Творение пушкина: Стихи Пушкина: Читать стихотворения Александра Сергеевича Пушкина

Содержание

Школьная библиотека: Мы любим Пушкина творения!

из интернета

Каждый из нас является счастливым читателем произведений Александра Сергеевича Пушкина! Во истину ГЕНИЯ литературы! К нему мы обращаемся в разные моменты жизни: в минуты радости или грусти. Сегодня вся страна, да возможно и весь мир празднует его 220-летний юбилей!

Люблю я Пушкина творения,    

И это вовсе не секрет.  

Его поэм, стихотворений 

Прекрасней не было и нет!

С мальства его читаем сказки,

В них жар души, природы краски.

Добро цветёт в них, злоба чахнет.

В них русский дух, в них Русью пахнет!

То были чудные мгновенья.

Когда стихи его читал.

«У лукоморья дуб зелёный»

Я с упоеньем повторял.

Передо мною кот учёный

Ходил усатый и крутой.

Русалки на ветвях сидели

Одна красивее другой.

С Гвидоном вместе плыл я в бочке

И дно из бочки выбивал,

И злого коршуна у моря

Рукой Гвидона убивал.

И деда рыбака у моря

В походах к рыбке узнавал,

И злую, жадную старуху

Всем детским сердцем презирал.

И много-много дивных сказок

Нам Пушкин написать бы мог,

Но дерзкая рука Дантеса

Спустила роковой курок.

За Пушкина Руси спасибо

От имени всего народа!

Ведь мы стихи его читаем

Как он писал – без перевода. (А. Алифиренко)

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/p/xw_1262623.jpg

В Челябинске отметят Пушкинский день на различных городских площадках.

6 июня Центральная библиотека им.А.С.Пушкина приглашает горожан на день рождения А.С.Пушкина. Челябинцы познакомятся с коллекцией книг редкой Пушкинианы, прочитают стихи Пушкина на разных языках, примут участие в мастер-классе «Уездной барышни альбом». Праздничная программа приурочена к 220-летию со дня рождения А.С.Пушкина и 70-летию с момента присвоения имени великого поэта одной из крупнейших библиотек города.

6 июня – Пушкинский день России, день русского языка откроется экскурсиями «Редкая Пушкиниана в фонде библиотеки». 

https://vk.com/chelib?z=photo234953830_
456254792%2Falbum234953830_00%2Frev

В 12:00 в Литературной гостиной в рамках фестиваля «#ПушкинWorld» зазвучат переводы стихов великого поэта на языках народов разных стран. Студенты Института лингвистики и международных коммуникаций (ЮУрГУ) прочитают творения поэта на родных языках: арабском, китайском, французском и т.д. Участники фестиваля познакомятся с памятниками Пушкину, которые воспевают великого гения в различных уголках мира, увидят графический образ стихов: китайскую каллиграфию и арабскую вязь, поздороваются за руку с самим поэтом. 

В 13:00 состоится встреча пушкинистов, которую откроет концертная программа «Веселое имя Пушкин» в авторском исполнении Татьяны Арабян. Прозвучат литературно-музыкальные романсовые композиции, эпиграммы и другие послания поэта друзьям. 

В 14:00 состоится поэтический вернисаж совместно с Немецким культурно- образовательным центром «Вся палитра пушкинского слога: Читаем Пушкина и Гете на русском и немецком языке»; затем студенты Челябинского техникума текстильной и легкой промышленности (Копейский филиал) покажут мастер-класс «Уездной барышни альбом», ведь в XIX веке модно было вести личные альбомы, в которые записывались стихи, романсы, умные изречения и веселые эпиграммы, рисунки и художественные элементы, подчеркивающие романтический возраст владелицы. 

https://telefakt.ru/lenta/220_let_so_dnya_rozhdeniya_pushkina_spisok_prazdnichnyix_meropriyatij.html

В 18.30 — концерт «И жизнь, и слёзы, и любовь…», посвященный 220-летию со дня рождения Пушкина. Солисты филармонии исполнят шедевры русской романсовой лирики на его стихи. Прозвучит классика романса — сочинения Чайковского и Глинки. Зал органной и камерной музыки «Родина». 

8 июня в 12:00 юбилейная литературная неделя завершится торжественным выходом участников традиционного Пушкинского пикника: вновь будут звучать стихи поэта, романсы и праздничный танцпол – реконструкция XIX века.

В нашем библиотеке к юбилею поэта оформлена выставка, прошел конкурс рисунков, а 7 июня состоится викторина о сказкам Пушкина в одном из отрядов летнего школьного лагеря.

Источники: www.kultura174.ru, https://news.rambler.ru/other/42295855-v-chelyabinske-otmetyat-pushkinskiy-den-na-razlichnyh-gorodskih-ploschadkah/

Список самых известных произведений А.С. Пушкина

Творения А.С. Пушкина – это самые яркие и самые чистые бриллианты в ожерелье русской литературы XIX века. Одни – более крупные, другие – помельче. Одни произведения более известные и признанные, другие – знакомы лишь литературоведам. Но все они внесли неоценимый вклад в развитие русской литературы и культуры. Многие поэты и прозаики учились у Пушкина, как надо писать.

Краткость – сестра таланта. Эти слова приписываются Пушкину. И он умел писать сжато, емко, заставляя читателя прочитывать его произведения между строк.

Сказки Пушкина, написанные в последние годы жизни можно назвать лидерами популярности. Трудно найти человека, который не знал бы сказки «О рыбаке и рыбке», «О попе и его работнике Балде», «О царе Салтане». С этими сказками выросло не одно поколение россиян. Кому-то их читали родители, кто-то сам учился читать по этим сказкам, а кто-то помнит их по мультипликациям. Сказки Пушкина учат добру и мудрости.

«Евгений Онегин» (1823-1831) Разговор о самых известных произведениях следует начинать с этого романа в стихах. Произведение было завершено в 1831 году. Оно было самым обсуждаемым из всех произведений Пушкина еще в XIX веке. И самым критикуемым. На это произведение П.И. Чайковский написал одноименную оперу.

Историческая трагедия «Борис Годунов» (1825) была написана после прочтения Пушкиным «истории Государства Российского». Одним из первых слушателей этой трагедии стал император Николай I. Пушкин сам читал ему избранные отрывки из этого произведения. В 1869 году по трагедии Пушкина М. Мусоргским была написана одноименная опера. И трагедия, и опера до сих пор составляют и культурное наследие русского музыкального и драматического театров. Эти произведения ставятся на лучших сценических площадках России.

«Пиковая дама» (1830). Полумистическая повесть «Пиковая дама» привлекает внимание читателей до сих пор. По этому произведению Чайковским была написана опера. Повесть неоднократно экранизировалась. Последняя экранизация этого произведения датирована 2016 годом. «Пиковая дама» тогда же, почти сразу после написания, была переведена на французский язык известным новеллистом XIX века — Проспером Мериме.

Повести Белкина также были написаны в 1930 году. Этот цикл состоит из пяти замечательных повестей. Все 5 повестей написаны в различных литературных стилях, но каждая из них по-своему интересна.

  • Повесть «Выстрел», написана в стиле романтизма. В повести присутствует романтический герой – таинственный и великодушный.
  • «Метель» — полумистическая повесть.
  • Повесть «Гробовщик» — реалистичная, с готическими элементами.
  • «Станционный смотритель» — сентиментальная повесть
  • «Барышня- крестьянка» — добродушно водевильная, написанная с юмором.

Роман «Дубровский» (1832) в чем-то перекликается с «Барышней-крестьянкой». Остался незавершенным. Только «Барышня-крестьянка» заканчивается благополучно, с примирением отцов и свадьбой молодых, а в «Дубровском» происходит трагедия. Эта повесть написана в стиле русского разбойничьего романа, и созвучна с произведениями Вальтера Скотта о Робин-Гуде.

«Кавказский пленник» (1820-1821) – первая из южных романтических поэм, написанная в байроновском стиле.

«Бахчисарайский фонтан»(1821-1823) годы – изящная романтическая поэма о любви и трагической гибели. По этой, полной трагизма поэме, композитор Борис Асафьев написал хореографическую поэму.

Стихотворение «Воспоминания в Царском селе»(1814) может быть, не стало самыми читаемым произведением, но оно привлекло внимание к Пушкину. «Я не умер. Теперь я знаю, кто заменит меня», — сказал Державин, услышав это произведение.

Ода «Вольность» (1817) изобличающая царское самодержавие. Это и другие свободолюбивые стихотворения Пушкина стали привлекать к себе внимание, расходились в списках, и послужили причиной царской немилости к Пушкину.

Послание «К Чаадаеву» (1818) стало своеобразным гимном декабристов, призывом к действию.

Лирическое стихотворение «Я помню чудное мгновенье» (1825) – это чудесное, одухотворенное произведение о любви, ставшее прекрасным романсом. Это стихотворение — великолепный образец любовной лирики.

«Пророк» (1826)- философское произведение, в котором поэт определяет свое место и назначение в этой жизни.

Стихотворение «Зимнее утро» (1829) — это очаровательное описание русской природы. Стихотворение передает приподнятое настроение поэта.

«Осень» (1833). В этом произведении поэт описывает не только осень. Он характеризует все времена года, передает их через свое мироощущение.

В стихотворении «Памятник» (1836) поэт подводит итог сделанному и прожитому. В нем звучит завещание будущим поэтам.

Список замечательных произведений можно продолжать. Ведь у Пушкина одних стихов более семисот. Добрая половина этих произведений на слуху. Их читают, изучают в школе. Пушкинскими строками признаются в любви, их просто цитируют.

8 самых известных памятников А. С. Пушкину — Библиотека туриста

6 июня 1799 года на свет появился Александр Пушкин, и именно этот день в России выбран для празднования Пушкинского дня, также именуемого Днем русского языка.

Впрочем, посвящены великому поэту не только праздники, но и многочисленные памятники по всему миру. О восьми самых известных из них мы вам и расскажем.

Памятник на Пушкинской площади

Первый памятник А. С. Пушкину был установлен 6 июня 1880 года на Пушкинской площади, причем готовиться к этому начали за пять лет. Был проведен огромный конкурс и отсмотрены десятки проектов, в результате чего комиссия остановилась на скульптуре Александра Опекушина.

В день открытия памятника на площади собрались толпы людей, а организацией занимались Московский Университет, Общество любителей русской словесности и городская дума.

Пушкин и Гончарова на Арбате

Бронзовые скульптуры Александра Пушкина и его жены и музы Натальи Гончаровой встречают своих поклонников на Старом Арбате, у входа в свой особняк. Скульптура, выполненная Александром и Игорем Бургановыми, установлена здесь в 1999 году.

Особенностью ее является то, что цветы многие стремятся положить не на постамент, а вложить в руки Натальи.

Пушкин и Онегин в Йошкар-Оле

Еще один герой, занимавший немалое место в жизни Александра Сергеевича, но существовавший лишь на страницах его романа, разделил со своим создателем памятник в Йошкар-Оле.

Скульптура, созданная Андреем Ковальчуком в сентябре 2011 года, изображает задумчивого поэта, сидящего на скамье, и стоящего рядом Онегина.

Пушкин в Царском Селе

Монументу, установленному в 1899 году в Царском Селе выпала нелегкая судьба. Это творение Роберта Баха четыре года пролежало в земле, чтобы избежать разрушения фашистами, оккупировавшими населенный пункт во время Второй Мировой.

Впрочем, на его внешнем виде это почти не сказалось, и в конце войны после небольшой реставрации памятник был возвращен на место.

Пушкин в Париже

Первый памятник Пушкину в Париже был установлен в 1912 году, однако через двадцать лет его вывезли в Царское Село.

Долгое время город, о котором Александр Сергеевич мог только мечтать, оставался без памятника, но в 1999 году в Сквере Поэтов был установлен бронзовый бюст поэта работы Юрия Орехова.

Пушкин и Арина Родионовна в Пскове

Множество воспоминаний поэта связано с простой русской женщиной, его няней. Арина Родионовна, рассказывавшая маленькому Саше добрые сказки, а затем поддерживавшая его во время ссылок, также увековечена в скульптуре рядом со своим воспитанником.

Композиция, стоящая в одном из скверов Пскова, изображает старушку, внимательно взирающую на человека, заменившего ей детей и ставшего главным смыслом ее жизни.

Пушкин в Шанхае и Дели

Кстати, Александр Сергеевич — не только наше все. Памятники великому поэту есть и в Китае, и в Индии, и еще нескольких десятках стран.

Памятник в Шанхае был поставлен в 1937 году при непосредственном участии Федора Шаляпина, бывавшего здесь на гастролях, и Александра Вертинского, некоторое время проживавшего в Китае.

А в 1988 году памятник поэту установили и в Дели, где поклонников его творчества оказалось больше ожидаемого.

Конечно, отправляться в далекую страну только ради того, чтобы взглянуть на памятник своему соотечественнику, не имеет смысла, а вот прогуляться в парк и, сидя в тени монумента, перечесть несколько творений Пушкина точно стоит.

СТИХИ АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВИЧА ПУШКИНА


ЗИМНИЙ ВЕЧЕР

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя;

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя,

То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашумит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка

И печальна и темна.

Что же ты, моя старушка,

Приумолкла у окна?

Или бури завываньем

Ты, мой друг, утомлена,

Или дремлешь под жужжаньем

Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка

Бедной юности моей,

Выпьем с горя; где же кружка?

Сердцу будет веселей.

Спой мне песню, как синица

Тихо за морем жила;

Спой мне песню, как девица

За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя;

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя.

Выпьем, добрая подружка

Бедной юности моей,

Выпьем с горя: где же кружка?

Сердцу будет веселей.

В КРОВИ ГОРИТ ОГОНЬ ЖЕЛАНЬЯ

В крови горит огонь желанья,

Душа тобой уязвлена,

Лобзай меня: твои лобзанья

Мне слаще мирра и вина.

Склонись ко мне главою нежной,

И да почию, безмятежный,

Пока дохнёт весёлый день

И двигнется ночная тень.

ЕСЛИ ЖИЗНЬ ТЕБЯ ОБМАНЕТ

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живёт;

Настоящее уныло:

Всё мгновенно, всё пройдёт;

Что пройдёт, то будет мило.

ЖЕЛАНИЕ

Медлительно влекутся дни мои,

И каждый миг в унылом сердце множит

Все горести несчастливой любви

И все мечты безумия тревожит.

Но я молчу; не слышен ропот мой;

Я слёзы лью; мне слёзы утешенье;

Моя душа, плененная тоской,

В них горькое находит наслажденье.

О жизни час! Лети, не жаль тебя,

Исчезни в тьме, пустое привиденье;

Мне дорого любви моей мученье –

Пускай умру, но пусть умру любя!

НА ХОЛМАХ ГРУЗИИ

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой… Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце вновь горит и любит – оттого,

Что не любить оно не может.

ПЕВЕЦ

Слыхали ль вы за рощей глас ночной

Певца любви, певца своей печали?

Когда поля в час утренний молчали,

Свирели звук унылый и простой

Слыхали ль вы?

Встречали ль вы в пустынной тьме лесной

Певца любви, певца своей печали?

Следы ли слёз, улыбку ль замечали,

Иль тихий взор, исполненный тоской

Встречали ль вы?

Вздохнули ль вы, внимая тихий глас

Певца любви, певца своей печали?

Когда в лесах вы юношу видали,

Встречая взор его потухших глаз,

Вздохнули ль вы?

НЯНЕ

Подруга дней моих суровых,

Голубка дряхлая моя!

Одна в глуши лесов сосновых

Давно, давно ты ждёшь меня.

Ты под окном своей светлицы

Горюешь, будто на часах,

И медлят поминутно спицы

В твоих наморщенных руках.

Глядишь в забытые вороты

На чёрный отдаленный путь;

Тоска, предчувствия, заботы

Теснят твою всечасно грудь.

То чудится тебе……………….

ПОРА, МОЙ ДРУГ, ПОРА!

Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит –

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём

Предполагаем жить… И глядь – как раз – умрём.

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Давно завидная мечтается мне доля –

Давно, усталый раб, замыслил я побег

В обитель дальнюю трудов и чистых нег.

РОНЯЕТ ЛЕС БАГРЯНЫЙ СВОЙ УБОР

Роняет лес багряный свой убор,

Сребрит мороз увянувшее поле,

Проглянет день как будто поневоле

И скроется за край окружных гор.

Пылай, камин, в моей пустынной келье;

А ты, вино, осенней стужи друг,

Пролей мне в грудь отрадное похмелье,

Минутное забвенье горьких мук.

Печален я: со мною друга нет,

С кем долгую запил бы я разлуку,

Кому бы мог пожать от сердца руку

И пожелать весёлых много лет.

Я пью один; вотще воображенье

Вокруг меня товарищей зовёт;

Знакомое не слышно приближенье,

И милого душа моя не ждёт.

Я пью один, и на брегах Невы

Меня друзья сегодня именуют…

Но многие ль и там из вас пируют?

Ещё кого не досчитались вы?

Кто изменил пленительной привычке?

Кого от вас увлёк холодный свет?

Чей глас умолк на братской перекличке?

Кто не пришёл? Кого меж вами нет?

Он не пришёл, кудрявый наш певец,

С огнём в очах, с гитарой сладкогласной:

Под миртами Италии прекрасной

Он тихо спит, и дружеский резец

Не начертал над русскою могилой

Слов несколько на языке родном,

Чтоб некогда нашёл привет унылый

Сын севера, бродя в краю чужом.

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,

Чужих небес любовник беспокойный?

Иль снова ты проходишь тропик знойный

И вечный лёд полуночных морей?

Счастливый путь!. . С лицейского порога

Ты на корабль перешагнул, шутя,

И с той поры в морях твоя дорога,

О волн и бурь любимое дитя!

Ты сохранил в блуждающей судьбе

Прекрасных лет первоначальны нравы:

Лицейский шум, лицейские забавы

Средь бурных волн мечталися тебе;

Ты простирал из-за моря нам руку,

Ты нас одних в младой душе носил

И повторял: «На долгую разлуку

Нас тайный рок, быть может, осудил!»

Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он, как душа, неразделим и вечен –

Неколебим, свободен и беспечен,

Срастался он под сенью дружных муз.

Куда бы нас ни бросила судьбина

И счастие куда б ни повело,

Всё те же мы: нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село.

Из края в край преследуем грозой,

Запутанный в сетях судьбы суровой,

Я с трепетом на лоно дружбы новой,

Устав, приник ласкающей главой…

С мольбой моей печальной и мятежной,

С доверчивой надеждой прошлых лет,

Друзьям иным душой предался нежной;

Но горек был небратский их привет.

И ныне здесь, в забытой сей глуши,

В обители пустынных вьюг и хлада,

Мне сладкая готовилась отрада:

Троих из вас, друзей моей души,

Здесь обнял я. Поэта дом опальный

О Пущин мой, ты первый посетил;

Ты усладил изгнанья день печальный,

Ты в день его Лицея превратил.

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней,

Хвала тебе – фортуны блеск холодный

Не изменил души твоей свободной:

Всё тот же ты для чести и друзей.

Нам разный путь судьбой назначен строгой;

Ступая в жизнь, мы быстро разошлись:

Но невзначай просёлочной дорогой

Мы встретились и братски обнялись.

Когда постиг меня судьбины гнев,

Для всех чужой, как сирота бездомный,

Под бурею главой поник я томной

И ждал тебя, вещун пермесских дев,

И ты пришёл, сын лени вдохновенный,

О Дельвиг мой, твой голос пробудил

Сердечный жар, так долго усыпленный,

И бодро я судьбу благословил.

С младенчества дух песен в нас горел,

И дивное волненье мы познали;

С младенчества две музы к нам летали,

И сладок был их лаской наш удел;

Но я любил уже рукоплесканья,

Ты, гордый, пел для муз и для души;

Свой дар, как жизнь, я тратил без вниманья,

Ты гений свой воспитывал в тиши.

Служенье муз не терпит суеты;

Прекрасное должно быть величаво;

Но юность нам советует лукаво,

И шумные нас радуют мечты…

Опомнимся – но поздно! И уныло

Глядим назад, следов не видя там.

Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,

Мой брат родной по музе, по судьбам?

Пора, пора! Душевных наших мук

Не стоит мир; оставим заблужденья!

Сокроем жизнь под сень уединенья!

Я жду тебя, мой запоздалый друг –

Приди; огнём волшебного рассказа

Сердечные преданья оживи;

Поговорим о бурных днях Кавказа,

О Шиллере, о славе, о любви.

Пора и мне… пируйте, о друзья!

Предчувствую отрадное свиданье;

Запомните ж поэта предсказанье:

Промчится год, и с вами снова я,

Исполнится завет моих мечтаний;

Промчится год, и я явлюся к вам!

О, сколько слёз и сколько восклицаний,

И сколько чаш, подъятых к небесам!

И первую полней, друзья, полней!

И всю до дна в честь нашего союза!

Благослови, ликующая муза,

Благослови: да здравствует Лицей!

Наставникам, хранившим юность нашу,

Всем честию, и мёртвым и живым,

К устам подъяв ликующую чашу,

Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! И, сердцем возгоря,

Опять до дна, до капли выпивайте!

Но за кого? О, други, угадайте…

Ура, наш царь! Так! Выпьем за царя.

Он человек! Им властвует мгновенье.

Он раб молвы, сомнений и страстей;

Простим ему неправое гоненье:

Он взял Париж, он основал Лицей.

Пируйте же, пока ещё мы тут!

Увы, наш круг час от часу редеет;

Кто в гробе спит, кто дальный сиротеет;

Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;

Невидимо склоняясь и хладея,

Мы близимся к началу своему…

Кому ж из нас под старость день Лицея

Торжествовать придётся одному?

Несчастный друг! Средь новых поколений

Докучный гость и лишний, и чужой,

Он вспомнит нас и дни соединений,

Закрыв глаза дрожащею рукой…

Пускай же он с отрадой хоть печальной

Тогда сей день за чашей проведёт,

Как ныне я, затворник ваш опальный,

Его провёл без горя и забот.

ТЫ ВИДЕЛ ДЕВУ НА СКАЛЕ

Ты видел деву на скале

В одежде белой над волнами,

Когда, бушуя в бурной мгле,

Играло море с берегами,

Когда луч молний озарял

Её всечасно блеском алым

И ветер бился и летал

С её летучим покрывалом?

Прекрасно море в бурной мгле

И небо в блесках без лазури;

Но верь мне: дева на скале

Прекрасней волн, небес и бури.

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЁМ

Что в имени тебе моём?

Оно умрёт как шум печальный

Волны, плеснувшей в берег дальный,

Как звук ночной в лесу глухом.

Оно на памятном листке

Оставит мёртвый след, подобный

Узору надписи надгробной

На непонятном языке.

Что в нём? Забытое давно

В волненьях новых и мятежных,

Твоей душе не даст оно

Воспоминаний чистых, нежных.

Но в день печали, в тишине,

Произнеси его, тоскуя;

Скажи: есть память обо мне,

Есть в мире сердце, где живу я…

ТАЛИСМАН

Там, где море вечно плещет

На пустынные скалы,

Где луна теплее блещет

В сладкий час вечерней мглы,

Где, в гаремах наслаждаясь,

Дни проводит мусульман,

Там волшебница, ласкаясь,

Мне вручила талисман.

И, ласкаясь, говорила:

«Сохрани мой талисман:

В нем таинственная сила!

Он тебе любовью дан.

От недуга, от могилы,

В бурю, в грозный ураган,

Головы твоей, мой милый,

Не спасет мой талисман.

И богатствами Востока

Он тебя не одарит,

И поклонников пророка

Он тебе не покорит;

И тебя на лоно друга,

От печальных чуждых стран,

В край родной на север с юга

Не умчит мой талисман…

Но когда коварны очи

Очаруют вдруг тебя,

Иль уста во мраке ночи

Поцелуют не любя —

Милый друг! от преступленья,

От сердечных новых ран,

От измены, от забвенья

Сохранит мой талисман!»

ПРИЗНАНИЕ (Я ВАС ЛЮБЛЮ, ХОТЬ Я БЕШУСЬ)

Я вас люблю, — хоть я бешусь,

Хоть это труд и стыд напрасный,

И в этой глупости несчастной

У ваших ног я признаюсь!

Мне не к лицу и не по летам…

Пора, пора мне быть умней!

Но узнаю по всем приметам

Болезнь любви в душе моей:

Без вас мне скучно, — я зеваю;

При вас мне грустно, — я терплю;

И, мочи нет, сказать желаю,

Мой ангел, как я вас люблю!

Когда я слышу из гостиной

Ваш легкий шаг, иль платья шум,

Иль голос девственный, невинный,

Я вдруг теряю весь свой ум.

Вы улыбнетесь, — мне отрада;

Вы отвернетесь, — мне тоска;

За день мучения — награда

Мне ваша бледная рука.

Когда за пяльцами прилежно

Сидите вы, склонясь небрежно,

Глаза и кудри опустя, —

Я в умиленье, молча, нежно

Любуюсь вами, как дитя!..

Сказать ли вам мое несчастье,

Мою ревнивую печаль,

Когда гулять, порой, в ненастье,

Вы собираетеся вдаль?

И ваши слезы в одиночку,

И речи в уголку вдвоем,

И путешествия в Опочку,

И фортепьяно вечерком?..

Алина! сжальтесь надо мною.

Не смею требовать любви.

Быть может, за грехи мои,

Мой ангел, я любви не стою!

Но притворитесь! Этот взгляд

Всё может выразить так чудно!

Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!

ТЫ И ВЫ

Пустое вы сердечным ты

Она, обмолвясь, заменила

И все счастливые мечты

В душе влюбленной возбудила.

Пред ней задумчиво стою,

Свести очей с нее нет силы;

И говорю ей: как ВЫ милы!

И мыслю: как ТЕБЯ люблю!

ДАР НАПРАСНЫЙ, ДАР СЛУЧАЙНЫЙ…

Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

Иль зачем судьбою тайной

Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью

Из ничтожества воззвал,

Душу мне наполнил страстью,

Ум сомненьем взволновал?..

Цели нет передо мною:

Сердце пусто, празден ум,

И томит меня тоскою

Однозвучный жизни шум.

КАК СЛАДОСТНО!.. НО, БОГИ, КАК ОПАСНО…

Как сладостно!.. но, боги, как опасно

Тебе внимать, твой видеть милый взор!..

Забуду ли улыбку, взор прекрасный

И огненный, волшебный разговор!

Волшебница, зачем тебя я видел —

Узнав тебя, блаженство я познал —

И счастие мое возненавидел.

НЕТ, Я НЕ ДОРОЖУ МЯТЕЖНЫМ НАСЛАЖДЕНЬЕМ…

Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем,

Восторгом чувственным, безумством, исступленьем,

Стенаньем, криками вакханки молодой,

Когда, виясь в моих объятиях змией,

Порывом пылких ласк и язвою лобзаний

Она торопит миг последних содроганий!

О, как милее ты, смиренница моя!

О, как мучительно тобою счастлив я,

Когда, склоняяся на долгие моленья,

Ты предаешься мне нежна без упоенья,

Стыдливо-холодна, восторгу моему

Едва ответствуешь, не внемлешь ничему

И оживляешься потом всё боле, боле —

И делишь наконец мой пламень поневоле!

КОГДА Б НЕ СМУТНОЕ ВЛЕЧЕНЬЕ…

Когда б не смутное влеченье

Чего-то жаждущей души,

Я здесь остался б — наслажденье

Вкушать в неведомой тиши:

Забыл бы всех желаний трепет,

Мечтою б целый мир назвал —

И всё бы слушал этот лепет,

Всё б эти ножки целовал….

СОЖЖЁННОЕ ПИСЬМО

Прощай, письмо любви! прощай: она велела…

Как долго медлил я! как долго не хотела

Рука предать огню все радости мои!..

Но полно, час настал. Гори, письмо любви.

Готов я; ничему душа моя не внемлет.

Уж пламя жадное листы твои приемлет…

Минуту!.. вспыхнули! пылают — легкий дым,

Виясь, теряется с молением моим.

Уж перстня верного утратя впечатленье,

Растопленный сургуч кипит… О провиденье!

Свершилось! Темные свернулися листы;

На легком пепле их заветные черты

Белеют… Грудь моя стеснилась. Пепел милый,

Отрада бедная в судьбе моей унылой,

Останься век со мной на горестной груди…

К*** (НЕТ, НЕТ, НЕ ДОЛЖЕН Я, НЕ СМЕЮ…)

Нет, нет, не должен я, не смею, не могу

Волнениям любви безумно предаваться;

Спокойствие мое я строго берегу

И сердцу не даю пылать и забываться;

Нет, полно мне любить; но почему ж порой

Не погружуся я в минутное мечтанье,

Когда нечаянно пройдет передо мной

Младое, чистое, небесное созданье,

Пройдет и скроется?.. Ужель не можно мне,

Любуясь девою в печальном сладострастье,

Глазами следовать за ней и в тишине

Благословлять ее на радость и на счастье,

И сердцем ей желать все блага жизни сей,

Веселый мир души, беспечные досуги,

Всё — даже счастие того, кто избран ей,

Кто милой деве даст название супруги.

СОЛОВЕЙ И РОЗА

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,

Поет над розою восточный соловей.

Но роза милая не чувствует, не внемлет,

И под влюбленный гимн колеблется и дремлет.

Не так ли ты поешь для хладной красоты?

Опомнись, о поэт, к чему стремишься ты?

Она не слушает, не чувствует поэта;

Глядишь — она цветет; взываешь — нет ответа.

КОГДА В ОБЪЯТИЯ МОИ…

Когда в объятия мои

Твой стройный стан я заключаю,

И речи нежные любви

Тебе с восторгом расточаю,

Безмолвна, от стесненных рук

Освобождая стан свой гибкой,

Ты отвечаешь, милый друг,

Мне недоверчивой улыбкой;

Прилежно в памяти храня

Измен печальные преданья,

Ты без участья и вниманья

Уныло слушаешь меня…

Кляну коварные старанья

Преступной юности моей

И встреч условных ожиданья

В садах, в безмолвии ночей.

Кляну речей любовный шопот,

Стихов таинственный напев,

И ласки легковерных дев,

И слезы их, и поздний ропот.

ПРОЩАНИЕ

В последний раз твой образ милый

Дерзаю мысленно ласкать,

Будить мечту сердечной силой

И с негой робкой и унылой

Твою любовь воспоминать.

Бегут, меняясь, наши лета,

Меняя всё, меняя нас,

Уж ты для своего поэта

Могильным сумраком одета,

И для тебя твой друг угас.

Прими же, дальная подруга,

Прощанье сердца моего,

Как овдовевшая супруга,

Как друг, обнявший молча друга

Пред заточением его.

РЕДЕЕТ ОБЛАКОВ ЛЕТУЧАЯ ГРЯДА…

Редеет облаков летучая гряда;

Звезда печальная, вечерняя звезда,

Твой луч осеребрил увядшие равнины,

И дремлющий залив, и черных скал вершины;

Люблю твой слабый свет в небесной вышине:

Он думы разбудил, уснувшие во мне.

Я помню твой восход, знакомое светило,

Над мирною страной, где все для сердца мило,

Где стройны тополы в долинах вознеслись,

Где дремлет нежный мирт и темный кипарис,

И сладостно шумят полуденные волны.

Там некогда в горах, сердечной думы полный,

Над морем я влачил задумчивую лень,

Когда на хижины сходила ночи тень —

И дева юная во мгле тебя искала

И именем своим подругам называла.

К ***

Не спрашивай, зачем унылой думой

Среди забав я часто омрачен,

Зачем на все подъемлю взор угрюмый,

Зачем не мил мне сладкой жизни сон;

Не спрашивай, зачем душой остылой

Я разлюбил веселую любовь

И никого не называю милой —

Кто раз любил, уж не полюбит вновь;

Кто счастье знал, уж не узнает счастья.

На краткий миг блаженство нам дано:

От юности, от нег и сладострастья

Останется уныние одно…

КРАСАВИЦА

Всё в ней гармония, всё диво,

Всё выше мира и страстей;

Она покоится стыдливо

В красе торжественной своей;

Она кругом себя взирает:

Ей нет соперниц, нет подруг;

Красавиц наших бледный круг

В ее сияньи исчезает.

Куда бы ты ни поспешал,

Хоть на любовное свиданье,

Какое б в сердце ни питал

Ты сокровенное мечтанье, —

Но, встретясь с ней, смущенный, ты

Вдруг остановишься невольно,

Благоговея богомольно

Перед святыней красоты

ЗАКЛИНАНИЕ

О, если правда, что в ночи,

Когда покоятся живые,

И с неба лунные лучи

Скользят на камни гробовые,

О, если правда, что тогда

Пустеют тихие могилы, —

Я тень зову, я жду Леилы:

Ко мне, мой друг, сюда, сюда!

Явись, возлюбленная тень,

Как ты была перед разлукой,

Бледна, хладна, как зимний день,

Искажена последней мукой.

Приди, как дальная звезда,

Как легкой звук иль дуновенье,

Иль как ужасное виденье,

Мне все равно, сюда! сюда!..

Зову тебя не для того,

Чтоб укорять людей, чья злоба

Убила друга моего,

Иль чтоб изведать тайны гроба,

Не для того, что иногда

Сомненьем мучусь… но, тоскуя,

Хочу сказать, что все люблю я,

Что все я твой: сюда, сюда!

ХРАНИ МЕНЯ, МОЙ ТАЛИСМАН…

Храни меня, мой талисман,

Храни меня во дни гоненья,

Во дни раскаянья, волненья:

Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан

Вокруг меня валы ревучи,

Когда грозою грянут тучи —

Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,

На лоне скучного покоя,

В тревоге пламенного боя

Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,

Души волшебное светило…

Оно сокрылось, изменило…

Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран

Не растравит воспоминанье.

Прощай, надежда; спи, желанье;

Храни меня, мой талисман.

УЗНИК

Сижу за решеткой в темнице сырой.

Вскормленный в неволе орел молодой,

Мой грустный товарищ, махая крылом,

Кровавую пищу клюет под окном,

Клюет, и бросает, и смотрит в окно,

Как будто со мною задумал одно;

Зовет меня взглядом и криком своим

И вымолвить хочет: «Давай улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!

Туда, где за тучей белеет гора,

Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляем лишь ветер… да я!..»

Я ЗДЕСЬ, ИНЕЗИЛЬЯ…

Я здесь, Инезилья,

Я здесь под окном.

Объята Севилья

И мраком и сном.

Исполнен отвагой,

Окутан плащом,

С гитарой и шпагой

Я здесь под окном.

Ты спишь ли? Гитарой

Тебя разбужу.

Проснется ли старый,

Мечом уложу.

Шелковые петли

К окошку привесь…

Что медлишь?.. Уж нет ли

Соперника здесь?..

Я здесь, Инезилья,

Я здесь под окном.

Объята Севилья

И мраком и сном.

ТЕЛЕГА ЖИЗНИ

Хоть тяжело подчас в ней бремя,

Телега на ходу легка;

Ямщик лихой, седое время,

Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;

Мы рады голову сломать

И, презирая лень и негу,

Кричим: пошел! . . . . . . .

Но в полдень нет уж той отваги;

Порастрясло нас: нам страшней

И косогоры и овраги:

Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;

Под вечер мы привыкли к ней

И дремля едем до ночлега,

А время гонит лошадей.

ПОДЪЕЗЖАЯ ПОД ИЖОРЫ…

Подъезжая под Ижоры,

Я взглянул на небеса

И воспомнил ваши взоры,

Ваши синие глаза.

Хоть я грустно очарован

Вашей девственной красой,

Хоть вампиром именован

Я в губернии Тверской,

Но колен моих пред вами

Преклонить я не посмел

И влюбленными мольбами

Вас тревожить не хотел.

Упиваясь неприятно

Хмелем светской суеты,

Позабуду, вероятно,

Ваши милые черты,

Легкий стан, движений стройность,

Осторожный разговор,

Эту скромную спокойность,

Хитрый смех и хитрый взор.

Если ж нет… по прежню следу

В ваши мирные края

Через год опять заеду

И влюблюсь до ноября.

ЦВЕТОК

Цветок засохший, безуханный,

Забытый в книге вижу я;

И вот уже мечтою странной

Душа наполнилась моя:

Где цвёл? когда? какой весною?

И долго ль цвёл? И сорван кем,

Чужой, знакомой ли рукою?

И положен сюда зачем?

На память нежного ль свиданья,

Или разлуки роковой,

Иль одинокого гулянья

В тиши полей, в тени лесной?

И жив ли тот, и та жива ли?

И нынче где их уголок?

Или уже они увяли,

Как сей неведомый цветок?

МНЕ НЕ СПИТСЯ, НЕТ ОГНЯ…

Мне не спится, нет огня;

Всюду мрак и сон докучный.

Ход часов лишь однозвучный

Раздается близ меня,

Парки бабье лепетанье,

Спящей ночи трепетанье,

Жизни мышья беготня…

Что тревожишь ты меня?

Что ты значишь, скучный шепот?

Укоризна или ропот

Мной утраченного дня?

От меня чего ты хочешь?

Ты зовешь или пророчишь?

Я понять тебя хочу,

Смысла я в тебе ищу…

ЗИМНЯЯ ДОРОГА

Сквозь волнистые туманы

Пробирается луна,

На печальные поляны

Льет печально свет она.

По дороге зимней, скучной

Тройка борзая бежит,

Колокольчик однозвучный

Утомительно гремит.

Что-то слышится родное

В долгих песнях ямщика:

То разгулье удалое,

То сердечная тоска…

Ни огня, ни черной хаты…

Глушь и снег… Навстречу мне

Только версты полосаты

Попадаются одне.

Скучно, грустно… Завтра, Нина,

Завтра, к милой возвратясь,

Я забудусь у камина,

Загляжусь не наглядясь.

Звучно стрелка часовая

Мерный круг свой совершит,

И, докучных удаляя,

Полночь нас не разлучит.

Грустно, Нина: путь мой скучен,

Дремля смолкнул мой ямщик,

Колокольчик однозвучен,

Отуманен лунный лик.

ДОРОЖНЫЕ ЖАЛОБЫ

Долго ль мне гулять на свете

То в коляске, то верхом,

То в кибитке, то в карете,

То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге,

Не средь отческих могил,

На большой мне, знать, дороге

Умереть господь судил,

На каменьях под копытом,

На горе под колесом,

Иль во рву, водой размытом,

Под разобранным мостом.

Иль чума меня подцепит,

Иль мороз окостенит,

Иль мне в лоб шлагбаум влепит

Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею

Попадуся в стороне,

Иль со скуки околею

Где-нибудь в карантине.

Долго ль мне в тоске голодной

Пост невольный соблюдать

И телятиной холодной

Трюфли Яра поминать?

То ли дело быть на месте,

По Мясницкой разъезжать,

О деревне, о невесте

На досуге помышлять!

То ли дело рюмка рома,

Ночью сон, поутру чай;

То ли дело, братцы, дома!..

Ну, пошел же, погоняй!..

ДЛЯ БЕРЕГОВ ОТЧИЗНЫ ДАЛЬНОЙ…

Для берегов отчизны дальной

Ты покидала край чужой;

В час незабвенный, в час печальный

Я долго плакал пред тобой.

Мои хладеющие руки

Тебя старались удержать;

Томленье страшное разлуки

Мой стон молил не прерывать.

Но ты от горького лобзанья

Свои уста оторвала;

Из края мрачного изгнанья

Ты в край иной меня звала.

Ты говорила: «В день свиданья

Под небом вечно голубым,

В тени олив, любви лобзанья

Мы вновь, мой друг, соединим».

Но там, увы, где неба своды

Сияют в блеске голубом,

Где тень олив легла на воды,

Заснула ты последним сном.

Твоя краса, твои страданья

Исчезли в урне гробовой —

А с ними поцелуй свиданья…

Но жду его; он за тобой…

К НАТАШЕ

Вянет, вянет лето красно;

Улетают ясны дни;

Стелется туман ненастный

Ночи в дремлющей тени;

Опустели злачны нивы,

Хладен ручеек игривый;

Лес кудрявый поседел;

Свод небесный побледнел.

Свет-Наташа! где ты ныне?

Что никто тебя не зрит?

Иль не хочешь час единый

С другом сердца разделить?

Ни над озером волнистым,

Ни под кровом лип душистым

Ранней — позднею порой

Не встречаюсь я с тобой.

Скоро, скоро холод зимный

Рощу, поле посетит;

Огонек в лачужке дымной

Скоро ярко заблестит;

Не увижу я прелестной

И, как чижик в клетке тесной,

Дома буду горевать

И Наташу вспоминать.

НЕ ПОЙ, КРАСАВИЦА, ПРИ МНЕ…

Не пой, красавица, при мне

Ты песен Грузии печальной:

Напоминают мне оне

Другую жизнь и берег дальный.

Увы! напоминают мне

Твои жестокие напевы

И степь, и ночь — и при луне

Черты далекой, бедной девы.

Я призрак милый, роковой,

Тебя увидев, забываю;

Но ты поешь — и предо мной

Его я вновь воображаю.

Не пой, красавица, при мне

Ты песен Грузии печальной:

Напоминают мне оне

Другую жизнь и берег дальный.

ВОРОН К ВОРОНУ ЛЕТИТ…

Ворон к ворону летит,

Ворон ворону кричит:

Ворон! где б нам отобедать?

Как бы нам о том проведать?

Ворон ворону в ответ:

Знаю, будет нам обед;

В чистом поле под ракитой

Богатырь лежит убитый.

Кем убит и отчего,

Знает сокол лишь его,

Да кобылка вороная,

Да хозяйка молодая.

Сокол в рощу улетел,

На кобылку недруг сел,

А хозяйка ждет милого,

Не убитого, живого.

1828

Я ВАС ЛЮБИЛ…

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

1829

ВЗГЛЯНУЛ НА МИР Я ВЗОРОМ ЯСНЫМ…

Моё беспечное незнанье

Лукавый демон возмутил,

И он моё существованье

С своим на век соединил.

Я стал взирать его глазами,

Мне жизни дался бедный клад,

С его неясными словами

Моя душа звучала в лад.

Взглянул на мир я взором ясным

И изумился в тишине;

Ужели он казался мне

Столь величавым и прекрасным?

Чего, мечтатель молодой,

Ты в нем искал, к чему стремился,

Кого восторженной душой

Боготворить не устыдился?

И взор я бросил на людей,

Увидел их надменных, низких,

Жестоких ветреных судей,

Глупцов, всегда злодейству близких.

Пред боязливой их толпой,

Жестокой, суетной, холодной,

Смешон глас правды благородный,

Напрасен опыт вековой.

Вы правы, мудрые народы,

К чему свободы вольный клич!

Стадам не нужен дар свободы,

Их должно резать или стричь,

Наследство их из рода в роды —

Ярмо с гремушками да бич.

1823

ДОРИДА

В Дориде нравятся и локоны златые,

И бледное лицо, и очи голубые…

Вчера, друзей моих оставя пир ночной,

В ее объятиях я негу пил душой;

Восторги быстрые восторгами сменялись,

Желанья гасли вдруг и снова разгорались;

Я таял; но среди неверной темноты

Другие милые мне виделись черты,

И весь я полон был таинственной печали,

И имя чуждое уста мои шептали.

РАССУДОК И ЛЮБОВЬ

Младой Дафнис, гоняясь за Доридой,

«Постой, — кричал, — прелестная! постой,

Скажи: „Люблю“ — и бегать за тобой

Не стану я — клянуся в том Кипридой!»

«Молчи, молчи!» — Рассудок говорил.

А плут Эрот: «Скажи: „ты сердцу мил!“»

«Ты сердцу мил!» — пастушка повторила,

И их сердца огнём любви зажглись,

И пал к ногам красавицы Дафнис,

И страстный взор Дорида потупила.

«Беги, беги!» — Рассудок ей твердил,

А плут Эрот: «Останься!» — говорил.

Осталася — и трепетной рукою

Взял руку ей счастливый пастушок.

«Взгляни, — сказал, — с подругой голубок

Там обнялись под тенью лип густою!»

«Беги! беги!» — Рассудок повторил,

«Учись от них!» — Эрот ей говорил.

И нежная улыбка пробежала

Красавицы на пламенных устах,

И вот она с томлением в глазах

К любезному в объятия упала…

«Будь счастлива!» — Эрот ей прошептал.

Рассудок что ж? Рассудок уж молчал.

1814

К ЧААДАЕВУ

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман;

Но в нас горит еще желанье,

Под гнетом власти роковой

Нетерпеливою душой

Отчизны внемлем призыванье.

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

ЭЛЕГИЯ

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино — печаль минувших дней

В моей душе чем старе, тем сильней.

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

И ведаю, мне будут наслажденья

Меж горестей, забот и треволненья:

Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И может быть — на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной.

УЕДИНЕНИЕ

Блажен, кто в отдаленной сени,

Вдали взыскательных невежд,

Дни делит меж трудов и лени,

Воспоминаний и надежд;

Кому судьба друзей послала,

Кто скрыт, по милости творца,

От усыпителя глупца,

От пробудителя нахала.

ПРОБУЖДЕНИЕ

Мечты, мечты,

Где ваша сладость?

Где ты, где ты,

Ночная радость?

Исчезнул он,

Веселый сон,

И одинокий

Во тьме глубокой

Я пробужден.

Кругом постели

Немая ночь.

Вмиг охладели,

Вмиг улетели

Толпою прочь

Любви мечтанья.

Еще полна

Душа желанья

И ловит сна

Воспоминанья.

Любовь, любовь,

Внемли моленья:

Пошли мне вновь

Свои виденья,

И поутру,

Вновь упоенный,

Пускай умру

Непробужденный.

МНЕ ВАС НЕ ЖАЛЬ, ГОДА ВЕСНЫ МОЕЙ…

Мне вас не жаль, года весны моей,

Протекшие в мечтах любви напрасной, —

Мне вас не жаль, о таинства ночей,

Воспетые цевницей сладострастной:

Мне вас не жаль, неверные друзья,

Венки пиров и чаши круговые, —

Мне вас не жаль, изменницы младые, —

Задумчивый, забав чуждаюсь я.

Но где же вы, минуты умиленья,

Младых надежд, сердечной тишины?

Где прежний жар и слезы вдохновенья?..

Придите вновь, года моей весны!

В СТЕПИ МИРСКОЙ, ПЕЧАЛЬНОЙ И БЕЗБРЕЖНОЙ…

В степи мирской, печальной и безбрежной

Таинственно пробились три ключа:

Ключ Юности, ключ быстрый и мятежный,

Кипит, бежит, сверкая и журча.

Кастальской ключ волною вдохновенья

В степи мирской изгнанников поит.

Последний ключ — холодный ключ Забвенья,

Он слаще всех жар сердца утолит.

ГОРОД ПЫШНЫЙ, ГОРОД БЕДНЫЙ…

Город пышный, город бедный,

Дух неволи, стройный вид,

Свод небес зелено-бледный,

Скука, холод и гранит —

Всё же мне вас жаль немножко,

Потому что здесь порой

Ходит маленькая ножка,

Вьется локон золотой.

ДИОНЕЯ

Хромид в тебя влюблен; он молод, и не раз

Украдкою вдвоем мы замечали вас;

Ты слушаешь его, в безмолвии краснея;

Твой взор потупленный желанием горит,

И долго после, Дионея,

Улыбку нежную лицо твое хранит.

НАПЕРСНИК

Твоих признаний, жалоб нежных

Ловлю я жадно каждый крик:

Страстей безумных и мятежных

Как упоителен язык!

Но прекрати свои рассказы,

Таи, таи свои мечты:

Боюсь их пламенной заразы,

Боюсь узнать, что знала ты!

ЦАРСКОСЕЛЬСКАЯ СТАТУЯ

Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила.

Дева печально сидит, праздный держа черепок.

Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой;

Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит.

ПОРТРЕТ

С своей пылающей душой,

С своими бурными страстями,

О жены Севера, меж вами

Она является порой

И мимо всех условий света

Стремится до утраты сил,

Как беззаконная комета

В кругу расчисленном светил.

ЗИМНЕЕ УТРО

Мороз и солнце; день чудесный!

Еще ты дремлешь, друг прелестный —

Пора, красавица, проснись:

Открой сомкнуты негой взоры

Навстречу северной Авроры,

Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе мгла носилась;

Луна, как бледное пятно,

Сквозь тучи мрачные желтела,

И ты печальная сидела —

А нынче… погляди в окно:

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

Вся комната янтарным блеском

Озарена. Веселым треском

Трещит затопленная печь.

Приятно думать у лежанки.

Но знаешь: не велеть ли в санки

Кобылку бурую запречь?

Скользя по утреннему снегу,

Друг милый, предадимся бегу

Нетерпеливого коня

И навестим поля пустые,

Леса, недавно столь густые,

И берег, милый для меня.

НЕРЕИДА

Среди зеленых волн, лобзающих Тавриду,

На утренней заре я видел Нереиду.

Сокрытый меж дерев, едва я смел дохнуть:

Над ясной влагою полубогиня грудь

Младую, белую как лебедь, воздымала

И пену из власов струею выжимала.

БРОЖУ ЛИ Я ВДОЛЬ УЛИЦ ШУМНЫХ…

Брожу ли я вдоль улиц шумных,

Вхожу ль во многолюдный храм,

Сижу ль меж юношей безумных,

Я предаюсь моим мечтам.

Я говорю: промчатся годы,

И сколько здесь ни видно нас,

Мы все сойдем под вечны своды —

И чей-нибудь уж близок час.

Гляжу ль на дуб уединенный,

Я мыслю: патриарх лесов

Переживет мой век забвенный,

Как пережил он век отцов.

Младенца ль милого ласкаю,

Уже я думаю; прости!

Тебе я место уступаю:

Мне время тлеть, тебе цвести.

День каждый, каждую годину

Привык я думой провождать,

Грядущей смерти годовщину

Меж их стараясь угадать.

И где мне смерть пошлет судьбина?

В бою ли, в странствии, в волнах?

Или соседняя долина

Мой примет охладелый прах?

И хоть бесчувственному телу

Равно повсюду истлевать,

Но ближе к милому пределу

Мне все б хотелось почивать.

И пусть у гробового входа

Младая будет жизнь играть,

И равнодушная природа

Красою вечною сиять.

ПРЕДЧУВСТВИЕ

Снова тучи надо мною

Собралися в тишине;

Рок завистливый бедою

Угрожает снова мне…

Сохраню ль к судьбе презренье?

Понесу ль навстречу ей

Непреклонность и терпенье

Гордой юности моей?

Бурной жизнью утомленный,

Равнодушно бури жду:

Может быть, еще спасенный,

Снова пристань я найду….

Но предчувствуя разлуку,

Неизбежный, грозный час,

Сжать твою, мой ангел, руку

Я спешу в последний раз.

Ангел кроткий, безмятежный,

Тихо молви мне: прости,

Опечалься: взор свой нежный

Подыми иль опусти;

И твое воспоминанье

Заменит душе моей

Силу, гордость, упованье

И отвагу юных дней.

ПАЖ, или ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД

C’est l’âge de Chérubin…1)

Пятнадцать лет мне скоро минет;

Дождусь ли радостного дня?

Как он вперед меня подвинет!

Но и теперь никто не кинет

С презреньем взгляда на меня.

Уж я не мальчик — уж над губой

Могу свой ус я защипнуть;

Я важен, как старик беззубый;

Вы слышите мой голос грубый,

Попробуй кто меня толкнуть.

Я нравлюсь дамам, ибо скромен,

И между ими есть одна…

И гордый взор ее так томен,

И цвет ланит ее так тёмен,

Что жизни мне милей она.

Она строга, властолюбива,

Я сам дивлюсь ее уму —

И ужас как она ревнива;

Зато со всеми горделива

И мне доступна одному.

Вечор она мне величаво

Клялась, что если буду вновь

Глядеть налево и направо,

То даст она мне яду; право —

Вот какова ее любовь!

Она готова хоть в пустыню

Бежать со мной, презрев молву.

Хотите знать мою богиню,

Мою севильскую графиню?..

Нет! ни за что не назову!

ИЗ BARRY CORNWALL

Here’s a health to thee, Mary. 1)

Пью за здравие Мери,

Милой Мери моей.

Тихо запер я двери

И один без гостей

Пью за здравие Мери.

Можно краше быть Мери,

Краше Мери моей,

Этой маленькой пери;

Но нельзя быть милей

Резвой, ласковой Мери.

Будь же счастлива, Мери,

Солнце жизни моей!

Ни тоски, ни потери,

Ни ненастливых дней

Пусть не ведает Мери.

________________________________________

1) Твое здоровье, Мери (англ.).

ПОД НЕБОМ ГОЛУБЫМ СТРАНЫ СВОЕЙ РОДНОЙ…

Под небом голубым страны своей родной

Она томилась, увядала…

Увяла наконец, и верно надо мной

Младая тень уже летала;

Но недоступная черта меж нами есть.

Напрасно чувство возбуждал я:

Из равнодушных уст я слышал смерти весть,

И равнодушно ей внимал я.

Так вот кого любил я пламенной душой

С таким тяжелым напряженьем,

С такою нежною, томительной тоской,

С таким безумством и мученьем!

Где муки, где любовь? Увы! в душе моей

Для бедной, легковерной тени,

Для сладкой памяти невозвратимых дней

Не нахожу ни слез, ни пени.

БЕСЫ

Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна

Освещает снег летучий;

Мутно небо, ночь мутна.

Еду, еду в чистом поле;

Колокольчик дин-дин-дин…

Страшно, страшно поневоле

Средь неведомых равнин!

«Эй, пошел, ямщик!..» — «Нет мочи:

Коням, барин, тяжело;

Вьюга мне слипает очи;

Все дороги занесло;

Хоть убей, следа не видно;

Сбились мы. Что делать нам!

В поле бес нас водит, видно,

Да кружит по сторонам.

Посмотри: вон, вон играет,

Дует, плюет на меня;

Вон — теперь в овраг толкает

Одичалого коня;

Там верстою небывалой

Он торчал передо мной;

Там сверкнул он искрой малой

И пропал во тьме пустой».

Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна

Освещает снег летучий;

Мутно небо, ночь мутна.

Сил нам нет кружиться доле;

Колокольчик вдруг умолк;

Кони стали… «Что там в поле?»

— «Кто их знает? пень иль волк?»

Вьюга злится, вьюга плачет;

Кони чуткие храпят;

Вот уж он далече скачет;

Лишь глаза во мгле горят;

Кони снова понеслися;

Колокольчик дин-дин-дин…

Вижу: духи собралися

Средь белеющих равнин.

Бесконечны, безобразны,

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре…

Сколько их! куда их гонят?

Что так жалобно поют?

Домового ли хоронят,

Ведьму ль замуж выдают?

Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна

Освещает снег летучий;

Мутно небо, ночь мутна.

Мчатся бесы рой за роем

В беспредельной вышине,

Визгом жалобным и воем

Надрывая сердце мне…

ЗИМА

Отрывок из романа в стихах Пушкина «Евгений Онегин»

Зима!.. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях обновляет путь;

Его лошадка, снег почуя,

Плетется рысью как-нибудь;

Бразды пушистые взрывая,

Летит кибитка удалая;

Ямщик сидит на облучке

В тулупе, в красном кушаке.

Вот бегает дворовый мальчик,

В салазки жучку посадив,

Себя в коня преобразив;

Шалун уж заморозил пальчик:

Ему и больно и смешно,

А мать грозит ему в окно…

Александр Пушкин в списке 100 лучших стихотворений всех времен

Место в списке: 4

Баллы: 5558

Средний балл: 2.52

Место в списке: 35

Баллы: 3390

Средний балл: 2.41

Место в списке: 39

Баллы: 3263

Средний балл: 2.16

Место в списке: 41

Баллы: 3241

Средний балл: 2.01

Место в списке: 43

Баллы: 3166

Средний балл: 3.10

Место в списке: 47

Баллы: 3003

Средний балл: 2.36

Место в списке: 49

Баллы: 2975

Средний балл: 2.48

Место в списке: 57

Баллы: 2539

Средний балл: 2.84

Место в списке: 95

Баллы: 1983

Средний балл: 2.34

Место в списке: 102

Баллы: 1867

Средний балл: 2.26

Место в списке: 104

Баллы: 1858

Средний балл: 3.87

Место в списке: 106

Баллы: 1846

Средний балл: 2.84

Место в списке: 117

Баллы: 1627

Средний балл: 1.45

Место в списке: 127

Баллы: 1528

Средний балл: 3.96

Место в списке: 150

Баллы: 1171

Средний балл: 3.15

Место в списке кандидатов: 61

Баллы: 1070

Средний балл: 4.84

Место в списке: 182

Баллы: 1055

Средний балл: 1.80

Место в списке кандидатов: 83

Баллы: 884

Средний балл: 4.27

Место в списке кандидатов: 287

Баллы: 212

Средний балл: 1.34

Место в списке кандидатов: 509

Баллы: 71

Средний балл: 4.73

писал ли великий поэт «стихи для взрослых»?

Все мы знаем Александра Сергеевича Пушкина как автора прекрасных лирических стихов, замечательных поэм и увлекательной прозы. Гораздо менее известен классик как автор матерных стихов и эпиграмм. Это неудивительно, ведь в собрания сочинений, а тем более в учебники по литературе, эти творения Пушкина по известным причинам не попали и их существование вообще тщательно замалчивалось, чтобы не порочить светлый образ романтика и аристократа.

Но Пушкин писал и грубые, пошлые стихи и эпиграммы, и откровенно матерные, насыщенные забористыми простонародными словами. Иногда эти творения поэта попадали в печать, но крепкие слова редакторы привычно заменяли многоточиями. После революции об этой стороне пушкинского таланта предпочли и вовсе забыть. О матерных стихах знали только ученые-пушкинисты и избранные работники архивов.

Считается, что первые матерные стихи Пушкин написал еще в лицейские годы, но по-настоящему «развернулся» лишь после завершения учебы, в первой половине 1820‑х годов. Лицейские эксперименты с нецензурными сюжетами и словами биографы поэта связывают с нахлынувшими на юного Александра чувствами свободы и вседозволенности.

Хорошо известно, что у поэта были очень напряженные отношения с матерью, Надеждой Осиповной, которая была властной женщиной склонной к унижению окружающих. Можно сказать, что именно мать сломала психику Пушкина, превратив его в обидчивого, раздражительного и очень злопамятного человека.

Один из ближайших друзей Пушкина, русский поэт и историк Петр Андреевич Вяземский говорил о характере Александра Сергеевича следующее:

«При всем своем добросердечии, он был довольно злопамятен, и не столько по врожденному свойству и увлечению, сколько по расчету».

Казалось, что Пушкин просто пообещал самому себе не спускать никому обид и четко выполнял это обязательство, даже когда ему этого не сильно хотелось. Услышав что-то обидное в свой адрес, поэт тут же разражался едкой, нередко оскорбительной эпиграммой, в которой мог употребить и довольно крепкие слова.

Русским языком Пушкин владел безупречно, что было несвойственно для молодежи начала 19 столетия, представители которой лучше изъяснялись на французском, чем на родном языке. Такое знание русской словесности – результат длительного проживания Александра Сергеевича в деревенском заточении, где его собеседниками были простые крестьяне, местные помещики и, разумеется, любимая няня Арина Родионовна.

Непристойную лексику Пушкин вполне серьезно величал «нецензурным титулом» и при всей своей бесшабашности знал в ней меру. Поэт никогда не позволял себе проявлять свое виртуозное владение русским матом в присутствии дам или мужчин старшего поколения, оставляя нецензурщину для общения с друзьями и собратьями по кутежу, ну и для своих стихов.

Матерное наследие Пушкина довольно объемно, но его основными произведениями «взрослого жанра» можно считать «Гаврилиаду», сказку «Царь Никита и сорок его дочерей» и откровенно похабную балладу «Тень Баркова». Поэзию Ивана Семеновича Баркова Пушкин очень ценил и считал, что когда цензура станет пережитком прошлого, в первую очередь издатели бросятся публиковать именно его сочинения.

Что касается собственного творчества, поэт всегда бывал возмущен, когда цензура удаляла из его произведений нецензурные выражения. Например, Пушкин долго сокрушался, что не прошли некоторые «народные сцены» из его «Бориса Годунова» из-за чего историческая драма многое потеряла.

Ученые, занимавшиеся жизнью и творчеством А.С. Пушкина отмечали, что его «матерный» период завершился в 1828 году, после чего нецензурных стихов поэт более не писал и в общении с друзьями стал более сдержанным. Это изменение связывают с женитьбой поэта на Наталье Гончаровой, сильно повлиявшей на всю его дальнейшую жизнь. Заядлый картежник, кутила и любитель выпить стал более сдержанным и серьезным.

Несмотря на это, вульгаризмы из его речи и писем никуда не делись. Поэт часто называл Наталью Николаевну «по-простому» – «жонкой», а когда она была беременной предпочитал говорить о ней «брюхатая».

Матерные творения гения русской словесности впервые увидели свет в 1911 году, но все нецензурные слова и обороты в трехтомнике были заменены на многоточия. Чуть позднее появилось собрание сочинений в 12 томах, где полностью сохранялся оригинальный стиль произведений. В 2013 году в России было издано 11-томное собрание, включившее 66 писем поэта с нецензурной лексикой, что шокировало многих из тех, кто привык к идеализированному образу гения.

Смотрите также — Кто такие фалаши, или Был ли А. С. Пушкин евреем

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Творчество Пушкина как фактор развития современной литературы Узбекистана

Назарьян Р. Г. (Самарканд, Узбекистан), к.ф.н., профессор Самаркандского государственного университета / 2004

Не будет преувеличением утверждение, что сегодня Пушкин близок, дорог и понятен узбекскому читателю. Причем стихи его каждый читатель Узбекистана знает на языке оригинала и умеет оценить богатство русского языка. Для многих узбеков именно красочный, богатый и певучий язык Пушкина стал ключом к постижению русской речи и культуры братского народа.

В то же время читатели нашей страны имеют возможность постигать бессмертные творения Пушкина на родном, узбекском языке.

Впервые Пушкин заговорил по-узбекски в конце 80-х годов XIX века, когда в газете «Туркистон вилоятининг газетаси» был опубликован анонимный перевод «Сказки о рыбаке и рыбке». Причем переводчик воспользовался классическим восточным размером — масневи, употреблявшемся для воспевания героических событий в гиперболизованном, торжественно-возвышенном стиле. Самому Пушкину, полагаю, и в страшном сне не привиделось бы написать свою сказку в подобном ключе. И хотя позднее сказку эту еще несколько раз переводили на узбекский язык, переведя ее по-пушкински просто и ясно, первый перевод все же сохранил свою ценность, ибо с точки зрения возможностей тогдашнего узбекского читателя он был интересен и полезен, и уже сам факт такого перевода требует уважения.

Нелишне вспомнить, что первые переводы классиков русской литературы на узбекский язык осуществлялись русскими людьми, изучавшими язык, культуру, быт и обычаи узбекского народа. Предполагают, что переводчиком пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке» является Николай Петрович Остроумов, тогдашний редактор издания «Туркистон вилоятининг газетаси». Известно, что именно он занимался подготовкой профессиональных переводчиков из лиц местной национальности. Так, в частности, Остроумов принял в свою газету на должность переводчика узбекского поэта Фурката.

В целях ознакомления узбекских читателей с жизнью и литературной деятельностью русских писателей и поэтов газета нередко помещала специальные статьи об их биографии и творчестве. Так, на ее страницах было опубликовано семь статей, приуроченных к 100-летию со дня рождения Пушкина. Тут же помещались и отдельные переводы его стихов. Так было положено начало знакомству узбекского читателя с творчеством русского гения.

В начале ХХ столетия в городах Туркестанского края стали появляться так называемые новометодные школы, доминирующую роль в которых играли джадиды (название этого буржуазно-либерального движения происходит от арабского выражения «усул-и-джадид», что в переводе и означает «новый метод»). Джадиды мечтали превратить свою родину в независимое прогрессивное государство и, не отрицая роли теологии, ставили во главу угла просвещение. В их школах широко пропагандировались светские науки, искусства и литература. Лидеры джадидов — Махмуд-Ходжа Бехбуди, Саид-Ризо Али-заде, Мунаввар Кори, Абдулло Авлони и Хамза выпускали для своих школ специальные учебники и буквари, в которых были представлены отрывки из лучших переводов зарубежных, в том числе и русских авторов, в частности, Пушкина, Крылова и Л. Толстого. Примечательно, что, стремясь к просвещению народа, джадиды рекомендовали изучать поэзию Пушкина на русском языке.

Постижение творческого наследия Пушкина продолжалось в 20-е годы прошлого столетия, когда в Узбекской республике появились многочисленные периодические издания — журналы и газеты, важнейшими из которых считались «Муштум», «Инкилоб», «Маориф ва укитувчи», «Ер юзи» и «Аланга». В них почти ежемесячно помещались переводы творений лучших поэтов Европы. Стихам Пушкина тут всегда отводилось почетное место. Именно в эти годы в одном из узбекских журналов была опубликована и повесть Пушкина «Станционный смотритель» в переводе Остона.

В означенное время в Узбекистане еще не сложилась профессиональная переводческая школа и переложениями сочинений иноязычных авторов на родной язык занимались лишь узбекские поэты и прозаики.

Можно считать 20-е годы периодом подготовки к этой деятельности. Происходила ломка привычного жизненного уклада, переоценка ценностей: старое умирало, а новое только нарождалось. Эпоху эту известный критик тех лет Шокир Сулаймон уподобил российскому литературному процессу на рубеже 18 и 19 веков.

Зато в 30-е годы переводческая деятельность узбекских литераторов заметно прогрессирует, выдвигаясь на самые передовые позиции. Причем характерно, что наиболее переводимым автором в Узбекистане становится Пушкин. Оно и понятно, ибо приближался очередной юбилей — столетие со дня его гибели.

Более 20 крупных поэтов и прозаиков республики по велению сердца или указанию партийных чиновников обратились к пушкинскому наследию. И уже к 1937 году узбекская пушкиниана пополнилась новыми переводами. Так, например, Айбек завершил перевод «Евгения Онегина», Чулпан — «Бориса Годунова», а Асхад Мухтар — «Скупого рыцаря». Узбекский читатель получил возможность познакомиться с крупнейшими творениями величайшего поэта России на своем родном языке. Одно за другим издательства Ташкента публиковали пушкинские сочинения — «Русалку» в переводе Хамида Олимджана, «Бахчисарайский фонтан» в переводе Усмана Носыра, «Каменного гостя» в переводе Хамида Гуляма, «Моцарта и Сальери», «Медного всадника», «Пир во время чумы» в переводе Максуда Шейхзаде, «Графа Нулина» в переводе Гафура Гуляма. Миртемир перевел на узбекский язык «Руслана и Людмилу» и «Барышню и крестьянку», Иззат Султан «Станционного смотрителя», Маруф Хаким «Дубровского», а Абдулла Каххар — «Капитанскую дочку». И это далеко не полный перечень переводов сочинений Пушкина. В то же время на узбекский язык были переведены десятки его стихотворений. Среди переводчиков следует отметить и имена более скромные — Тимур Фаттох, Амин Умари, Хасан Пулат. Обратилась к пушкинской поэзии и поэтесса Зульфия — она перевела девять его стихотворений.

В связи со столь значительным объемом переводов Пушкина заметно вырос и теоретический уровень литературоведения Узбекистана. Возникла полемика о принципах перевода и об его адекватности оригиналу. Серьезными статьями и монографиями обогатили науку Отаджон Хошим и Санджар Сиддик, Хамид Олимджан и Иззат Султан. Оценивая ход литературного процесса, известный писатель и ученый Джуманияз Шарипов утверждал, что «период 1930-х годов для узбекских переводчиков можно, без всякого сомнения, назвать пушкинским».

В дополнение к сказанному не лишним будет напомнить, что пушкинские юбилеи отмечались на узбекской земле еще в конце XIX века — в Ташкенте и Самарканде, Намангане и Коканде, Новом Маргелане и Катта-Кургане. Более ста лет назад именем Пушкина назвали одну из самаркандских улиц. И в настоящее время эта улица — единственная в нашем городе — сохранившая до сих пор свое первоначальное название. В том же, 1899, году именем великого поэта назвали один из самаркандских парков. Этим именем в Узбекистане называли школы и институты, библиотеки, улицы, площади и парки. Имя великого поэта России Узбекистан чтит и ныне.

Стоит напомнить, что в 1936 и 1937 годах руководитель писательской организации нашей республики Хамид Олимджан организовал цикл литературных вечеров, посвященных Пушкину. Вечера эти превращались в своеобразную мушоиру, где узбекские поэты поочередно читали свои переводы его стихов.

В 40-е годы процесс постижения Пушкина узбекским читателем продолжался — появлялись все новые и новые поэтические и прозаические переводы его сочинений. По мнению одного из литературных критиков, глубокий интерес узбекского читателя к творчеству Пушкина был обусловлен подъемом культуры, образования и самосознания народа. Популярность русского поэта в нашей республике была столь высока, что вышедший в середине 50-х годов на узбекском языке огромным по тем временам тиражом 4-х томник его сочинений был сразу же раскуплен и стал библиографическим раритетом.

Пушкину посвящали свои стихи лучшие поэты Узбекистана. Так, в частности, Айбек как-то признался, что, работая над переводом «Евгения Онегина», он получил от пушкинских строк столь мощный заряд вдохновения, что создал вскоре несколько стихов, посвященных Пушкину. лучшие из них — «Шиповник» и «Песня солнца» — вошли в сборник стихов Айбека «Чимганская тетрадь».

Другой известный узбекский поэт Мирмухсин в одной из своих статей писал, что в его представлении Пушкин видится человеком с курчавой шевелюрой и в тюбетейке. Более того, Мирмухсин почему-то считал Пушкина настолько близким своему миру, что часто повторял, будто бы русский поэт даже родился среди узбеков — неспроста его статья о Пушкине называлась «У бизда тугилган» (Он родился у нас).

В 80-е годы прошлого столетия наш современник, народный поэт Узбекистана Абдулла Арипов, заявил, что нынешняя узбекская поэзия развивалась в прямой зависимости от поэтического мастерства Пушкина. «Мои ровесники — узбекские литераторы, и сам я в их числе, получили импульс гражданского героизма от Пушкина», — под этими словами А. Арипова могут действительно подписаться многие поэты республики.

К настоящему времени почти все сочинения Пушкина переведены на узбекский язык. Отряд переводчиков пополнили имена лучших поэтов Узбекистана — Абдуллы Арипова, Эркина Вахидова, Амана Матчана и Рауфа Парфи. И сегодня узбекскую пушкиниану пополняют поэты более молодого поколения — именно им предстоит высокое дело дальнейшего совершенствования пушкинских переводов, дело, которое не утратило ни своей актуальности, ни своей важности для развития узбекской культуры.

И потому весьма справедливо мнение известного литературоведа и теоретика перевода Гайбуллы Салямова, высказанное им в одной из полемических работ: «Накопленный у нас в республике опыт перевода на узбекский язык произведений Пушкина свидетельствует о том, что эти переводы, изданные и неоднократно переизданные большими тиражами, не только оправдывают себя с точки зрения читательского спроса, но и становятся важным фактором развития современной узбекской литературы».

К списку научных работ

Литературный империализм, народность и пушкинское изобретение Кавказа на JSTOR

Информация журнала

Русское обозрение — многопрофильный научный журнал, посвященный
к истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике
народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Каждый выпуск
содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также
а также обзоры широкого круга новых публикаций.»Русское обозрение», основанное в 1941 году, является летописью.
продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере
Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через
взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза
Союз.

«Русское обозрение» — независимый журнал, не имеющий единого мнения.
с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией.

JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian
Рассмотрение.Электронная версия «Русского обозрения» —
доступно на http://www.interscience.wiley.com.
Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять их потребности и реализовывать их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир.

Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

UW Press -: Осознание метафор, Александр Пушкин и жизнь поэта, Дэвид М.Бетеа, Центр пушкинских исследований штата Висконсин Серия

Реализация
Метафоры
Александр
Пушкин и жизнь поэта
Дэвид М. Бетеа

Издание штата Висконсин
Центр пушкинских исследований
Главные редакторы: Дэвид М. Бетеа и Александр Долинин

« Реализация метафор рассматривает вопрос, который является одним из самых захватывающих и
спорный в области литературоведения — вопрос
о том, как (если вообще) связана жизнь художника с его или ее работами.. . . Бетеа блестяще справляется со своей задачей. . . . Результат
книга — новое слово как в пушкинстике, так и в
область литературной биографии »- Ирина Рейфман, Колумбия.
Университет

«Книга
охватывает огромную территорию — как эссе о слепоте и проницательности
четырех основных критиков / мыслителей (Фрейд, Блум, Якобсон, Лотман)
и как тщательное и проницательное исследование взаимоотношений
два величайших поэта России (Пушкин и Державин).у меня есть
никогда не читайте ничего подобного, ни как смелое эссе в
критическая теория или исследование пожизненной встречи Пушкина с
его великий предшественник «. — Уильям Миллс Тодд, Гарвард.
Университет

«После
чтение Реализация метафор , Я хотел бы
выражаю свое восхищение прежде всего тем, что, хотя и не
академические достижения, пожалуй, что-то еще более редкое —
любовь автора к Пушкину.. . . Пушкин, который появляется
в книге Дэвида Бетеа мне кажется очень похожим на оригинал,
многогранен и неуловим «. — Ольга Седакова, русский поэт

.

Читают часто
с любопытством рассмотрели творческую жизнь поэта. В
это страстное и авторитетное новое исследование Дэвид Бетеа иллюстрирует
отношения между искусством и жизнью поэта девятнадцатого века
Александр Пушкин, центральная фигура русской мысли и
культура.Бетеа показывает, как Пушкин накануне своего двухсотлетия
день рождения, по-прежнему говорит о нашем времени. Он указывает, насколько мы современны
читатели могут «понять», то есть не только понять
когнитивно, но чувствовать, переживать — прометеевские метафоры
центральное место в интенсивно «скульптурной» жизни поэта. В
Пушкин, появившийся на портрете Бетеи, давно неизвестен.
для англоязычных читателей, очень похож на оригинал и
психологически и художественно.

Начало Бетеи
обращаясь к влиятельным мыслителям Фрейду, Блуму, Якобсону,
и Лотман, чтобы показать, что их помещения сами по себе
адекватно объяснить психологию творчества Пушкина или его
версия из «жизни поэта». Затем он предлагает
свою собственную универсальную модель чтения и продолжает набрасывать
запутанные связи между Пушкиным и его великим соотечественником,
поэт XVIII века Гаврила Державин.Пушкин одновременно
двинулся и отступил от тени своего предшественника
поскольку он создавал представления о поэте-историческом и вдохновляющем новом
для своего времени и абсолютно определяющий для традиции после этого.

Дэвид М. Бетеа — профессор-исследователь кафедры Виласа.
славянских языков и литератур в Университете Висконсин-Мэдисон.
Автор книги « Ходасевич: его жизнь и искусство»; Форма
апокалипсиса в современной русской фантастике;
и Иосиф Бродский
и Сотворение изгнания.

Запросы СМИ и продавцов книг относительно копий обзоров, мероприятий и интервью можно направлять в отдел рекламы по адресу [email protected] или (608) 263-0734. (Если вы хотите изучить книгу на предмет возможного использования в курсе, перейдите на нашу страницу учебников. Если вы хотите изучить книгу на предмет возможного лицензирования прав, см. Права и разрешения.)

Ноябрь
1998

262 стр.6 х 9
13 ч / б фото


Медный всадник | Encyclopedia.com

АЛЕКСАНДР ПУШКИН
1841

ВВЕДЕНИЕ
АВТОРСКАЯ БИОГРАФИЯ
ТЕКСТ ПОЭМЫ
РЕЗЮМЕ
ТЕМЫ
СТИЛЬ
ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
русский поэт Александр Пушкин.Первоначально написанный в 1833 году под названием «Медный всадник», он не был опубликован до 1841 года, после смерти Пушкина, и был напечатан как отдельное произведение. Задержка была вызвана неодобрением царя Николая I, который возражал против его тем и изображения своего царственного предка, царя Петра I. Один из часто используемых переводов на английский язык (который также используется во всей этой записи) принадлежит британскому писателю и поэту. DM Thomas (Александр Пушкин, Медный всадник и другие стихи , 1982), который по состоянию на 2007 год не издается, но есть подержанные копии.Стихотворение также доступно в английском переводе Роберта Пауэл-Джонса (Александр Пушкин, Медный всадник, , Stone Trough Books, 1999).

Фоновая тема стихотворения — строительство русского города Санкт-Петербурга по приказу царя Петра I (Петр Великий, 1672-1725) на болотистой местности на берегу Невы. Город был построен принудительным трудом, и, как говорят, тысячи крестьян-строителей погибли в тяжелых условиях. Эта кровавая история города раскрывает темы стихотворения, которые включают конфликт между интересами государства или исторической судьбы и интересами простого человека, конфликт, который является прообразом борьбы, которая будет бушевать в России в следующем столетии.Главное событие поэмы — наводнение, случившееся в Санкт-Петербурге в ноябре 1824 года.

В поэме три главных героя: царь Петр I, который предстает сначала как историческое лицо, а затем как бронзовая конная статуя царя Петра. Я, стоящий в городе (который известен с тех пор, как стихотворение стало популярным как Медный всадник), и скромный писарь Евгений. Он широко считается шедевром и помог укрепить репутацию Пушкина как величайшего и самого влиятельного писателя России начала XIX века.

Русский поэт, драматург, прозаик и рассказчик Александр Пушкин родился 6 июня 1799 года в Москве, Россия, в семье Сергея Львовича, армейского офицера, и Надежды Осиповны Пушкиной. (Некоторые источники предшествуют датам, указанным здесь, на несколько дней, например, датой рождения Пушкина является 26 мая. Это связано с тем, что до 1918 года Россия следовала юлианскому календарю, который на несколько дней отставал от григорианского календаря, используемого в Европе. Юлианский календарь календарные даты часто называют старым стилем, а даты григорианского календаря — новым стилем.Даты указаны в новом стиле.)

Семья Пушкиных происходила из аристократии, хотя уже не имела того престижа, которым пользовалась прежде. Пушкин гордился своим прадедом по материнской линии, Абрамом Петровичем Ганнибалом (иногда его называют Ганнибалом), черным абиссинским князем, который стал фаворитом царя Петра I и известным генералом и инженером.

С 1811 по 1817 год Пушкин учился в лицее в Царском Селе под Петербургом. После окончания учебы он получил синекуру в качестве государственного служащего в Министерстве иностранных дел в Санкт-Петербурге.Петербург.

Пушкин закончил свое первое крупное стихотворение «Руслан и Людмила» в 1820 году. Он отличался тем, что писал на русском языке в то время, когда большинство русских литераторов писали на французском и английском языках. В царской России члены королевской семьи и аристократия (включая самого Пушкина) обычно говорили по-французски, а русский язык считался языком крестьян. Таким образом, Пушкин приобрел статус основоположника русской литературы. Он также сыграл важную роль в уходе русской литературы от сентиментальности произведений восемнадцатого века к реалистическому и психологическому подходу, который будет взят более поздними писателями, такими как Лев Толстой и Федор Достоевский.

В 1820 году либеральные политические взгляды Пушкина и его язвительные сатиры о царе Александре I и его чиновниках привели к тому, что его допросили и сослали на юг России. Также он побывал на Кавказе и в Крыму. Это оказалось продуктивным временем для Пушкина. В течение трех лет в Кишиневе (современная Молдова) он писал стихотворные повествования в стиле английского поэта Джорджа Гордона, лорда Байрона. В их числе «Кавказский пленник» (1822 г.). Он также начал свой стихотворный роман Евгений Онегин , который был написан в период 1823-1831 годов, издавался серийно, начиная с 1825 года, а полностью опубликован в 1833 году.

В 1824 году чиновники перехватили письмо, в котором Пушкин поддерживал атеизм. Его отправили в более глубокую ссылку, в имение его матери Михайловское на севере России, где он провел два года под наблюдением. В этот период он написал повествовательную поэму «Цыгане» (1827) и драму « Борис Годунов» (завершена в 1825 году, хотя цензоры препятствовали ее публикации до 1831 года).

В 1826 году Пушкин обратился к царю Николаю с просьбой освободить его из ссылки. Царь согласился и сказал Пушкину, что лично будет цензором его произведений.Пушкин сначала полагал, что сможет свободно публиковаться и путешествовать. Однако вскоре он обнаружил, что без предварительного разрешения он не может сделать ни то, ни другое, и его неоднократно допрашивали в полиции по поводу его стихов.

В 1830 году Пушкин был обручен с светской красавицей Натальей Гончаровой. Он поехал в поместье своего отца в Болдино, чтобы организовать свадебный подарок отцом половины поместья, и оказался там на три месяца в карантине из-за эпидемии холеры.В этот период Пушкин написал драмы, в том числе «Моцарт » и «Сальери » (впервые поставлены в 1832 году) и «Каменный гость » (впервые выпущены в 1847 году). Он завершил «Медного всадника» осенью 1833 года во время очередного пребывания в Болдино. Стихотворение впервые было опубликовано индивидуально в 1841 году под названием Медный всадник .

Пушкин женился на Наталье в Москве в 1831 году. Супруги ненадолго поселились в Царском Селе, а затем в Санкт-Петербурге, где прожили до самой смерти Пушкина.Пушкин намеревался жить просто, но близость царской семьи и дорогие вкусы Натальи привели к тому, что он попал в зависимость от благосклонности царя Николая. Брак, в котором родилось четверо детей, оказался несчастливым. Интересы Натальи заключались в том, чтобы вести активную светскую жизнь в придворных кругах, и ее флирт вызывал разочарование у Пушкина. В 1834 году у Натальи случился выкидыш после танцев на балу. Возмущенное письмо Пушкина к выздоравливающей в деревне жене было перехвачено царской полицией.Разъяренный Пушкин подал прошение об отставке с государственной службы, но вскоре отказался от него, опасаясь недовольства царя.

Пушкин был обременен управлением имением отца, которое он принял в 1834 году, и долгами брата, которые он обязался выплатить. Он просил царя позволить ему удалиться в деревню или дать ему большую ссуду; первая просьба была отклонена, но вторая удовлетворила. В 1836 году царь согласился разрешить Пушкину издавать журнал « Современник, », в котором Пушкин оказался в еще большем долгу и проблемах с цензорами.

В 1834 году Наталья познакомилась с бароном Жоржем Дантес-Геккереном, французским эмигрантом, работавшим на русской службе. Ходили слухи о романе. Осенью 1836 года Пушкин получил анонимное письмо, в котором его обвиняли в том, что он рогоносец. Он вызвал Дантеса-Геккерена на дуэль, которая состоялась 8 февраля 1837 года. Пушкин скончался от пулевых ранений через два дня в своем доме в Санкт-Петербурге. Д’Антез-Геккерен был легко ранен, и придворное общество сочувствовало ему, хотя обычные люди считали его иначе.Они тысячами стекались к постели умирающего Пушкина. Власти, опасаясь общественного восстания, перенесли его похороны из Исаакиевского собора в небольшую уединенную церковь и тайно отправили его тело для погребения на ночь. Похоронен рядом с матерью в монастыре Святые Горы близ Михайловского.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Введение

Это длинное повествовательное стихотворение разделено на три части: Введение и части 1 и 2. Первая строфа Введения к «Медному всаднику» (строки 1-8) изображает безымянного человека (исторический царь Петр I) стоящий на берегу Невы. Он смотрит вдаль и «полон высоких мыслей.«Как становится ясно из второй строфы, он планирует построить на этом месте великий город. Этот город — Санкт-Петербург, который царь Петр I основал в 1703 году, поэтому Дата введения установлена ​​на неустановленную дату до этого. Пока это место представляет собой темный лес и негостеприимное болото, усеянное небольшими хижинами, населенными финнами (Санкт-Петербург расположен на восточном берегу Финского залива, а береговая линия Финляндии — на северном берегу).

Вторая строфа (строки 9-16) описывает видение этого человека.Он стремится основать город, который помешает шведским экспансионистским целям в Балтийском море (Финский залив соединяет Балтийское море с Санкт-Петербургом). Город станет «окном в Европу» царя Петра и привлечет корабли из всех стран. Видение завершается видением царя Петра радостных русских моряков, празднующих успех проекта в какой-то момент в будущем, когда город будет построен.

В третьей строфе (строки 17–31) стихотворение перемещается во времени на сто лет вперед.Мечта человека осуществилась: построен город Санкт-Петербург. Там, где когда-то финские рыбаки занимались своим промыслом, теперь выросли огромные дворцы и башни. Корабли со всего мира заходят в гавани, а берега Невы облицованы гранитом. Поэт уподобляет город «новой императрице», по сравнению с которой предыдущая столица, Москва, кажется бледной старой вдовой. Вдова носит фиолетовый цвет, потому что это был королевский цвет Византийской империи. Поэт связывает Россию с Константинополем, центром Византийской империи, разделявшей православную веру.Город можно сравнить с вдовой, преклоняющейся перед новой императрицей, потому что царь Петр I оставил ее: царь Петр I сделал Санкт-Петербург столицей России в 1712 году, переняв этот титул у Москвы.

Четвертая строфа (строки 32-62) меняется на одический тон (ода — это лирическое стихотворение, выражающее восторженные или восторженные эмоции, восхваляющие человека, место, качество или объект). Поэт обращается к Санкт-Петербургу прямо, как если бы он разговаривал с любимой женщиной, и впервые безымянный мужчина отождествляется с царем Петром I: «Я люблю тебя, творение Петра.Поэт описывает аспекты красоты города. Он отмечает феномен белых ночей. Санкт-Петербург находится так далеко на севере, что летом ночи остаются достаточно светлыми, и он может читать и писать без лампы. Он видит сияющий шпиль Адмиралтейства (построенный между 1806 и 1823 годами). Он перечисляет другие сенсорные впечатления от города, в том числе вид девушек в санях, бегущих по замерзшей реке, их лица сияют от холода; шипение пенящихся кубков на балах; и вид военных учений на плацу города, Марсовом поле.Поэт обращается к городу как к «военному / столичному», имея в виду выстрелы из пушек в Петропавловской крепости в ознаменование рождения сына царицы, победы русских над врагом или таяния Невы. весна.

Пятая строфа (строки 62-68) имеет оттенок молитвы. Поэт предлагает городу выставить напоказ свою красоту и встать «непоколебимо, как Россия», чтобы даже «побежденные стихии», море и река, захваченные гранитными берегами города, могли примириться с ним.Здесь поэт ставит под сомнение чувство непобедимости творения царя Петра, заложенное в предыдущих разделах.

В шестой строфе (строки 69-71) поэт объявляет, что он расскажет печальную историю ужасного времени.

Часть 1

Часть 1 представляет собой театрализованное повествование поэта об историческом событии 19 ноября (по новому стилю) 1824 года, когда в Санкт-Петербурге произошло катастрофическое наводнение. Здесь город носит альтернативное название — Петроград, что переводится как город Петра.В первой строфе (строки 1-17) сцена открывается на Неве, метающейся в темноте «Как больной в беспокойной постели». Фокус смещается внутрь дома, в окно которого бьет дождь. Это дом молодого человека Евгения, который только что вернулся домой после посещения друзей. Он живет в Коломне, рабочем районе Санкт-Петербурга, и у него непримечательная работа. Поэт предполагает, что семья Евгения, возможно, имела важное значение в древние времена, но потеряла влияние: его фамилия могла фигурировать в традиционных легендах или в книге русского писателя Николая Карамзина «История государства Российского » (1818 г.), завершившей ее летопись. в 1613 г.

Вторая строфа (строки 18-33) рассказывает о том, как Евгений ложится спать, но лежит без сна, беспокоясь о своей бедности. Он думает, что ему придется заслужить независимость тяжелым трудом, хотя для некоторых жизнь легка. Он проработал клерком два года. Его беспокоит ухудшение погоды. Река поднимается, и он боится, что будет отрезан от Параши, женщины, которую любит и на которой надеется жениться.

Третья строфа (строки 34-43) сосредотачивается на мыслях Евгения, когда он планирует свое будущее с Парашей.Его желания скромны: простой дом, в котором он и Параша будут наслаждаться спокойной жизнью. У него будут работа, дети, а со временем — внуки. Четвертая и пятая строфы (строки 44-49) описывают, как Евгений засыпает, когда завывает ветер и бьет дождь вокруг него.

Шестая строфа (строки 50-67) описывает, как ветер, дующий с Финского залива, борется с рекой Невой, которая течет к заливу. К утру шторм повернул реку вспять и затопил острова, на которых стоит город.Река уносит все на своем пути, а каналы города достигают высоты перил. Город носит греческое название Петрополис (город Петра). Поскольку он наполовину погружен в воду, его сравнивают с Тритоном, который в греческой мифологии является посланником океана и сыном морского бога Посейдона.

Седьмая строфа (строки 68-74) сравнивает наводнение с осадой, а волны — с хитрыми ворами, которые лезут в здания через окна. Снаряжение уличных торговцев, обломки хижин и даже гробы, выкопанные на кладбище, плывут по улицам.

В восьмой строфе (строки 75-77) поэт переносит свое внимание на жителей города. Они смотрят на потоп, который изображается как Божий суд, и ждут своего конца. У них нет ни еды, ни крова.

В девятой строфе (строки 78-88) поэт обращает внимание на царя Александра I. Царский дворец (известный как Эрмитаж) избежал наводнения, но превратился в изолированный остров. Царь с грустью размышляет о том, что «цари не могут овладеть / божественными стихиями», и затем отправляет своих генералов на опасную миссию по улицам, чтобы спасти людей, тонущих в своих домах.Генералы — герои дела, а царь пассивно философствует. Тот факт, что царь изображен стоящим на балконе, а также статус его дворца на острове, указывают на его отстранение от простых людей.

В десятой строфе (строки 89-109) рассказывается, как Евгений спасается от наводнения. Он сидит на вершине огромной скульптуры каменного льва, одного из пары львов-хранителей, которые обрамляют лестницу особняка Лобановых-Ростовских на Сенатской площади, где находится статуя Петра Великого.Здесь поэт называет Сенатскую площадь «площадью Петра», в честь ее создателя и статуи царя Петра I. Сенатская площадь была переименована в площадь декабристов в 1925 году после восстания декабристов, произошедшего на ней в декабре 1825 года.

Евгений боится не за сам, но для Параши. Он напрягается, чтобы увидеть полуразрушенный дом, где она живет со своей овдовевшей матерью, и отмечает, что это близко к волнам. Он вспоминает свою «мечту» жениться на Параше, но затем задает горький вопрос, является ли сама жизнь «ничем иным, как пустой мечтой, небесной шуткой?»

Одиннадцатая строфа (строки 110-15) описывает ужас Евгения при осознании того, что он не может спуститься со льва, так как вокруг него вода.За разлившейся рекой, обращенной к нему спиной, стоит конная статуя Петра Великого с протянутой рукой: Медный всадник.

Часть 2

Часть 2 знаменует переход вперед во времени к тому моменту, когда паводок отступил и воды начали падать. Первая строфа (строки 1-10) сравнивает реку с жестокими грабителями, которые грабят деревню и бегут, сбрасывая добычу на своем пути.

Вторая строфа (строки 11-21) описывает, как по мере того, как вода медленно опускается, дорога становится видимой.Евгений бросается к берегу реки и нанимает лодочника, чтобы переплыть его через реку.

В третьей строфе (строки 22-47) рассказывается, как, борясь с течением, лодочник наконец доставляет Евгения на противоположный берег. Евгений бежит по улице, где жила Параша, но видит только разруху. Дома рухнули, а вокруг валяются трупы, как на поле боя. Подойдя к тому месту, где стоял дом Параши, Евгений видит, что его снесло. Он ходит вокруг, разговаривает сам с собой, затем ударяет себя по лбу (жест, который, возможно, означает горькое осознание) и смеется.Это первый признак того, что Евгений теряет рассудок.

Четвертая и пятая строфы (строки 48-60) изображают ночь, падшую на напуганных людей, а рассвет следующего дня — возвращение выживших к нормальной жизни. Пурпурный цвет описывает рассветное небо, но также напоминает одетую в пурпур вдову из Введения. В обоих случаях фиолетовый цвет обозначает имперскую власть: в этом случае ссылка означает возвращение к имперскому порядку после разрушений, нанесенных природой.Улицы очищены от мусора. Люди пребывают в состоянии холодного безразличия; государственные чиновники выходят на работу; и купец, чей подвал был ограблен наводнением, цинично надеется возместить свои потери за счет своего соседа.

Шестая строфа (строки 61-63) отмечает, что граф Хвостов, поэт и современник Пушкина, уже начал сочинять стихи о катастрофе. Поэт начинает седьмую строфу (строки 63-82) с жалости к травмированному Евгению и далее описывает его душевное состояние как «замученное» «Каким-то сном.В голове у Евгения до сих пор слышны звуки ветра и набегающие волны из ночи наводнения. Он бродит по улицам как бродяга, питаясь объедками, которые люди передают ему через окна. Хозяин дома, где он жил, сдает его комнату бедному поэту. Кажется, он живет полужизни, ни в мире живых, ни в мире мертвых.

Седьмая строфа (строки 83-101) перескакивает во времени на год после потопа, в котором действие должно происходить непосредственно перед восстанием декабристов 1825 года.Поэт рассказывает, как однажды ночью Евгений спит на берегу Невы, когда он просыпается, вздрогнув. В страхе он идет на Сенатскую площадь, где до сих пор стоят львы и Медный всадник, статуя царя Петра I.

В восьмой строфе (строки 102–116) Евгений вспоминает свои испытания во время наводнения. Он смотрит на статую царя Петра I и размышляет о нем, по «роковой воле» которого город был «основан на море». Он задается вопросом, куда лошадь будет скакать, а потом ставит копыта.Он обращается к царю Петру I как к «могущественному повелителю судьбы» и отмечает, что, поднимая лошадь за железный бордюр, он своей неукротимой волей «поднял Россию» из моря.

Девятая строфа (строки 117–38) повествует о том, как разъяренный Евгений прижимается лицом к перилам, окружающим статую царя Петра I, и угрожает мертвому царю, прежде чем убежать. Когда он бежит по площади, он чувствует, что лицо статуи вспыхивает от ярости и что статуя скачет за ним.Евгений бежит всю ночь, но куда бы он ни пошел, он чувствует, что за ним идет Медный всадник.

Десятая строфа (строки 139-44) перемещается вперед во времени. Поэт рассказывает, как с тех пор, когда Евгений заходил на эту площадь, он поспешно прижимал руку к сердцу, чтобы облегчить мучения, и снимал шапку в знак уважения к статуе, не глядя на нее.

Одиннадцатая и последняя строфа (строки 145-56) снова перемещается вперед во времени. Поэт описывает небольшой остров, который можно увидеть с берегов Невы, где иногда останавливается рыбак, чтобы приготовить ужин.Остров настолько бесплоден, что на нем не растет ни одна травинка. Наводнение привело туда «ветхий домик»: Параши. Поэт отмечает, что минувшей весной обломки унесла баржа. У порога дома нашли тело Евгения. Он был похоронен на этом месте.

Конфликт между потребностями государства и желаниями личности

Основная тема «Медного всадника» — конфликт между потребностями и желаниями имперского государства, воплощенными царем Петром I и символизируемыми его статуей. , и желания личности в воплощении Евгения.

ТЕМЫ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ИЗУЧЕНИЯ

  • Рассмотрим изображения царя Петра I и Евгения Пушкиным в «Медном всаднике». Напишите эссе, показывающее, как поэт вызывает или отчуждает симпатию читателя к каждому персонажу. В чем состоят ваши собственные симпатии? Почему?
  • Изучите литературные движения неоклассицизма, романтизма и реализма и составьте список основных характеристик, отображаемых произведениями, принадлежащими каждому движению. Проанализируйте характеристики каждого движения в том виде, в каком они представлены в «Медном всаднике.«Подходит ли произведение к какому-либо одному движению, или оно содержит элементы из двух или всех трех движений? Сделайте презентацию в классе о своих выводах.
  • Изучите жизнь и историю трех автократических правителей России в любой период истории страны (царский или советский периоды). Самодержавие — это правительство, при котором один человек (в случае России, царь или советский лидер страны) имеет неограниченную власть над другими. Напишите эссе, сравнивая и противопоставляя их методы правления и жизни разных социальных классов под их правлением.Используйте свои выводы, чтобы проводить контрасты или сравнения с современным правительством в вашей собственной стране.
  • Изучите историю Санкт-Петербурга, Россия, от событий, приведших к его основанию в 1703 году, до наших дней. Напишите эссе (используя иллюстрации, если хотите) с подробным описанием некоторых событий и влияний, которые сформировали город.
  • Изучите наводнение 1824 года в Санкт-Петербурге, Россия, и наводнение 2005 года в Новом Орлеане, вызванное ураганом Катрина. Напишите отчет, в котором сравниваются и противопоставляются причины и следствия этих двух событий.Возможные области исследования могут включать социальные, политические, экономические, экологические аспекты и аспекты общественного здравоохранения. Включите в свой отчет любые меры, которые в настоящее время принимаются в обоих городах, чтобы попытаться предотвратить будущие наводнения, а также любые меры, которые, по вашему мнению, должны быть реализованы, но не выполняются.

Судьба Евгения символизирует жертву тысяч крестьян, призванных Петром на принудительные работы, погибших в здании города. Эта история крестьян-строителей прямо не рассказывается в «Медном всаднике.Вместо этого поэт показывает Петра, планирующего строительство будущей столицы Российской империи, а затем совершает прыжок во времени на сто лет, когда город уже построен. Это преднамеренное упущение важных событий — повествовательный прием, называемый многоточием. Однако история крестьян ярко представлена ​​в стихотворении в символической форме, изображенной судьбой Евгения. В отличие от грандиозного видения Петра, у Евгения простые желания: женитьба на любимой Параше, дом, дети и внуки.И все же он лишен исполнения этих желаний волевым актом Петра I, построившего город на подверженной наводнениям низменности. Петр хотел, чтобы город находился на этом месте, потому что он был стратегически важен как для остановки шведской экспансии в Балтийском регионе, так и для торговли и культурного обмена с Европой. По мнению Петра, Европа была более развита в коммерческом, технологическом и художественном отношении, чем Россия.

Уязвимость бедных и бессильных по сравнению с силой богатых и сильных

Пушкин ясно дает понять, что от наводнения больше всего страдают бедные жители города, такие как Евгений.В первой части «Медного всадника» он определяет смываемый мусор как подносы уличных торговцев, фрагменты хижин и «движимое имущество бледной бедности». Дома бедняков были деревянными, что делало их особенно уязвимыми для стихийных бедствий. Дом Параши полностью снесен, и его выбросило на остров за городом. Евгений делает жалкую попытку бросить вызов высокомерному видению Петра, угрожая статуе мертвого царя. Когда статуя, кажется, оживает и преследует Евгения по улицам, Евгений пугается этого королевского упрека за его дерзость.Он сходит с ума и кончает жизнь на пороге разрушенного дома своей возлюбленной. Таким образом, символически бедные и незначительные, вместе со своими желаниями и стремлениями, устрашаются сильными и подчиняются, прежде чем их сметают и забывают так же окончательно, как крестьяне, погибшие при строительстве города.

Поднимаясь вверх по социально-экономическому масштабу, купеческие дома среднего класса, более прочно построенные из камня, не пострадали от наводнения. Купец теряет свой товар, но есть шанс, что он может возместить свою потерю за счет соседа.На вершине социальной лестницы дома и памятники богатых и влиятельных людей, такие как скульптурные львы, величественные особняки и сам Медный всадник, остались нетронутыми после наводнения. Поэма противопоставляет стойкость абсолютной власти уязвимости простых людей и показывает, что это так же верно во время написания, как и в 1703 году, когда Петр основал город.

Конфликт между природой и цивилизацией

Вспомогательная тема в стихотворении — конфликт между природой и цивилизацией, представленный стихией воды реки и дождя и камнем города.Эта тема впервые представлена ​​во Введении, когда царь Петр I обращается к природе как к партнеру в своей грандиозной схеме: «По природе нам суждено / Прорезать окно в Европу». Это изображение берегов реки, облицованных гранитом по приказу царя Петра I. Царь Петр I наложил свою волю на природу, но природа сопротивляется. Река выходит за пределы созданных руками человека границ и затопляет город. Даже абсолютная светская власть, воплощенная в царях России, неэффективна против восстаний стихийных бедствий.Показано, что царь Александр I размышляет о том, что «цари не могут овладеть божественными стихиями».

Даже когда паводок утихает, Евгений просыпается от сна на набережной от звука «угрюмой волны… укоризненно / ворча и стуча по гладким ступенькам». Изображение предполагает, что сила реки только временно скрыта, но не побеждена даже могущественной волей царя Петра I. В то время как цивилизация в краткосрочной перспективе выиграла битву с природой, война продолжается. Таким образом, хотя стихотворение показывает относительную уязвимость бедных и бессильных, оно также подчеркивает хрупкость всех человеческих усилий, будь то усилия могущественного царя, такого как Петр I, или обычного человека, такого как Евгений.

Героическая или эпическая поэма

Героическая (также известная как эпическая) форма поэзии была популярна в русской литературе XVIII века. Он характеризуется возвышенным стилем языка и включает в себя главного героя воина или государственного деятеля, действия которого определяют судьбу империи. В России его обычно использовали для прославления царей и их генералов или чиновников. Пушкин использует героический образ во вступлении к «Медному всаднику», чтобы описать царя Петра I и его грандиозное видение строительства города Св.Петербург на болотах. Однако он отходит от героической традиции, сопоставляя героический или эпический режим с реалистическим, который используется для описания скромных поступков Евгения.

Русский романтизм

Русский романтизм зародился из сентиментализма восемнадцатого века примерно в 1815 году. Его ранними сторонниками были поэт, сказочник и переводчик Василий Андреевич Жуковский, в котором Пушкин оказал большое влияние, и поэт Константин Батюшков. .Романтизм достиг своего пика в 1820-х и 1830-х годах с такими писателями, как Михаил

Лермонтов, и к началу 1840-х годов был вытеснен реализмом в произведениях таких писателей, как Николай Гоголь (который, однако, в первую очередь классифицируется как романтик).

Пушкин принято относить к писателям-романтикам. Это правда, что он оказал влияние на русских писателей-романтиков, таких как Лермонтов, и что его произведения включают основные темы европейских писателей-романтиков. К ним относятся особая роль поэта, важность свободы от социальных и политических ограничений, ценность эмоций и субъективного опыта как средства к истине, а также интерес к народной литературе.Особым акцентом русского романтизма была националистическая гордость. Примеры романтических тем в «Медном всаднике» включают признание Пушкиным роли поэта графа Хвостова в увековечивании стихов о потопе; сочувствие, которое он проявляет к страданиям Евгения под тиранической волей Петра I; акцент на переживаниях Евгения, царя Александра и Петра I; гордость поэта за город Санкт-Петербург, за историю и достижения России. Аспекты романтической позиции, очевидные в «Медном всаднике», включают иронию и симпатию к оппозиции Евгения существующему порядку.

Тем не менее, стихотворение Пушкина также является примером классических добродетелей, таких как ясность, рациональность (представлены и почитаются точки зрения Петра I и Евгения) и умеренность, поскольку поэт не отождествляет себя с крайностями эмоций, но стоит в стороне от них и наблюдает это. Поэме, как и остальным произведениям Пушкина, также недостает страсти, порожденной моральной приверженностью, которая стала ассоциироваться с русским романтизмом и перешла в русский реализм.

Вместо того, чтобы относить Пушкина к категории писателей-романтиков, правильнее было бы назвать его прежде всего писателем-романтиком с сильными элементами классицизма и реализма.

Персонификация

На протяжении всего стихотворения персонифицирована река Нева (персонификация — литературный прием, в котором неодушевленному предмету приписываются атрибуты человека). Во Введении поэт утверждает, что при строительстве города река была облицована гранитом. Это представлено как «покорение стихий». Кажется, что вода возмущается своей «враждой и древним рабством», поскольку поэт умоляет ее забыть эту историю конфликта с Петром и не нарушать его «вечный сон» своей «пустой злостью».«Рабство» явно относится к прирученной реке, но русские читатели Пушкина также должны были иметь связь с порабощенными крестьянами-строителями города. В этом стихотворении исконные крестьянские обитатели местности представлены почти как часть пейзажа, как часть природы: их хижины «как черные пятнышки на мшистых заболоченных берегах» сливаются с окружающей природой. Таким образом, враждебность и память о рабстве, угрожающих покою Петра (и его городу), хранится у реки и, возможно, у тысяч мертвых крестьян-строителей.

Первоначально, в начале шторма, который вызовет наводнение, река Нева кажется на стороне города, изо всех сил пытаясь вытечь в море против ураганных ветров, дующих с Финского залива. Но когда его борьба оказывается тщетной, река становится «обезумевшей» и «бросается на город, как зверь». Здесь река олицетворяет враждебного и жестокого нападающего. Это подтверждается описанием наводнения как «Осада! Атаковать!» Затем поэт переходит к описанию волн наводнения как к хитрым ворам, которые лезут в дома через окна и крадут чужие вещи.Хотя этот образ, кажется, осуждает реку, впоследствии он изображается как избавитель от гнева Бога: «Люди взирают на гнев Божий / И ждут своей гибели». В явном виде не говорится, почему Бог гневается на город, но один из возможных ответов предлагает другой религиозный образ в стихотворении, описание Петра I как «Образ». Русское слово «Образ» — кумир , слово, которое обычно обозначает языческого идола. Хотя Пушкин не был религиозным в ортодоксальном смысле, он, возможно, предполагал, что Петр кощунственно (и вопреки законам природы) возвысил себя до божественного статуса в своем высокомерном акте основания города так близко к воде.

Однако было бы неверно заключить, что Пушкин осуждал создание города. Его песнь городу, начинающаяся словами «Я люблю тебя, творение Петра», детализирующая прекрасные виды и звуки Санкт-Петербурга, искренняя и искренняя. Вернее было бы предположить, что Пушкин, как и многие русские, имел двойственное отношение к городу. Он был в состоянии одновременно сохранять благодарность Петру за создание Санкт-Петербурга и чувство возмущения, проявленное против природы и тысяч крестьянских рабочих в процессе созидания.

Персонификация также используется в стихотворении для оживления Медного всадника, статуи Петра I, в персонажа, воплощающего его дух. Сцена, в которой статуя, кажется, оживает и преследует Евгения по улицам в отместку за его неповиновение, подчеркивает всемогущую природу царственной власти Петра, неустрашимой даже смертью.

Основание Санкт-Петербурга

Царь Петр I основал русский город Санкт-Петербург 27 мая 1703 года (по новому стилю) на земле, известной как Ингрия, отвоеванной у Швеции в начале Великой Отечественной войны. Северная война (1700-1721).Исторически Ингрия была заселена финскими народами, поэтому во введении к «Медному всаднику» упоминаются финны, жившие на месте будущего Петербурга.

История основания Санкт-Петербурга Петром I хорошо известна в России. Пользуясь своей прерогативой царя, он был призван на принудительные работы, установив квоту в 40 000 крестьян в год. Крестьяне выходили из домов и шли к месту под вооруженной охраной, часто на сотни миль. Они должны были предоставить свои собственные инструменты и пищу, и многие были скованы наручниками, чтобы предотвратить дезертирство.Они возвели город Петра из негостеприимных болот в суровых климатических условиях. Тысячи людей умерли от переохлаждения, голода и болезней, а это означает, что в любой год потери из-за смертности составят пятьдесят процентов, а общая численность рабочей силы составит 20 000 человек. Так, в России говорят, что Петербург основан на костях крестьян, которые его построили. В «Медном всаднике» судьба Евгения символизирует судьбу рабочих-крестьян, поскольку все они рассматриваются как жертвы самодержавной воли Петра I.

Цели Петра по строительству Петербурга были выполнены, как в истории, так и в стихотворении. Ко второй половине девятнадцатого века Санкт-Петербург был ведущим торговым портом и промышленным центром, что способствовало выводу России из средневекового государства. Поскольку Петр нанял величайших европейских архитекторов и спланировал город как единое целое, город является образцом городского планирования и славится своей красивой и впечатляющей архитектурой в стиле барокко.

Всемирный потоп 1824 года

Паводок в С.Петербург, о котором рассказывается в «Медном всаднике», произошел 19 ноября (по новому стилю) 1824 года. Он остается самым серьезным наводнением в истории города. Пушкин в то время находился в ссылке на юге России. Источником фактов наводнения был «Детальный исторический отчет о всех наводнениях, произошедших в Санкт-Петербурге » (1826 г.) В. Н. Берча, хранившийся у Пушкина в своей библиотеке. Оценки жертв наводнения 1824 года сильно различаются, но «Св. «Петербургское исследование по оценке воздействия на окружающую среду защитных барьеров от наводнений: резюме» приводит цифру более 300 человек.

Самодержавие в России

Петр I был в значительной степени ответственен за превращение России в автократическое государство. Он отменил старую Боярскую думу, или консультативный совет дворян, и заменил его сенатом, которому он поручил сбор налогов от своего имени. Он также отменил все остатки местного самоуправления и заставил всех дворян перейти на государственную службу. Этой автократической модели монархии следовали последующие цари России, и она преобладала во времена Пушкина. Две великие революции против самодержавия произошли в 1825 году (восстание декабристов) и русская революция 1917 года.Последняя революция отменила монархию и положила начало коммунистическому правлению в Советской России. Автократическое правление процветало при коммунизме, когда такие диктаторы, как Иосиф Сталин (1878–1953), установили почти полный контроль над обществом и централизовали основу власти. После распада Советского Союза в 1991 году рост многопартийной системы привел к децентрализации власти, хотя президент Владимир Путин, который пришел к власти в 1999 году, подвергался критике за то, что он повернул вспять этот процесс либерализации.

Восстание декабристов

Восстание декабристов произошло 26 декабря 1825 года (новый стиль). Поводом для восстания стало вступление на престол консерватора Николая I после того, как его старший брат Константин отказался от претензий на престолонаследие. Группа либеральных офицеров российской армии возглавила акцию протеста на Сенатской площади в Санкт-Петербурге, состоящую из трех тысяч солдат. Они отказались присягать новому царю, вместо этого потребовав конституцию. Царские войска легко подавили восстание.После этого судили двести восемьдесят девять декабристов. Пятеро были казнены, 31 заключен в тюрьму, остальные сосланы в Сибирь. Последующие поколения русских диссидентов считали их мучениками. Поскольку восстание произошло в декабре, восставших назвали декабристами. В 1925 году, к столетию восстания, Сенатская площадь была переименована в площадь Декабристов.

Пушкин не принимал непосредственного участия в восстании, поскольку находился в ссылке на юге России, хотя он понял, что был замешан, когда у декабристов были обнаружены копии его ранних политических стихов.Пушкин уничтожил все свои бумаги, которые он считал опасными, и избежал возмездия, позже заключив, что судьба выбрала его как единственного уцелевшего из лучших надежд своего поколения. Однако всю оставшуюся жизнь за Николаем I внимательно следили за Пушкиным, а его произведения подвергались цензуре.

СРАВНИТЬ И КОНТРАСТ

  • 1830-е годы: Царь Николай I (годы правления 1825-1855) известен как один из самых самодержавных русских монархов. После восстания декабристов Николай усиливает контроль над образованием и издательской деятельностью и управляет эффективной сетью шпионов и информаторов против своего народа.

    Сегодня: В 2004 году президент России Владимир Путин встревожил некоторых международных наблюдателей, усилив контроль президента над парламентом, гражданским обществом и региональными властями.

  • 1830s: Царь Николай I подвергает цензуре литературные произведения, в том числе «Медный всадник» Пушкина, и внимательно следит за его автором.

    Сегодня: Международное сообщество обеспокоено нераскрытыми убийствами российских журналистов, многие из которых, как известно, критикуют президента Владимира Путина и его режим.

  • 1830-е: Ежегодные наводнения в Санкт-Петербурге достаточно серьезны, чтобы затопить улицы и подвалы в низинных районах города.

    Сегодня: В Санкт-Петербурге продолжается наводнение, которое, похоже, становится все более частым. Комплекс сооружений по предотвращению наводнений в Санкт-Петербурге (также известный как Санкт-Петербургская плотина) находится в стадии строительства, чтобы попытаться предотвратить серьезные наводнения в будущем. Президент Владимир Путин поставил цель завершить строительство плотины к 2008 году.

Восстание декабристов оказало глубокое влияние на русскую романтическую литературу. Русские писатели, такие как драматург Александр Грибоедов и поэт и писатель Михаил Лермонтов, стали считать себя противниками существующего строя. Пушкин делает сильно завуалированную ссылку на восстание декабристов во второй части «Медного всадника», когда он начинает рассказ Евгения через год после ноябрьского наводнения 1824 года, осенью 1825 года. Последнее злобное, но бесполезное столкновение со статуей Петра I («Ну ладно, чудотворец, погоди!») произошло незадолго до восстания декабристов.Это добавляет особого пафоса телу Евгения, вскоре обнаруженному на пороге разрушенного дома Параши: он становится символом павших декабристов. Тот факт, что его тело было найдено и захоронено на острове за пределами Санкт-Петербурга, является символической ссылкой на ссылку, ставшую судьбой многих писателей (включая Пушкина) и интеллигенции как в царской, так и в советской России.

Статуя Фальконе

Конная статуя Петра I, стоящая на площади Декабристов (бывшая Сенатская площадь) в Санкт-Петербурге.Петербург построен французским скульптором Этьеном Морисом Фальконе (1716-1791) и был заказан царицей Екатериной II (Екатерина Великая, правила 1762-1796 гг.) В память о ее королевском предшественнике. Статуя обращена на запад, в направлении Европы, символизируя решимость Петра вестернизировать русскую культуру и технологии. Статуя стала известна как Медный всадник по поэме Пушкина и является символом города точно так же, как Статуя Свободы является символом Нью-Йорка.

Адам Мицкевич

По словам Эндрю Кана в «Медном всаднике» Пушкина , Пушкин указал в сноске к стихотворению, что его описание статуи Петра I является ответом на произведение польского поэта-романтика Адама Мицкевича (1798-1855). Произведение представляет собой стихотворную драму Мицкевича « Канун Праотца », в которой рассказывается о путешествиях повествователя в Санкт-Петербург и его философских размышлениях о столице. «Он размышляет о том, что произойдет со статуей, которую он называет« каскадом тирании », когда теплое солнце свободы начнет сиять над российским обществом.Рассказчик видит в городе прихоть аристократа, а не органический продукт русской культуры, и как символ нечеловеческого качества жизни в России.

Хотя Пушкин считается самым влиятельным русским писателем начала XIX века, его произведения редко читают за пределами России, в основном потому, что трудно передать силу и музыку его стихов в английском переводе. Тем не менее, в России и за рубежом «Медный всадник» обычно считается одним из величайших произведений Пушкина, уступая только его стихотворному роману « Евгений Онегин» .

Одним из первых читателей «Медного всадника» был цензор Пушкина, царь Николай I. Николай возражал против изображения Пушкиным своего царского предшественника Петра I. Он настаивал на том, что статуя упоминается как «Образ», языческого идола. , удалить. Он возражал против отрывка о закате Москвы и хотел положить конец решающему финальному противостоянию между Евгением и статуей. Пушкин отказался от сокращений и отказал в публикации. Стихотворение было опубликовано в подвергнутой цензуре (цензуре) форме, с изменениями, в значительной степени соответствующими просьбам царя, в 1841 году, через четыре года после смерти Пушкина.Сокращения сильно исказили смысл стихотворения. Эта версия легла в основу ее критического восприятия на протяжении девятнадцатого века. Во многих изданиях, опубликованных после 1841 года, также есть версии, которые в некоторой степени подверглись цензуре, и только после издания Павла Щеголева 1924 года текст был реконструирован, как задумал Пушкин. Обнаружение нового материала и вариантов стихотворения среди рукописей Пушкина привело к публикации максимально точной версии в редакции Н. Измайлова 1978 года.

Популярность стихотворения возросла благодаря этим попыткам восстановить его целостность. Его почти не замечали до 1870-х годов, хотя уже в 1832 году сам Пушкин был провозглашен «русским народным поэтом» другим известным русским писателем, Николаем Гоголем, в его эссе «Несколько слов о Пушкине». В своем эссе (перепечатано в «Русской литературе за три квартала » ) Гоголь пишет: «В нем заключено все богатство, сила и многогранность нашего языка». Влиятельный критик Виссарион Г.Белинский (1811-1848), используя цензурированную версию стихотворения, подчеркивает во Введении позитивное изображение царя Петра I. Действительно, согласно Эндрю Кану в «Медном всаднике» года Пушкина, в году Белинский видит «в прославлении петровского сотворения аргумент, что практические цели (вестернизация) оправдывают политические средства (тиранию)». Далее Белински пишет о стихотворении: «Кротко в глубине души мы признаем победу генерала над индивидуумом, не теряя сочувствия к страданиям этого человека.

Леонид Гроссман (цитируется Каном) в своей биографии 1939 года под названием Пушкин продолжил традицию интерпретации стихотворения в пропетровской манере. В языке, напоминающем современные хвалебные речи тогдашнего российского лидера Иосифа Сталина, Гроссман обращает внимание на «могучую творческую энергию характера Петра».

В статье 1992 года для журнала Partisan Review Джон Бейли отмечает, что Пушкин «видел насквозь» авторитет «и все же был очарован им, а в некотором смысле восхищался.Он добавляет, что это стихотворение является таким же прославлением Петра I, «как и криком жалости и протеста снизу, для маленького человека, который только хочет жениться на своей возлюбленной и жить тихой жизнью». Бейли отмечает, что эта амбивалентность стала характерной чертой русского реализма на примере таких писателей, как Гоголь, Достоевский и Толстой.

Петр I. Барта в своем эссе « Reference Guide to World Literature » 1995 года обращает внимание на роль стихотворения в создании мифа о св.Петербург. Барта подчеркивает двусмысленность в подходе поэта к городу, который, по мнению Барты, определяется дихотомиями: «Европейское великолепие и русская бедность; городская цивилизация и неподходящие климатические условия »; и «фантастический город, в котором человеческие чаяния сводятся на нет». Александра Смит отмечает в книге «Двести лет Пушкина», том II: «Александр Пушкин: миф и памятник », что сам Пушкин относился к городу неоднозначно. Хотя он решил поселиться там после женитьбы, когда он получил известие о наводнении в 1824 году, он написал своему брату, что это «как раз то, что нужно для проклятого Петербурга».”

Поэма продолжает привлекать к себе похвалу и внимание критиков, причем многие критики обращают внимание на элементы стихотворения, связанные с психологическим интересом и иронией.

Клэр Робинсон

Робинсон имеет степень магистра английского языка. Она в прошлом учитель английской литературы и творческого письма, а в настоящее время является писателем и редактором-фрилансером. В следующем эссе Робинсон исследует, как Пушкин использует героический и реалистичный приемы, чтобы прокомментировать действия и персонажей «Медного всадника».»

В« Медном всаднике »Пушкин использует два различных режима: героический и реалистический. В русской литературе XVIII века преобладал героический (иначе известный как эпос) уклад. Он характеризуется возвышенным стилем языка и включает в себя главного героя воина или государственного деятеля, действия которого определяют судьбу империи. В России его обычно использовали для прославления царей и их генералов или чиновников. Пушкин использует героический образ во Вступлении к «Медному всаднику», чтобы описать Петра I и его великий план.Петр I описывается как «полный высоких мыслей», направленных на укрепление стратегических позиций России. Затем поэт переходит к одическому стилю (часто используется в героических стихах), восхваляя город: «Я люблю тебя, творение Петра». В конце Введения поэт обращается к городу как в молитве: «Хвастайся своей красотой, Петр / Город, и стой непоколебимо, как Россия».

В отличие от своих предшественников, Пушкин не довольствовался героическим укладом. Он сочетает героическое с реалистичным.Реалистичный режим, представленный в части 1, используется для описания скромного клерка Евгения и его действий. Стиль очень отличается от того, который Пушкин использует для описания Петра I и его действий: он повседневный, разговорный, обыденный. Он как бы болтает с читателем пишет: «Этим именем назовем / нашего героя. Это приятно, и / уже давно мне по душе ». С кривым юмором он описывает приземленный, незамеченный и повседневный характер существования Евгения: он «работает / Где-то, избегает тропы знаменитых, скорбит / Ни мертвых родственников, ни забытого прошлого.Все эти факты контрастируют с жизнями великих людей, таких как царь Петр и царь Александр, действия которых далеко не анонимны и затрагивают множество людей, и которые черпают свою силу в древних родословных (мертвые родственники и прошлое).

Затем Пушкин соединяет героическое и реалистическое, и результат оказывается явным. Реалистично описав наводнение, он знакомит царя Александра с напоминанием о героическом образе: «покойный царь во славе». Однако все, что может славный царь, — это стоять на своем балконе вдали от людей и с грустью размышлять о катастрофе.Он справедливо заключает, что «цари не могут овладеть / божественными стихиями». Вся имперская власть в мире неэффективна против действий природы. Что касается Петра, которого в этом месте стихотворения символизирует его статуя, он лишь отворачивается от страданий Евгения и его соотечественников: «Он повернулся спиной / К нему в непоколебимой величии». Он сохраняет свой властный жест, протягивая руку для командования, но у него нет власти, чтобы командовать стихиями. Таким образом, Пушкин подрывает традиционный героический стиль реалистическим.

Один из способов, которым Пушкин подрывает героическое, — это использование иронических параллелей: он отражает героическое событие или жест с явно негероическим аналогом таким образом, чтобы последний комментировал первое. Такие параллели включают темы и изображения.

ЧТО Я ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ?

  • «Собрание рассказов » («Библиотека обывателя», 1999 г.) Александра Пушкина представляет наиболее уважаемые и доступные прозаические произведения Пушкина, в том числе «Сказки покойного Ивана Петровича Белкина», «Капитанская дочка» и « Пиковая дама.Написанные в его ясном, сдержанном стиле, эти рассказы охватывают романтические, меланхолические, юмористические и психологические темы.
  • Собрание сказок Николая Гоголя (2003), написанное Н. В. Гоголем в переводе Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской, предлагает самые известные рассказы Гоголя, действие которых происходит на Украине и в Санкт-Петербурге. Гоголь был известным русским писателем, на которого оказал влияние Пушкин. Элементы, которые объединяют эти произведения с «Медным всадником» Пушкина, — это сверхъестественная тайна и симпатия к обыкновенному человеку, хотя переживания обычных людей Гоголя пронизаны экстраординарным.
  • Лорд Байрон: Основные произведения (2000) Джорджа Гордона Байрона под редакцией Джерома Дж. МакГанна содержит основные стихи и прозу английского писателя-романтика. Байрон оказал на Пушкина значительное влияние с точки зрения иронического стиля и бунтарского, отчужденного отношения. Читатели, плохо знакомые с Байроном, могут начать с повествовательных стихов «Паломничество Чайльда Гарольда» или «Дон Хуан».
  • Санкт-Петербург: история культуры (1997) Соломона Волкова предлагает увлекательный обзор писателей, художников и композиторов, которые внесли свой вклад в культурную эволюцию Санкт-Петербурга.Петербург от его основания в 1703 году до наших дней. Среди известных личностей — писатели Достоевский, Гоголь и Анна Ахматова; композиторы Петр Ильич Чайковский, Модест Петрович Мусоргский, Николай Андреевич Римский-Корсаков, Дмитрий Шостакович, Александр Порфирьевич Бородин.
  • В фильме Солнечный свет в полночь: Санкт-Петербург и подъем современной России (2002) У. Брюс Линкольн прослеживает историю возникновения города, затем изображает великолепные здания царей восемнадцатого века, за которыми следует восхождение промышленные трущобы, разочарование, насилие, интеллектуальное брожение и революция.Линкольн также рассказывает о героизме 900 дней осады города во время Второй мировой войны.

Пример параллельной темы — это мечта. И у Петра I, и у Евгения есть мечта. Петр мечтает основать великий город, который остановит шведов и станет окном России в Европу; Евгений мечтает о спокойной жизни в скромном доме с Парашей и их детьми. Контраст между двумя снами разительный. Хотя на первый взгляд может показаться, что мечта Петра будет самой сложной для исполнения, оказывается, это самая основная и амбициозная мечта Евгения, которая оказывается невыполнимой.Несбывшуюся мечту Евгения сметает сбывшаяся мечта Петра. Петр строит свой город на пойме, и наводнение разрушает любимую Евгению, а косвенно и всю его жизнь. После наводнения мечта Евгения о жизни с Парашей превращается в отчаянную мысль о том, что вся жизнь — это «не что иное, как пустой сон, небесная шутка».

Примером параллельного изображения является конная статуя, две версии которой присутствуют в стихотворении. Первый — это бронзовый всадник, статуя Петра I, стоящая на Сенатской площади.Эта статуя упоминается в стихотворении как «Образ», напоминающая почитаемого идола. Статуя изображает Петра с протянутой рукой в ​​повелительном жесте, как бы повелевающем, богоподобно, о создании Санкт-Петербурга. Его лошадь встает на дыбы под действием «железного бордюра» Питера, резкого укуса, который может причинить лошади боль при нечувствительном обращении и может заставить ее встать, чтобы избежать давления на ее пасть. Пушкин проводит аналогию прямо: это действие уподобляется тому, как Петр своей неукротимой волей «воздвиг Россию».Это акт насилия и тиранической власти. Более того, конь встает «на краю пропасти», поскольку статуя стоит на огромной скале, напоминающей обрыв. Это свидетельствует об огромном риске, который Петр взял на себя, строя свой город на болотистой местности, подверженной наводнениям, — упражнение, которое на современном языке можно было бы назвать балансированием на грани . Статуя демонстрирует высшую уверенность, присущую абсолютной власти, которой пользовался Петр. Это божественная сила, распространяющаяся на жизнь и смерть граждан Св.Петербург, как показывает судьба Евгения.

Ироничный аналог конной статуи — статуя льва, на которой Евгений садится, спасаясь от наводнения. Душевное состояние Евгения и его физическая позиция прямо противоположны Петру: где Петр уверен, Евгений напуган; где Петр смотрит вдаль, «Полный высоких мыслей», Евгений смотрит вдаль, пытаясь разглядеть дом Параши; где Петр командует протянутой рукой, Евгений скрещивает руки в оборонительной позе.Даже лев приобретает иронический тон: это лев-хранитель, но его опека избирательна: в то время как особняк, за которым он стоит, выдерживает наводнение, дом Параши и имущество городских бедняков сметены. Контраст между двумя изображениями всадников — между имперской властью и беспомощностью Евгения, хотя большая ирония заключается в том, что имперская власть так же беспомощна, как скромный клерк перед лицом сил природы. Имперская власть, сталкиваясь с чем-то, что не может контролировать, просто принимает безразличное отношение, что символизируется изображением статуи Петра, повернутой спиной к Евгению.Хотя имперская власть неэффективна в оказании помощи простым людям, она также «непоколебима».

В подтверждение этой идеи непримиримости власти во Введении проводится подразумеваемая аналогия между Петром I и Богом как творцом. Петр упоминается не по имени, а только почтительно: « х », напоминая ветхозаветный запрет на упоминание имени Бога. Строительство города Петром отражает создание вселенной, как описано в библейской Книге Бытия, в которой Бог сначала создает свет из тьмы.Место, на котором Петр строит Санкт-Петербург, описывается образами первозданной тьмы: даже лес, место «мрака», «никогда не посещается лучами / окутанного туманом солнца». Напротив, поэт характеризует построенный город как место света. Он описывает белые ночи, во время которых он может читать и писать без лампы; улицы «ярко светятся», «Адмиралтейский шпиль / Сияет», девушки с яркими лицами едут на санях по замерзшей реке, шары полны «искры» и голубое пламя горящего удара.

Эффект от этого уподобления Петра I Богу заключается в том, чтобы предположить, что его воля не меньше, чем историческая судьба России, и подтвердить его заявление о том, что «нам суждено / прорубить окно в Европу». И снова в изображении окна предлагается привнесение света (Европа в то время считалась более высокой цивилизацией, чем Россия) в Россию, погруженную в средневековую тьму.

Хотя Петр получает свое окно в Европу, он не может изгнать силы природы, символизируемые тьмой.Героические устремления Петра противопоставляются реальным силам природы. Как показано в стихотворении царь Александр, цари не имеют власти над стихиями, которые столь же «божественны», как всемогущественная воля Петра. Потоп угрожает творению Петра: описывается, что он произошел ночью в «затемненном Петрограде». Когда Евгений понимает, что дом Параши смыл наводнением, за этим моментом следует описание ночной тьмы, обрушившейся на город, и людей, обсуждающих ужасы катастрофы.С рассветом приходит очевидное восстановление порядка Петра, и никаких следов бедствия не остается. На самом деле, однако, ночные потери не исчезли, а просто были «покрыты пурпурным плащом», плащом имперской власти и воли.

Стихии природы временно подавлены, но не побеждены, как день побеждает ночь. Природа и цивилизация, как тьма и свет, простые люди и их правители, реалистическое и героическое, суждено сосуществовать в пушкинской России, иногда в условиях непростого перемирия, а иногда в условиях открытого конфликта.

Источник: Клэр Робинсон, Критический очерк о «Медном всаднике», в Поэзия для студентов , Гейл, Cengage Learning, 2008.

Катарина Таймер Непомнящий

В следующем отрывке «Непомнящий» утверждает, что «Пушкинский» «Медный всадник» находился под сильным влиянием рассказа Вашингтона Ирвинга «Легенда о Сонной лощине».

… И Евгений, и Икабод в параллельных отрывках, в которых они развивают свои видения будущего супружеского счастья, раскрывают свою силу воображения.А размышления Евгения («Женица? Ну… за чем же нет?…» [Жениться? Ну… почему бы и нет?…]), В которых он предвидит ход своей жизни до гроба, подчеркнуто прозаичны. , этот отрывок предваряется репликой «я размечталась как поэт» (и, как поэт, задумался), предостерегающей нас не отказываться от его способности мечтать слишком легко. В соответствующем отрывке из «Легенды о Сонной Лощине» Икабод показывает себя неугомонным янки, его сердце больше привязано к щедрости, которую представляет Катрина, чем к самой молодой женщине.Он путает Катрину с имуществом, принадлежащим ее отцу, и мечтает о ликвидации этих владений, превращении этого места в движимое имущество, раскрывая свое плодородное воображение, как земля, которую он жаждет:

Мечты Евгения и Икабода, конечно же, сбываются. ничего, побежденные конкурирующими видениями своих более могущественных соперников.

В этом контексте я хотел бы, наконец, указать на то, что, на мой взгляд, является наиболее значительным совпадением произведений Пушкина и Ирвинга: природа и функция «сверхъестественных» всадников.В обоих случаях фигура представляет собой вторжение прошлого в настоящее. Более того, Безголовый гессен, как статуя Фальконе Петра Великого, олицетворяет исторический момент революционных социальных потрясений, последствия которых формируют современную жизнь, точно так же, как петровская «революция» создала не только физическую обстановку, но и социальный контекст, который определяет печальный путь жизни и кончины Евгения. Таким образом, противостояние между Ихабодом и Всадником без головы, с одной стороны, и между Евгением и Петром, с другой, представляет собой столкновение исторических сил, которое, несмотря на внешность, оставляет «победителя» и его «победу» в этически и даже онтологически и эстетически неоднозначная позиция.

… Нам следовало бы подражать критикам Ирвинга, предполагая, что преобладающие социально-политические, исторические и даже религиозные прочтения «Медного всадника », возможно, еще не исчерпывают интерпретационные возможности стихотворения. В другом месте я утверждал, что в стихотворении Пушкина достаточно доказательств того, что Евгения можно читать как поэта. Я не буду повторять здесь этот аргумент, а просто кратко приведу доказательства, которые, как мне кажется, подтверждают мнение, согласно которому Евгений рассматривается как «писатель», попавший в ту же сеть ограничений, которые обусловили литературные устремления самого Пушкина.Посмотрев любое количество ученых на «Медный всадник », я не предлагаю читать Евгения «автобиографически» (хотя автобиографические параллели между Пушкиным и его главным героем подтверждают мой аргумент). Евгений «есть» Пушкин не больше, чем комично нелепый Икабод Крейн «есть» Вашингтон Ирвинг. Скорее, я предполагаю, что Пушкин поставил Евгения в ситуацию, которая, несомненно, резонировала с его собственным литературным контекстом.

В этом отношении мы должны прежде всего признать, что противостояние Евгения и царя, самодержца и подданного составляет по крайней мере в той же степени проблему писателя , то есть определенно определяющее состояние литературной культуры пушкинских дней, как и она. делает чисто политический вопрос.Собственные мучительные отношения Пушкина с царем слишком хорошо задокументированы, чтобы требовать здесь пересмотра, за исключением того, чтобы вспомнить, в какой степени они повлияли на литературные судьбы Пушкина. В этом отношении модель «Медный всадник » представляет собой характерный тому пример. Пушкин рассчитывал на прибыль от продажи произведений, которые он надеялся произвести в Болдино осенью 1833 года, чтобы облегчить свое когда-либо шаткое финансовое положение, о чем свидетельствует письмо, которое он написал царю 30 июля того же года с просьбой о разрешении на поездку. отсутствовал в столице:

Последние два года я занимался исключительно историческими исследованиями, не написав ни одной строчки чисто литературной.Я должен провести месяц или два в полной изоляции, чтобы отдохнуть от моих очень важных занятий и закончить книгу, которую я начал много лет назад и которая принесет мне необходимые деньги. Мне самому жаль, что я трачу время на напрасные занятия, но что мне делать? Только они приносят мне независимость и средства к жизни с семьей в Петербурге, где мои труды, благодаря государю, имеют более важную и полезную цель.

Принципиальные возражения Николая I против публикации Медного всадника разбили надежды Пушкина.Таким образом, в то время как Ирвинг сетовал на отсутствие аристократического покровительства искусства, оставшегося во власти растущей коммерциализации американской литературы, Пушкин, по сути, оказался между этими двумя мирами: своей зависимостью от царя (пережиток старой покровительственной системы) и его потребность жить, прежде всего, за счет собственных произведений в условиях культурной экономики, которая предпочитала прозаику «джентльменским поэтам». Более того, отвращение Пушкина к «отребью» читающей публики, которое наиболее ярко выражено в таких произведениях, как его «Разговор книготорговца с поэтом», нашло отражение и в «Медный всадник» .Если рассматривать Евгения как представителя «народа», то тем более неприятным выглядит бездушное безразличие петербургского народ к его судьбе, особенно настойчивость Пушкина на его меркантильном характере:

… (И порядок был снова восстановлен. / С холодным бесчувствием / Толпы ходили по улицам / Так недавно были освобождены водами. / Вылезая из своих ночных убежищ / Чиновники поспешили на работу. / Бесстрашный торговец, не отчаивающийся, / Открыл свой разграбленный погреб / И подсчитал свои тяжелые потери / За что планировал отомстить.)

В конечном итоге Евгений — это «писатель», писарь, который «служит» ( служит ) государству за деньги, печальное поражение для отпрыска дворянского рода, некогда «светившего под Карамзиным». перо »( под пером Карамзина прозвучало ) и грустный комментарий о том, что писатель унижается не только перед публикой, но и перед государством за его средства к существованию.

Обратимся к решающему противостоянию Евгения и статуи.Прежде всего, отметим, что вызов Евгения статуе — «Добро, строитель чудотворный! … Ужо тебе! » (Погодите, гордый чудотворец!) — представляет собой единственный случай прямой речи в стихотворении, и его слова специально обращены к Петру Великому как чудесному строителю города, задающему, осмелюсь сказать, творческую задачу. . Ответ «Медного всадника» на вызов Евгения можно интерпретировать двумя способами: либо статуя действительно оживает, либо событие происходит только в воображении Евгения.Я бы сказал, однако, что последнее, «натуралистическое» объяснение дает более богатое прочтение стихотворения. Если статуя оживает только в сознании Евгения, то бедный клерк становится суррогатом поэта, который не только вызывает реакцию у доселе бесстрастной статуи, но по сути «переписывает» Петра в готическом стиле, «вытесняя» статую из материальной реальности. в царство фантазии поэта. Таким образом, может показаться, что поэма представляет нам два симметричных творческих акта — Петра в начале и Евгения в конце, сопоставление которых предполагает способ бытия писателя в автократическом государстве.Таким образом, как предполагает Пушкин, творческое воображение может уступить место политической реальности в исторической плоскости — город Петра будет стоять еще долго после того, как пройдет мимолетное мгновение поэтического вдохновения Евгения. Но в то же время художественный акт — какими бы нематериальными ни были его плоды — обладает способностью трансформировать, «вытеснять» материю исторического мира. В противоборстве поэта и царя поэт побеждает в невидимом пространстве разума.

Позвольте мне в заключение повторить, что неудивительно, что и Пушкин, и Ирвинг обращаются в своих самых устойчивых произведениях к силам, которые сформировали и ограничили их собственную писательскую карьеру, стоявшую у истоков возникновения их национальных литератур на мировом рынке. мировая сцена, преследуемая призраком непреодолимого наследия западноевропейского культурного прошлого.Очевидно, что угрозы, исходящие от литературы со стороны их соответствующих культур, были разными, как щедро продемонстрировала история. Столь же ясно, что Пушкин знает Америку и его отношение к новой демократии, как он выразился через несколько лет после завершения «Медный всадник» , и незадолго до своей смерти, смешивал неохотное восхищение с явной враждебностью. Тем не менее в Ирвинге, казалось бы, он нашел родственную душу или, что более важно, товарища-писателя, пойманного, как и он сам, в болезнях роста молодой литературной культуры, которой он, как и Пушкин после него, давал непреходящие форма через его работы.

Источник: Катарина Теймер Непомнящий, «Медный всадник Пушкина» и «Легенда о Сонной лощине» Ирвинга: любопытный случай культурного перекрестного оплодотворения », в Slavic Review , Vol. 58, No. 2, Summer 1999, pp. 337-51.

Барта, Петр I., «Медный всадник: обзор», в справочнике по мировой литературе , 2-е издание, под редакцией Лесли Хендерсона, St. James Press, 1995.

Бейли, Джон, «Рассказы Пушкина. »В Partisan Review , Vol.59, No. 2, Spring 1992, pp. 197-215.

Гоголь, Николай, «Несколько слов о Пушкине», в «Русская литература за три квартала» , Vol. 10, 1974, с. 180-83.

Гуче, Джордж Дж., «Александр Сергеевич Пушкин», в Словаре литературной биографии , том 205: Русская литература в эпоху Пушкина и Гоголя: Поэзия и драма , под редакцией Кристины А. Райдел, The Gale Group, 1999, стр. 243-80.

Кан, Андрей, «Медный всадник» Пушкина, Bristol Classical Press, 2006, стр.9-11, 99-100.

NEDECO, Исследование воздействия на окружающую среду барьера для защиты от наводнений в Санкт-Петербурге Краткое изложение , 16 августа 2002 г., стр. 1-2.

Пушкин, Александр, «Медный всадник», в Медный всадник и другие стихотворения , перевод с предисловием Д. М. Томаса, Penguin Books, 1982, стр. 247-57.

Смит, Александра, «Возвращение к имперскому образу Санкт-Петербурга Пушкина», в книге « 200 лет Пушкина», том II: Александр Пушкин: миф и памятник , под редакцией Роберта Рида и Джо Эндрю, «Родопы», 2003, стр.117-38.

Файнштейн, Элейн, Пушкин: биография , Ecco, 2000.

Эта книга британского поэта и писателя — одна из наиболее читаемых биографий Пушкина, в которой подробно описывается его бурная личная жизнь, любовные связи и события. это привело к дуэли, в которой он погиб.

Гор, Ал, Неудобная правда: планетарная чрезвычайная ситуация глобального потепления и что мы можем с этим сделать , Rodale Books, 2006.

Многие климатологи считают, что стихийные бедствия, такие как ураганы, наводнения и засухи увеличиваются из-за избытка углекислого газа в атмосфере, вызванного сжиганием человеком ископаемых видов топлива, явлением, известным как глобальное потепление.Книга Гора (и его одноименный фильм) объединяет научные доказательства антропогенного изменения климата в легко понятной форме и предлагает практические решения проблемы.

Кан, Эндрю, изд., Кембриджский компаньон Пушкина , Cambridge University Press, 2007.

Эта книга представляет собой сборник эссе ведущих ученых, обсуждающих творчество Пушкина в политическом, литературном, социальном и интеллектуальном аспектах. контексты.

Мэсси, Сюзанна, Земля Жар-птицы: Красота Древней Руси , Саймон и Шустер, 1980.

Эта популярная и тщательно исследованная книга предоставляет доступный и увлекательный обзор истории и культуры России с 987 по 1917 год. Она стала оригинальным текстом для всех, кто хочет понять русский народ и народ.

Маккуэйд, Джон и Марк Шлейфштейн, Путь разрушения: разрушение Нового Орлеана и приближающаяся эра супер-бурь , Литтл, Браун, 2006.

В 2005 году Соединенные Штаты пережили собственное катастрофическое наводнение. наравне с St.Петербургское наводнение 1824 года. В этой книге исследуются события, приведшие к урагану Катрина и последующему наводнению Нового Орлеана, и показано, как серия ошибок за 300 лет завершилась этой предотвратимой катастрофой.

Швидковский, Дмитрий О., Санкт-Петербург: Архитектура царей , с фотографиями Александра Орлова, перевод Джона Гудмана, Abbeville Press, 1996.

Ни одно исследование Санкт-Петербурга не будет полным без исследования архитектуры, и лучший способ добиться этого при отсутствии личного визита — это изучить эту книгу о зданиях, построенных царями со времен Петра I.Текст информативен, а роскошные фотографии отдают должное красоте и гармонии этого запланированного города.

Биография Александра Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин родился 26 мая 1799 года в Москве в дворянской семье (отец — майор в отставке).

В тот же день родилась внучка императора. Таким образом, весь день был слышен бой курантов по всему городу. Так, по случайному стечению обстоятельств день рождения русского гения ознаменовался народным ликованием.Символично и место его рождения — Москва — сердце России, русская жизнь.

Будущий поэт крестился 8 мая в честь Святого Александра, Константинопольский Патриарх, в семье Пушкина, Сергея Львовича и Надежды Осиповны, дальними родственниками-троюродными братьями.

Эта семья (кроме Александра были еще Ольга и Лев) принадлежала к наиболее образованной части московского общества.

В их доме собралось много поэтов, музыкантов, художников.В поведении Пушкина принимали участие французские гувернантки, его бабушка Мария Алексеевна и известная няня Арина Родионовна. Юный поэт также имел доступ к библиотеке своего дяди. Все это повлияло на Пушкина и сформировало его душу. Свои первые стихи он написал на французском языке, так в лицее его звали «француз».

В 1811 году его выбрали в число тридцати учеников первого класса лицея в Царском Селе. Программа лицея была довольно обширной, но недостаточно продуманной.Ученики были подготовлены к высокой государственной карьере и имели права окончивших университет.

Небольшое количество учеников, то обстоятельство, что большинство профессоров были молодыми, Гуманность их педагогических идей, Дух чести и дружбы создали особую атмосферу в лицее. Лицейскую дружбу Пушкин хранил всю жизнь. Учащиеся лицея выпускали собственные журналы и уделяли большое внимание литературному творчеству.«Я начал писать с тринадцати лет, одновременно — публиковать его произведения», — вспоминал позже Пушкин. Вскоре он не только стал неофициальным лауреатом лицея, но и нашел широкую аудиторию и признание. Впервые он был опубликован в журнале «Вестник Европы» в 1814 году. В 1815 году его стихотворение «Воспоминания в Царском Селе» встретило одобрение великого поэта XVIII века Державина на публичных экзаменах в лицее.

После окончания лицея приехал в имение матери.Прошло два года, и он снова приехал сюда, чтобы отдохнуть после тяжелой болезни. Вскоре после окончания лицея он получил синекуру в Коллегиях иностранных дел в Петербурге. Следующие три года он провел в основном в беззаботной погоне за удовольствиями. Его тепло приняли в литературных кругах; в кругах гвардейских любителей вина, женщин и песен; и в группах, где политические либералы рассматривают «революционные» стихи, его оды «Свобода», «Деревня» и ряд стихов об Александре I и его министре Аракчееве.

В это же время он работал над своим первым масштабным произведением «Руслан и Людмила». Идеи гражданской свободы и политического рационализма, витавшие в то время в воздухе, нашли отражение в стихах Пушкина и в поведении молодого поэта. «Пушкина надо сослать в Сибирь! Он залил Россию скандальными стихами! Его читает вся молодежь!» — таково было решение русского царя. Благодаря друзьям Пушкин был сослан на Юг. Так, в апреле 1820 года его политические стихи привели к допросу петербургского генерал-губернатора, а затем к ссылке в Южную Россию под видом административного перевода на службу.Пушкин выехал из Петербурга в Екатеринослав 6 мая 1820 г. Вскоре по приезду он путешествовал по Кавказу и Крыму с семьей генерала Раевского. Почти за три года в Кишиневе Пушкин написал свои первые байронические стихотворные сказки «Кавказский пленник» (1820-1821), «Братья-разбойники» (1821-1823). Он также написал «Гаврилиаду» (1821), легкий подход к Благовещению, и начал свой роман в стихах «Евгений Онегин» (1823-1831).

«Наш Псков стоит Сибири! Такой страстный человек просто не мог здесь оставаться!» — беспокоились о нем его близкие друзья.

Они были очень огорчены его пребыванием в изгнании. В Михайловском Пушкин находился под двойным надзором, как гражданским, так и духовным, к тому же его выкупили собственные родители. Все это раздражало чуткую душу Пушкина. Он даже придумал планы побега и попросил поменять место ссылки на какой-нибудь замок. По крайней мере, Пушкин, подбадриваемый друзьями, отказался от этой идеи и смирился. Чуть позже он написал: «Я в лучшем положении, чтобы закончить свой роман в стихах… »(« Евгений Онегин »). Молодой Александр Пушкин познакомился с семьей Прасковьи Осиповой летом 1817 года. Во время ссылки в Михайловском Пушкин часто бывал в Тригорском. После ссоры с отцом оно стало единственным местом, где поэт мог обрести душевный покой. Друзья и соседи Пушкина в Тригорском относились к молодому поэту с огромной симпатией. Личные контакты с друзьями и соседями, наблюдение за их повседневной жизнью подпитывали его творческое воображение, давали ему «краски и материалы для творчества». его фантазии, столь естественные, правдивые, гармонирующие с прозой и поэзией деревенской жизни России »(А.И. Тургенев). Роман в стихах «Евгений Онегин», половина которого написана в Михайловском, считается энциклопедией русской жизни.

Красивая русская природа, яркие и красочные беседы с няней и соседями — все это произвело впечатление на юного поэта! «все волнует его чуткий ум».

В Михайловском задумал и написал стихотворную драму «Борис Годунов», деревенские главы «Евгения Онегина» (главы 3–6) и начало 7-й главы, сатирическую поэму «Граф Нулин» и его лирические стихи «К морю», «Сгоревшее письмо», А. Волшебный момент я помню…, Вакханальная песня, 19 октября, Зимний вечер, Песни о Стефане Разине, Пророке и многие другие. В 1827 году Пушкин работал над романом «Блэкмур» Петра Решетки. По его собственному признанию, именно здесь он изменил свои творческие методы и манеру письма. Михайловское считается поэтической родиной Пушкина.

Смерть Николая Первого, восстание декабристов, произошедшее вскоре после этого, очень изменило судьбу Пушкина.
Когда 14 декабря 1825 года в Петербурге произошло восстание декабристов, Пушкин, еще находившийся в Михайловском, в нем не участвовал.Но вскоре он узнал, что был замешан, поскольку у всех декабристов были копии его ранних политических стихов. Он уничтожил свои бумаги, которые могли быть опасны для него самого или других. В конце весны 1826 года он направил царю прошение об освобождении его из ссылки. После расследования показанный Пушкин вел себя прилично, его немедленно вызвали на аудиенцию у Николая I. 8 сентября, еще грязный от дороги, его повели к Николаю. В конце интервью Псков ликовал, что его выпустили из ссылки и что Николай I взял на себя обязательство лично цензурировать его произведения.

Пушкин думал, что он сможет свободно путешествовать, как пожелает, что он может свободно участвовать в издании журналов и что он будет полностью свободен от цензуры, за исключением случаев, которые он сам мог бы счесть сомнительными и хотел бы сослаться на его королевский цензор. Вскоре он узнал иное. Граф Бенкендорф, начальник жандармерии, сообщил Пушкину, что без предварительного разрешения он не должен совершать никаких поездок, участвовать в каких-либо журналах, публиковать — или даже читать в литературных кругах — какие-либо работы.Постепенно он обнаружил, что должен отвечать за каждое слово и действие, как непослушный ребенок или условно-досрочно освобожденный. Несколько раз его допрашивала полиция по поводу написанных им стихов.

Молодой Пушкин беззаботно насмехался над состоянием супружества, но, освободившись из ссылки, он провел годы с 1826 года до своего брака в 1831 году в основном в поисках жены и в подготовке к остепению. Он искал для своей невесты не меньше, чем самую красивую женщину России.В 1829 году он нашел ее у Натальи Гончаровой и в апреле того же года представил формальное предложение. В конце концов она согласилась выйти за него замуж при условии, что его неоднозначная ситуация с правительством будет прояснена, и так оно и было. В качестве своего рода свадебного подарка Пушкину было разрешено опубликовать «Бориса Годунова» — после четырех лет ожидания разрешения — под его «ответственность». Формально он был обручен 6 мая 1830 года. Финансовые меры в связи со свадьбой отца. Подарок ему половины имения Кистенево потребовал посещения соседнего имения Болдино на востоке России.Когда Пушкин прибыл туда в сентябре 1830 года, он рассчитывал остаться всего на несколько дней; однако целых три месяца он находился на карантине из-за эпидемии азиатской холеры. Эти три месяца в Болдино оказались буквально самыми продуктивными в его жизни. В последние месяцы ссылки в Михайловском он завершил главы V и VI «Евгения Онегина», но за четыре последующих года из крупных произведений написал только «Полтаву» (1828 г.), свой незаконченный роман «The Чернобыль Петра Великого »(1827) и глава VII« Евгения Онегина »(1827-1828).Осенью в Болдино Пушкин написал пять рассказов «Сказок Белкина»; стихотворная сказка «Домик в Коломне», его маленькие трагедии, «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость» и «Пир во время чумы», «Сказка о священнике и его Мастер Балда », первая его сказка в стихах; последняя глава «Евгения Онегина» и «Дьяволы» среди других текстов.

Пушкин женился на Наталье Гончаровой 18 февраля 1831 года в Москве.В мае, после медового месяца, скучного «московским тёткам» и родственникам мужа, Пушкины переехали в Царское Село, чтобы поселиться недалеко от столицы, но недорого, в «вдохновляющем одиночестве и в кругу сладких воспоминаний». Эти ожидания не оправдались, когда эпидемия холеры в Петербурге вынудила царя и двор в июле укрыться в Царском Селе. В октябре 1831 года Пушкины переехали на квартиру в Петербурге, где прожили всю оставшуюся жизнь. Отныне он и его жена стали неразрывно связаны милостями царя и придворным обществом.Мадам Красота Пушкиной сразу произвела фурор в обществе, среди ее поклонников был и сам царь. 30 декабря 1833 года Николай I сделал Пушкина каммер-юнкером — промежуточным придворным чином, обычно присуждаемым в то время молодым людям из знатных аристократических семей. Пушкин глубоко обиделся, тем более, что он был уверен, что это дано не за какое-то его качество, а только для того, чтобы сделать его достойным прекрасной мадам. Пушкиной на придворных балах. После танцев на одном из этих балов в марте 1834 года у нее случился выкидыш.Пока она поправлялась в провинции, Пушкин открыто говорил ей в письмах о своем негодовании и унижении. Письма были перехвачены и отправлены в полицию и царю. Когда Пушкин обнаружил это, 25 июня 1834 года он в ярости подал прошение об отставке со службы. Однако у него были причины опасаться худшего из недовольства царя этим поступком, и он чувствовал себя обязанным отозвать свою отставку. Пушкин не мог позволить себе купить платья для мадам. Пушкиной для придворных мячей или времени, необходимого для исполнения судебных обязанностей.Его беды еще больше усугубились, когда осенью 1834 года приехали две ее незамужние сестры, чтобы впредь жить с ними. Вдобавок весной 1834 года он взял на себя управление имением своего непредусмотрительного отца и взялся урегулировать долги своего беспечного брата. Результатом были бесконечные заботы, неприятности и даже расходы из собственного кармана. Он оказался в таком финансовом затруднении, что подал заявление на отпуск, чтобы уехать на пенсию в страну на три или четыре года, или, если в этом было отказано, на значительную сумму в качестве ссуды для покрытия его самых неотложных долгов и разрешения на издайте журнал.В отпуске было грубо отказано, но после некоторых проблем была согласована ссуда в тридцать тысяч рублей; Наконец, было разрешено издавать с 1836 г. ежеквартальный литературный журнал «Современник». Журнал не имел финансового успеха, и он вовлекал его в бесконечные редакционные и финансовые заботы и трудности с цензорами, поскольку он давал важным врагам среди них возможность расплатиться с ним. Кратковременные поездки в деревню в 1834 и 1835 годах привели к завершению только одного крупного произведения «Сказка о золотом петушке» (1834), а в 1836 году он завершил только свой роман о Пугачеве «Капитанская дочка» и номер его лучших текстов.

Между тем, мадам. Пушкина любила внимание, которое привлекала ее красота в высшем обществе; она любила «кокетничать» и быть окруженной поклонниками, в том числе и самим царем.

В 1834 г. Пушкина познакомилась с молодым человеком, не довольствовавшимся кокетством, красивым французским роялистом-эмигрантом на русской службе, которого усыновил голландский посол Геккерен. Молодой Дантес-Геккерен преследовал мадам. Пушкина на два года, и, наконец, так открыто и беззастенчиво, что к осени 1836 года это превратилось в скандал. 4 ноября 1836 года Пушкин получил несколько экземпляров «свидетельства» о назначении его «Коадъютором Международного Ордена рогоносцев».«Пушкин немедленно бросил вызов Дантесу; в то же время он предпринял отчаянные попытки погасить свою задолженность перед казначейством. Пушкин дважды допускал отсрочку дуэли, а затем отказался от вызова, когда узнал« из публичных слухов », что Дантес «по-настоящему» был влюблен в сестру госпожи Пушкиной, Екатерину Гончарову. 10 января 1837 года состоялась свадьба, вопреки ожиданиям Пушкина. Пушкин отказался присутствовать на свадьбе и принимать пару в своем доме, но в обществе d Anthes преследовал мадам.Пушкина еще более откровенно. Тогда Дантес устроил с ней встречу, уговорив ее подругу Идалию Полетику пригласить мадам. Пушкина в гости; Мадам Полетика оставила двоих одних, но вошел один из ее детей и мадам. Пушкиной удалось уйти. Узнав об этой встрече, Пушкин послал старому Геккерену оскорбительное письмо, в котором обвинял его в том, что он является автором «справки» от 4 ноября и «пособником» своего «ублюдка».

Дуэль с Дантесом произошла 27 января 1837 года.Дантес выстрелил первым, и Пушкин был смертельно ранен; после того, как он упал, он собрал силы, чтобы выстрелить и слегка ранить своего противника. Пушкин скончался через два дня, 29 января.

Пока Пушкин умирал, а после его смерти, за исключением нескольких друзей, придворное общество сочувствовало Дантесу, но тысячи людей всех социальных слоев приходили в квартиру Пушкина, чтобы выразить сочувствие и оплакать. Правительство явно опасалось политической демонстрации.Чтобы не допустить публичного показа, похороны были перенесены из Исаакиевского собора в небольшую Королевскую конюшенную церковь с входом по билетам только для членов двора и дипломатического общества. А затем его тело тайно и в полночь отправили прочь.

Похоронен рядом с матерью на рассвете 6 февраля 1837 года в Святогорском монастыре близ Михайловского. Сегодня, как и ежегодно 10 февраля, 6 июня, 21 августа — день памяти, день рождения поэта и день его рождения. прибытие в ссылку — у надгробия поэта будет совершена совместная молитва за упокоение вечной подошвы Александра Пушкина.В настоящее время могила поэтов признана государственной собственностью Российской Федерации.

Александр Сергеевич Пушкин, Пушкинский мыс, Сказочный городок

Александр Сергеевич Пушкин (1799 — 1837 )

Русский поэт, основоположник новой русской литературы. Портрет Александра Пушкина, художника П. Ф. Соколова, 1836 г. Пушкин переведен почти на все языки мира. Пребывание в Гурзуфе — 18 августа — 5 сентября 1820 г.

Во время ссылки на юг в 1820 году Пушкин жил в Гурзуфе.

Александр Пушкин был великим наездником. Катался на коне по узкой извилистой дороге в урочище Артек, любуясь пейзажами.

Не опасаясь полуденного зноя, он поднялся на вершину Аю-Дага, отсюда Пушкин увидел нашу землю, «счастливую землю», где все освещено «светом роскошной природы».

Впервые идея «трогательно воздвигнуть национальный памятник поэту, за который вся Россия, его погибшая, будет щедро благодарна», была высказана 29 января 1837 г. В.А. Жуковский в черновой записке Николаю I. Но в данном случае речь шла не о памятнике, а только о погашении долга и преобразовании памятника А.С. Пушкину в село Михайловское.

Об этом пишет писатель И. Новиков в романе «Пушкин в ссылке»:

«… Перепрыгнув речку, Пушкин оказался полностью на виду Аю-Даг. Местность была совершенно безлюдна. Казалось, что навсегда для нее и останешься.За всю поездку я встретил только двух пожилых дровосеков, блестящих в улыбке зубами. Однако у одного из них на плечах был пистолет.

— Охота?

Да.

Он просто махнул рукой.

— Как называется эта земля?

— Artec, и, показывая зубы, улыбаясь, сказал

— и по русски, правда как перепел.

Пушкин любил простые клички «.

Впервые идея «трогательно воздвигнуть национальный памятник поэту, за который вся Россия, его погибшая, будет щедро благодарна», была высказана 29 января 1837 г. В. А. Жуковским в черновой записке Николаю I. Но в данном случае речь шла не о памятнике, а только о погашении долга и преобразовании памятника А.С. Пушкину в село Михайловское.

На официальном уровне ситуация с увековечиванием имени А.С.Пушкин стал меняться после того, как в Москве 6 (18 по п. В.) июня 1880 г. на Тверском бульваре был открыт первый в России памятник поэту работы выдающегося скульптора А.М. Опекушина (в советское время переехал на Добрый, ныне Пушкинский). квадратный).

Тогда во многих городах России, где побывал поэт, стали отмечать памятные места, связанные с его именем. Видимо тогда были названия «Скала Пушкинская» и «Пушкинский грот».

Мыс Пушкин (Ява)

Образовано в результате прибрежной деятельности на море.Высота мыса 35 метров над уровнем моря. В конце девятнадцатого века на мысе была построена смотровая площадка в замковой башне. На мысе Пушкина две замечательные пещеры-гроты, добраться до которых можно только с моря. Одна из пещер носит имя Пушкина. Он напоминает диковинный храм с большими колоннами. Его красота и прозрачность воды произвели необычайное впечатление.

Барельеф А.С. Пушкина

Фото 1975 г. Открыт 6 июня 1948 г. к 149-летию со дня рождения поэта.Авторы проекта: девушки-артемовки Надя Белова, Тамара Сафонова и В.И. Ямалов. Барельеф Пушкина отлит на кружке «Умелые руки» девочек детского лагеря «Суук-су» (с июня 1945 г. по апрель 1954 г. в лагере «Суук-су» отдыхали только девушки) с головой. кружок, В.И. Азиатология. На белой мраморной плите был барельеф поэта. В настоящее время нет.

Мраморная доска

Фото 1955 г. Открыт 6 июня 1948 г. к 149-летию со дня рождения А.С. Пушкин Автор: Вячеслав Иванович Ямалов, руководитель кружка «Умелые руки». Доска была установлена ​​на стене, обращенной к посетителям.

Доска из белого мрамора вмонтирована в стену. На доске выдавлен текст со строками стихотворения «К морю»:

.

«Прощай, вольная стихия!»

Последний раз для меня

Катаетесь по синим волнам

И сияй гордой красотой ».

Буквы написаны бронзой.
В настоящее время совета нет.

Фонтан Александра Пушкина

Установлен 6 июня 1949 года к 150-летию со дня рождения А.С. Пушкина. Автор проекта неизвестен. Бассейн был круглым. Оросители воды располагались по кругу чаши. В середине бассейна фонтана была копия скульптуры А.С.Пушкина работы А.М.Опекушин. В 1958 году фонтан демонтировали. Скульптура А.С. Пушкина была перенесена из 2-го лагеря (ныне лагерь «Лазурный») и установлена ​​в парке в 3-м лагере (ныне лагерь «Кипарисовый»).

Александр Опекушин (1838-1923)

Сын крепостного. Учился в рисовальной школе общества поощрения художников и в скульптурной мастерской Д.Дженсен в Санкт-Петербурге. Действительный член Петербургской Академии художеств (1895).

Участвовал в создании (по м. Михаила Осиповича Микешина) памятников «Тысячелетие России» в Новгороде (открыт в 1862 году) и Екатерине II в Санкт-Петербурге (открыт в 1872 году).

Самая значимая работа Опекушина — памятник Александру Пушкину в Москве (бронза и гранит, открыт в 1880 году), сочетает в себе приподнятость образа с его исторической специфичностью и достоверностью. Созданы памятники Александру Пушкину в Санкт-Петербурге.-Петербург (открыт в 1884 году), Карл Максимович Баер в Тарту (открыт в 1884 году), Михаил Лермонтов в Пятигорске (открыт в 1889 году)

джин: 10 пикселей; float: right; box-shadow: rgba (0, 0, 0, 0,0980392) 0,4 em 0,4 em 5 пикселей; «/>

Сказочный городок

Основан в конце 40-х — начале 50-х годов ХХ века.

Автор: Павел Безруков, народный мастер.

На месте Павла Петровича создан удивительный мир любимых детей сказочных персонажей: Красная Шапочка, Колобок, герои пушкинской поэмы «Руслан и Людмила», басни И.А. Крылов и другие.

В середине (конце?) 50-х годов Безруков их деревянную скульптуру вывезли из «Артека». В 1960 году основал музей под открытым небом «Поляна сказок» на лесной поляне у подножия скалы Ставри-Кая в Ялте.

Фото 1953 Фото 1953 г.

Павел Безруков (1890-1972)

Фото 1968 г. Инженер-нефтяник, ремесленник, (скульптор-флорист), Лесник Ялтинского заповедника, основатель Музея цветочной скульптуры «Поляна сказок» (1960, Ялта).

В 1968 году «поляну сказок» разрушили, а художника выслали из Ялты. От сказочной местности осталось голое место. Работы народных мастеров не сохранились.

1 августа 1970 г. «Поляна сказок» создана заново.

Зарегистрировано в правительстве.
Решение Крымского облисполкома от 10.12. 1984.

Создан 27 июня 1982 года.Авторы: Анатолий Трофимович Полянский, архитектор, и Александр Емельянцев, скульптор. Памятник находится на смотровой площадке.

Памятник представляет собой бюст поэта, установленный на квадратном постаменте. Пушкин изображен без головного убора, в пальто, рубашке с галстуком-бабочкой. Смотрите прямо.

Бюст изготовлен из инкерманского камня. Постамент (высота 3,5 метра, сечение 0,45 х 0,55 м) выполнен из белого мрамора. На постаменте с разных сторон вырезаны строки поэта о Крыме.

На лицевой стороне постамента вырезан Сторона правая резная C левая сторона резная

Сказочный городок «Пушкинская тропа»

Открыт в августе 1988 г. к 168-летию пребывания поэта в Крыму.

Авторы: студенты Уфимского нефтегазового института (Башкирия, Россия).

Находится за памятником А.С. Пушкину.

Летом 1985 года группа студентов Уфимского нефтегазового института по собственной инициативе, разрабатывая проект сказочного городка, приступила к его реализации.

Сказочный городок украшен скульптурами, созданными по мотивам произведений А.С. Пушкина: царь Додон, голова рыцаря, сказочные домики и сцена — в греческом стиле.Скульптура из бетона и металла.

Палехская роспись
(столовая, 1 этаж)

Выполнена в 1984 году по мотивам сказок А.С. Пушкина, к 185-летию со дня рождения поэта.

Авторы проекта и художники — выпускники Палехской школы.

Палехская роспись — это разновидность русской народной миниатюры, выполненная темперными красками.Темпера (итал. — смешивание красок) живопись — краски, связующее вещество которых представляет собой эмульсию воды и яичного желтка, а также водорастворимый клей растительного или животного происхождения, смешанный с маслом или маслом и лаком. Палехская роспись зародилась в 1923 году в селе Палех (Ивановская область, Россия) на основе местной рыбной иконописи. Поэтические сказочные персонажи, декоративность форм пейзажа и архитектуры, вытянутые пропорции фигур восходят к традициям иконописи.

ПЕКИНСКИЙ ОБЫЧНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Опубликовано: 18.11.2019

Источник статьи: Библиотека

Редактор: Гао Вэй

12 ноября 2019 г. состоялся семинар, организованный Библиотекой Пекинского педагогического университета, Национальной и региональной исследовательской базой Министерства Образование, Российский исследовательский центр Пекинского педагогического университета, Литературный колледж Пекинского педагогического университета и Межкультурный институт Пекинского педагогического университета: «Как установить статус современной русской грамотности» прошла в академической лектории третьего уровня библиотека.Этот семинар является 387-й лекцией библиотечного эксперта. Спикером лекции был У Сяоду, специально приглашенный исследователь из Института иностранной литературы Китайской академии социальных наук. Лекцию вел профессор Ли Чжэнжун из литературной школы Пекинского педагогического университета. Лекцию посетили около 200 учителей и студентов из нашей школы и связанных с ней учреждений.

Спикер: Исследователь У Сяоду, Институт иностранных языков Китайской академии общественных наук

В 2019 году исполняется 70 лет со дня основания нового Китая, 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией (Советским Союзом). ), и 220-летие со дня рождения основоположника современной русской литературы, «солнца русской поэзии», Пушкина, давнего друга китайских читателей.Лекция исследователя У Сяоду началась с трех аспектов: комплекс русской советской литературы между Пушкиным и китайскими читателями, подъем Пушкина и русской литературы, закат Пушкина в России и восстановление его престола. В нем представлена ​​основная ситуация творчества Пушкина, вдохновение, которое Пушкин принес с собой современным и будущим писателям, а также текущая ситуация и исследования Пушкина в стране и за рубежом с точки зрения сравнительного литературоведения между Китаем и Россией, эта статья интерпретирует высокий литературный статус Пушкина. и его причины, а также интерпретирует «поэтический смысл» в стихотворениях Пушкина, который совпадает с Ли Бай, Ду Фу, Бай Цзюй, Лю Юйси и другими известными китайскими учеными.У Сяоду также берет творческую организацию церемоний открытия и закрытия зимних Олимпийских игр в Сочи в качестве примера для анализа традиции «литературного централизма», унаследованной Россией от пушкинской эпохи, и ее просвещения. В конце лекции исследователь У Сяоду перечислил библиографию для чтения для всех. Профессор Ли Чжэнжун показал все собранные им версии произведений Пушкина. Библиотека также представила тему Vchat об изучении иностранного языка, запущенную в то же время, и доступные русскоязычные ресурсы, чтобы побудить большее количество студентов продолжить свои исследования и исследования.

Приглашенный хозяин: профессор Ли Чжэнжун, Литературная школа Пекинского педагогического университета

В этой лекции исследователь У Сяоду принес академическое удовольствие в стиле энциклопедии с юмористическим языком, широким кругозором и поэтическими метафорами, которые дали нам новое и более глубокое понимание литературных достижений Пушкина, русской культуры, русской культуры и китайско-русских культурных обменов. Во время лекции все внимательно слушали, внимательно думали и активно взаимодействовали.

«Лекция экспертов» — это широкомасштабная академическая лекция по вопросам общественного благосостояния, которую проводит библиотека Пекинского педагогического университета при поддержке университета. Она проводится с 1990 года. Целью лекции является предоставление профессиональных информационных услуг и услуг в области знаний для учителей и учеников всей школы, а также содействие преподаванию и научным исследованиям нашей школы посредством лекций экспертов по передовым дисциплинам. и социальные горячие точки.

Ироническая и остроумная поэзия Пушкина, великолепно переведенная

Одним из почти работоспособных определений поэзии могло бы быть «письмо, которое невозможно адекватно перевести.»Почти. На самом деле есть несколько достойных переводов, которые в некотором смысле более трудны, чем переводы оригинала, поскольку переводчик обязан верностью иностранному тексту, в то время как создатель должен следовать только своей собственной фантазии.

Сэр Чарльз Джонстон. перевод «Евгения Онегина» — одно из тех чудесных исключений из общего правила, которое делает чтение стихов в переводе в целом довольно муторным занятием. Он претендует на то, чтобы стать классикой в ​​своем узкоспециализированном жанре, и он может можно почти безоговорочно рекомендовать серьезным читателям, для которых (как для этого рецензента) игривая, горькая и тонко-ироничная классика Пушкина до сих пор была закрытой книгой.

Не то чтобы история Онегина ранее была недоступна на английском языке, в прозе или стихах. Было несколько переводов разного качества, в первую очередь причудливо буквальный перевод Владимира Набокова, который придерживается слов, предлагает обильные аннотации и (с удивительной скромностью) не пытается приблизиться к поэзии. Я начал читать некоторые из этих более ранних переводов, время от времени, и после нескольких страниц не нашел веской причины для продолжения.

Для читателей конца ХХ века, за исключением тех, кто интересуется литературным антиквариатом или историей модов, история «Евгения Онегина» довольно банальна: модный молодой россиянин пост-наполеоновского уха разрушает свою жизнь и жизни двух других ( Татьяна, любящая его женщина; Ленский, друг, которого он убил на дуэли) за его настойчивость в том, чтобы принимать байронические позы, а не заниматься серьезным делом жизни.

Что еще хуже, текст усыпан, как колонка сплетен, давно забытыми именами и умными злободневными аллюзиями, которые 150 лет назад могли доставить такую ​​радость, которую читатели получают от журнала People. Сегодня они приносят радость только ценителям сносок.

Последняя проблема заключается в форме: «Евгений Онегин» написан сложными 14-строчными строфами с квотой в шесть женских (двухсложных) рифм в каждой строфе — и в тетраметрах, что дает поэту меньше места. в которых можно повернуться, чем пентаметры, которые Байрон (не говоря уже о Поупе, Мильтоне, Шекспире и большинстве других английских авторов длинных стихотворений) находил более близкими по духу.

Все вышеперечисленное представляет собой непростую задачу для любого, кто хочет создать читаемый английский текст объемом более 200 страниц. Джонстон сделал его не только читабельным, но и блестящим, а иногда и очень трогательным. Его творчество небезупречно — нет безупречных стихов такой длины, не говоря уже о переводах, — но оно великолепно. Через него мы можем увидеть оригинал Пушкина в его собственных условиях и наслаждаться им, как петри на нашем родном языке. Любой, кто пытался перевести сонет (или даже написать его), оценит работу по переводу эквивалента более 400, превращению их воедино в «роман в стихах» и выполнению этого с виртуозным стилем, которого требует Пушкин. .

Основной тезис Пушкина в «Евгении Онегине» состоит в том, что природа (человеческая природа, особенно у состоятельной молодежи) склонна подражать искусству — с последствиями, которые могут быть как глупыми, так и катастрофическими. Он рассматривает эту тему с поразительно современным балансом между иронической отстраненностью и сентиментальной симпатией к своим персонажам, и он делает это в богатом, гибком стиле, воплощающем этот сложный набор отношения к совершенству.

Он всегда четко осознавал, что его персонажи немного глупы; в конце концов, он разработал их именно таким образом, и иногда он вставляет небольшие стихотворные эссе о конкретной форме глупости, чтобы подчеркнуть суть.Но по мере того, как история приближается к своей кульминации, он не может не привлечь внимание читателя к тому факту, что эти мультяшные фигурки проливают настоящую кровь, настоящие слезы.

Смесь иронии и пафоса наиболее ярко проявляется в сцене смерти Ленского (которая, по иронии судьбы, предвещает смерть самого Пушкина на дуэли). Ленский — поэт и не очень хороший, и Пушкин убивает его в заведомо плохих стихах («Часы судьбы пробили судьбу …»), нагромождая клише на клише до абсурда.Затем следует строфа чистого, изысканного Пушкина, заканчивающаяся незабываемым образом, в котором тело поэта становится заброшенным домом, заброшенным и заброшенным. Тихая пауза, а затем возвращение к сатире с ироническим обсуждением плюсов и минусов расстрела друга, рассуждениями о том, чем могла бы быть жизнь Ленского, и прозаическим описанием увозимого трупа — остроумие и пафосная шутка. -запах.

Диапазон стилей — от почти флобертовского реализма в социальной сатире до дофрейдистского сюрреализма в длинном описании кошмара, которым страдает Татьяна, и, чтобы усложнить работу переводчика, также часто встречаются пародии на романтические поэтические стили.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.