будут примером большего, в то время как «b» и «p»
    звуки были бы примером менее разных.

    Согласные различаются тремя способами

    • Место сочленения (их семь)
    • Манера сочленения (их шесть)
    • Звонок — в сопровождении вибрации голосовых связок
      — звук «м» озвучен, звук «т» нет

    Если глаза еще не остекленели, некоторые из
    эти различия сведены в следующие таблицы:

    (нажмите
    на столе)

    Двусторонняя классификация
    гласные, определяемые положением языка и части языка
    вовлеченный.Это обобщено в следующей таблице:

    (нажмите
    на столе)

    Артикуляционные жесты, связанные с каждым
    фонем дают набор более или менее отличительных черт, которые
    характеризуют каждую из фонем по-своему. Звук «б» больше
    как звук «p» и меньше как звук «x», но, тем не менее, уникален.
    Эти отличительные особенности можно увидеть в следующей таблице:

    (нажмите
    на столе)

    Мы представили это продолжительное обсуждение не
    чтобы усыпить вас или показать мою эрудицию в области фонетики,
    а скорее предоставить инструменты, чтобы начать понимать понимание речи
    и теперь мы готовы к этому (наконец).

Восприятие речи снизу
Вверх

    Пизони (1978) предполагают, что восприятие речи
    кажется, что происходит в серии независимых этапов, каждый из которых изменяет
    и разрабатывает код, созданный на предыдущем этапе. Основные компоненты
    (в интерпретации Беста, 1995 г.):
  1. Слуховой этап.
  2. На слуховой стадии звуковой сигнал
    превращается в неврологическое представление, сохраняющее различные
    особенности физического сигнала.Например, анализ признаков в слуховой
    Предполагается, что сцена кодирует основную частоту звука, а также
    как некоторые детали его гармонического строения. Кроме того, в слуховой
    стадия, код, представляющий общую интенсивность и продолжительность сигнала
    производится. Предполагается, что этот код хранится в некоторой сенсорной
    хранения, и по этой причине код на слуховой стадии иногда
    называется «сырой». На данный момент нет фонетической или фонологической информации.
    был извлечен из сигнала.

  3. Фонетический этап.
  4. Основное назначение фонетической сцены —
    правильно называть звуки речи, то есть ставить фонетические метки
    речевому сигналу, соответствующему намерениям говорящего.
    Здесь слушатель сталкивается с серьезной трудностью, известной как проблема сегментации,
    который упоминался в более раннем разделе этих заметок. Сегментация
    проблему можно сформулировать так: поскольку речь похожа на трель сирены,
    без пауз, как слушатель должен знать, где поставить
    границы вокруг фонетических сегментов, чтобы идентифицировать их? К счастью для
    У нас речь построена по слогам.Это означает, что влияние
    гласные при образовании согласных, вероятно, будут наиболее
    часто ограничивается одним слогом. Подразумевается, что некоторые
    должен быть установлен или настроен механизм восприятия, чтобы искать паттерны чередующихся
    сжатие и открытость, которые затем категорически разделены на слоги
    чьи фонетические названия впоследствии определяются.

  5. 3. Фонологический этап.
  6. На фонологической стадии фонетические сегменты
    которые только что были идентифицированы, отображаются на нижележащие (более абстрактные)
    фонологические правила, извлекающие истинную сущность из фонетического сегмента.Эта истинная сущность относится к информации о фонеме, которая позволяет
    другие его характеристики должны быть вычислены на основе знания фонологических правил.
    Как мы видели, например, знание правила двух согласных позволяет человеку
    для вычисления идентичности первого согласного в последовательности из двух согласных.
    Таким образом, если / s / было ошибочно идентифицировано как / § / на фонетической стадии,
    тогда когнитивные процессы на фонологической стадии исправят эту ошибку
    если следующий идентифицированный сегмент был другой истинной согласной.

Важно понимать, что нисходящая обработка
прагматика также играет роль в понимании речи.

Восприятие непрерывной речи:
Сверху вниз

    Часто общение посредством разговорной речи
    встречается в «шумных» обстоятельствах, когда фонематические элементы могут с большой долей вероятности
    Потерянный. Кроме того, высокая скорость обработки, необходимая для интерпретации
    непрерывная речь сделала бы эту задачу очень трудной, если не невозможной.Очевидно, что восходящие процессы, воздействующие на акустический сигнал, не могут
    вся работа по восприятию речи. К счастью, английский, как и большинство языков,
    сильно избыточен. Синтез элементов, которые мы уже сохранили, обеспечивает
    контекст для замены потерянных элементов, даже когда мы анализируем входящий сигнал.

    Рассмотрим следующее предложение (предлагаемое
    по Best, 1995):

      «Она очень хорошо сдала тест (кашель) в
      Фактически, (кашель) получил высшую оценку (кашель).»

    Обратите внимание, что контекст позволил вам установить
    смысл предложения.

    Доказательства роли контекста представлены
    в исследовании Поллака и Пикетта (1964):

    • Они тайно записывали людей в спонтанных разговорах.
      СС всячески давали понять, что понимают друг друга — они ответили.
      на вопросы, смеялись над шутками — все уместно.
    • Затем исследователь разрезал ленты, чтобы сделать записи
      отдельных слов.
    • Магнитофоны были воспроизведены для испытуемых, которых
      для определения отдельных слов.
    • Они были успешными только в 47% испытаний
    • Затем исследователи добавляли все большие и большие сегменты.
      оригинальной ленты. При этом они обнаружили, что точность идентификации
      медленно улучшалась, пока не была достигнута определенная критическая точка. На этом критическом
      точка, точность значительно улучшилась.

Эффект восстановления фонемы

    Соответствующее исследование определяет, что
    как эффект восстановления фонемы.

    • Уоррен (1970) представил 20 СС с лентой, на которой
      следующее предложение было записано
    • «Губернаторы штата встретились со своими
      Законодательные собрания в столице ».

    • Звездочкой отмечены точки.12 секунд было
      вырезано из исходного высказывания и заменена записью кашля
      на своем месте.
    • Ss спросили, не обнаружили ли они каких-либо отсутствующих звуков.
      из записи. 19 СС сказали нет. СС действительно обнаружили присутствие
      кашля, но не смог правильно его определить.
    • Более поздние исследования показали, что значительная часть
      слово можно было удалить, не разрушая иллюзию.
    • Кроме того, было обнаружено, что гудок или гудок
      может быть заменен без того, чтобы Ss заметил, что какой-либо звук отсутствует.Тем не мение,
      Ss быстро обнаружили Silince, и они также были точны в отчетности
      его размещение.

Анализ путем синтеза: взаимодействие
обработки сверху вниз и снизу вверх

    Best (1995) предполагает, что поток речи
    — крайне неоднозначный сигнал.

      Этот поток предлагает некоторую акустическую информацию
      который быстро анализируется и классифицируется по его конфигурации функций.
      Вероятно, в то же время действуют эти восходящие когнитивные процессы,
      нисходящие процессы начинают свою работу, помогая человеку сделать вывод,
      или введите недостающую или необнаруженную речевую информацию.(Best, 1995, p. 320)

    Либерман резюмирует эти идеи, говоря:

      Некоторые отличительные особенности, указывающие
      каждый фонетический сегмент, вероятно, можно определить из имеющихся акустических
      сигнал. Другие отличительные особенности не могут быть однозначно идентифицированы. Слушатель
      поэтому формирует гипотезу о вероятном фонетическом содержании
      сообщение, которое согласуется с известными функциями. Однако он не может
      проверять эту гипотезу на синтаксическую и семантическую непротиворечивость, пока он
      получает довольно длинный отрезок речи в свое временное обрабатывающее пространство.Таким образом, речевой сигнал остается неразборчивым до тех пор, пока он не появится внезапно.
      становится понятным. Акустический сигнал, конечно, необходим для обеспечения
      даже частичное уточнение фонетического сигнала. Однако эти эксперименты
      указывают на то, что во многих случаях фонетический сигнал, который слушатель,
      «слышит» вычисляется внутренне. (Либерман, 1967, с.165)

    Анализ с помощью модели синтеза изначально был
    предложено Галле и Стивенсом (1964).

Прагматика: социальная природа
Речь.

    Рассмотрим следующее предложение:

      «Здесь очень жарко, не так ли?
      думаете? «

    • Это просто констатация факта, что можно
      упомянуть другу в жарком зале, ожидая начала спектакля?
    • Это тонкая просьба открыть окно или повернуть
      в жару, что может произойти при посещении дома друга?
    • Это заявление коллеге, описывающее
      эмоциональная атмосфера на встрече, где страстно проводимая политическая
      позиции обсуждаются?

    Конечно, социальный контекст определяет
    смысл этого высказывания.Прагматика относится к социальным правилам, лежащим в основе
    использование языка и стратегии, используемые говорящими для установления согласованности
    через несколько предложений (Best, 1995). Язык — это социальный инструмент
    с участием общественного договора. Это происходит не только в социальном контексте.
    который может дать точное значение высказыванию, в нем также есть правила и условности
    ожидается, что он последует.

Соглашение о едином значении или данное новое
Стратегия

    Одно соглашение, которое регулирует говорящих в
    Разговор — это однозначное соглашение или стратегия данного-нового.Это
    предполагается, что у говорящего есть только одно семантическое намерение — что высказывания
    обычно содержат заданную (понятную) информацию. Если у динамика больше
    чем одно намерение, ожидается, что он или она даст какую-то другую подсказку
    чтобы начать искать другие значения. Данное значение должно быть
    служить отправной точкой для интеграции новой информации или смысла
    что дано.

Разговорный формат

  1. Начальное приветствие
  2. Одно или несколько редко используемых акций
    серьезно: «Как дела?», «Что случилось?» и т. д.

  3. Содержимое
  4. Здесь стороны обмениваются значимой информацией
    используя соглашения, приведенные выше

  5. Закрытие
  6. Разговор прекращается, информационные проблемы
    разрешаются и закрываются, используется выражение закрытия акций.Как в:

See Ya !!

Вернуться на главную страницу Cognitive Psych Назад
к темам


Язык и чтение: роль осведомленности о морфемах и фонемах

  • 1.

    Tunmer WE, Herriman ML, Nesdale AR. Металингвистические способности и начало чтения. Прочтите Res Q.1988; 23 (2): 134–58. https://doi.org/10.2307/747799.

    Артикул

    Google Scholar

  • 2.

    Коле П., Дункан Л.Г., Блей А.Когнитивная гибкость определяет ранние навыки чтения. Front Psychol. 2014; 5: 565. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2014.00565.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 3.

    •• Dehaene S, Cohen L, Morais J, Kolinsky R. От неграмотности до грамотности: поведенческие и церебральные изменения, вызванные приобретением навыков чтения. Nat Rev Neurosci. 2015; 16 (4): 234–44. https://doi.org/10.1038/nrn3924. Важный обзор влияния грамотности на взаимодействие между зрительной и языковой системами в мозге .

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 4.

    Gombert JE. Металингвистическое развитие. Лондон: Harvester Wheatsheaf; 1992.

    Google Scholar

  • 5.

    Дункан Л.Г., Сеймур PHK, Хилл С. Насколько важны рифма и аналогия в начале чтения? Познание. 1997. 63 (2): 171–208. https://doi.org/10.1016/S0010-0277(97)00001-2.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 6.

    Уолли AC. Роль развития словарного запаса в способности детей распознавать устные слова и сегментации. Dev Rev.1993; 13 (3): 286–350. https://doi.org/10.1006/drev.1993.1015.

    Артикул

    Google Scholar

  • 7.

    Metsala JL, Walley AC. Рост разговорного словарного запаса и сегментарная реструктуризация лексических представлений: предшественники фонематической осведомленности и раннего чтения. В: Метсала Дж. Л., Эри Л. К., редакторы. Распознавание слов в начальной грамоте.Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1998. с. 89–120.

    Google Scholar

  • 8.

    Фаулер А.Е. Как раннее фонологическое развитие может подготовить почву для понимания фонем. В: Брэди С.А., Шанквейлер Д.П., редакторы. Фонологические процессы в грамотности: дань уважения Изабель Ю. Либерман. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1991.

    Google Scholar

  • 9.

    Walley AC, Metsala JL, Garlock VM. Рост разговорного словарного запаса: его роль в развитии понимания фонем и раннего чтения.Прочтите Writ. 2003. 16 (1–2): 5–20. https://doi.org/10.1023/A:1021789804977.

    Артикул

    Google Scholar

  • 10.

    Брюс DJ. Анализ звуков слов маленькими детьми. Br J Educ Psychol. 1964; 34 (2): 158–70. https://doi.org/10.1111/j.2044-8279.1964.tb00620.x.

    Артикул

    Google Scholar

  • 11.

    Либерман И.Ю., Шанквейлер Д., Фишер Ф.В., Картер Б. Явная сегментация слогов и фонем у маленьких детей.J Exp Child Psychol. 1974. 18 (2): 201–12. https://doi.org/10.1016/0022-0965(74)

    -5.

    Артикул

    Google Scholar

  • 12.

    Goswami U, Bryant PE. Фонологические навыки и обучение чтению. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1990.

    Google Scholar

  • 13.

    Киртли К., Брайант П. Е., Маклин М., Брэдли Л. Рифма, иней и начало чтения. J Exp Child Psychol. 1989. 48 (2): 224–45.https://doi.org/10.1016/0022-0965(89)

    -0.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 14.

    Трейман Р., Жуковски А. Уровни фонологической осведомленности. В: Брэди С.А., Шанквейлер Д.П., редакторы. Фонологические процессы в грамотности: дань уважения Изабель Ю. Либерман. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1991.

    Google Scholar

  • 15.

    Treiman R, Breaux AM. Отношения общей фонемы и общего сходства разговорных слогов: их использование детьми и взрослыми.J Psycholinguist Res. 1982. 11 (6): 569–98. https://doi.org/10.1007/BF01067613.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 16.

    Johnston RS. Глубокая дислексия развития? Cortex. 1983; 19 (1): 133–9. https://doi.org/10.1016/S0010-9452(83)80057-4.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 17.

    Мутер В., Халм С., Сноулинг М. Дж., Стивенсон Дж. Фонемы, римы, словарный запас и грамматические навыки как основы раннего развития чтения: данные лонгитюдного исследования.Dev Psychol. 2004. 40 (5): 665–81. https://doi.org/10.1037/0012-1649.40.5.665.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 18.

    •• Мелби-Лервог М., Листер С.-АХ, Халм К. Фонологические навыки и их роль в обучении чтению: метааналитический обзор. Psychol Bull. 2012. 138 (2): 322–52. https://doi.org/10.1037/a0026744. Метааналитическое свидетельство того, что прогресс чтения более тесно связан с осознанием фонем, чем с осознанием рифмы или словесной кратковременной памятью в алфавитной орфографии .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 19.

    •• Каслс А., Колтер М. Есть ли причинно-следственная связь между фонологической осведомленностью и успехом в обучении чтению? Познание. 2004. 91 (1): 77–111. https://doi.org/10.1016/S0010-0277(03)00164-1. Критическая оценка методологии, используемой в литературе по фонологической осведомленности и обучению чтению, для установления критериев демонстрации причинной связи. .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 20.

    Перфетти К.А., Бек И., Белл Л., Хьюз К. Фонематические знания и обучение чтению взаимны: лонгитюдное исследование детей первого класса. Меррил Палмер К. 1987; 33 (3): 283–319.

    Google Scholar

  • 21.

    Эльконин ДБ. СССР. В: Даунинг Дж., Редактор. Сравнительное чтение. Нью-Йорк: Макмиллан; 1973.

    Google Scholar

  • 22.

    Стюарт М., Колтер М. Развивается ли чтение поэтапно? Познание.1988. 30 (2): 139–81. https://doi.org/10.1016/0010-0277(88)

    -8.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 23.

    Либерман А.М. Грамматики речи и языка. Cogn Psychol. 1970; 1 (4): 301–23. https://doi.org/10.1016/0010-0285(70)

    -6.

    Артикул

    Google Scholar

  • 24.

    Либерман А.М., Купер Ф.С., Шанквейлер Д., Стаддерт-Кеннеди М. Восприятие речевого кода.Psychol Rev.1967, 74 (6): 431–61. https://doi.org/10.1037/h0020279.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 25.

    •• Дункан Л.Г., Кастро С.Л., Defior S, Сеймур PHK, Бэйли С., Генар Н. и др. Фонологическое развитие, родной язык и грамотность: вариации на тему на шести европейских языках. Познание. 2013; 127 (3): 398–419. https://doi.org/10.1016/j.cognition.2013.02.009. Кросс-лингвистические свидетельства продольных изменений в раннем развитии понимания фонем по отношению как к разговорной речи, так и к обучению чтению в шести алфавитных орфографиях .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 26.

    Ehri LC, Wilce LS. Влияние орфографии на понимание читателями фонематической структуры слов. Appl Психолингвист. 1980; 1 (4): 371–85. https://doi.org/10.1017/S0142716400009802.

    Артикул

    Google Scholar

  • 27.

    Циглер Дж. К., Перри К., Джейкобс А. М., Браун М. Одинаковые слова читаются по-разному на разных языках.Psychol Sci. 2001. 12 (5): 379–84. https://doi.org/10.1111/1467-9280.00370.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 28.

    •• Ziegler JC, Goswami U. Приобретение навыков чтения, дислексия развития и умелое чтение на разных языках: психолингвистическая теория размера зерна. Psychol Bull. 2005. 131 (1): 3–29. https://doi.org/10.1037/0033-2909.131.1.3. Влиятельная теоретическая статья, цель которой дать объяснение того, как типичные и нетипичные читатели связывают фонологию и орфографию в связи с прозрачностью алфавитной орфографии. .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 29.

    Циглер Дж. К., Бертран Д., Тот Д., Чепе В., Рейс А., Файска Л. и др. Глубина орфографии и ее влияние на универсальные предикторы чтения: межъязыковое исследование. Psychol Sci. 2010. 21 (4): 551–9. https://doi.org/10.1177/0956797610363406.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 30.

    • Халм С., Сноулинг MJ.Взаимодействие устной и письменной речи: нарушения развития. Фил Транс Р. Соц Б. 2014; 369 (1634): 20120395. https://doi.org/10.1098/rstb.2012.0395. Обзор, в котором прослеживается влияние осведомленности о фонемах при декодировании и осведомленности о морфемах на понимание прочитанного у детей с нарушениями развития чтения и разговорной речи .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 31.

    • Уайт С., Милн Е., Розен С., Хансен П., Светтенхэм Дж., Фрит Ю. и др.Роль сенсомоторных нарушений в дислексии: многократное исследование детей с дислексией. Dev Sci. 2006. 9 (3): 237–55. https://doi.org/10.1111/j.1467-7687.2006.00483.x. Исследование различных сенсомоторных навыков при дислексии развития, которое показывает, что фонологические нарушения были наиболее распространенным и единственным показателем, коррелирующим с уровнем грамотности. .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 32.

    Saksida A, Iannuzzi S, Bogliotti C, Chaix Y, Démonet JF, Bricout L, et al.Фонологические навыки, объем зрительного внимания и визуальный стресс при дислексии развития: выводы из популяции французских детей. Dev Psychol. 2016; 52 (10): 1503–16. https://doi.org/10.1037/dev0000184.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 33.

    Бойер-Крейн С., Сноулинг М.Дж., Дафф Ф., Филдсенд Е., Кэрролл Дж., Майлз Дж. И др. Улучшение ранних языковых навыков и навыков грамотности: дифференциальные эффекты устной речи по сравнению с фонологией с вмешательством чтения.J Детская психическая психиатрия. 2008. 49 (4): 422–32. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2007.01849.x.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 34.

    •• Landerl K, Ramus F, Moll K, Lyytinen H, Leppänen PHT, Lohvansuu K, et al. Предикторы дислексии развития в европейской орфографии различной сложности. J Child Psychol Psychiatry 2013; 54 (6): 686–694. DOI: https://doi.org/10.1111/jcpp.12029. Показано, что осведомленность о фонемах является параллельным предиктором дислексии развития в шести алфавитных орфографиях, особенно в непрозрачных орфографиях .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 35.

    Vandermosten M, Boets B, Poelmans H, Sunaert S, Wouters J, Ghesquière P. Исследование трактографии при дислексии: нейроанатомические корреляты орфографической, фонологической и речевой обработки. Мозг. 2012. 135 (3): 935–48. https://doi.org/10.1093/brain/awr363.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 36.

    Кларк Э.В.Лексика в пополнении. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1993.

    Книга.

    Google Scholar

  • 37.

    Махони Д., Сингсон М., Манн В. Способность к чтению и чувствительность к морфологическим отношениям. Прочтите Writ. 2000. 12 (3): 191–218. https://doi.org/10.1023/A:1008136012492.

    Артикул

    Google Scholar

  • 38.

    Берко Ю. Изучение морфологии английского языка детьми.Слово. 1958. 14 (2–3): 150–77. https://doi.org/10.1080/00437956.1958.11659661.

    Артикул

    Google Scholar

  • 39.

    Casalis S, Louis-Alexandre MF. Морфологический анализ, фонологический анализ и обучение чтению по-французски: продольное исследование. Прочтите Writ. 2000. 12 (3): 303–35. https://doi.org/10.1023/A:1008177205648.

    Артикул

    Google Scholar

  • 40.

    • Дункан LG, Casalis S, Colé P.Раннее металингвистическое понимание деривационной морфологии: наблюдения из сравнения английского и французского языков. Appl Психолингвист. 2009. 30 (3): 405–40. https://doi.org/10.1017/S01427164090

    . Перекрестное лингвистическое свидетельство ускоренного развития понимания морфем во французском языке по сравнению с английским во время раннего школьного обучения, что согласуется с более высокой продуктивностью деривационной морфологии во французском языке .

    Артикул

    Google Scholar

  • 41.

    Нуньес Т., Брайант П., Биндман М. Морфологические стратегии правописания: этапы и процессы развития. Dev Psychol. 1997. 33 (4): 637–49. https://doi.org/10.1037/0012-1649.33.4.637.

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 42.

    Fejzo A, Desrochers A, Deacon SH. Приобретение деривационной морфологии у детей. В: Berthiaume R, Daigle D, Desrochers A, редакторы. Морфологическая обработка и развитие грамотности: актуальные проблемы и исследования.Нью-Йорк: Рутледж; 2018.

    Google Scholar

  • 43.

    Carlisle JF, Nomanbhoy DM. Фонологическая и морфологическая осведомленность первоклассников. Appl Психолингвист. 1993. 14 (2): 177–95. https://doi.org/10.1017/S0142716400009541.

    Артикул

    Google Scholar

  • 44.

    Shankweiler D, Crain S, Katz L, Fowler AE, Liberman AE, Brady SA, et al. Когнитивные профили детей с нарушением чтения: сравнение языковых навыков по фонологии, морфологии и синтаксису.Psychol Sci. 1995. 6 (3): 149–56. https://doi.org/10.1111/j.1467-9280.1995.tb00324.x.

    Артикул

    Google Scholar

  • 45.

    • Кирби Дж. Р., Дикон С. Х., Бауэрс П. Н., Изенберг Л., Уэйд-Вулли Л., Паррила Р. Морфологическая осведомленность и способность детей к чтению. Прочтите Writ. 2012. 25 (2): 389–410. https://doi.org/10.1007/s11145-010-9276-5. Продольное исследование, показывающее роль осознания морфем в раннем чтении слов и понимания прочитанного сверх фонологической осведомленности .

    Артикул

    Google Scholar

  • 46.

    Дьякон С.Х., Кирби-младший. Морфологическая осведомленность: просто «более фонологическая»? Роль морфологической и фонологической осведомленности в развитии чтения. Appl Психолингвист. 2004. 25 (2): 223–38. https://doi.org/10.1017/S0142716404001110.

    Артикул

    Google Scholar

  • 47.

    •• Гудвин А.П., Ан С. Метаанализ морфологических вмешательств на английском языке: влияние на показатели грамотности среди детей школьного возраста.Sci Stud Read. 2013. 17 (4): 257–85. https://doi.org/10.1080/10888438.2012.689791. Метааналитическое свидетельство того, что сильнейшие эффекты морфологического обучения наблюдаются в декодировании, фонологической осведомленности и морфологическом знании .

    Артикул

    Google Scholar

  • 48.

    • Бейерсманн Э, Грейнджер Дж, Казалис С., Циглер Дж. Влияние навыков чтения на закладку основы у детей младшего школьного возраста. J Exp Child Psychol.2015; 139: 115–26. https://doi.org/10.1016/j.jecp.2015.06.001. Замаскированный морфологический прайминг с лексическим решением выявляет встроенную активацию ствола, но не морфо-орфографический прайминг среди детей младшего школьного возраста .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 49.

    • Диакон Ш.Х., Фрэнсис К.А. Как дети становятся чувствительными к морфологической структуре слов, которые они читают. Front Psychol. 2017; 8: 1469. https: // doi.org / 10.3389 / fpsyg.2017.01469. Это исследование показывает, что базовая частота играет важную роль в развитии морфемической чувствительности у детей при чтении производных слов .

    CAS
    Статья
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 50.

    Кирнс DM. Как дети младшего возраста читают многосложные полиморфные слова. J Educ Psychol. 2015; 107 (2): 364–90. https://doi.org/10.1037/a0037518.

    Артикул

    Google Scholar

  • 51.

    Энглин Дж. М.. Развитие словарного запаса: морфологический анализ. Monogr Soc Res Child Dev. 1993. 58 (10): 1–186. https://doi.org/10.1111/j.1540-5834.1993.tb00366.x.

    Артикул

    Google Scholar

  • 52.

    Nation K, Cocksey J. Начинающие читатели активируют семантику из орфографии подслова. Познание. 2009. 110 (2): 273–8. https://doi.org/10.1016/j.cognition.2008.11.004.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 53.

    Carlisle JF. Осведомленность о структуре и значении морфологически сложных слов: влияние на чтение. Прочтите Writ. 2000. 12 (3): 169–90. https://doi.org/10.1023/A:1008131926604.

    Артикул

    Google Scholar

  • 54.

    Дьякон Ш., Тонг X, Фрэнсис К. Связь морфологического анализа и морфологического декодирования с пониманием прочитанного. J Res Read. 2017; 40 (1): 1–16. https://doi.org/10.1111/1467-9817.12056.

    Артикул

    Google Scholar

  • 55.

    •• Levesque KC, Kieffer MJ, Deacon SH. Морфологическая осведомленность и понимание прочитанного: изучение опосредующих факторов. J Exp Child Psychol. 2017; 160: 1–20. https://doi.org/10.1016/j.jecp.2017.02.015. Многомерный анализ путей выявляет прямое влияние осознания морфем на понимание прочитанного среди третьеклассников, а также косвенные пути, опосредованные морфологическим декодированием и анализом .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 56.

    Ehri LC. Обучение чтению слов: теория, выводы и проблемы. Sci Stud Read. 2005. 9 (2): 167–88. https://doi.org/10.1207/s1532799xssr0902_4.

    Артикул

    Google Scholar

  • 57.

    • Дьякон С.Х., Бенере Дж., Паскарелла А. Взаимные отношения: морфологическая осведомленность детей и их точность чтения во 2–3 классах. Dev Psychol. 2013. 49 (6): 1113–26. https://doi.org/10.1037/a0029474. Продольные свидетельства двунаправленной связи между осознанием морфем и точностью чтения в раннем школьном возрасте .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 58.

    Дункан Л.Г., Traficante D, Wilson MA, редакторы. Морфология слова и освоение письменной речи: понимание типичных и нетипичных проявлений в различных орфографиях. Тема исследования «Границы в психологии»: 2017. https://www.frontiersin.org/research-topics/5370.

  • 59.

    Дункан LG. Кросс-лингвистический анализ роли морфологии в развитии чтения.В: Berthiaume R, Daigle D, Desrochers A, редакторы. Морфологическая обработка и развитие грамотности: актуальные проблемы и исследования. Нью-Йорк: Рутледж; 2018.

    Google Scholar

  • 60.

    • Colé P, Bouton S, Leuwers C, Casalis S, Sprenger-Charolles L. Обработка основы и деривации суффиксов во время чтения французскими второклассниками. Appl Психолингвист. 2012. 33 (1): 97–120. https://doi.org/10.1017/S0142716411000282. Экспериментальные данные французских детей об использовании морфем (основы и словообразования достаточно) для определения новых и редко встречающихся слов .

    Артикул

    Google Scholar

  • 61.

    • Casalis S, Quémart P, Duncan LG. Как язык влияет на использование детьми словообразовательной морфологии в визуальной обработке слов и псевдослов: данные кросс-языкового исследования. Front Psychol. 2015; 6: 452. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2015.00452. Кросс-лингвистическое исследование, показывающее более эффективную морфологическую обработку молодыми читателями французского языка, чем английского. .

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 62.

    Чжан Дж., Андерсон Р., Ван К., Паккард Дж., Ву Х, Тан С. и др. Понимание структуры составных слов у носителей китайского и английского языков. Appl Психолингвист. 2012. 33 (4): 753–79. https://doi.org/10.1017/S0142716411000555.

    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 63.

    • Пан Дж., Сонг С., Су М., Макбрайд К., Лю Х., Чжан И и др. О взаимосвязи между фонологической осведомленностью, морфологической осведомленностью и навыками китайской грамотности: данные 8-летнего лонгитюдного исследования.Dev Sci. 2016; 19 (6): 982–91. https://doi.org/10.1111/desc.12356. Продольное исследование, показывающее связь между пониманием ранних слогов и более поздними осознанием морфем и чтением на китайском языке, отражающее единицы, закодированные орфографией .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 64.

    •• McBride CA. Китайский особенный? Четыре аспекта приобретения китайской грамотности, которые могут отличить изучение китайского от изучения алфавитной орфографии.Educ Psychol Rev.2016; 28 (3): 523–49. https://doi.org/10.1007/s10648-015-9318-2. Важный обзор различий в освоении чтения между китайской и алфавитной орфографией под влиянием таких особенностей, как семантические радикалы и лексические составы .

    Артикул

    Google Scholar

  • 65.

    •• Дьякон Ш., Тонг X, Мимо С. Морфологическая и семантическая обработка дислексии развития в разных языках: теоретический и эмпирический обзор.В: Perfetti C, Verhoeven L, редакторы. Дислексия языков и систем письма: справочник. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2016. Критический эмпирический и теоретический обзор доказательств того, что осведомленность о морфемах может обеспечивать компенсаторный механизм при дислексии развития .

    Google Scholar

  • 66.

    • Эльбро К., Арнбак Э. Роль распознавания морфем и морфологической осведомленности при дислексии. Энн Дислексия.1996. 46 (1): 209–40. https://doi.org/10.1007/BF02648177. Классическое исследование, демонстрирующее доказательства того, что подростки с дислексией развития обрабатывают морфемы при чтении слов и текста .

    CAS
    Статья
    PubMed

    Google Scholar

  • 67.

    Кавалли Э., Дункан Л.Г., Эльбро К., Эль Ахмади А., Коле П. Фонематическая — морфемическая диссоциация у студентов университетов с дислексией: индекс компенсации чтения? Энн Дислексия. 2017; 67 (1): 63–84.https://doi.org/10.1007/s11881-016-0138-y.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 68.

    • Лей Л., Пань Дж., Лю Х., МакБрайд-Чанг К., Ли Х., Чжан И и др. Траектории развития и нарушения чтения в возрасте от 3 до 8 лет у китайских детей. J Детская психическая психиатрия. 2011; 52 (2): 212–20. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2010.02311.x. Продольное свидетельство того, что раннее понимание морфем является предиктором более поздних трудностей чтения на китайском языке .

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 69.

    Су М., Чжао Дж., Тибаут де Шоттен М., Чжо В., Гонг Дж., Рамус Ф. и др. Изменения в проводящих путях белого вещества, лежащие в основе фонологической и морфологической обработки китайской дислексии развития. Dev Cogn Neurosci. 2018; 31: 11–9. https://doi.org/10.1016/j.dcn.2018.04.002.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • 70.

    Perfetti CA, Hart L. Гипотеза лексического качества. В: Верховен Л., Эльбро С., Рейтсма П., редакторы. Предшественники функциональной грамотности. Филадельфия, Пенсильвания: Бенджаминс; 2002.

    Google Scholar

  • 71.

    Perfetti CA. Умение читать: от лексического качества до понимания. Sci Stud Read. 2007; 11: 357–83. https://doi.org/10.1080/10888430701530730.

    Артикул

    Google Scholar

  • 72.

    •• Фрост Р. К универсальной модели чтения. Behav Brain Sci. 2012; 35 (5): 263–79. https://doi.org/10.1017/S0140525X11001841 Опубликован. Исчерпывающий обзор эмпирических данных о чтении с использованием различных орфографий, который завершается обсуждением лингвистических аспектов универсальной модели чтения .

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 73.

    Фрост Р. Универсальный подход к моделированию визуального распознавания слов и чтения: не только возможно, но и неизбежно.Behav Brain Sci. 2012; 35 (5): 310–29. https://doi.org/10.1017/S0140525X12000635.

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • Лингвистические аспекты синтеза речи | Голосовая связь между людьми и машинами

    , стр.155

    Proposals, «Факультет лингвистики Эдинбургского университета, работа в процессе 22.

    Д. О’Шонесси и Дж. Аллен (1983), «Влияние языковой модальности на фундаментальную частоту речи», J.Акуст. Soc. Am., 74 (4): 1155-1171.

    Остендорф М. и Н. М. Вейле (1993), «Иерархическая стохастическая модель для автоматического прогнозирования положения просодической границы», Comput. Лингвист., 19.

    Ostendorf, M., C. W. Wightman и N. M. Veilleux (1993), «Оценка синтаксического анализа с просодической информацией: подход к анализу / синтезу», Comput. Speech Lang., 7: 193210.

    Pierrehumbert, J. B. (1981), «Synthesizing Intonation», J. Acoust. Soc. Am., 70: 985-995.

    Цена, стр.J., M. Ostendorf, S. Shattuck-Hufnagel и C. Fong (1991), «Использование просодии в синтаксическом устранении неоднозначности», J. Acoust. Soc. Am., 90 (6): 2956-2970.

    Райли, доктор медицины (1992), «Древовидное моделирование сегментарных длительностей», в Talking Machines: Theories, Models, and Designs, G. Bailly, C. Benoit, and TR Sawallis, edds., Elsevier, New York, pp. 265–273.

    Росс, К., М. Остендорф и С. Шаттук-Хуфнагель (1992), «Факторы, влияющие на расстановку акцента высоты тона», в материалах Международной конференции по обработке разговорной речи, стр.365-368.

    Селкирк, Э. 0. (1984), Фонология и синтаксис: связь между звуком и структурой, MIT Press, Кембридж, Массачусетс.

    Сильверман К., М. Бекман, Дж. Питрелли, М. Остендорф, К. Вайтман, П. Прайс, Дж. Пьерумберт и Дж. Хиршберг (1992), «TOBI: Стандарт для обозначения английской просодии», в Труды Международной конференции по обработке разговорной речи, стр. 867-870.

    Спроут, Р. В. (1990), «Распределение стресса в сложных именах для преобразования текста в речь на английском языке», в материалах семинара ESCA по синтезу речи, стр.129-132.

    Спроут, Р. У., и М. Ю. Либерман (1987), «К правильному обращению с английскими номиналами», в материалах 25-го ежегодного собрания Ассоциации компьютерной лингвистики, стр. 140–146.

    Terken, J. (1993), «Синтез естественной интонации для голландского языка: правила и оценка восприятия», Comput. Речь Lang., 7: 27-48.

    Т’Харт, Дж., Р. Коллиер и А. Коэн (1990), Перцептивное исследование интонации, Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Англия.

    Ван Леувен, Х. К. и Э. те Линдерт (1993), «Speech Maker: гибкая и общая структура для синтеза текста в речь и ее применение в голландском языке», Comput. Speech Lang., 2: 149-167.

    Ван Сантен, JPH (1992), «Получение продолжительности преобразования текста в речь из естественной речи», в Talking Machines: Theories, Models, and Designs, G. Bailly, C. Benoit, and TR Sawallis, eds, Elsevier, New Йорк, стр. 275–285.

    Венецки Р. Л. (1970), Структура английской орфографии, Mouton, ‘s Gravenhage.

    Уэльс Р. и Х. Тонер (1979), «Интонация и двусмысленность», в «Обработка предложений», У. К. Купер и Э. К. Т. Уокер, ред., Эрлбаум, Хиллсдейл, штат Нью-Джерси.

    Ван, М. К., и Дж. Хиршберг (1992), «Автоматическая классификация границ интонационных фраз», Comput. Speech Lang., 6: 175-196.

    Уайтман, К., С. Шаттук-Хуфнагель, М. Остендорф и П. Прайс (1992), «Сегментарные длительности в окрестностях границ просодических фраз», J. Acoust. Soc. Am., 91 (3): 1707-1717.

    Янг, С. Дж. И Ф. Фолсайд (1979), «Синтез речи из концепции: метод вывода речи из информационных систем», J. Acoust. Soc. Am., 66 (3): 685-695.

    Что такое язык?

    На прошлой неделе я писал о разнице между речью и языком. Я хотел бы продолжить и более подробно остановиться на том, что такое язык.

    Что такое язык?

    В то время как речь включает в себя физическую двигательную способность говорить, язык — это символическая, управляемая правилами система, используемая для передачи сообщения .В английском языке символы могут быть как устными, так и письменными. У нас также есть жестовые символы, такие как пожимание плечами, чтобы показать «Я не знаю», или размахивание, чтобы указать «Пока-пока», или поднятие бровей, чтобы указать, что мы чему-то удивлены.

    ASHA, Американская ассоциация слуха на языке речи, определяет язык как состоящий из общественно общих правил. Некоторые из этих систем «правил», которые управляют языком, включают фонологию, морфологию, синтаксис, семантику и прагматику.Давайте поговорим об этих системах правил.

    Письменный язык в книгах

    Что такое фонология?

    Фонология относится к правилам, которые управляют звуковой системой языка (это отдельные звуки речи) и тем, как эти отдельные звуки, также известные как фонемы, сочетаются друг с другом, чтобы передать значение, а также то, как некоторые фонемы будут по-разному произноситься в зависимости от местоположение в слове и другие звуки, которые его окружают.

    Что такое морфология?

    Морфология относится к правилам, которые управляют тем, как единицы значения языка, называемые морфемами, объединяются в слова (изучение структуры слова). Морфема — это сочетание звуков, имеющих значение. Некоторые морфемы — это слова, а другие — нет. Примеры морфем, которые сами по себе не могут образовывать слово, включают множество аффиксов, предсуффиксов и суффиксов.

    Например, давайте посмотрим на слово мальчик. Мальчик — это морфема (единица значения), которая может стоять отдельно и быть словом. Теперь давайте посмотрим на суффикс -s. Это морфема, но НЕ слово. Если вы добавите морфему «-s» в конец слова мальчик (что означает более одного), у вас получится слово мальчиков , что означает, что мальчиков больше одного. Другой пример — слово большое . По отдельности это слово и морфема, означающая большой. Однако вы можете добавить морфему -est в конец, наибольший , чтобы изменить значение на САМЫЙ большой.(Посетите ЭТУ ССЫЛКУ для получения дополнительной информации)

    Что такое семантика?

    Семантика относится к правилам, которые регулируют значения слов и групп слов, а также фраз, предложений, абзацев и т. Д. В пределах языка. Семантика рассматривает не только значение отдельных слов (например, словарного запаса), но и то, как слова соотносятся друг с другом по значению, например омонимы, антонимы и синонимы.

    Письменный язык

    Что такое синтаксис?

    Синтаксис относится к правилам, которые определяют, как слова соединяются вместе (особенно порядок слов) в предложении для передачи значения.Порядок, в котором слова помещаются в предложение, может полностью изменить смысл сообщения. Например, давайте посмотрим на слова «Собака», «Нравится», «Я и ребенок», «Ешь», «Кому», «Еда». Взгляните на эти два смысла, которые используют ОДИН СЛОВА, но в разном порядке:

    • Моя собака любит есть детское питание.
    • Мой ребенок любит есть собачий корм

    Обратите внимание, как порядок слов определяет общее значение сообщения? Это синтаксис.

    Брайль: язык в тактильном представлении

    Что такое прагматика?

    Прагматика — это правила, регулирующие то, как мы используем язык.Согласно ASHA, прагматика включает три основных коммуникативных навыка:

    • Используйте язык для разных целей , таких как: приветствие (например, привет), запрос (например, у меня есть молоко?), Протест (например, нет, не хочу), информирование (например, я люблю мороженое), требовательные (т.е. дайте мне молока) и т. д.
    • Смена языка в соответствии с потребностями слушателя или ситуации , например, предоставление слушателю любой соответствующей справочной информации, разговора с друзьями / сверстниками иначе, чем с теми, кто находится у власти, иначе с ребенком, чем со взрослым, и т.п.
    • Соблюдение правил для разговоров и рассказывания историй, таких как правильное начало темы разговора, сохранение темы, чередование во время разговора, соответствие нам зрительного контакта и выражения лица, использование и понимание невербального общения, физическая близость и т. Д.

    Восприимчивый и выразительный язык

    Если вы родитель, возможно, вы заметили, что ваш малыш понимал многие слова, фразы и команды задолго до того, как научился говорить. Восприимчивый язык относится к тому, что мы понимаем. Это может быть устный, письменный или визуальный символический язык (например, язык жестов или использование AAC-усиливающей или альтернативной системы коммуникации). Экспрессивный язык , таким образом, относится к нашей способности выразительно общаться с другими. Опять же, это можно говорить, писать или использовать визуальную символическую систему.

    Язык жестов: Язык без речи

    Помните: у вас может быть язык без речи!

    Я объяснил это в своем последнем посте «В чем разница между речью и языком».У вас может быть язык без речи. Лучшим примером этого является американский язык жестов (ASL), который имеет свой собственный синтаксис, семантику и прагматические правила (помните, что это НЕ просто жестовая форма английского языка). Это язык, не требующий речи. Также помните, что можно общаться с , даже если вы ни с кем не говорите на языке! Пожалуйста, ознакомьтесь с этим постом, чтобы узнать больше.

    Я надеюсь, что этот пост объяснил, что такое язык ! Вас это немного смутило? Ничего страшного … У меня есть степень магистра в этом вопросе, и мне показалось, что этот пост написать немного сложнее, чем я думал, так, как я чувствовал, что обычный человек может понять!

    Разъяснение лингвистического анализа

    — Платформа Verbatim Analytics — Приписать

    Выяснить, что люди говорят на письменном языке, — сложная задача.Существует огромное количество литературы, и множество программ пытается достичь этой цели. Суть в том, что мы все еще далеки от того, чтобы компьютеры действительно понимали человеческий язык. Тем не менее, компьютеры могут неплохо справляться с тем, что нам нужно: получением концепций и настроений из текста.

    Термин лингвистический анализ охватывает большую территорию. Мы будем использовать его в узком смысле попытки компьютера извлечь значение из текста. Лингвистический анализ — это теория, лежащая в основе того, что делает компьютер.Мы говорим, что компьютер выполняет Обработка естественного языка (NLP), когда он выполняет анализ, основанный на теории. Лингвистический анализ является основой текстовой аналитики.

    Есть этапы лингвистического анализа, которые используются почти во всех попытках компьютера понять текст. Приятно знать некоторые из этих терминов.

    Вот несколько общих шагов, которые часто выполняются в таком порядке:

    • Обнаружение предложений
      Здесь компьютер пытается найти предложения в тексте.Многие инструменты лингвистического анализа ограничиваются анализом одного предложения за раз, независимо от других предложений в тексте. Это делает проблему более решаемой для компьютера, но создает проблемы. Джон был моим техником по обслуживанию. Он проделал супер работу. Рассматривая само по себе второе предложение, компьютер может определить, что работа вызывает сильные положительные эмоции. Но если компьютер рассматривает только одно предложение за раз, он не поймет, что это Джон выполнил суперзадачу.
    • Токенизация
      Здесь компьютер разбивает предложение на слова. Опять же, есть много способов сделать это, каждый со своими сильными и слабыми сторонами. Здесь очень важно качество текста. Я действительно сошел с ума, когда техник сказал мне * ваши шины спущены * черт возьми, я знал это. Здесь много проблем с компьютером. Люди видят gotmad и сразу понимают, что там должно было быть место. Компьютеры не очень хороши в этом. Простые токенизаторы просто берут последовательные символы «слова» и отбрасывают все остальное.Здесь это нормально с , черт возьми, , черт возьми, , но при этом будет удалена информация о том, что * ваши шины спущены * — это цитата, а не часть окружающего предложения. Когда качество текста низкое, такие вещи действительно могут сбить компьютер с толку.
    • Лемматизация и очистка
      Большинство языков допускают использование нескольких форм одного и того же слова, особенно с глаголами. Итак, в английском языке was, is, are, были — все формы глагола должны быть .Лемма — это основная форма слова. Лемма для всех этих слов: на . Существует похожая техника, называемая , основание , которая пытается найти основную часть слова, например пони пони . При лемматизации обычно используются таблицы поиска, тогда как при выделении корней обычно используется некоторый алгоритм для таких вещей, как отбрасывание притяжательных и множественных чисел. Лемматизация обычно предпочтительнее стемминга.
      Некий лингвистический анализ пытается «очистить» токены.Компьютер может попытаться исправить распространенные орфографические ошибки или преобразовать смайлы в соответствующие слова.
    • Тегирование части речи
      Когда у нас есть токены (слова), мы можем попытаться определить часть речи для каждого из них, например, существительное, глагол, прилагательное . Простые таблицы поиска позволяют компьютеру начать с этого, но на самом деле это гораздо более сложная работа, чем эта. Многие слова в английском языке могут быть как существительными, так и глаголами (и другими частями речи). Чтобы понять это правильно, слова нельзя просто рассматривать по одному.Ошибки в части тегов речи часто приводят к досадным ошибкам со стороны компьютера.

    Большинство инструментов лингвистического анализа выполняют указанные выше шаги, прежде чем приступить к работе по выяснению того, что означают токенизированные предложения . На этом этапе различные подходы к лингвистическому анализу расходятся. Мы кратко опишем три наиболее распространенных метода.

    Разбор предложений

    Ноам Хомски — ключевая фигура в лингвистической теории. Он задумал идею «универсальной грамматики», способа построения речи, который так или иначе понимается всеми людьми и используется во всех культурах.Это наводит на мысль, что если вы сможете выяснить правила, компьютер сможет это сделать и, таким образом, понять человеческую речь и текст. Подход к лингвистическому анализу, основанный на анализе предложений, уходит корнями в эту идею.

    Синтаксический анализатор берет предложение и превращает его в нечто вроде диаграмм предложений, которые вы, вероятно, делали в начальной школе:

    Внизу у нас есть жетоны, а над ними классификации, которые группируют жетоны. V = глагол, PP = предложная фраза, S = предложение и т. Д.

    После того, как предложение проанализировано, компьютер может делать такие вещи, как выдавать нам все словосочетания с существительными. Таким образом, синтаксический анализ предложений хорошо помогает находить концепции. Но синтаксические анализаторы ожидают, что правильно построенные предложения будут работать. Они плохо справляются с работой при низком качестве текста. Они также плохо разбираются в сантиментах.

    Bitext — это пример коммерческого инструмента, использующего синтаксический анализ предложений. Более низкоуровневые инструменты включают Apache OpenNLP , Stanford CoreNLP и GATE .

    Анализ на основе правил

    Лингвистический анализ на основе правил использует более прагматический подход. При подходе, основанном на правилах, основное внимание уделяется просто достижению желаемых результатов, не пытаясь по-настоящему понять человеческий язык. Анализ на основе правил всегда фокусируется на единственной цели, например, на извлечении концепций. Мы пишем набор правил, которые выполняют извлечение концептов и ничего больше. Сравните это с подходом синтаксического анализа, при котором анализируемое предложение может одинаково хорошо давать концепции (существительные и словосочетания) или сущности (имена собственные).

    Лингвистический анализ на основе правил обычно имеет сопутствующий компьютерный язык, используемый для написания правил. Это может быть дополнено возможностью использовать язык программирования общего назначения для определенных частей анализа. Платформа GATE предоставляет возможность использовать настраиваемые правила с помощью инструмента, который она называет ANNIE, вместе с языком программирования Java.

    Анализ на основе правил

    также использует списки слов, называемые географическими справочниками . Это списки существительных, глаголов и так далее.Географический справочник также предоставляет что-то вроде лемматизации. Следовательно, справочник глаголов может сгруппировать все формы глагола как под глаголом быть . Но географический справочник может использовать более прямой подход. Для анализа настроений в географическом справочнике может быть запись ужасный с подзаголовками ужасный, ужасный, противный. Следовательно, географический справочник может выполнять как лемматизацию, так и группировку синонимов.

    Механизмы текстовой аналитики, предлагаемые SAP, основаны на правилах.Они используют язык правил под названием CGUL (Custom Grouper User Language). SAP говорит, что из этого языка (выделено мной):

    Custom Grouper User Language (CGUL) — это язык на основе предложений, который позволяет выполнять сопоставление с образцом с использованием регулярных выражений на основе символов или токенов в сочетании с лингвистическими атрибутами для определения типов настраиваемых сущностей. Работа с CGUL может быть очень сложной .

    Вот пример того, как выглядит правило на языке CGUL:

     #subgroup VerbClause: {
      (
        [CC]
        (% (Существительные) *% (NonBeVerbs) +)
        | ([OD VB]% (NonBeVerbs) + |% (BeVerbs) [/ OD])
        | ([OD VB]% (BeVerbs) + |% (NonBeVerbs) + [/ OD])
        [/ CC]
      )
    
      | ([OD VB]% (NonBeVerbs) [/ OD])
    }
     

    В своей основе CGUL использует регулярные выражения и географические справочники для формирования все более сложных группировок слов.Конечным результатом правил являются готовые группы, например, концепции.
    Многие инструменты, основанные на правилах, предполагают, что пользователь свободно владеет языком правил. Предоставление пользователю доступа к языку правил дает пользователю возможность создавать индивидуализированные анализы за счет обучения и разработки правил.

    Глубокое обучение и нейронные сети

    Третий подход, который мы обсудим, — это машинное обучение. Основная идея машинного обучения состоит в том, чтобы дать компьютеру несколько примеров того, что вы хотите, чтобы он делал, и позволить ему выяснить правила того, как это делать.Эта основная идея существует уже давно и претерпела несколько эволюций. Текущая горячая тема — нейронные сети . Этот подход к машинному обучению естественного языка во многом основан на том, как работает наш мозг. IBM широко рекламирует это с помощью своей технологии Watson. Вы помните, что Ватсон победил лучших игроков в игре Jeopardy. На этом примере мы можем получить представление о технике машинного обучения.

    Идея глубокого обучения состоит в том, чтобы строить нейронные сети в несколько слоев, каждый из которых работает над более широкими частями проблемы.Глубокое обучение — еще одно модное слово, которое часто применяется за пределами области, предназначенной лингвистическими исследователями.

    Мы не будем вдаваться в подробности этих методов, а сосредоточимся на их фундаментальных требованиях. Для работы машинному обучению нужны примеры. Много примеров. Одной из областей, в которой машинное обучение преуспело, является распознавание изображений. Возможно, вы использовали камеру, которая может находить лица на снимке, который вы делаете. Нетрудно понять, как машинное обучение могло это сделать.Дайте компьютеру много тысяч изображений и скажите ему, где находятся лица. Затем он может выяснить правила поиска лиц. Это действительно хорошо работает.

    Назад к Ватсону. В Jeopardy он отлично поработал. Вы понимаете почему? Игра отлично настроена для машинного обучения. Сначала компьютеру дается ответ. Задача компьютера — вернуть правильный вопрос (в Jeopardy вам дается ответ, и вы должны ответить правильным вопросом). Поскольку в Jeopardy играют уже много лет, у компьютера есть то, с чем он должен работать: масса примеров, настроенных так, как нужно компьютеру.

    А что, если мы хотим использовать глубокое обучение для анализа настроений? Где взять примеры? Это не так легко. Люди пытались создать наборы данных, чтобы помочь машинам изучать такие вещи, как сантименты, но результаты на сегодняшний день неутешительны. В проекте Stanford CoreNLP есть инструмент анализа настроений, использующий машинное обучение, но он не пользуется заслуженной популярностью. Сегодня машинное обучение может дать отличные результаты для извлечения концепций, но менее впечатляющие — для анализа настроений.

    Сводка

    Лингвистический анализ — сложная и быстро развивающаяся наука. Было разработано несколько подходов к лингвистическому анализу, каждый из которых имеет свои сильные и слабые стороны.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *