Отзывы на книгу убить пересмешника: «Убить пересмешника» Харпер Ли: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-9697-0437-4, 978-5-9697-0454-1, 978-5-9697-0637-8, 978-5-9697-0738-2

Содержание

Рецензия на фильм Убить пересмешника от Jack 02.04.2018

Детям нужны не нравоучения, а примеры.
Жозеф Жубер

После выхода книги «Убить пересмешника» большинство читателей задалось вопросом: «Неужели уроженка штата Алабама, Харпер Ли, написала роман и при этом завуалировала в художественном произведении эпизоды из своего детства?», а некоторые любопытные имели честь спросить об этом саму писательницу, на что автор лишь мотала головой, ссылаясь на свое «скучное» детство. Однако, в 1960-ом году не было интернета — человеку было значительно проще скрыть свою биографию, но теперь все изменилось, поэтому, заинтересованные люди без труда смогут сравнить детство выдуманной Джин-Луизы Финч и Харпер Ли, в процессе не обнаружив почти никаких отличий, разве что одно: Глазастик повзрослела, но не написала книг, все же это не помешало ее неторопливому рассказу тронуть тысячи сердец. Благодаря Джин-Луизе, ее любознательности, наивности, а также желанию знать об этом мире все, даже плохое, — «Убить пересмешника» не пылиться на книжных полках, чему также способствует экранизация Роберта Маллигна. Режиссеру хватило смелости показать жизнь тоскливого городка, в котором ничего не происходит до того момента, когда адвокат Аттикус Финч встает на защиту обвиняемому, ставшему жертвой предрассудков и лживых показаний, грозившими обернуться вполне реальным смертным приговором.

В руках Роберта Маллигана роман перетерпел некоторые изменения, к примеру, трудно заметить интонации, служившие оптическим обманом в книге. Две интонации — маленькой девочки и мудрой рассказчицы, для этого Маллигану потребовалось бы значительно больше хронометража, в разы больше, чем два или даже три часа, поэтому режиссер смог сотворить собственную интонацию — Аттикуса Финча. Сконцентрировав на Аттикусе чуть больше внимания, нежели ему было отведено в книге, тем самым укрепив моральные посылы, Харпер Ли предстоет в лице адвоката с высокими нравственными принципами. Талантливому Грегори Пеку оставалось лишь закрепить зрительское доверие к своему персонажу. Герой Пека, человек, уже достигший того этапа, в котором отстоял важнейшие жизненные уроки. Он — голос, голос Глазастика, не той восьмилетней девочки, а повзрослевшей мудрой женщины из произведения Херпер Ли. На протяжении киноленты этот голос ни разу не обрывается, не кричит, голос не лукавит, он обучает своих детей, готовит к взрослой жизни, которая может быть сколь прекрасной, так и ужасающей, ведь в противовес добрым и честным людям всегда найдутся злые и бесчестные. Это понимает поборник справедливости, осознает и маленькая девчушка, в этом их голоса созвучны.

Картина Маллигана урок, такой же урок, как повествование Харпер Ли — ликбез по воспитанию детей, способный во многом повлиять на мировоззрение взрослого человека. Как в книге говорилось: «все юристы когда-то были детьми», учиться никогда не поздно и даже нужно. Аттикус Финч предстает учителем не только своему чаду, но и зрителю. Финч частенько намекает на то, что жизнь надо прожить так, чтобы завоевать уважение, быть примером подражания для окружающих. Этим примером он служит и своим детям, берется за заведомо проигрышное дело, потому что иначе поступить не мог, раз Аттикус на стороне правды, на стороне правды должны быть и его дети. Если же нет, то он никудышный пример для подражания. Аттикус не придумывает детям иллюзорный мир взамен настоящему, чем отличается от большинства родителей, окрашивающих все в пестрые цвета, да, бывают и такие семьи, где ребенок не обучается вступлению во взрослый мир. Тогда, детям и родителям на время хорошо и спокойно, но потом для ребенка тяжел путь в мир взрослых. Возможно, что сын Аттикуса, Джим не станет джентльменом, а Глазастик утонченной леди, однако они станут хорошими людьми, насколько, сколько позволяет мистеру Финчу его способность воспитывать и обучать.

Чем может понравиться лента «Убить пересмешника»? Причин может быть несколько — это стремление Аттикуса Финча правильно воспитывать детей, его сдержанность и терпеливость, а также умение сражаться со своим противником с помощью разума, потому что это удел людей — быть разумными. Картина является честной демонстрацией мира без розовых очков, она жестока, но в меру, потому как в кинофильме сосредоточена нисколько несправедливость, сколько способы борьбы против нее. Не в последнею очередь фильм о эпизодах жизни самой Харпер Ли, кинокартина — ее отражение. Это рассказ Глазастика, с явными интонациями американской писательницы, о своих родителях, близких и доме, а также обыкновенных чудесах.

Харпер Ли — отзывы на произведения

«Есть у человека нечто такое, что не подчиняется большинству, — это его совесть.»

Но не будем забегать вперед. Что такое откровение? Это когда тебе удается выразить все (правильно) сокровенные мысли и чувства и донести их до других. Так вот, с этой задачей мисс Ли справилась превосходно, перед нами роман-откровение.

Я не стал бы упирать на то, что книга о становлении — да, есть, но не столько ради самого себя, сколько как средство по-детски честно показать события и людей. Только ребенок прямо заметит, кто из взрослых в восемь утра уже еле стоит на ногах, а чье единственное занятие — разносить сплетни. Взрослые как-никак тактичнее. Ну и конечно, именно то, как другие ведут себя с детьми и что пытаются им передать, и показывает кто есть кто на самом деле.

«— Смотри! — сказала мисс Моди и, щёлкнув языком, показала мне, как вынимается её вставная челюсть, чем окончательно скрепила нашу дружбу.»

В первую очередь это роман о людях — их характерах и поступках, и, как мы знаем, таковые нагляднее всего показать в суровых, экстремальных условиях, например, на войне (привет герру Ремарку), или в фантастическом/фэнтезийном окружении. Однако тут нас ожидает реализм. Нет, не суровый, не жестокий и не грязный. Напротив, этот роман вполне достоин своей маркировки 12+, его можно и нужно читать детям среднего и старшего школьного возрастов. Здесь нет навязчивого морализаторства (хотя некоторые могут принять за оное строгую принципиальность Аттикуса, например), язык простой и увлекательный, но именно легкость и ненавязчивость в контрасте с глубокими темами, которые были затронуты, делают «послевкусье» романа более ярким и долгим.

Главных сюжетных нитей несколько, помимо них действо наполнено различными мелкими событиями самых разных эмоциональных оттенков, отчего при первом прочтении, УП напомнил мне небезызвестное «Вино из одуванчиков».

Не столько Аттикус воспитывает своих детей, сколько роман воспитывает читателя, впрочем так же незаметно, не вдалбливая прописные истины, а заставляя самостоятельно прочувствовать, что такое несправедливость, боль, злорадство, а также неукротимый оптимизм, мужество, совесть.

И тут мы вернулись к цитате-открывашке. Совесть как черта характера здесь поставлена во главу угла. Аттикус Финч — человек совести, который в одиночку (но не совсем) растит двоих детей и своим примером показывает, что ни предрассудки, ни мнение большинства никогда не могут быть выше справедливости. Больше всего этот человек боится оступиться, потому что тогда не сможет смотреть в глаза своим детям. Лично мне он напомнил Жана Вальжана, хотя француз, скорее Человек-самопожертвование, но и тот, и другой упрямы спокойным тихим упрямством, и готовы на все ради своих принципов.

Дети — они и есть дети, учатся, меняются, растут. Любопытные и, благодаря отцу, честные, с живым, остро чувствуюшим сердцем.

«— А я когда вырасту, наверно, стану клоуном, — сказал Дилл.

Мы с Джимом от удивления стали как вкопанные.

— Да, клоуном, — сказал он. — Ничего у меня с людьми не получается, я только и умею, что смеяться над ними, вот я и пойду в цирк и буду смеяться до упаду.

— Ты все перепутал, Дилл, — сказал Джим. — Сами клоуны грустные, а вот над ними все смеются.

— Ну и пусть, а я буду другой клоун. Буду стоять посреди арены и смеяться всем в лицо.»

Персонажи второго плана довольно характерны: консервативная тетка Александра, служанка Кэл, принимающая детей как своих, шериф Тейт (и его позиция в предпоследней главе), мисс Моди (ей отдельное браво), мужественная ведьма мисс Дюбоз, Канингемы — суровые, упрямые, независимые, и по-своему честные.

Но первая скрипка все-таки за Аттикусом, хотя в предпоследней главе его принципиальность лично меня и раздражала, но, во-первых, понять его можно, во-вторых это был едва ли не единственный случай, когда он растерялся. Как же потрясающе он себя вел перед и во время суда, какой пример подал детям и (хочется надеяться, всему Мэйкобу),

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

как вышел один против всех, кого считал если не друзьями, то добрыми соседями, вооруженный газетой и готовый стоять насмерть.

«Мужество — это когда заранее знаешь, что ты проиграл, и все-таки берешься за дело и наперекор всему на свете идешь до конца. Побеждаешь очень редко, но иногда все-таки побеждаешь.»

«Сейчас мы воюем не с янки, а со своими друзьями. Но помни, как бы жестоко ни приходилось воевать, все равно это наши друзья и наш родной край.»

Жаль, бесконечно жаль Тома Роббинса, жаль, что несмотря на все старания и мужество Финча, Том был заранее (практически?)

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

обречен и больно осознавать, что причиной его гибели были человеческие подлость, страх и закостенелость.

Второй грустной ноткой, на этот раз не столько Обреченности, сколько Одиночества, является, конечно, Артур Рэдли, он же Страшила. Четверть века затворничества это чертовски большой срок. Но ведь когда «детям Страшилы» понадобилась помощь, он пришел. Наверняка, это был тот самый поступок, для которого он и жил на этом свете, всеми забытый и тревожимый лишь горсткой детей.

«Страшила был наш сосед. Он подарил нам две куколки из мыла, сломанные часы с цепочкой, два пенни на счастье – и еще он подарил нам жизнь. Но соседям отвечаешь на подарок подарком. А мы только брали из дупла и ни разу ничего туда не положили, мы ничего не подарили ему, и это очень грустно.»

Так и мисс Ли, по сути, прожила более века, дабы оставить после себя единственный (до некоторых пор) роман, по праву считающийся одной из лучших книг двадцатого века.

P.S. Некогда именно «Убить пересмешника» совместно с другой нетленкой — «Над кукушкиным гнездом» Кизи заставили меня по-иному взглянуть на современную классику и полюбить этот жанр.

«Пока я не испугалась, что мне это запретят, я вовсе не любила читать. Дышать ведь не любишь, а попробуй не дышать…»

Убить пересмешника. Книга для чтения на английском языке, неадаптированный текст

Ли Х.

Аннотация


Когда Харпер Ли было всего пять лет, в небольшом городке Скоттсборо, штат Алабама, проходили судебные разбирательства по делу о предполагаемых изнасилованиях двух белых женщин девятью молодыми чернокожими. Подозреваемых чуть было не линчевали еще до суда. Несмотря на медицинское заключение, согласно которому женщины не были изнасилованы, суд присяжных, состоявший только из белых, признал виновными и приговорил к смертной казни всех обвиняемых, за исключением самого младшего, тринадцатилетнего. На протяжении последующих шести лет в ходе апелляционного процесса большинство из этих обвинений сняли и все обвиняемые, за исключением одного, были освобождены. Эта история произвела сильное впечатление на девочку, и в 1961 году в свет вышел роман «Убить пересмешника», мгновенно ставший бестселлером. В его основе — «Скоттсборское дело». В книге приводится полный неадаптированный текст романа, снабженный комментариями и словарем.

Дополнительная информация
Регион (Город/Страна где издана): Санкт-Петербург
Год публикации: 2014
Страниц: 512
Язык публикации: Английский
Тип обложки: Мягкий / Полужесткий переплет
Полный список лиц указанных в издании: Ли Х.

Нет отзывов о товаре

Популярные книги автора

Убить пересмешника… (сер.Эксклюзивная классика) /Изд.»АСТ», Ли Х. | ISBN: 978-5-17-090411-2

Ли Х.

Аннотация

Харпер Ли – «гений одной книги», роман «Убить пересмешника» – ее единственное известное произведение. Но за эту книгу, переведенную едва ли не на все языки мира, писательница была удостоена Пулитцеровской премии. Книга была признана лучшим американским романом ХХ века по версии «Library Journal», а затем принесла автору высшую гражданскую награду США – медаль Свободы. Ее суммарный тираж только в Штатах составил более тридцати миллионов экземпляров!
История маленького сонного городка на юге Америки, поведанная маленькой девочкой.
История ее брата Джима, друга Дилла и ее отца – честного, принципиального адвоката Аттикуса Финча, одного из последних и лучших представителей старой «южной аристократии».
История судебного процесса по делу чернокожего парня, обвиненного в насилии над белой девушкой.
Но прежде всего – история переломной эпохи, когда ксенофобия, расизм, нетерпимость и ханжество, присущие американскому югу, постепенно уходят в прошлое.
«Ветер перемен» только-только повеял над Америкой. Что он принесет?

Дополнительная информация
Регион (Город/Страна где издана): Москва
Год публикации: 2017
Тираж: Ш
Дополнительный тираж: Да
Страниц: 416
Формат: 76×100/32
Ширина издания: 115
Высота издания: 180
Возраст от: 12
Полный список лиц указанных в издании: Ли Х.

Харпер Ли «Убить пересмешника» — Владивостокская централизованная библиотечная система

Проект «Мы читаем» продолжает знакомить читателей с книгами

 

Книга повествует о событиях в маленьком сонном городке на юге Америки. История судебного процесса по делу чернокожего парня, обвиненного в насилии над белой девушкой. Но прежде всего – история переломной эпохи, когда ксенофобия, расизм, нетерпимость и ханжество, присущие американскому югу, постепенно уходят в прошлое. «Ветер перемен» только-только повеял над Америкой.

Очень трогательная книга, чистый детский взгляд на ужасные, несправедливые события. Повествование происходит от лица милого Глазастика Финча, через историю его брата Джима, друга Дилла и его отца – честного, принципиального адвоката Аттикуса Финча, одного из последних и лучших представителей старой «южной аристократии».

Впервые читала «Убить пересмешника» в 14 лет. Эта книга меня потрясла и здорово поставила мозги на место. Харпер Ли напомнила, что важно всегда оставаться человеком, не бояться иметь свою позицию и уметь бороться за свою правду. А Аттикус Финч навсегда стал моим героем.

Перечитывала еще несколько раз. И, удивительно, но каждый раз находила для себя новые акценты. Сейчас на первый план вышла история Страшилы Рэдли, очень много мыслей о том, какими мы бываем безразличными и жестокими по отношению к непохожим на нас людям.

В этой книге есть все, как и в нашей жизни: простое и сложное, смешное и трогательное до слез, но самое главное – это история о простом человеке, не супергерое, не богаче, который не побоялся ради правды и веры в свои убеждения противопоставить себя толпе, подвергнув опасности себя и свою семью.

Анастасия Гамс, ведущий библиотекарь библиотеки №10

 

Присылайте свои отзывы на книги с темой письма «отзыв на книгу» на эл. почту: [email protected] 

Читайте отзывы в блоге https://vladlib.ru/wearereading/ на сайте.

Книга Убить пересмешника Харпер Ли

«Убить пересмешника»- одна из самых мною любимых книг!
И в первую очередь хочется посоветовать этот роман тем людям, у которых имеются дети (или которые планируют деток).
И к черту все эти книжки по психологии воспитания! К черту! То, чему учит один из главных героев романа своих детей, однозначно, кажется мне более важным и правильным.
Если же меня вдруг спросят, о чём же всё-таки эта история, то я наверняка испытаю затруднения в поисках лаконичного ответа, ибо она обо всём понемногу.
О силе духа, стойкости и способности поступать наперекор общественному мнению.
О невежестве, превращающем человека в слепое орудие рока.
О предрассудках, оживляющих детские страхи.
О том, что довольно часто мы весьма недооцениваем своих родителей и не находим поводов ими гордиться.
О различии темпераментов и образа жизни разных людей.
О малодушии присяжных, которые не нашли в себе мужества противостоять традиции.
О последствиях попустительства, которое не ведёт ни к чему хорошему, а лишь способствует вседозволенности ещё глубже запускать свои щупальца в недра общественной жизни.
О том, что не стоит поддаваться отчаянию и терять надежду, даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях.
О том, что взрослые порой достаточно несправедливы, скоры на расправу и не видят всей полноты картины.
О том, что люди, с одной стороны, не прощают тех, кто живёт не по правилам, и они превращаются в изгоев, а с другой – сознательно закрывают глаза на проступки из страха или соображений собственной выгоды.
О том, что добро наказуемо. Как часто мы за него в ответе. И иногда расплата за хороший поступок чрезмерно велика. Его непомерная цена в последствии может порядком ожесточить нас, или напрочь отбить охоту спешить на выручку кому бы то ни было.
Возможно, книга в некотором смысле клишированна и наивна, но ей веришь безоговорочно. Порой взрослые тоже нуждаются в добрых сказках. Невыносимо хочется поверить в существование такого Аттикуса Финча, рыцаря без страха и упрека.

Смотреть все

Харпер Ли “Убить пересмешника” — чем хороша эта книга и почему ее нужно читать подросткам

Я прочитала “Убить пересмешника” больше 20 лет назад, когда сама еще была ребенком. Спасибо за это нужно сказать бабушке, она загоняла меня в лес, якобы, на прогулку, а потом садилась на пенек и читала мне книжку вслух (кстати, неплохой сюжет для страшной сказки).

 

Я, зная, что с бабушкиными причудами легче смириться, надеялась, что ей скоро надоест. Но неожиданно заинтересовалась. Книжка была прочитана за пару дней и прочно обосновалась в моем личном списке самых лучших книг.

 

Что делает эту книгу хорошей

 

Перевод. Это кажется очевидным, но качественный перевод — необходимое условие успеха. Даже самая чудесная книга в плохом переводе не читается. Книга на английском языке вышла в 1960 году выдержала множество переизданий, но выходила всегда в одном и том же переводе 1964 года.

 

 

 

 

Точка зрения. Главной героине 8 лет, но девочка, которая рассказывает эту историю, несколько старше — у нее и язык посложнее, и происходящее она описывает со стороны. Но, в любом случае, это — точка зрения ребенка. Сквозь неторопливый рассказ Джин Луизы Финч проступают мельчайшие детали и приметы времени, все то, что кажется нам очевидным и о чем так сложно говорить и писать. В результате глазам читателя предстает множество фактов практически без интерпретации, из которых постепенно вырисовывается картина жизни — не нашей, а той, немного чужой и непонятной Америки 1930-х.

 

Микросюжеты. Вся повесть состоит из них, и каждый достоин отдельного рассказа. Некоторые настолько малы, что занимают один абзац, другие собираются из разбросанных там и тут кусочков повествования. Старуха Дюбоз, ее камелии и морфий. Дольфус Реймонд, притворяющийся пьяным, чтобы дать людям повод для недовольства. Мисс Моди, радующаяся пожару в собственном доме. Образованная негритянка Кэлпурния, которая специально говорит неграмотно среди “своих”. Дилл, убегающий от родителей, потому что им лучше без него. Все эти истории объединяет одно: сначала мы разглядываем некого человека или явление с привычной позиции, а потом детальки мозаики складываются в совсем другую картинку.

 

 

 

О чем эта книга

 

“Убить пересмешника” часто называют книгой о расизме. На самом деле она не об этом, не о несчастном Томе Робинсоне, осужденном только за то, что он негр. Гораздо важнее для Джин Луизы история Артура Рэдли из вполне респектабельного семейства, который столь вызывающе необычен, что представляется детям Страшилой, неким несуществующим мифологическим персонажем. Дети его боятся и несколько лет разыгрывают сценки из его жизни, а потом обнаруживают, что он живой человек. Только видит мир под другим углом — чаще всего из окна своего дома.

 

Книга — о людях, непохожих на большинство. У них может быть иной цвет кожи, иное образование и воспитание, привычки, манера одеваться, представление о счастливой жизни. Впрочем, при ближайшем рассмотрении любой из знакомых Джима и Луизы оказывается в чем-то не таким. Гораздо более непохожим на остальных — и гораздо более человечным.

 

Именно поэтому книга так актуальна сейчас — когда мы учимся видеть сквозь внешнее и не судить за внешние отличия “инаких “- “инородцев”, “инакомыслящих”, инвалидов, в конце концов. Она дарит возможность посмотреть глазами другого — “влезать в их шкуру и походить в ней”.

 

Кому читать

 

Читать подросткам 12-16 лет — по крайней мере, пытаться. Потому что все достоинства книги — несложный язык, неспешное повествование, детский взгляд — имеют обратную сторону. Все слишком просто, нет динамичного развития сюжета, чтобы проникнуться повествованием, надо погрузиться в него и немного подождать. А это умеют не все. Книга может показаться занудной и неглубокой.

 

Но написана она как раз для тинейджеров, остро переживающих вопрос отличия себя от другого, и способна если не дать ответ, то хотя бы подсказать, в каком направлении вести поиски.

 

Автор текста: Анна Кучумова

Первые отзывы об убийстве пересмешника

Нелли Харпер Ли, обладательница Пулитцеровской премии автор книги Убить пересмешника , умершая в 2016 году, родилась сегодня в Монровилле, штат Алабама, девяносто четыре года назад. Чтобы отметить эту знаменательную годовщину, мы возвращаемся почти на шесть десятилетий назад, чтобы представить вам самые первые обзоры любимого романа Америки.

Вы никогда по-настоящему не поймете человека, пока не рассмотрите вещи с его точки зрения…
Пока вы не залезете внутрь его кожи и не начнете ходить в ней.

«В своем первом романе Харпер Ли пишет с нежной любовью, богатым юмором и глубоким пониманием семейной жизни маленького городка в Алабаме… В Макомбе есть своя доля эксцентриков и злодеев, но мисс Ли не пыталась удовлетворить нынешнюю похоть. для болезненных, гротескных историй о разврате Юга… Диалоги разнообразных персонажей мисс Ли — это постоянное наслаждение своей подлинностью и быстрым раскрытием личности. События, связывающие Зябликов с судебным процессом Юэлла-Робинсона, развиваются тихо и логично, объединяя сюжет и драматизируя уравновешенный призыв автора к межрасовому взаимопониманию … отличный фильм.”

— Книжное обозрение «Нью-Йорк Таймс» , 10 июля 1960 г.

«Суд над изнасилованием, ад Джема и даже Бу Рэдли глубоко вовлечены в нерегулярное и очень эффективное обучение Скаутского Финча. К тому времени, когда она заканчивает свой рассказ от первого лица в возрасте девяти лет, она понимает, что людей нужно судить, но только медленно и вдумчиво.

Писательница Ли, 34 года, алабамка, написала свой первый роман со всем осязательным блеском и без изящества, которое обычно считается стандартным вопросом о войне на болоте для южных писателей.Роман повествует о пробуждении добра и зла, и слабый катехизаторский привкус, возможно, был неизбежен. Но он действительно слабый; Проза писательницы Ли имеет остроту, которая прорезает ханжество, и она учит читателя удивительному количеству полезных истин о маленьких девочках и о южной жизни ».

ВРЕМЯ , 1 августа 1960 г.

«Вся магия и правда, которые могут показаться обманчивыми или преувеличенными в фактическом описании маленького городка, прекрасно раскрываются в новом первом романе под названием Убить пересмешника .В то время как так много машинных романов представляют собой просто документальные фильмы, замаскированные за несколькими вымышленными изменениями, приятно порекомендовать книгу, которая показывает, на что способен романист в довольно знакомых ситуациях … Убить пересмешника открывает куколку детства тихо и драматично … Персонажи мисс Ли — это люди, которых нужно лелеять в этом победоносном первом романе нового писателя, который может сказать что-то важное, юг и север ».

Нью-Йорк Таймс , 13 июля 1960 г.

«Почти все элементы« южного »романа можно найти где-то в« Убить пересмешника »Харпера Ли, , но кажется, что они носят вид невинности, ауру свежести, как будто мы с ними сталкиваемся. Впервые … в этой истории есть памятные моменты, яркие и откровенные черно-белые портреты, мягкий, убедительный юмор и сияющая доброта в центральных фигурах.В них есть вневременность, и роман мисс Ли оставляет ощущение, что они победят в трудных и болезненных изменениях, которые неизбежно придется внести на Юг. По крайней мере, у одного есть надежда, и он за нее благодарен ».

— The Los Angeles Times , 7 августа 1960 г.

« Харпера Ли« Убить пересмешника » — сладкая вода, поданная с юмором… Это откровенно и совершенно невозможно, поскольку шестилетняя девочка говорит от первого лица в прозе хорошо образованного взрослого человека.Мисс Ли, конечно, попыталась ограничить информацию в тексте тем, что Скаут действительно знал бы, но это не более чем случайный жест в сторону правдоподобия … Разнообразные взрослые, в основном эксцентричные по мнению Скаута, и постоянный пузырь инцидентов делает To Kill A Mockingbird приятным и нетребовательным чтением ».

— Атлантика , август 1960 г.

«… чудесно увлекательная история… [она] подвергнется некоторому огню на Глубоком Юге… Дело в том, что она написала чудесно увлекательную историю, не обремененную какими-либо уловками — спальней или зоофилией, — которые должны быть единственными вещами, которые сегодня продают художественную литературу.”

— Регистр мобильной прессы , 1960

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

«Убить пересмешника», Харпер Ли

/// нежное напоминание, что сейчас не время читать эту книгу ///

Это мое первое перечитывание 2017 года, и я ни капли не жалею об этом . Когда я впервые прочитал эту книгу три года назад, она мне очень понравилась. К сожалению, в свое время я не записывал свои мысли подробно, но я точно знаю, что тогда я не читал критически.После того, как я перечитал эту книгу, мне, честно говоря, нечего сказать хорошего. Я понимаю, что часть моей критики — это не критика самой книги, а ее восприятие

/// мягкое напоминание, что сейчас не время читать эту книгу ///

Это мое первое перечитывание 2017 года, и я ни капли не жалею об этом. Когда я впервые прочитал эту книгу три года назад, она мне очень понравилась. К сожалению, в свое время я не записывал свои мысли подробно, но я точно знаю, что тогда я не читал критически.После того, как я перечитал эту книгу, мне, честно говоря, нечего сказать хорошего. Я осознаю, что часть моей критики — это не критика самой книги, а ее восприятие и то, как она до сих пор считается единственной истинной книгой о межрасовых отношениях в Соединенных Штатах Америки.

И это меня действительно бесит. Эта книга была написана белой женщиной с точки зрения белых персонажей для белой аудитории. Эта книга — похлопывание по спине для белого среднего класса.Эта книга утешает белый средний класс. Комфорт, в котором они, особенно в 1960-е, не нуждались и позволяли мне быть таким смелым, не заслуживали.

Фокус Харпера Ли чисто белый. В то время как белые персонажи в этой книге — это субъекты, которые берут действия в свои руки, которые страдают и приносят жертвы, черные персонажи в этой книге — объекты. У них почти нет свободы воли. С ними что-то случается. Они безобидны, беззащитны и просто ждут, когда герой-белый рыцарь Аттикус Финч спасет их.Эта книга — позор перед лицом чернокожих освободительных движений, существовавших в те времена, и солидарности внутри чернокожих сообществ. Черные люди постояли за себя и боролись за свои права, и только благодаря их голосам, протестам, сидячим забастовкам, маршам, демонстрациям, конференциям расовая сегрегация в Соединенных Штатах была признана неконституционной.

Черные люди тогда и сейчас знают, что Аттикуса Финча не существует. И поскольку никто не сказал лучше, чем один-единственный Джеймс Болдуин, я процитирую отрывок из одного из его потрясающих интервью на Шоу Дика Каветта в 1968 году.Можно сказать, что это ответ Болдуина на крик «не все белые люди»:

Джеймс Болдуин: Я не знаю, что чувствует большинство белых людей в этой стране. Но я могу только сделать вывод о том, что они чувствуют, по состоянию своих учреждений. Я не знаю, ненавидят ли белые христиане негров или нет, но я знаю, что у нас есть христианская церковь, которая белая, и христианская церковь, которая черная. Это многое говорит о христианской нации. […] Я не знаю, действительно ли профсоюзы и их боссы ненавидят меня — это не имеет значения — но я знаю, что меня [не допускают] в их профсоюзы.Я не знаю, имеет ли лобби по продаже недвижимости что-нибудь против чернокожих, но я знаю, что лобби по продаже недвижимости держит меня в гетто. Я не знаю, ненавидит ли совет по образованию чернокожих, но я знаю учебники, которые они дают моим детям, и школы, в которые мы должны ходить. Теперь это доказательства. Вы хотите, чтобы я совершил акт веры, рискуя собой, своей женой, моей женщиной, моей сестрой, моими детьми из-за какого-то идеализма, который, как вы уверяете меня, существует в Америке, которого я никогда не видел.

Вот о чем я говорю. Убить пересмешника играет на этом идеализме. Хотя в книге затрагиваются ужасы расизма на Глубоком Юге, читать ее на удивление успокаивающе. Совершается ужасная несправедливость, но в конце концов статус-кво обнадеживающе восстанавливается. И последнее: большинство (белых) людей милы, когда узнаешь их поближе.

Вам, как читателю, никогда не позволят почувствовать себя Томом Робинсоном, черным мужчиной, невинно осужденным за изнасилование белой женщины, потому что все черные персонажи в этой сказке отстранены.Эта история должна быть о них, потому что как еще вы могли бы убедить умеренных белых (в 1960-е годы), что черные люди на самом деле человек . Самое близкое представление о чернокожем персонаже — это семейный повар Кальпурния. Кальпурния находится в вымышленной традиции «счастливого чернокожего», довольного раба — потомка вечно верной мамочки в «Унесенные ветром» . А остальная часть черного сообщества изображена как группа простых, уважительных людей — пассивных и беспомощных, и все трогательно благодарны Аттикусу Финчу — белому спасителю.Мы никогда не видим, чтобы кто-нибудь из них был сердит или расстроен. Мы никогда не видим, как смерть Тома Робинсона повлияла на его семью вблизи — мы не видим, как Хелен, жена Тома, скорбит, а Скаут никогда не задумывается о своих детях. Их беда держится на безопасном расстоянии от читателя.

Я был очень зол после того, как дочитал эту книгу, и до сих пор злюсь. Не обязательно в Harper Lee, но в нашем обществе в целом и в нашей образовательной системе. Почему мы постоянно поддерживаем белые нарративы, игнорируя маргинальные? Почему наши дети не читают книгу Джеймса Болдуина «, если Бил-стрит могла бы говорить» — книгу, посвященную той же теме (чернокожего мужчину ложно обвиняют в изнасиловании женщины)? Почему Лоррейн Хэнсберри не обязательно читать? Почему мы до сих пор полагаемся на белые нарративы, когда говорим о чернокожих людях и их борьбе?

Закончив эту книгу, я начал читать История юридического образования в Соединенных Штатах и хотел поделиться некоторыми интересными фактами, потому что не мог поверить, насколько абсурдным было Убить пересмешника .Действие этой истории, предположительно, происходит в Глубоком Юге в 1930-х годах, где Аттикус Финч, наш белый спаситель, берет на себя ответственность защищать чернокожего человека в суде. К концу романа Ли мы приходим к выводу, что у Аттикуса был отличный шанс на самом деле оправдать Тома Робинсона, если бы последний был просто «хорошим негром» и не пытался сбежать в одиночку. (Да, я немного мелочен. Клянусь, я не огорчаюсь из-за этого.) Итак, я просто хотел знать, насколько реалистичен этот сценарий. Вся информация относится к южной обстановке 1930-х годов.Вот что я узнал:

Большинство юристов Юга охотно принимали чернокожих клиентов по обычным экономическим делам — имущественным, гражданским, договорным, страховым, а также по незначительным уголовным делам, которые не угрожали системе расовой иерархии Юга. Однако было практически невозможно найти белого юриста с юга, который согласился бы принять серьезное уголовное дело с участием белой жертвы или политически мотивированное дело, которое каким-либо образом оспаривало сегрегацию.

Только сочетание прямого действия, организации сообщества и правовой стратегии с помощью чернокожих юристов сделало возможной защиту чернокожих мужчин и женщин в суде.В деле Локетта черное сообщество в Талсе выжило в основном благодаря тому, что черные адвокаты смогли защитить интересы сообщества. В 1934 году черные адвокаты представляли Джорджа Кроуфорда, чернокожего мужчину, обвиненного в жестоком убийстве богатой белой женщины — ни один белый адвокат не возьмется за дело Кроуфорда . В конце концов, Кроуфорд получил приговор к пожизненному заключению вместо смертного приговора. И этот приговор должен был рассматриваться как достижение черными адвокатами и черным сообществом в целом, потому что пожизненное заключение было настолько хорошо, насколько это было возможно.

Часто черные адвокаты брали серьезные уголовные дела бесплатно или по очень льготной цене. Это было хорошо оценено их сообществами, но также само собой разумеющимся. Замечательно, насколько хорошо были организованы общины чернокожих. Ничего из этого не было переведено на страницах романа Ли. Черные персонажи абсолютно ничего не делают, кроме отправки еды Аттикусу, потому что они так благодарны. [* вставьте сюда фырканье *]

Эта книга, кажется, поддерживает стандарты расового равенства; де-факто это о том, что белый средний класс похлопывает себя по спине за то, что не думает о расистских мыслях.Прошу прощения, что сломал вам это, мисс Моди, но вы не получите за это сахарного печенья. Я не говорю, что это нереалистичное изображение белого среднего класса, это полностью так. Если вы проведете небольшое исследование движения за гражданские права, моральная апатия белого среднего класса станет кристально ясной. Однако не стоит изображать этих персонажей в позитивном свете, в них нет ничего восхитительного. В конце концов …

Тот, кто пассивно принимает зло, так же вовлечен в него, как и тот, кто помогает его творить.Тот, кто принимает зло, не протестуя против него, действительно сотрудничает с ним.

— Мартин Лютер Кинг младший

Amazon.com: Отзывы клиентов: Убить пересмешника

«Вы никогда по-настоящему не поймете человека, пока не рассмотрите вещи с его точки зрения … Пока вы не залезете в его кожу и не начнете ходить в ней».

«Убить пересмешника» Харпера Ли — бесспорная классика, которую немногие избегают читать в их жизни, и эти немногие достойны сожаления. Поскольку в эти выходные у меня была презентация романа, дискуссионная группа, которую мне посчастливилось возглавить в рамках The Big Read здесь, в Голландии, штат Мичиган, я почувствовал необходимость вернуться к этой вневременной классике (и я решил, что пересмотрю его, чтобы собрать свои мысли по этому поводу).Это было похоже на возвращение в дом детства, в котором было тепло, гостеприимно и безмятежно с течением времени, как будто я гулял по улицам моего старого района и слышал крики друзей, когда они ехали на своих велосипедах, чтобы поприветствовать меня, о знании почтальон по имени и знание, где все лучшие места для пряток, лучшие деревья, на которые можно лазить, и чувство безопасности в месте, которое навсегда является частью вас самих. Хотя некоторые механики романа казались менее удивительными, чем мой первый визит более десяти лет назад, сила и слава все еще были там, и я снова обрел любовь и уважение к таким персонажам, как Аттикус, с которым я всегда был рядом. сердце, когда я борюсь со своим отцовским положением.Харпер Ли создал замечательную работу, которая объединила в себе широкий спектр мощных тем, обертывающих систем классов, гендерных ролей, южных манер и табу, а также важное моральное послание доброты, любви и убежденности — все это в причудливом bildungsroman, которого не удостоил ни один читатель. своими страницами никогда не забуду.

«Единственное, что не подчиняется правилу большинства, — это совесть человека».

Прежде чем погрузиться в сам роман, я хотел бы на минутку поговорить об Аттикусе Финче, одном из моих любимых персонажей. литературы.Аттикус — столп нравственности, человек чести, порядочности и, самое главное, убежденности. Он скромен и честен, даже признается своим детям, что да, они действительно бедны. В романе об обществе с его бурным нравственным и классовым беспорядком Аттикус похож на авторского deus ex machina, являясь методом Ли, который вводит морализаторство и является примером того, что составляет «хорошего человека» в книге через характер, а не авторские отступления . Я всегда боготворил Аттикуса и пытался думать: «Что бы Аттикус сделал?», Когда дело доходило до того, чтобы стать отцом и решать сложные моральные головоломки (я даже назвал своего второго кота Каттикусом Финчем).Аттикус занимает непопулярную позицию, защищая чернокожего мужчину в деле об изнасиловании, будучи назначенным ему, несмотря на то, что город почти изгнал его. Аттикус выполняет свой долг, и делает это хорошо, будучи убежденным человеком, который верит в то, что нужно делать то, что правильно и достойно, независимо от последствий, живя в соответствии со своим заявлением: «Настоящее мужество — это когда ты знаешь, что тебя облизывают, прежде чем ты начнешь». но вы все равно начинаете и доводите до конца, несмотря ни на что ». Фактически, Ли первоначально намеревался назвать роман Аттикусом, прежде чем решил, что он подавит широкую перспективу Макомба, привлекая слишком много внимания к одному персонажу.Аттикус остается стойким на протяжении всего романа, уверенным в себе и полностью развитым, тогда как окружающие испытывают больше чувства изменений и развития. Это роман о личностном росте и более широком понимании окружающих, а Аттикус является якорем целостности и морали, удерживая своих детей в центре сильнейшего шторма эмоций и насилия, который обрушивается на Макомба.

«Когда ребенок что-то спрашивает, отвечайте ему, ради бога. Но не делайте из этого постановку.Дети есть дети, но они могут заметить уклонение быстрее, чем взрослые, а уклонение просто сбивает их с толку ».

В романе такого веса и серьезности пронизана детская невинность, блестяще исполненная благодаря тому, что Ли выбрал Скаута в качестве рассказчика. Мы всегда видим большой мир глазами молодой девушки, все еще пытающейся найти в нем свое место, понимая всю суету вокруг нее, и это создает невероятный иронический эффект, когда происходят большие события, которые читатель понимает, но доставляется почти через опровержение, потому что рассказчик не может полностью их понять ».Повествование позволяет Ли уравновесить признаки совершеннолетия с более важными темами, позволяя читателю сохранять невиновность в отношении изнасилований и расизма, в то же время в состоянии понять, что общество функционирует в целом, и уйти от темных тем к другим. удовольствие от приходов и отъездов детей. Что наиболее впечатляет, так это то, как все сочетается друг с другом, и уроки, извлеченные из каждого аспекта их жизни, применяются ко всем другим элементам, с которыми они соприкасаются. Судьбы Тома и Бу Рэдли эмоционально и морально связаны в сознании, сердце и душе читателей.

В «Убить пересмешника» присутствуют все стандартные мотивы билдунгсромана, которые заставляют людей любить этот жанр, от школьных ссор до познания своего места в обществе. Мы видим Скаута, Джема и даже Дилла, которые лучше понимают мир и свое место в нем, наблюдаем, как дети начинают уважать своего отца за нечто большее, чем просто быть хорошим отцом, видим, как они смеют, терроризируют соседей в хорошем смысле. весело, и даже остановить толпу, прежде чем она перерастет в насилие. В Scout, в частности, присутствует элемент гендерной идентичности, который ведет к более широкой дискуссии о классе и обществе.Дети учатся у окружающих, и Скаут проводит большую часть романа, оценивая окружающих, возможно, подсознательно ища для себя образец для подражания. Представления о том, какой должна быть хорошая южная женщина, навязываются ей по всему городу, например, мисс Дюбоуз, которая критикует ее манеру одеваться, или тетя Александра и ее попытки искоренить сорванцовское поведение Скаута, и она учится не любить мисс Стефани. и ее сплетничать. Мисс Моди, однако, обуздывает сплетни и оскорбления и делает лицо южной леди, но все же спускается в грязь в саду и ведет себя по-другому, более мальчишески, чем Скаут идентифицирует себя.Гендерная идентификация становится шестеренкой южных традиций в манерах и классе. Хотя судебное дело, несомненно, вызывает споры из-за расового подтекста, это еще и потому, что оно заставляет людей обсуждать изнасилование и включает в себя сомнение в слове женщины. Это навязывает множество табу на то, что сообществу неудобно иметь дело с этим, и многие неизбежно брезгливо закрывают глаза, когда вынуждены сталкиваться с уродливыми истинами. Макомб — это общество, в котором все и каждый имеет свое место, определенную идентификацию, и им не нравится, когда их беспокоят.Наиболее важно отметить корреляцию между персонажами, которые наиболее склонны поддерживать общественные традиции посредством самоуверенных боров, часто демонстрируют самый безудержный расизм на протяжении всего романа.

«Пересмешники не занимаются одним делом, кроме как сочиняют музыку для нас. Они не поедают чужие огороды, не гнездятся в кукурузных колыбелях, они ничего не делают, а поют для нас свои сердца. Вот почему грех убивать пересмешника ».

В этом романе много персонажей« пересмешников », таких как Том и Бу, но настоящий пересмешник — это, по крайней мере, для меня, потерянная невинность.Город вынужден видеть друг друга такими, какие они есть на самом деле, подвергать сомнению их убеждения, расти со всем расизмом и фанатизмом, происходящим вокруг них. Аттикус учит Скаута, что мы не можем узнать кого-то, пока «ты не рассмотришь вещи с его точки зрения», и в романе мы видим много неверных суждений о характере, основанных на непонимании, или персонажей, отказывающихся смотреть дальше своих закрытых мнений, или даже чего-то столь же простого, как Скаут и Джем верит слухам о Бу Рэдли как о кровожадном маньяке.«Люди обычно видят то, что ищут, и слышат то, что они слушают». Это относится ко многим упрямым аспектам общества, например, как мисс Моди заявляет: «Иногда Библия в руке одного человека хуже, чем бутылка виски в руке. — о, твой отец », — подчеркивая, что закрытый ум так же опасен, как и жестокая рука, и что даже религией можно злоупотреблять. Это послание любви, о том, чтобы заглянуть в сердца других, а не просто осуждать их, послание сострадания и непредубежденности, действующее через «Убить пересмешника», и это послание, о котором мы все должны время от времени напоминать. время.

Есть несколько проблем, которые возникли при перечитывании романа, поскольку я вырос как читатель с тех пор, как впервые столкнулся с этой прекрасной книгой. Хотя моральные уроки важны и неподвластны времени, в их доставке есть чувство деспотизма. Особенно в конце, когда шериф Тейт указывает на опасность превращения Бу Рэдли в героя.
взять того человека, который оказал вам и этому городу огромную услугу, и «вытащить» его застенчивыми путями в центр внимания — для меня это грех.Это грех, и я не собираюсь сваливать его на голову.
За этим заявлением сразу же следует упоминание Скаутом Аттикусу: «Ну, это было бы похоже на стрельбу в пересмешника, не так ли?». Кажется немного излишним повторять эту мысль, особенно когда двойного использования слова греха Тейтом было достаточно, чтобы провести параллель с сообщением ранее в романе о том, что грех убивать пересмешника. Я признаю, что это излишняя придирка, но вызывает разговор о преподавании этого романа в школах. В идеале эту книгу следует читать в то время, когда читатели достигают совершеннолетия, и связи, которые они обязательно установят с персонажами, усиливают любовь к роману.Это также время в жизни, когда вы только начинаете понимать великие миры литературы, и открытое указание на темы более необходимо для читателей, когда они еще не научились их правильно искать. Именно такие книги, как эта, рассказывают нам о книгах и вводят в мир чтения между строк, о существовании которого мы даже не подозревали. Еще одна тихая жалоба, которую я имею на роман, что, несмотря на темы расизма, Кальпурния кажется чем-то вроде персонажа дяди Тома.Однако кто бы не захотел служить у такого великого человека, как Аттикус, так что это тоже можно не заметить.

«Убить пересмешника» — роман, несомненно, заслуживающий звания классики. Хотя в нем есть свои недостатки, роман пронизан вневременным посланием любви. Это также очень важно как книга, которую юные читатели могут использовать в качестве лестницы к более высокой литературе, чем они были ранее представлены. У Ли такая плавная проза, которая способствует превосходному повествованию, особенно в повествовании о взрослении Скаута, и умеет создавать изысканных персонажей, которые оставили свой бессмертный след в залах литературы, а также в ее сердцах. читатели.
4.5 / 5

«… когда они наконец увидели его, почему он не сделал ничего из этого … Аттикус, он был очень хорош.

Большинство людей, Скаут, когда вы их наконец видите ».

« Этот стиль напоминает Уильяма Фолкнера, например сцену суда в «Сожжении сарая» с отстраненной точки зрения ребенка. Фактически, большая часть этого романа ощущается в долгу перед Фолкнером и работами авторов южной готики до нее, а инцидент и случай с Томом кажутся знакомыми тем, кто знаком с «Сухим сентябрем» Фолкнера или «Нарушением в пыли».То, как самые самоуверенные и самопровозглашенные «святые» также имеют тенденцию быть самой низменной моралью персонажей, также напоминает Фланнери О’Коннор. История Ли полностью ее собственная, но всегда интересно наблюдать за ее путешествиями и развитием литературных традиций.

Убить пересмешника (1962)

Шестилетний разведчик Финч (Мэри Бэдхэм) и ее старший брат Джем (Филлип Алфорд) живут в сонном Мейкомбе, штат Алабама, проводя большую часть времени со своим другом Диллом (Джон Мегна) и шпионя за своим затворником и таинственным соседом. Бу Рэдли (Роберт Дюваль).Когда Аттикус (Грегори Пек), их овдовевший отец и уважаемый адвокат, защищает черного человека по имени Том Робинсон (Брок Питерс) от сфабрикованных обвинений в изнасиловании, суд и сопутствующие события подвергают детей злу расизма и стереотипов.

  • Жанр:

    драма

  • Язык оригинала:

    Английский

  • Директор:

  • Производитель:

  • Писатель:

  • Дата выхода (кинотеатры):

    широкий

  • Дата выхода

    (потоковая передача):

  • Продолжительность:

  • Производство:

    Юниверсал Интернешнл Пикчерз,

    Brentwood Productions

«Убить пересмешника» Харпера Ли — обзор | Книги

«Убить пересмешника» — одна из тех книг, которые почти все читают в какой-то момент своей жизни.Независимо от того, заставляли ли вас читать это в школе или вы смотрели, потому что все вас убеждали, у большинства людей есть собственный личный опыт чтения Пересмешника.

Книга об Аттикусе Финче, который предстает нетрадиционным героем и образцом для подражания из-за своей морали, а не физических возможностей. Тема морали очевидна на протяжении всего романа, особенно в отношении религии и восприятия греха. Возьмем, к примеру, миссис Дюбоуз, выздоравливающую наркоманку: она клянется, что умрет ни перед чем, ни перед кем.Она преследует свою мечту стать свободным человеком, потому что в глубине души знает, что это правильно.

«Убить пересмешника» фокусируется на инстинкте правильного и неправильного и отличает его от простого следования закону. Даже заглавная цитата: «Стреляйте всех синих сойок, если можете, но помните, что убивать пересмешника — грех» — сама по себе аллегория этого сообщения. Сама по себе идея «делать то, что правильно» имеет разное значение в зависимости от того, когда и где вы читаете книгу.Если взять 1960 год, когда была написана книга, Америка находилась в состоянии этического развития, поскольку социальное неравенство — очень — постепенно преодолевалось. Начали появляться движения за права женщин и чернокожих, и некоторые из них проводили кампании с применением насилия. Смирится ли Аттикус Финч с этим?

В 1930-х годах, когда действие книги было положено, Америка находилась в разгаре Великой депрессии. Это было время, когда экономические трудности означали, что американская мечта отступала все дальше и дальше.Можно предположить, что Аттикус Финч чувствовал, что его собственная мечта о равном, морально достойном обществе также движется в ложном направлении.

Не отрицая неизменности морального послания и чистой изобретательности книги, все еще остается открытым вопрос о том, следует ли, как и в случае со всеми классическими произведениями, заставлять школьников читать роман и просматривать его страницу за страницей. Красота литературы и причина, по которой я ее так люблю, в том, что писатель должен в конце концов отказаться от смысла своей книги.Поэтому каждый, кто ее читает, может извлечь из нее то, чего раньше ни у кого не было. Я сам считаю это прекрасным занятием, но похоже, что поиск этих жизненных уроков с годами становится все менее и менее популярным занятием. Не следует забывать, что настоящая литература, такая как «Убить пересмешника», имеет значение в любой период и что сегодня послание Аттикуса Финча должно быть услышано среди всех глобальных конфликтов, о которых мы слышим в новостях каждую ночь .

Думать, что дети во всем мире страдают из-за тиранического режима или несправедливой системы правосудия, — угнетающая мысль, и я думаю, что современный Аттикус Финч с этим согласится.Не думаю, что ему было бы комфортно знать, что невинные жизни страдают из-за неравенства. Аттикус теперь будет защищать вопросы, которые Харпер Ли не учел при написании книги, такие как права геев и лесбиянок, потому что в основе его персонажа лежит принятие того, кем являются люди. Это моральная точка зрения, которой вы можете придерживаться, кем бы вы ни были и где бы вы ни родились. Аттикус Финч не является ксенофобом или гомофобом. Он не расист или сексист. Он человек и так же видит всех остальных.Кто знает? Может быть, Аттикус Финч даже будет сторонником прав животных.

Следует ли анализировать, преподавать в школах и разбирать на части? Я не могу сказать, но скажу, что я не против того, чтобы кто-то читал ради чтения. Я прочитал много книг, которые мне понравились, я отложил их и с тех пор никогда не думал о них. Но я искренне считаю, что Mockingbird — это книга, которую следует читать, будь то в школе или во взрослой жизни (или и то, и другое), без полного и полного погружения. В этой книге столько смыслов, что вы можете извлечь из нее так много смысла.Я, например, знаю, что «Убить пересмешника» — это книга, которая действительно изменила мою жизнь, и что каждый раз, когда я возвращаюсь к ней, я нахожу что-то новое, что я ассимилирую в свой собственный этический кодекс. Преодоление этого, хотя и было трудной задачей, в конечном итоге стоило потраченного времени, а кроме того, еще много чего.

Я бы посоветовал взять копию великолепного романа Харпер Ли и попробовать. Потому что, что бы ни случилось, она никогда не перестанет быть хорошей книгой и никогда не перестанет вдохновлять хороших людей.

Хотите рассказать миру о прочитанной книге? Присоединяйтесь к сайту и отправьте нам свой отзыв!

Убить пересмешника | Reelviews Обзоры фильмов

Удивительный по любым меркам фильм « Убить пересмешника» не получил «Оскара» за лучший фильм только потому, что конкурировал с Лоуренсом Аравийским . Минималист мог бы назвать это «драмой в зале суда», но это будет означать, что фильм будет продаваться по многим параметрам: масштабу, тональности, тематическому содержанию и т. Д.Да, To Kill a Mockingbird включает в себя длинную сцену в зале суда, но, хотя это действие может быть в основе сюжетной линии фильма, это лишь один из десятков моментов, которые, взятые вместе, делают фильм таким, какой он есть. .

Фильм, снятый в 1962 году, основан на полуавтобиографическом романе Харпер Ли 1960 года (единственная книга, которую она издала). Несмотря на получение Пулитцеровской премии, фильм « To Kill a Mockingbird » не стал предметом войны между студиями, потому что ему не хватало многих «общепринятых» элементов успешных фильмов — нет боевиков, любовных историй и злодеев » не получить яркого возмездия.Тем не менее, продюсер Алан Пакула и режиссер Роберт Маллиган были убеждены в том, что нужно рассказать отличную историю, и, когда они поделились своим видением фильма с Грегори Пеком, Пек согласился возглавить актерский состав. Поначалу Хортон Фут не хотел писать сценарий, потому что он уважал роман и боялся не отдать ему должное — опасения, которые легко отклонить как необоснованные на основе готового продукта.

Несмотря на то, что сегодня в заголовках новостей можно встретить множество несправедливостей в отношении гражданских прав, они минимальны по сравнению с тем, что имело место, когда To Kill a Mockingbird был запущен.Начало 60-х было пороховой бочкой с актами фанатизма и расовой ненависти, пронизывающими вечерние новости, поскольку движение за гражданские права набирало силу. Для такого проницательного и непоколебимого фильма, как этот, появление в кинотеатрах в такой неспокойный период просто поразительно. «Убить пересмешника» прямо противостоит предрассудкам и показывает, что правосудие не всегда дальтоник. Это тот случай, когда право не торжествует, и все в аудитории это осознают. Сегодня возникает вопрос, можно ли рассказать подобную историю или же волна политической корректности и нежелание аудитории ценить что-либо с мрачным разрешением заставят измениться.

Каким бы неопределенным ни был политический климат в 60-е годы, он был еще более нестабильным в 30-е годы, когда устанавливается «Убить пересмешника». Действие фильма разворачивается в маленьком городке Мейкомб в штате Алабама и длится чуть больше года, ограниченного двумя летом. Аттикус Финч (Грегори Пек) — порядочный юрист с безупречной этикой. Если бы таких адвокатов было больше, юрист действительно можно было бы считать благородной профессией. Вдовец, Аттикус несет ответственность за своих двоих детей — своего 10-летнего сына Джема (Филлип Алфорд) и своей шестилетней дочери Скаут (Мэри Бэдхэм).Джем и Скаут — типичные дети, которые проводят время в школе и играют на улице. И у них есть странное очарование домом Рэдли на улице, где живет таинственный Бу Рэдли (Роберт Дюваль). Бу — местный Бугимен, фигура, которая никогда не выходит из своего дома, но о которой сложилась чудовищная легенда. Как и все подобные страшные сказки, истории о Бу одинаково пугают и привлекают Джема и Скаута.

Когда Аттикус берет на себя дело Тома Робинсона (Брок Питерс), чернокожего человека, неправомерно обвиненного в изнасиловании белой женщины, некоторые горожане обращаются против него, особенно Боб Юэлл (Джеймс Андерсон), расистский отец так называемой жертвы.Для Аттикуса, в отличие от многих жителей Мейкомба, ситуация Тома связана с правосудием, а не с цветом кожи. Но Юг меняется медленно, и гораздо больше таких людей, как Юэлл, которые видят в черных людях пугающие фигуры. Хотя Аттикус представляет веские доводы, доказывающие невиновность Тома, обвиняемый, тем не менее, признан виновным жюри присяжных, которое не желает поверить на слово чернокожему человеку выше слова белого. Справедливость не востребована, и наступает трагедия.

«Убить пересмешника» «» представляет свою историю глазами детей, в частности, одного ребенка — Скаута (который заменяет писателя Ли).Режиссер Роберт Маллиган на протяжении всего фильма непоколебимо стремится к тому, чтобы точка зрения оставалась неизменной. Действия всех персонажей фильтруются глазами Джема и Разведчика. Мы видим Аттикуса как благородного юриста и любящего отца. Боб Юэлл — чудовище. Том Робинсон — фигура трагическая. А Бу Рэдли — это Бугимен, олицетворение тайны, густо витающей в воздухе летними ночами.

Побочный аспект этого подхода позволяет создателям фильма исследовать разницу между восприятием опасности детьми и взрослыми.Во время одной из сцен разъяренная толпа приближается к Аттикусу, который стоит на страже у тюрьмы, где содержится Том. С объективной точки зрения это можно было бы рассматривать как крайне нестабильную ситуацию, но Джем и Скаут не боятся. В конце концов, Аттикус здесь, и они просто стоят рядом с ним. Тем не менее, в их столкновениях с Бу, какими бы ограниченными они ни были, дети напуганы до безумия (хотя, как мы узнаем позже, Бу — мягкий человек, и одно из его действий превращает его из Бугимэна в Спасителя в глазах Разведчика).

По большей части стиль Маллигана сдержанный. Он избегает показухи и позволяет эмоциональной силе рассказа работать без явных манипуляций. Наиболее убедительное доказательство этого возникает после судебной сцены. Аттикус проиграл, но доблестно сражался, и, когда он собирает свою газету и выходит из здания, черные наблюдатели встают и молча приветствуют его. Здесь нет аплодисментов, и музыкальная партитура не требует навязчивого понимания того, что это важный момент в том, что в ней говорится о справедливости и расовых отношениях.

Одна из сильных сторон To Kill a Mockingbird — это сильное чувство времени и места, которое оно развивает. По иронии судьбы, для фильма, который так сильно напоминает сеттинг, это не было снято на месте. До того, как фильм « Чтобы убить пересмешника» был запущен в производство, Маллиган и продюсер Алан Пакула взяли команду в родной город Ли, Монровилль, но сочли его неподходящим для съемок. Модернизация вытеснила причудливость 30-летней давности, лишив город возможности представлять себя в 1930-х годах.Итак, у Маллигана и Пакулы была «копия» Монровилля, построенная на заднем плане Universal Pictures. Детский мир — простая улица с несколькими домами — это результат волшебства кинематографа. И, когда Ли увидел это, она отметила, насколько идеальной была иллюзия.

Черно-белая кинематография Рассела Харлана вызывает воспоминания, переносит нас на глубокий Юг эпохи депрессии. Мы не просто наблюдаем за Мейкомбом на расстоянии. Мы это чувствуем. Мы там. Вступительный монолог закадрового голоса определяет время и место в осязаемой манере, которую фильм никогда не теряет.А непосредственность декораций увеличивает правдоподобность персонажей. Именно этими словами начинается To Kill a Mockingbird : «Мейкомб был старым старым городом даже в 1932 году, когда я впервые его узнал. Почему-то тогда было жарче. Мужские жесткие воротнички к девяти утра поникли. Дамы купались до полудня, после трехчасового сна и к вечеру походили на мягкие чайные лепешки с глазурью от пота и сладким тальком. День длился 24 часа, но казался длиннее. Не спешить, потому что идти некуда и нечего купить, и нет денег, чтобы купить это, хотя округу Мейкомб недавно сказали, что ему нечего бояться, кроме самого страха.Тем летом мне было шесть лет ». Одни эти слова завораживают. Вместе с изображениями они действуют как машина времени.

В актерском списке To Kill a Mockingbird фигурируют два хорошо известных имени. «Большая» звезда — Грегори Пек, который в то время был на пике карьеры. За предыдущие три года он появился в ряде громких постановок, в том числе « Как был завоеван Запад», «Мыс страха», «Пушки Навароны» и «На пляже» .Для роли Аттикуса, которая принесла ему единственную лучшую мужскую роль Оскара, Пек смягчил свой подход и дал сдержанную игру, которая проиллюстрировала контроль Аттикуса, намекая на его страсть к справедливости и своим детям.

Второе легко узнаваемое имя принадлежит Роберту Дюваллю. В 1962 году Дюваль был неизвестен. «» «Убить пересмешника» «» была его первой ролью, но его роль молчаливого, чуткого Бу привлекла к нему внимание режиссеров Голливуда. Для Дюваля эта роль — вызов, поскольку от него требуется передать суть Бу через язык тела и выражения.А экранное время Дюваля ограничено. Бу не появляется до конца фильма, после того как Боб Юэлл напал на Скаута и Джема. Именно ради защиты Бу (который спас своих детей) Аттикус вынужден отказаться от одного из своих самых заветных принципов.

Пожалуй, два самых важных актера — Мэри Бэдхэм и Филлип Алфорд, которые играют Скаута и Джема. Несмотря на то, что они непрофессионалы и не имеют предыдущего опыта, эти двое превосходны в своих выступлениях. Нет никакой неловкости, которая часто ассоциируется с молодыми актерами (особенно с теми, кто впервые попадает в киноаппараты).Успех фильма во многом зависит от их эффективности и способности отождествлять себя со своими персонажами.

To Kill a Mockingbird В есть только один человек-плохой парень (учитывая, конечно, что повсеместный фанатизм, заражавший Юг в 30-е годы, является главным злодеем) — расист Боб Юэлл, которого Джеймс Андерсон изображает с пугающей злобой. актер, который лоббировал работу, утверждая, что понял персонажа. По общему мнению, Андерсон имел репутацию человека, с которым сложно работать, и он не всегда ладил со своими коллегами по фильму, но его игра о многом говорит.Независимо от того, насколько Юэлл играет в Андерсоне, это незабываемый пример актерского мастерства. Напротив, Брок Питерс играет Тома Робинсона с тихим благородством. Сценарий требует, чтобы мы никогда не подвергали сомнению невиновность Тома, и Питерс гарантирует, что это так.

«Убить пересмешника» «» — точная адаптация одного из самых важных произведений американской литературы ХХ века. Это также шедевр сам по себе. Это одна из тех редких постановок, где все на месте — превосходный сценарий, безупречный актерский состав и режиссер, у которого есть ясное видение и который добивается того, что он намеревается сделать. To Kill a Mockingbird повсеместно признан классикой, и этот ярлык заслужен.


Убить пересмешника (США, 1962)

Режиссер: Роберт Маллиган

Бросать:
Грегори Пек, Мэри Бэдхэм, Филипп Алфорд, Джеймс Андерсон, Роберт Дюваль, Брок Питерс, Эстель Эванс, Коллин Уилкокс, Уильям Виндом, Джон Мегна
Сценарий: Хортон Фут по роману Харпера Ли

Кинематография: Рассел Харлан

Музыка: Элмер Бернштейн

U.S. Дистрибьютор: Universal Pictures

Занял 85-е место в рейтинге Berardinelli’s Top 100


To Kill a Mockingbird — Разновидность

Высоко оцененный и чрезвычайно успешный первый роман Харпера Ли был искусно и тонко переведен на экран. Картина Universal «Убить пересмешника» — это крупное достижение в кино, значительная, захватывающая и запоминающаяся картина, которая входит в число лучших за последние годы. Его успех в литературном мире наверняка будет воспроизведен в театральной сфере.

Следует поздравить всех участников с хорошо выполненной работой. Очевидно, что в процесс, благодаря которому он превратился из всеобъемлющей прозы печатной страницы в визуальную и драматическую сущность повествования на экране, была внесена явная любовная забота. Острый сценарий Хортона Фута, чуткое и инстинктивно наблюдательное руководство Роберта Маллигана и множество исключительных исполнений — все это важные нити в богатой, провокационной ткани и умело синтезированном мастерстве Алана Дж.Производство Пакулы.

По мере развертывания на экране «Убить пересмешника», как ни странно, чередуются обертоны Фолкнера, Твена, Стейнбека, Хичкока и комедии «Наша банда». Сила и очарование истории заключается в обезоруживающем и захватывающем контрасте двух основных сюжетных составляющих. Яркое обвинение в расовых предрассудках на глубоком Юге, это также очаровательная история о выходе двух молодых людей из царства диких детских фантазий на горизонт зрелости, ответственности, сострадания и социальной проницательности.Это история мудрого, мягкого, мягкого говорящего адвоката из Алабамы (Грегори Пек), которому доверена сложная двойная работа: защищать негра, ложно обвиненного в изнасиловании, и воспитывать собственных впечатлительных, творческих детей без матери во враждебной, ужасающей обстановке. фанатизм и экономическая депрессия.

Для Пека это особенно сложная роль, требующая от него скрывать свою естественную физическую привлекательность, но при этом проецировать сквозь призму цивилизованной сдержанности и смиренного, рационального компромисса огонь социального негодования и гуманитарной озабоченности, который горит внутри персонажа.Он не только преуспевает, но и делает это без усилий, изображая силу, достоинство и интеллект. Еще одно выдающееся достижение для актера, чей вкус и высокие стандарты выбора ролей подтверждены качеством его фильмов и выступлений на протяжении всей его карьеры.

Но это никоим образом не целиком и даже не по существу фильм Пека. Двое молодых людей вот-вот украдут его, хотя на снимке видны изгибы их экрана. Девятилетняя Мэри Бэдхэм и 13-летний Филлип Алфорд, каждый из которых родом с Юга, дебютируют в роли двух неудержимых, озорных, вездесущих, непреодолимо детских детей Пека.Не одного кинозрителя будут преследовать сладкие туманные воспоминания о собственном детстве, наблюдая за их причудами и диковинками. Оба — красивые, талантливые, выразительные молодые люди, которым, кажется, суждено сделать успешную карьеру. К их деятельности присоединяется маленький Джон Мегна, необычно выглядящий олух, который также производит яркое и заразительное впечатление.

Заслуги и сдержанность этих трех юношеских выступлений отражают большую заслугу руководства Маллигана. Но, как это ни парадоксально, ценность самовозгорания, которого он достиг с его молодой тройкой, стала основным недостатком картины.В половине случаев дети из-за их словесного рвения не могут быть отчетливо слышны. Эта рваная формулировка молодости — явный раздражитель. Но это затмевается общим совершенством их постановок.

Способность Маллигана создавать такие прекрасные образы из малолитражек размером с пинту — лишь одна из граней его выдающегося вклада в фильм. Наиболее примечательно то, как он вызывает и усиливает напряжение и ужас там, где они абсолютно необходимы. Понимая, что угроза не может быть выражена с большим потрясением или воздействием, чем она видна в глазах смотрящего, особенно когда смотрящий является ребенком, он мастерски выполнил работу по определению точек зрения, с которых камера Рассела Харлана становится свидетелем сюжета рассказа. более пугающие инциденты.И снова в длинной сцене зала суда Маллиган и Харлан объединились, чтобы создать важный момент, изобретательно применив камеру. Когда Пек, защищая своего клиента и горячо призывая к справедливости, обращается со своими замечаниями к фанатичным присяжным, он фактически наклоняется и обращается не к 12 людям, а непосредственно ко всей аудитории в театре.

(Этот фильм должен хорошо смотреться на Юге Америки. Искусная, интимная манера, в которой сцена смонтирована и исполнена, поразит вас там, где это имеет наибольшее значение.)

Есть несколько первоклассных вспомогательных функций. Особенно резкими и эффективными являются Фрэнк Овертон, Эстель Эванс, Джеймс Андерсон и Роберт Дюваль. У Брока Питерса есть выдающаяся сцена как невинный, злополучный негр, которого судят за свою жизнь.

Точно так же Коллин Уилкокс как его «жертва» Tobacco Roadish. Другими ценными деятелями являются Розмари Мерфи, Рут Уайт, Пол Фикс, Элис Гостли, Уильям Виндом, Крэхан Дентон и Ричард Хейл. Пакула высоко оценивает его осторожные и неортодоксальные приемы кастинга.Приятно видеть на экране столько свежих лиц.

Внешний вид и другие производственные аспекты фильма заслуживают высокой оценки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *