Периоды литературные: Периоды русской литературы

Содержание

Периоды русской литературы

В развитии русской литературы выделяют несколько определенных периодов. Разные ученые определяют разные периоды в формировании русской литературы. Основными периодами являются:

  • древнерусская литература (11-17 век)
  • литература 18 века
  • литература золотого века (19 век)
  • серебряный век (конец 19 – начало 20 века)
  • русская литература советского периода (1922- 1991)

Древнерусская литература

Под понятием «древнерусская литература» понимают письменные произведения, которые были созданы на территории Киевской и Московской Руси, в промежутке между 11-17 веком. Основные особенности древнерусской литературы:

  • произведения носили религиозный или исторический характер
  • отсутствие авторства, были лишь составители, летописцы
  • свод правил по которым формировались произведения (ход событий, поведение, характеристики героя
  • медленное развитие (связанно с тем, что книги были рукописными, недостаток грамотных людей).

Жанры древнерусской литературы так же были немногочисленными и отличались от современных, к ним относились:

  • летопись (например, «Повесть временных лет»)
  • житие (например, «Житие Сергия Радонежского»)
  • поучение (например, «Поучение Владимира Мономаха»)
  • хождение (например, «Хождение за три моря»)
  • слово (например, «Слово о Законе и Благодати»)
  • воинская повесть (например, «Сказание о Мамаевом побоище»)

Письменность пришла на Русскую землю вместе с христианством, затем появилась письменная литература. Древнерусская литература подразделяется на два периода:

  • Киево-Новгородский период (10-12 век, известное произведение того периода «Слово о полку Игореве»)
  • Период Московской Руси (13-17 век, известные произведения – «Сказание о мамаевом побоище», «Хождение за три моря», «Житие Сергия Радонежского»).

Литература 18 века

Русская литература 18 века четко и ярко отображала общественную жизнь того времени. В произведениях той эпохи мы видим и влияние реформ Петра I, политику и общество вовремя правления Екатерины II.

В это время происходит пробуждение националистического самосознания, критикуется преклонение перед иностранным, просыпается интерес к русскому народу, его быту и традициям.

В этот период начинают свое формирования литературные направления, основываются литературные школы. За 18 век русская литература догнала по-своему развитию литературы стран Европы.

В этот промежуток времени на русскую литературу оказывали влияние немецкая, французская, английская культуры, но в итоге русская культура смогла сформировать свою собственную национальную литературу.

Еще в конце 17 века начинает формироваться тяга к реализму. Писатели хотят отобразить в своих произведениях как можно больше действительности.

В это время литература встает рядом с другими творческими направлениями, такими как живопись, музыка. Литература стала отвечать требованиям культурной жизни. Литература из церковной превращается в светскую.

Литература 18 века вела пропаганду нравственности, добра и правды. Литература «говорит» нам о том, что все люди чувствуют одинаково, царь – тоже человек и должен служить народу и подчиняться законам, крестьяне тоже люди, которые умеют чувствовать, страдать.

Несомненно, европейские взгляды оказали влияние на становление русской литературы 18 века, но дальше наша литература смогла адаптироваться и вырастить на этой европейской почве свои собственные плоды высокоморальных идей.

Золотой век русской литературы

Золотым веком русской литературы называют период 19 столетия, во время которого большое количество талантливых писателей смогли заявить о себе и оставили нам произведения, которыми по сей день восторгаются читатели во всем мире.

Центральной персоной поэзии Золотого века принято считать А. С. Пушкина, кроме него к великим поэтам этого периода так же относят М. Ю. Лермонтова, Ф. И. Тютчева, К. Н. Батюшкова, А. А. Бестужева, В. А. Жуковского, И. А. Крылова и др.

Характерной чертой герое произведений того времени является личная свобода, примеры этих характеров представлены в произведениях А. С Пушкина «Евгений Онегин» — Татьяна Ларина, А. С. Грибоедова «Горе от ума» — Чацкий. Писатели пропагандируют свободные взгляды, которые не всегда совпадали с мнением властей, поэтому начинают создаваться тайные общества, в которых состоят литераторы.

К ярким представителям русской литературы 19 века относят А. С. Грибоедова, который презирал тщеславные и эгоистичные высшие социальные слои; М. Ю. Лермонтова, который наиболее ярко в своих произведениях акцентировал внимание на философских идеях, он был сторонником идей декабристов, отстаивал права и свободы простых людей, выступал с критикой в адрес императорской власти; А. П. Чехова, который в своих произведениях высмеивал пороки дворянского сословия.

Авторы и произведения золотого века русской литературы несмотря на все гонения смогли занять достойное место в мировом искусстве.

Серебряный век русской литературы

Серебряным веком русской литературы называют период с конца 19 и до начала 20 века, за который было написано больное количество прекрасных произведений. Истоками серебряный век уходит в золотой век русской литературы, так как именно отголоски идей Пушкина, Тютчева, Лермонтова, Чехова видны в произведениях века серебряного.

Замечание 1

Характерными особенностями этого периода являются мистицизм, кризис веры, духовности. В поэзии серебряного века сплелось многое: библейские сказания, мифология, влияние культуры Европы и русского народного творчества.

Известными представителями литературы «Серебряного века» являются А. Блок, И. Бунин, Н. Гумилёв, С. Есенин, А. Ахматова, В. Маковский, А. Куприн. В литературе «серебряного века» выделяют следующие направления:

  • символизм (смысл направления заключается в негативной оценке прогрессивных идей, разочаровании в силе научного познания)
  • акмеизм (представители этого направления делали акцент на материальной стороне, на предметности тем и образов)
  • футуризм (основная идея – разрушение культурных стереотипов)
  • имажинизм (главное в данном направлении – образ, создание метафор, для представителей этого направления характерен эпатаж, анархические мотивы.

Русская литература советского периода

Советский период — это совершенно новый виток в развитии культуры России, само собой это нашло отражение и культуре вообще и в литературе в частности. Русская литература советского периода соединила в себе: реализм, народность, патриотизм, гуманизм. Основное литературное направление этого периода — социальный реализм, доминирующий жанр – роман. Советская литература пропагандирует образ человека как строителя нового мира. В это время формируется большое количество новых жанров и направлений. Яркими представителями литературы советского периода являются М. Горький, Н. Островский, М. Цветаева, В. Аксенов, М. Булгаков и др.

Периодизация мировой литературы — Литературное общество

1.Античная (8 в. до н. э. — 3 в. н. э. )

2.Средневековая (5 — 13 в. )

   Средневековая литература — литература, принадлежащая периоду, который начинается в поздней античности(IV—V века), а завершается в XV веке.

3.Эпохи Возрождения (14- 17 в. )

   Литература эпохи Возрождения — крупное направление в литературе, составная часть всей культуры эпохи Возрождения. Занимает период с XIV по XVI век. От средневековой литературы отличается тем, что базируется на новых, прогрессивных идеях гуманизма. Синонимом Возрождения является термин «Ренессанс», французского происхождения. Идеи гуманизма зарождаются впервые в Италии, а затем распространяются по всей Европе. Также и литература Возрождения распространилась по всей Европе, но приобрела в каждой отдельной стране свой национальный характер. Термин Возрождение означает обновление, обращение художников, писателей, мыслителей к культуре и искусству античности, подражание её высоким идеалам.

4.Эпохи классицизма (17 в. )

   Классицизм XVIII века развивается под влиянием идей Просвещения. Творчество Вальтера (1694—1778) направлено против религиозного фанатизма, абсолютистского гнета, наполнено пафосом свободы. Целью творчества становится изменение мира в лучшую сторону, построение в соответствии с законами классицизма самого общества.

5.Эпохи Просвещения (18 в. )

6.Романтизм (нач — сер 19 в.)

7.Критический реализм (сер — конец 19 в. )

8.Литература рубежа веков (кон. 19 — нач 20 в. )

9.Лит. 1-й пол. 20 в.

   Европейская художественная литература XX века сохраняет верность классическим традициям. На рубеже двух веков заметна плеяда писателей, творчество которых еще не выражало устремления и новаторские поиски XX века: английский романист Джон Голсуорси(1867—1933), создавший социально-бытовые романы (трилогия «Сага о Форсайтах»), немецкие писатели Томас Манн (1875—1955), написавший философские романы «Волшебная гора» (1924) и «Доктор Фаустус» (1947), раскрывающие нравственные, духовные и интеллектуальные искания европейского интеллигента, и Генрих Белль (1917—1985), сочетавший в своих романах и повестях социальную критику с элементами гротеска и глубоким психологическим анализом, французские Анатоль Франс (1844—1924), давший сатирическое обозрение Франции конца XIX века, Ромен Роллан (1866—1944), отобразивший в романе-эпопее «Жан Кристоф» духовные искания и метания гениального музыканта, и др.   

10.Лит. 2-й пол. 20 в.

11.Лит. постмодернизма — ?

   Термин «литература постмодернизма» описывает характерные черты литературы второй половины XX века (фрагментарность, ирония, чёрный юмор и т. д.), а также реакцию на идеи Просвещения, присущие модернистской литературе.

Постмодернизм в литературе, как и постмодернизм в целом, с трудом поддается определению — нет однозначного мнения относительно точных признаков феномена, его границ и значимости. Но, как и в случае с другими стилями в искусстве, литературу постмодернизма можно описать, сравнивая её с предшествующим стилем. Например, отрицая модернистский поиск смысла в хаотическом мире, автор постмодернистского произведения избегает, нередко в игровой форме, саму возможность смысла, а его роман часто является пародией этого поиска. Постмодернистские писатели ставят случайность выше таланта, а при помощи само пародирования и метаморфозы ставят под сомнение авторитет и власть автора. Под вопрос ставится и существование границы между высоким и массовым искусством, которую постмодернистский автор размывает, используя пастиш и комбинируя темы и жанры, которые прежде считались неподходящими для литературы.

Ирина Арзамасцева: Детская литература в первые десятилетия советского периода

После Октябрьской революции продолжалось создание «новой» детской литературы. Начало этой работе было положено еще в 70–80-е годы XIX века, когда русское народничество, питавшее реалистическую детскую литературу, постепенно уступало модернизму (например, журнал «Тропинка», 1905–1912). В 1880-е годы в России была развернута тотальная ревизия детского чтения – силами библиотекарей, педагогов, критиков и писателей. Новая парадигма детского чтения оформляется на рубеже 1920–30-х годов.

Несмотря на немалые попытки запрограммировать развитие детской литературы, по-разному предпринимавшиеся Наркомпрсом, Пролеткультом, Горьким, военно-государственной властью, русская детская литература не только сохранила потенциал свободного развития, но и явила шедевры, сохранившие актуальность для читателей-потомков.

Обширная статья о детской литературе в первые десятилетия советского периода подготовлена доктором филологических наук, профессором кафедры русской литературы XX-XXI веков Московского педагогического государственного университета Ириной Николаевной Арзамасцевой.

Читать далее

 

АВТОР

 

Ирина Николаевна Арзамасцева
профессор кафедры русской литературы XX-XXI веков
,Московского педагогического государственного университета
доцент, доктор филологических наук

 

 

 

После Октябрьской революции продолжалось создание «новой» детской литературы. Начало этой работе было положено еще в 70–80-е годы XIX века, когда русское народничество, питавшее реалистическую детскую литературу, постепенно уступало модернизму (например, журнал «Тропинка», 1905–1912). В 1880-е годы в России была развернута тотальная ревизия детского чтения – силами библиотекарей, педагогов, критиков и писателей. Новая парадигма детского чтения оформляется на рубеже 1920–30-х годов. В те же годы детская печать была была поставлена под контроль Коммунистической партии, но и в этих условиях некоторым писателям удавалось сохранить независимость своей эстетической и общественной позиции и привлечь внимание великого множества юных читателей (Аркадий Гайдар, Валентина Осеева, Рувим Фраерман, Константин Паустовский).

Моделью жизнестроения был избран социализм, а значит, все многообразие сюжетов стягивалось к проблеме «ребенок и строящееся общество». При этом хорошо развивалась познавательная литература о науке и технике, художественная литература о природе.

Главной особенностью «старой» детской литературы был дидактизм, в новых условиях ему пытались найти альтернативу – «передовое» идейно-художественное начало, которое проецирует в современную действительность утопию о будущем человечестве. Преимуществом «новой» детской литературы должен был стать демократизм – в отношениях автора и читателя, в свободном соединении разных стилей и жанров, в темах и сюжетах.

Самуил Маршак в 1957 году вспоминал тот период: «Нас увлекало то, что читатель – демократический, массовый, связанный с деревней, с заводом, а не белоручка. В этом была пленительная новизна. <…> Нас увлекало то, что можно было строить новое, и то, что можно было убрать старую рухлядь и из беллетристики, и из популярщины, где всё было переводно, дидактично, без художественного замысла. <…> Нас увлекало и то, что в детской литературе элементы художественный и познавательный идут рука об руку, не разделяясь, как разделились они во взрослой литературе» [ Маршак С.Я. Две беседы С.Я. Маршака с Л.К. Чуковской // Маршак С.Я. Собр. соч.: в 8 т. – Т. 7. – С. 576–577.].

Решая задачи демократизации, писатели сделали важные художественные открытия, но уничтожить старый дидактизм им не удалось, да и потребность в нём оказалась велика по причине пропаганды советских ценностей: приняв игровые, драматические формы, дидактизм вошёл в канон советской детской литературы (например, «Рассказ о неизвестном герое» Самуила Маршака).

Детская литература после Октябрьской революции развивалась во многом на основе идей, разработанных на рубеже XIX–XX веков. Большинство из писателей, критиков, педагогов начала века сочувствовали либеральной идеологии, они были далеки от радикалов-большевиков. Продолжив свое дело после падения монархии, они привнесли в советскую детскую литературу идеи, в которые верили сами.

После революции было уничтожено сословное деление литературы – для «хорошей детской» и для «кухаркиных детей». Призыв видеть в детской литературе «большое искусство для маленьких», прозвучавший в начале ХХ века, официально был заявлен на Первом съезде советских писателей в 1934 году.

Ещё в начале ХХ века русские писатели само понятие «детская книга» ассоциировали с немецкой книгой – так много ее было на российском рынке. Теперь детская литература была ориентирована на творчество народов, населяющих огромную страну.

В 1917–1919 годах продолжала выходить серия сказок разных народов в издательстве Ивана Сытина, увидели свет сборники Алексея Ремизова «Сибирский пряник» (1919), «Русские народные песни» – в собрании Якова Мексина, создателя московского Музея детской книги (1919) и другие сборники фольклора. Много способствовало повороту детской литературы к народному творчеству оформление науки о детском фольклоре: на рубеже 1920-1930-х годов выходят книги и статьи Ольги Капица, Георгия Виноградова, Всеволода Всеволодского-Гернгросса.

Детские писатели собирали, переводили фольклор, сближали свое творчество с фольклором. В итоге дети получили богатейший книжный свод сказаний, сказок, загадок, пословиц разных народов, а также целую библиотеку фольклоризированной литературы: стихи Зинаиды Александровой и Елены Благининой, сказки Степана Писахова и Ивана Соколова-Микитова, сказы Павла Бажова, обработки народных сказок Михаила Булатова, Тамары Габбе, Ирины Карнауховой, Натальи Колпаковой, Александры Любарской, Алексея Толстого, Бориса Шергина и других.

В 1920–30-е годы фольклоризм особенно отличает стиль литературы для маленьких детей. Сказки Корнея Чуковского «Муха-цокотуха», «Федорино горе», «Тараканище», «Чудо-дерево», «Путаница» и др. прямо связаны с народной смеховой культурой, с лубочными картинками, детскими потешками, вместе с тем, в них звучат сатирические отклики автора на факты из писательской и общественной жизни. Дидактизм в его произведениях обновлён соединением народной поэтической традиции с традициями русской поэзии, классической и современной, при общей их травестии.

   

Влияние народного сказа во многом определило развитие малых эпических форм, годных для детей 8–12 лет (например, рассказы «Пакет» Л. Пантелеева, «Бумбараш» Аркадия Гайдара и его же «Сказка о Военной Тайне, Мальчише Кибальчише и его твёрдом слове»). В подобных рассказах и сказках пафос рождается из соединения военно-пропагандистского лубка времен первой мировой войны с традицией исторической беллетристики на сюжеты борьбы народа за свободу, прежде всего французских романтиков, очень популярного в России Виктора Гюго.

Русские и западные этнографы рассматривали детство между двумя важнейшими обрядами «перехода» – рождения и инициации. Сюжет инициации побуждал писателей-реалистов прибегать к приемам психологизма и социального анализа. Образы подростков, переживающих драму «перехода» в годы грандиозных народных движений, часто встречаются: повести «Школа» (1930) Аркадия Гайдара, «Никичен» (1933), «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви» (1939) Рувима Фраермана, роман «Как закалялась сталь» (1930–1932) Николая Островского и др. Параллельно в научно-критических работах вычленяется советская литература для подростков.

Повесть «Дикая собака Динго…» вызвала бурную полемику: сюжетный конфликт не укладывался в идеологический канон. Взрослеющая школьница Таня Сабанеева очень одинока, несмотря на общество сверстников и взрослых – хороших людей, она член дружной советской «семьи» и вместе с тем замкнутая в себе личность. Кроме того, в образе нового «естественного человека» – эвенкийского мальчика Фильки – обнаружился парадокс: Филька схематично изображен как школьник и пионер, но гораздо убедительней он обрисован как дитя природы и своего «непросвещенного» народа; при этом личность юного эвенка гораздо гармоничнее личности Тани, а семейные сложности он воспринимает без драматизма.

Детская литература обновлялась благодаря самим юным читателям. Их запросы значили для писателей иногда больше, чем государственный заказ. Например, поэты пост-авангардного течения Даниил Хармс, Николай Олейников шли от детских запросов. Писатели облекали банальную, но необходимую мораль в форму игры, детского театра, даже кинематографа: например, «Ветер на речке» Зинаиды Александровой. Владимир Маяковский построил своё стихотворение как развернутый ответ отца на вопрос крошки-сына – «Что такое хорошо и что такое плохо?». Детская поэзия возвращалась к старинным формам «зерцал», «диалогов», «прогулок» и «бесед» с детьми.

В 20-х годах писатели и специалисты по детскому чтению внимательно читают тысячи детских писем, чтобы понять нового читателя. Редакторы готовят к публикации рассказы и повести беспризорников, крестьянских детей, пионеров и прочих «детских корреспондентов». Утверждается идея о том, что дети и подростки лучше знают, какие книги им нужны и даже могут сами написать их, с помощью опытных редакторов. Авторитету профессионального писателя противопоставлен авторитет примитивного автора.

Приветствовались и «бывалые» авторы, то есть такие, кто пришел в издательство из гущи народной жизни, обрел богатый жизненный опыт: например, «Приключения капитана Врунгеля» Андрея Некрасова, «Механик Салерно» Бориса Житкова, оба автора – моряки.

13 июля 1933 года Максим Горький обращается через «Пионерскую правду» к детям всей страны: «Что вы читаете? Какие книги нравятся вам? Какие книжки вы желали бы прочитать?». «Отвечаем Максиму Горькому» – под такой рубрикой печатались пожелания ребят Детскому государственному издательству (Детгиз). Сильная обратная связь с юными читателями отличает литературу 20-30-х годов от предыдущей её истории.

Форма детского журнала 1920-х годов («Воробей», «Барабан», «Юный строитель», «Весёлые ребята», «Затейник», «Мурзилка») сближается с формой журнала самодеятельного, школьного. В 30-х годах журналы «Пионер», «Костер» вернулись к более строгой форме. Журнал «Ёж» и «Чиж» образовали пару, один для младших детей, другой для подростков. В этих журналах возникает едва ли не единственная возможность для поэтов группы «Обэриу» Даниила Хармса, Александра Введенского, Николая Олейникова публиковать свои произведения. Именно в детских журналах нашел прибежище русский поставангард.

 

     

Писатели пробуют писать под маской ребёнка или подростка, стилизуют манеру детского творчества. Некоторые читатели принимали за реальный документ «Дневник Кости Рябцева» Николая Огнёва (1926) – повесть о Единой трудовой школе. Агния Барто не сразу призналась, что стихотворение «Челюскинцы-дорогинцы» написал вовсе не маленький мальчик, а она сама. Девочки всей страны знали наизусть стихотворение «Мама спит, она устала…» Елены Благининой, все дети знали стихотворение Сергея Михалкова «А что у вас?». В этих и подобных стихах поэтам удалось передать создать эффект живой детской речи.

Между тем, дети и подростки и в самом деле оказались способными написать нечто значимое. Так, родившийся в 1924 г. Коля Баранников в четыре года подписал свой рисунок словами «Пусть всегда будет солнце…», позже строчка вошла в песню «Солнечный круг» на слова Льва Ошанина (в двадцать восемь лет Баранникова расстреляли). Московская школьница Нина Луговская в 1937–1939 годах вела дневник, поражающий искренностью юных чувств и зрелым не по годам пониманием обстановки в сталинской Москве.

Была реализована давняя идея вывода детской литературы за пределы ограниченного мирка комнаты, расширения тем и жанров. Сложные и неоднозначные произведения общей литературы перерабатывали, сокращали, издавали для подростков: таковы романы Дмитрия Фурманова «Чапаев», «Разгром» Александра Фадеева, «Цусима» Алексея Новикова-Прибоя, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Петр Первый», «Аэлита», и «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого, «Кара-Бугаз» Константина Паустовского.
Романы, повести и рассказы теснили художественно-документальные произведения. К юному поколению обращались политические деятели: например, книги Федора Раскольникова «Кронштадтцы. Из воспоминаний большевика» (1917), Глеба Кржижановского «Ребятам о пятилетке» (1929), а также «Большевики должны овладеть техникой. Речь т. Сталина и ответ ленинградских ребят вождю» (1931). Предисловие к книге советской немецкой журналистки Марии Остен «Губерт в стране чудес. Дела и дни немецкого пионера» (1935) написал болгарин Георгий Димитров – генеральный секретарь Коминтерна.

Лениниана и сталиниана, биографии революционных деятелей всех времен и народов образовали целый пласт литературы для школьников. При этом, некоторые произведения только по внешней форме отвечали соцреалистическому канону, имели скрытый, ироничный смысл (например, «Рассказы о Ленине» Михаила Зощенко, 1939–1940).

Выходило много пьес для профессиональных и самодеятельных детских театров. В лучших из них дана интерпретация известных сюжетов в контексте российских событий: пьесы 1918 г. – «Алинур» Всеволода Мейерхольда и Юрия Бонди (по мотивам сказки «Мальчик-звезда» Оскара Уальда), «Дерево превращений» Николая Гумилева (с отсылками к книге Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра»), а также пьесы Елены Васильевой и Самуила Маршака, включая «оперу» «Кошкин дом» (1922). Большой успех выпал на долю пьесы «Том Кенти» Сергея Михалкова (1938), написанной по мотивам «Принца и нищего» Марка Твена. Характерно, что Евгений Шварц, самый яркий детский драматург 1930-х годов, перешел от прямой пропаганды («Клад» – о «юных разведчиках народного хозяйства») к сложной этико-философской проблематике, выражаемой на языке аллегорических сюжетов Ханса Кристиана Андерсена, Шарля Перро и других европейских сказочников: «Принцесса и свинопас», «Голый король», «Красная шапочка», «Снежная королева», «Тень».

В целом, палимпсестный способ творчества, когда поверх известного сюжета пишется новый текст, нередко применялся советскими писателями. Так, «поверх» английской сказки ‘The Brass Bottle’ F. Anstey – написана повесть-сказка Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч» (1938) – о том, как джин «улучшает» жизнь советских пионеров, и без того счастливую и полную реальных чудес. Повесть-сказка Александра Волкова «Волшебник Изумрудного города» (1939) написана «поверх» сказки американца Фрэнка Баума «Мудрец из страны Оз». Изумрудный город обманчив: чудесным он кажется только при взгляде сквозь зелёные очки, которые обязаны носить все жители города.

Писатели осваивали темы общественно-политические, научно-технологические, социально-бытовые, оформляя знания в образную картину мира. Заново разрабатывалась форма сказки с функцией учебного пособия, восходящая к традиции русской натурфилософии XIX века (например, к сказкам князя Владимира Одоевского). Так, Ян Ларри пишет «Необыкновенные приключения Карика и Вали» (1937) – о том, как дети и учитель, фантастически уменьшившись, оказались в мире растений и насекомых.

Возникла потребность в универсальной книге, построенной по принципу «всё обо всём», – компендиуме, откуда дети могли узнать начатки истории общества, науки и техники, причем с позиций дарвинизма и марксизма. Идею осуществили писатели-популяризаторы Илья Маршак и Елена Сегал в книге «Как человек стал великаном» (1940). Авторы не только объясняли школьнику роль труда в истории природы и цивилизации, но и создали образ юного читателя, равного взрослым, – преобразователя природы и созидателя общественных богатств. Ребёнок при этом выступает как наследник всей мировой культуры, всех трудов человечества, хозяин природы. Малый компендиум создал Борис Житков в книге «Что я видел» (1940): уникальность этого художественного опыта в том, что энциклопедия адресована «четырёхлетним гражданам». Принцип повествования, взятый за основу Житковым, отвечает эстетике модернизма – описание мира через индивидуальное детское восприятие. Сегал и Ильин приняли противоположный принцип, отвечающий классической эстетике, – повествование от обезличенного повествователя-взрослого, идеального наставника, направленное к столь же идеальному ученику-читателю.

Однако были и утраты в литературе 1920-1930-х годов: исчезли сентиментальные сюжеты о сиротках и благотворителях, святочный рассказ и рождественская сказка, были осмеяны принцессы и разоблачены волшебники.

Переменился преобладающий в детской литературе пафос, активно разрабатывались формы комического, особенно сатира и юмор. Вопреки реалиям, в советских изданиях для детей начали преобладать мотивы социального оптимизма. «Весёлая» детская книга – главное достижение послеоктябрьской литературы, ответ обновившейся культуры на ожидание нового народного гения, равного «весёлому» Пушкину. Это достижение явилось итогом длительной подготовки общественного вкуса к перемене слёз на смех, опорой этого переворота было «пушкинианство» как реакция на декадентство и кризис символизма. Несколько забытый в 20-е годы, Пушкин был сполна возвращён детям в 30-е годы. В центральных газетах в 1937 году появляются статьи Самуила Маршака «Три юбилея», «О Пушкине и трёх школьниках», в которой доказывается, что художественное творчество детей естественным образом направлено к Пушкину, что дети – главные наследники и ученики гения. Был издан каталог «Пушкин для детей» (1937). Не меньше внимания уделяла Пушкину эмигрантская печать, обращённая к детям и родителям. Ежегодно проводились литературно-театральные праздники «День русского ребенка», приуроченные ко дню рождения Пушкина. Потребность в радости, мудром, «детском» веселье предопределяла движение всей русской детской литературы, вопреки усилению драматизма и трагизма во «взрослой» литературе.

Усилился пафос героической романтики, возникший в детской военно-патриотической литературе последней трети XIX и начала ХХ веков. Гимн пионеров «Взвейтесь кострами, синие ночи…» был написан в 1922 году в ритме марша из романтической оперы Шарля Гуно «Фауст», автор текста – восемнадцатилетний комсомолец Александр Жаров, ученик поэта Валерия Брюсова. Быстро формировавшийся миф о героях Октября и гражданской войны претворялся в сюжеты подвига, гибели юного героя. В поэзии зазвучали мотивы героики и стоицизма (песня «Орлёнок» (1936) на стихи Якова Шведова, ещё одного ученика Валерия Брюсова).

Героическая романтика, питавшаяся парафольклорными и литературными представлениями о героях революции и гражданской войны, соединялась с романтикой исторической, имевшей книжное происхождение. Писатели, помня о своих ранних читательских увлечениях, создавали исторические повести по образцам романов Вальтера Скотта, Виктора Гюго, Рафаэлло Джованьоли. Эти палимпсесты отличались тем, что советские исторические беллетристы не скрывали оригинал, оставляя на виду структуры жанра и стиля (романы Зинаиды Шишовой «Великое плавание», 1936–1938, – об открытии Америки, «Джек-Соломинка», 1940–1941, – о восстании Уота Тайлера, Михаила Езерского «Аристоник», 1937, – о восстании сицилийских рабов, и др.).

Критическое осмысление «детского» литературного процесса шло в аспектах традиции и новаторства. Так, книга Николая Саввина «Основные направления детской литературы» (1926) построена на основе его статей 1916 года. Анализ произведений Самуила Маршака, Александра Неверова, Сергея Ауслендера, первых номеров журнала «Пионер» ведётся критиком с позиций, выработанных гораздо раньше. Наиболее сильным течением в детской литературе Саввин считал «художественно-реалистическое направление»: Лев Толстой, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Максим Горький, Александр Свирский, Константин Станюкович, Ал. Алтаев, Павел Сурожский, Александр Куприн, Викентий Вересаев, Валентина Дмитриева, Александр Серафимович, Иван Шмелёв, Владимир Короленко, Иван Наживин. Реализм оказался сильнее других вычлененных критиком направлений – сентиментально-моралистического и модернистского.
Сентиментально-моралистическое направление сошло на нет быстрее всего: новые произведения некогда очень успешных авторов Лидии Чарской и Клавдии Лукашевич хотя изредка выходили в первые годы советской власти, успеха не имели. Мотивы новогоднего праздника, семейных чувств и т.п. начнут возрождаться в поэзии Зинаиды Александровой, Елены Благининой. Элементы поэтики прозы Чарской и Лукашевич вошли в поэтику творчества Аркадия Гайдара, Валентины Осеевой, Рувима Фраермана и др.

Модернисты, стремясь заполнить возникший вакуум в детской литературе, предлагали свою модель её развития. Примером может служить сборник для детей поэта-символиста Николая Ашукина «Золотые былинки» (1919). В пейзажных стихотворениях, расположенных в традиционной «календарной» композиции, звучат мотивы, близкие к «детской» поэзии символистов: Рождество, Коляда, «ангел светлый». Тихая атмосфера стихов Ашукина сама по себе была отрицанием трагизма девятнадцатого года. В 1923 г. вышел сборник «Зарницы», составленный Ашукиным с целью «дать антологию новой русской поэзии в образцах, доступных детскому пониманию». Здесь новую поэзию представляли символисты: Вячеслав Иванов, Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Поликсена Соловьева (Allegro), Александр Блок, Юргис Балтрушайтис, Андрей Белый, Федор Сологуб, Сергей Соловьев, Владимир Пяст, а также Сергей Городецкий. Стихи расстрелянного Николая Гумилева уже изымали из круга чтения, но ещё долгое время они имели хождение в среде подростков. Крестьянские поэты в сборнике представлены стихами Николая Клюева, Сергея Есенина, Сергея Клычкова, Петра Орешина, Дмитрия Семеновского. Включены стихи Саши Чёрного и Марины Цветаевой. Группу пролетарских поэтов в сборнике возглавил Демьян Бедный. Выбор Ашукина был предложением модернистской основы для развития новой детской поэзии.

В 1939 году выходит сборник рассказов и стихов «Снежки» (1939), в котором более двадцати авторов представили молодое поколение, в том числе такие талантливые авторы как Наталья Артюхова и Валентина Осеева. Маленькому рассказу «Бабка» Осеевой крупнейший писатель эпохи Андрей Платонов посвятил проникновенную статью. В целом, уровень детской литературы накануне вступления СССР во вторую мировую войну был высоким.

В сущности, модернизм начала ХХ века стал строительным материалом для переходных форм детской литературы советского периода. В большей степени сохранились сентиментально-моралистические и модернистские традиции в эмигрантской части детской литературы. Целиком посвятил себя творчеству для детей Саша Чёрный. В зарубежных изданиях для детей встречаются произведения Бальмонта, Ремизова, Нины Кодрянской – в соседстве с произведениями реалистов Ивана Бунина, Ивана Наживина, Александра Куприна, Алексея Толстого, Ивана Шмелёва, Надежды Тэффи, Николая Байкова и др.

Несмотря на разобщенность писателей по обе стороны границы, возникали художественные явления общего порядка, связующие мир детской литературы. Повесть Алексея Толстого «Детство Никиты», главы которой выходили в берлинском журнале «Зеленая палочка» в 1920 году, не раз переиздавалась в советской печати, отчасти восполнив недостаток в теме детства в дореволюционной дворянской семье, смягчив «пионерский суд» над старым миром. Реалистический образ мальчика Никиты строится не столько путем передачи его социального статуса и характера, сколько путем воссоздания его счастливого мира, состоящего почти сплошь из многих «превосходных вещей» (выражение Толстого), а эти «превосходные вещи» суть те же самые, что и для всякого ребенка, растущего в средней полосе России: пышные сугробы, утренний свет, льющийся сквозь заиндевелые окна, ледянки для катанья с горы и прочее подобное.

Деревенский мальчик Мишка Коряшонок оказывается лучшим другом дворянского мальчика, и эта правду нельзя отринуть ради правды революции.

Самая известная сказка советской эпохи – «Золотой ключик, или Приключения Буратино» (1935–1936) – имела своим началом обработку сказки итальянского писателя Карло Коллоди о деревянном мальчике Пиноккио, выполненную в 1922–1923 годах Алексеем Толстым на основе перевода Нины Петровской, писательницы-эмигрантки. В «Золотом ключике», «новом романе для детей и взрослых», настоящей «сказке с ключом», современные исследователи обнаруживают аллюзии и реминисценции на произведения и ситуации из эпохи символизма. Вместе с тем Буратино – именно толстовский тип героя – противопоставлен всем куклам из старого театра Карабаса Барабаса. В образе Буратино юмористически представлен «новый человек», который явился на смену «фарфоровым» созданьям символизма и «механическому человеку» социалистического реализма.

Ориентиром в развитии реалистического направления детской литературы и детского чтения было выбрано литературно-педагогическое наследие Льва Толстого. Поиски речевого стиля детской литературы, по воспоминаниям Самуила Маршака о ленинградской «школе» писателей, начинались от толстовского истока: «Конкретность, образность, простота “Кавказского пленника” – вот что мы считали образцом. Надо было восстановить силу слова, утерянную в будничной речи, в газете – помните, у Чехова в одном рассказе “снег, ничем не испорченный” – вот такой снег мы искали».

Однако, помимо осознанного выбора толстовского образца, естественное развитие реалистического направления в детской литературе привело к возрождению традиции Федора Достоевского: в изображении слишком рано взрослеющих детей, в психологическом анализе детской «дефективности», в новой постановке вопроса о детской жертве во имя общего счастья, в освещении противоречий современности с позиций детей. Таковы повести Александра Неверова «Ташкент – город хлебный», Л. Пантелеева и Г. Белых «Республика Шкид» (1927), Аркадия Гайдара «Пусть светит», «Военная тайна», «Судьба барабанщика». Причем произведения Достоевского, в сравнении с Толстым и Чеховым, иногда выходили в изданиях для школьников: в 1919 г. «Мальчик у Христа на елке», в 1934 г. «Преступление и наказание», а в 1935 г. «Записки из Мёртвого дома».

В реалистической прозе особое внимание уделялось теме детских коллективов. Алексей Мусатов пишет повесть «Шекамята», 1931, о школе крестьянской молодежи, Антон Макаренко – повести «Марш тридцатого года», 1932, и «Педагогическая поэма», 1934, – о детских колониях, Корней Чуковский – повесть «Солнечная», 1933, – о больных детях в санатории, Аркадий Гайдар – повесть о детском летнем лагере «Военная тайна», 1934.

Детская литература, едва освободившись от синодально-монархической цензуры, попала под контроль партийных и писательских объединений, а более всего – Народного Комиссариата просвещения (Наркомпрос), и этот контроль с каждым годом усиливался. Вследствие этого реализм, взятый за основу развития «социалистической» детской литературы, обретал новые черты. Так, вопреки толстовской практике сближения, совмещения текста и подтекста, в произведениях советских реалистов нередко содержание в тексте и смысл подтекста резко расходятся (повесть Аркадия Гайдара «Судьба барабанщика»).

При том, что при советской власти девочек и мальчиков воспитывать стали в общих коллективах и культура детства в спорте, школе тяготела к стиранию гендерных различий, все же традиция специфических жанровых форм сохранилась. Активно развивавшаяся до революции повесть о девочках и для девочек (Вера Желиховская, Лидия Чарская, Клавдия Лукашевич) – получила дальнейшее развитие: «Тайна Ани Гай» (1925) Сергея Григорьева, «Повесть о рыжей девочке» (1929), «Санитарки» (1931) Лидии Будогосской и др. Жанровые черты повести о девочке есть и в повести-феерии «Алые паруса» (1921) Александра Грина, и в культовой повести «Тимур и его команда» (1940) Аркадия Гайдара, хотя в целом жанровая форма гайдаровской повести сложнее: здесь таинственная жизнь мальчиков представлена глазами девочки.

  

Повести и рассказы о мальчиках были ближе к приключенческому жанру. Это произведения о юных героях революции и гражданской войны – повести Павла Бляхина «Красные дьяволята» (1923–1926), «Макар-Следопыт» Льва Остроумова (1925), «Юнармия» (1933) Григория Мирошниченко, рассказ «Р. В. С.» Аркадия Гайдара (1925) и т.п. Особняком стоит повесть Льва Кассиля «Кондуит и Швамбрания», 1930–1933: в её основе лежат автобиографическая повесть о дореволюционном детстве и школьная повесть, сведённые к сатирическому жанру. Выделяется и повесть Валентина Катаева «Белеет парус одинокий», 1936: её реализм и романтика в рамках жанра историко-приключенческой повести находятся в редком равновесии, точкой равновесия служит классический поэтический образ, который разворачивается в неомиф о Причерноморье, предваряющий советский неомиф о Петрограде и Октябре.

Среди «мальчишеских» повестей выделяется историческая, авантюрно-приключенческая повесть «Государство солнца. Записки Леонида Полозьева» Николая Смирнова (1928), действие которой происходит в XVIII веке на Камчатке. Писатель рассказал историю о поляке-романтике, поднявшем неграмотный народ на бунт, скитавшемся по морям в поисках прекрасного острова, нашедшем его, но так и не сумевшем построить на острове государство солнца.

Утопию о чудо-стране и народной власти развеивал поэт Сергей Есенин в «Сказке о пастушонке Пете, его комиссарстве и коровьем царстве» (1925), которую он написал наперекор Владимиру Маяковскому, опубликовавшему в тот же год идеологическую «Сказку о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий» (здесь Маяковский проявил себя виртуозом формы, но вульгарно понял дидактическую задачу – маленький читатель может решить, что толстые дети – однозначно плохие, а тонкие – только хорошие).

Сказка стала главным объектом широкой дискуссии о детской литературе на рубеже 20–30-х годов. Полемически заостряя вопросы «Нужна ли сказка пролетарскому ребенку» (очерк Э. Яновской, 1925 год), допустима ли развлекательно-юмористическая литература, официозные критики пытались привести литературный процесс к «знаменателю» политического процесса, а «знаменатель» ещё не был определён. Признание сказки означало бы возвращение к классической модели культуры, а за отказом от неё начинался путь от пролетарской культуры к культуре социалистической, контуры которой, как в рассказе «Голубые города» Алексея Толстого, едва угадывались в футуристических мечтаниях.

Детская литература, развивавшаяся только на одном классическом основании, обнаруживала художественную несостоятельность: её уделом становились псевдоавангард и псевдореализм. В «старой» детской литературе классическим основанием служила христианская культура, но её отвергали. В 1918 году ещё возможно было опубликовать маленькую поэму Сергея Есенина «Иисус младенец», в 1923 году критики предпочли не заметить христианские мотивы и идеи в повести «Ташкент – город хлебный» Александра Неверова. В поэме Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки», 1932, трагедия – смерть больной девочки – разыгрывается на двух уровнях – девочка, перед смертью отказываясь надеть крест и принять материнскую любовь, совершает подвиг, а в подтексте, возникающем в мелких деталях, она страшно заблуждается под действием собственного бреда и грозы. Валя-Валентина поистине трагическая героиня времени.

Образ идеального подростка создал Аркадий Гайдар. Его Тимур – с одной стороны, по древнеримскому канону, «строгий юноша», рыцарь без страха и упрека. С другой – он и его команда мальчишек ведут непубличную, скрытую жизнь, занимаются тайным деланием добрых дел, то есть тем, что и в Римской империи, и в советской стране считалось противоположным норме. Характер Тимура образован сочетанием древнеримских и христианских добродетелей. Неслучайно повесть, которая в стилевом отношении уступает гайдаровским шедеврам – рассказам «Голубая чашка», «Чук и Гек», оказалась наиболее востребованной у юных читателей. Огромный успех «Тимура и его команды» может быть объяснён редкой гармонией между идеей ребенка – государственного жителя, преданного гражданскому долгу, – и идеей ребенка естественно свободного, изначально нравственного человека.

Образом идеального взрослого принято считать Дядю Степу – героя одноименного стихотворения Сергея Михалкова (1935). «Самый добрый великан» служит в милиции: он являет собой государственную силу и вместе с тем близок детям – живет в обычном доме, носит сапоги «сорок пятого размера» и занят не поимкой шпионов, а борьбой с хулиганами и помощью обычным людям.

Несмотря на немалые попытки запрограммировать развитие детской литературы, по-разному предпринимавшиеся Наркомпрсом, Пролеткультом, Горьким, военно-государственной властью, русская детская литература не только сохранила потенциал свободного развития, но и явила шедевры, сохранившие актуальность для читателей-потомков.

 

Ирина Арзамасцева

О развитии детской литературы в разные периоды рассказал столичный Главархив

Главархив представил детские издания из своих фондов к Международному дню детской книги. Сегодня там можно найти произведения, созданные поэтами Евгением Долматовским и Борисом Тургановым, филологом Варварой Адриановой-Перетц, а также издания товарищества «И. Д. Сытин и К°», основанного в 1882 году.





Как сообщается на официальном сайте Мэра Москвы, в фонда столичного Главархива содержатся уникальные детские произведения. Самые первые сочинения для детей можно найти на новгородских берестяных грамотах XI–XII веков. На них оставляли поучительные и шутливые обращения к малышам. А в XII–XIII веках сказки и духовно-нравственные тексты стали частью воспитательного процесса. Первая переводная литература для детей появилась при Петре I.

Детские книги XIX — начала XX века отвечали требованиям реализма. Это заметно по текстам и иллюстрациям.


«Успех книготорговца Ивана Сытина объяснялся выпуском недорогих иллюстрированных изданий для простых людей. В Главархиве сохранились ранние детские издания товарищества, среди которых «Гулливер у карликов», «Хижина дяди Тома», «Четвероногие проказники», «Мой день рождения», малоизвестная сейчас русская народная сказка «Ворожея», — говорится в сообщении.


В послереволюционный период книги оформляли выдающиеся художники-иллюстраторы: Вера Ермолаева, Нина Любавина, Елена Турова, Николай Лапшин и Юрий Анненков. У истоков художественных традиций издательства «Детгиз» стоял талантливый художник Владимир Лебедев.


Выпуск детских книг в советское время контролировало государство. В те времена книги должны были выполнять задачи не только нравственно эстетического, но и идеологического воспитания. В этот период книги создавали Максим Горький, Владимир Маяковский, Михаил Пришвин, Аркадий Гайдар, Борис Житков, Виталий Бианки и Лев Кассиль. А ведущими детскими писателями стали Самуил Маршак, Корней Чуковский, Сергей Михалков и Агния Барто. Ее первые издания хранятся в семейном фонде Виллеров-Барто: «Шуркин гриб», «Борька-барабан», «Ночь» и «Бирюльки».


Выпуск детских книг продолжился и в военные годы.


«Тогда в основе сюжета лежала героико-приключенческая модель поведения ребенка на войне. В фондах поэта Бориса Турганова и журналиста Глеба Скороходова представлены детские книги тех лет — повесть Иосифа Ликстанова «Приключения юнги» и сборник стихотворений советских поэтов «За Родину», — говорится в сообщении.


Ренесанс детской литературы пришелся на 1950–1960 годы. В этот период детских писателей стало больше. В частности, в документальном фонде столицы хранятся детские книги писателей Сергея Баруздина и Валентины Осеевой.


Фото: pixabay.com

Английская литература (самая подробная периодизация)

Английская литература неразрывно связана в сознании многих из нас с такими именами как Вильям Шекспир, Чарльз Диккенс, Артур Конан Дойль и Агата Кристи. Однако хотелось бы познакомить читателя с другими менее известными, но не менее талантливыми английскими писателями, а также сказать несколько слов об эпохе, в которой они жили и творили.

В данной статье дана подробная периодизация английской литературы с периода средневековья до наших дней и указаны самые известные произведения английских писателей, а также менее известные произведения, но которые однако стоит прочитать обязательно.

Для начала разберемся, что же относится к английской литературе. Английская литература, это литература не только писателей Англии, но и всех частей Великобритании, включающей в себя: Уэльс, Шотландию и Северную Ирландию. Известно, что в английском языке слов больше, чем в каком-либо другом языке мира. Вследствие чего много слов с едва заметными различиями в значении. Это многообразие слов мастерски использовали английские писатели, а некоторые из них даже брали на себя ответственность в создании новых слов, одним из таких писателей был гениальный У. Шекспир.

Английская литература – это многовековая история, блестящие авторы, незабываемые произведения, отражающие особенность национального характера. Мы растем с книгами этих великих писателей, учимся и развиваемся с их помощью. Невозможно передать значение английских писателей и сделанный ими вклад в мировую литературу. Трудно представить себе мир без произведений Шекспира, Диккенса, Уайльда и многих других. Английскую литературу делят на периоды, в каждом из которых жили и творили свои писатели и поэты, в произведениях которых находили свое отражение те или иные события и факты из истории страны.

Принято выделять следующие периоды в английской литературе:

1 период: раннее средневековье или англо-саксонский период 450-1066

Исторический факт: в 1066 Англия завоевана норманнами во главе с Вильгельмом Завоевателем (William the Conqueror). Этим завоеванием и заканчивается данный период.

Преобладающий жанр: поэма.

Самые известные произведения: Беовульф

Произведения этого периода передаются из уст в уста. Их характеризуют следующие черты: фатальность, сопоставление церкви и язычества, восхваление героев и успешных сражений.

Наиболее важным произведением этого периода считается поэма Беовульф, имеющая в Англии национально-эпический статус. Беовульф является самой длинной эпической поэмой, написанной на древнеанглийском языке. Поэма содержит более 3000 строк и разделена на 3 части. Беовульф — классическая сказка о торжестве добра над злом. Здесь описываются подвиги героя по имени Беовульф , его бои с монстром, матерью этого монстра и драконом.

Никто не знает точное время создания и автора этой поэмы. Должно быть, она передавались в устной форме на протяжении многих поколений, и изменялась на протяжении долгого времени.

2 период: средние века: 1066 — 1500

В XI-XII веках в литературе преобладают церковно-дидактические произведения («Ормулум», «Ода Морали»), начиная с середины XIII века, происходит переход к более бытовым жанрам (народная «Песня кукушки», «Бэв из Амто́на»,«Horn» и «Havelock»).

В XIII-XIV века – создание рыцарских романов о короле Артуре и о его рыцарях. В 1469 Томас Мэлори собрал целый свод романов о подвигах рыцарей и его труд «Смерть Артура» стал памятником английской литературы позднего средневековья.

Начало развития жанра народной поэзии — баллады. Очень популярны баллады об отважном разбойнике Робине Гуде.

И наконец, вторая половина этого периода считается новой страницей в истории английской литературы и связана с именем Джеффри Чосера. Если ранее произведения было принято писать на латыни, то Чосер стал первым, кто писал на английском. Самым известным его произведением стали “Кентерберийские рассказы”.

3 период: эпоха Возрождения или Ренессанса: 1550 – 1660

Преобладающий жанр: сонеты, лирические произведения, пьесы для театра

Самые известные авторы и произведения: Томас Мор «Утопия» (Utopia), Вильям Шекспир написал 36 пьес и около 200 сонетов

  • 1500-1558 — литература при Тюдорах

Эпоха Возрождения начинается с развитием жанра лирики, ведущая роль была отведена поэзии. Поэты Филипп Сидни и Эдмунд Спенсер. Одним из самых заметных писателей во время правления Генриха VIII был великий писатель и гуманист Томас Мор, известность ему принесла выпущенная в 1516 году книга “Утопия”.

  • 1558-1603 — литература при Елизавете

Этот период связан с правлением Елизаветы I, здесь смешались средневековые традиции и ренессанский оптимизм. Поэзия, проза и драма были основными стилями, процветавшими в этот период. Однако особенный расцвет был у драмы. Известные писатели этого периода были Томас Кид, Роберт Грин, Кристофер Марло и немного позже величайший драматург Уильям Шекспир.

  • 1603-1625 — литература при Якове I

Сложный и мрачный период, cвязанный с правлением Якова I. В этот период активно издавались произведения из прозы и также драма. Также период был ознаменован переводом Библии, осуществленный по поручению короля. В это время жили и творили Шекспир и Джонсон, а также Джон Донн, Фрэнсис Бэкон, и Томас Миддлтон.

  • 1625-1649 — литература при Карле I

Произведения писателей этого периода отличались изысканностью и элегантностью. В этот период возник кружок так называемых «Кавальерских поэтов», среди которых были Бен Джонсон, Роберт Геррик, Томас Керью и др. Их поэзия описывала жизнь высшего сословия, также основными темами были: красота, любовь, верность. Отличались остроумием и прямотой.

  • 1649-1660 — период протектората (или пуританское междуцарствие)

Период связан с именем Оливера Кромвеля. В это время преобладали политические работы Милтона, Томаса Хоббса и произведения Эндрю Марвела. В сентябре 1642 Пуритане закрывали театры из моральных и религиозных убеждений. На протяжении последующих 18 лет театры оставались закрытыми, в связи с недостатком драматический произведений написанных в это время.

4 период: неоклассицизм: 1660 — 1785

Преобладающий жанр: проза, поэзия, роман

Самые известные авторы и произведения: Джон Милтон «Потерянный Рай» (Paradise Lost), Джонатан Свифт «Приключения Гулливера» (Gulliver’s Travels), Даниэль Дефо «Приключения Робинзона Крузо» (Robinson Crusoe), Генри Филдинг «Том Джонс» (The History of Tom Jones, a foundling» (1749))

На литературу периода неоклассицизм большое влияние оказала французская литература. Литература этого времени имела философский характер, обладала также чертами скептицизма, остроумия, утонченностью и критицизма. Делится на несколько периодов:

  • 1660-1700 – период реставрации

Это было временем восстановлением монархии, время триумфа разума и толерантности над религией и политическими страстями. Все это было отмечено изобилием прозы и поэзии и появлением особой комедии нравов, известных как «Реставрационные комедии». Именно в этот период Джон Милтон написал «Потерянный Рай» и «Возвращенный Рай». Другие писатели этого времени Джон Локк, Джон Драйден и Джон Уилмот, 2-й граф Рочестер.

  • 1700-1745 – августинский период

Преобладающие характеристики литературы того времени: изысканность, ясность и элегантность. Известные писатели: Джонатан Свифт, Александр Поуп, и Даниэль Дефо. Значительный вклад этого периода имел выход в свет первых английских романов Дефо, и «роман характера» «Памела» , написанная Сэмюэлом Ричардсоном в 1740 году.

  • 1745-1785 – сентиментализм

Литература отражала мировоззрение Просвещения, писатели начали подчеркивать инстинкты и чувства, а не разум и сдержанность. Все большую симпатию в это время вызывал интерес к средневековой балладе и фольклорной литературе. Доминирующими авторами этого периода были Сэмюэл Джонсон, Эдуард Юнг, Джеймс Томсон, Томас Грей, в период сентиментализма позднего Сентиментализма появление талантливейшего певца народа Роберта Бернса.

5 период: романтизм: 1785 — 1830

Преобладающий жанр: поэзия, светский роман, рождение готического романа

Самые известные авторы и произведения: Джейн Остин «Гордость и предубеждение», «Чувство и чувствительность», лорд Байрон «Путешествия Чарльда Гарольда», поэты «озерной школы» (Вильям Вордсворт, Колридж), Джон Китс, Перси Шелли, Роберт Бернс, Вальтер Скотт «Айвенго» (Ivanhoe), Мэри Шелли «Франкенштейн» (Frankenstein)

Произведения пишутся с чувством, с использованием большого количества символов. Писатели считали, что литература должна быть богата поэтическими образами, она должна быть непринужденной и доступной. Известные писатели того времени были Джейн Остин, лорд Байрон, Вальтер Скотт, поэты Уильям Блейк, Перси Биши Шелли, Джон Китс, поэты «Озерной школы» Сэмюил Тейлор Кольридж, Уильям Вордсворт. В это время рождается готический стиль. Два из самых известных готических романиста Энн Рэдклифф и Мэри Шелли.

6 период: Викторианская эпоха: 1830 – 1901

Преобладающий жанр: роман

Самые известные авторы и произведения: Чарльз Диккенс (очень много произведений, «Давид Коперфильд» (David Copperfield), «Большие надежды» (Great Expectations смотреть онлайн), Уильям Теккерей «Ярмарка Тщеславия»(Vanity Fair), Роберт Стивенсон «Остров сокровищ» (Treasure Island), «Приключения доктора Джекила и мистера Хайда» ( The Strange Case of Dr. Jackil and Mr. Hyde), Редьярд Киплинг сказки «Just So Stories», Артур Конан Дойль (очень много произведений, «Записки о Шерлоке Холмсе») , сестры Бронте (Шарлотта Бронте «Джейн Эйр» (Jane Eyre), Эмили Бронте «Грозовой перевал» (Wuthering Heights), Энн Бронте «Агнес Грей» (Agnes Grey), Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея» (The Portrait of Dorian Gray), Томас Гарди (рассказы, Тэсс из рода Д`эрбервиллей смотреть онлайн)

  • 1830-1848 — ранний период

Произведения раннего Викторианского периода эмоционально экспрессивны, в основном в них описывается жизнь людей из среднего класса. Среди литературных жанров доминирует роман. Объемные романы делят на множество эпизодов, которые потом издаются в газетах, что позволяло уменьшить их стоимость и таким образом сделать доступным и низшему классу. К такому способу привлечения читателей прибегли Чарльз Диккенс, Уильям Теккерей и Элизабет Гаскел, также известные писатели этого времени Роберт Стивенсон, Артур Конан Дойль , сестры Бронте.

  • 1848-1870 — промежуточный период

В 1848 группа английских художников, среди которых был Данте Габриэль Россетти, организовали «Братство прерафаэлитов». Их основной целью было вернуть картинам правдивость, простоту и приверженность религии, которая существовала при Рафаэле. В свою очередь Россетти и его литературный кружок перенесли эти идеалы в свои произведения.

  • 1870-1901 — поздний период

Для литературы это период эстетизма и декаданса. Оскар Уайльд и другие авторы, придерживающиеся этого стиля, настаивали на экспериментах и считали, что искусство выступает категорически против «естественных» норм морали.

7 период: модернизм: 1901 – 1960

Преобладающий жанр: роман

Самые известные авторы и произведения: Бернард Шоу «Пигмалион»(Pigmalion), Герберт Уэльс «Война миров» (War of the Worlds), «Человек-невидимка» (The Invisible Man), Редьярд Киплинг «Just so stories»

  • 1901 – 1914 — литература при Эдуарде VII

Период назван в честь короля Эдуарда VII и охватывает время начиная со смерти королевы Виктории (1901) и заканчивается началом Первой мировой войны (1914). В это время Британская империя была на высоте, и богатые утопали в роскоши. Однако, четыре пятых английского населения жили в нищете. И произведения этого периода отражают в себе эти социальные условия. Среди писателей обличающих классовой несправедливости и эгоизм высшего сословия были такие писатели, как Джордж Бернард Шоу, Герберт Уэллс. Другие писатели того времени: Джозеф Конрад, Редьярд Киплинг , Генри Джеймс , Е. М. Форстер .

  • 1910 – 1936 — литература при Георге V

Многие писатели эпохи короля Эдуарда VII продолжают писать и в этом периоде. Помимо них пишут так называемые Георгианцы, среди которых такие поэты как Руперт Брук и Дэвид Герберт Лоуренс. Они в своих стихах описывают красоту сельских пейзажей, умиротворенность и покой природы. Писатели этого периода экспериментируют с темами, формами и стилями. Среди них: Джеймс Джойс, Д. Лоуренс и Вирджиния Вульф. Драматурги: Ноэл Кауард и Сэмюэл Беккет.

  • 1939 – 1960 — литература во время Второй Мировой войны и послевоенный период

Вторая мировая война оказала огромное влияние на творчество писателей того времени. А последующие поколения росли на историях об этой ужасной войне. Поэты военного времени Сидни Киз (Sidney Keyes), Дэвид Гаскойн (David Gascoyne), писали о войне также Филипп Ларкин, Пет Баркер.

8 период: постмодернизм 1960 – наши дни

Преобладающий жанр: роман

Самые известные авторы и произведения: XX век стал весьма плодотворным и в области популярной литературы, следующие имена вам наверняка хорошо известны:
— Агата Кристи (1890-1976): «Убийство Роджера Экройда» и другие детективы
— Ян Флеминг (1908-1964): романы о Джеймсе Бонде
— Дж. Толкиен (1892-1973): Властелин колец (The Lord of the Rings)
— С. Льюис (1898-1963): Хроники Нарнии (Chronicles of Narnia)
— Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер» (Harry Potter)

Постмодернизм смешивает литературные жанры и стили в попытке освободиться от модернистских форм. В отличие от модернистов, которые воспринимали себя и свое творчество очень серьезно, постмодернисты относились ко всему с иронией. В литературе появляется понятие «черный юмор». Тем не менее, некоторые черты постмодернизм заимствует у своего предшественника и даже их усиливает, это касается пессимизма и стремление к авангарду. Черты постмодернизма особенно ярко отразились в драме. Так пьеса Сэмюэли Беккета «В ожидании Годо» — яркий пример театра абсурда и сочетает в себе пессимистическую философию и комедию.

* * *

Изучение английской литературы должно быть неразрывно связано с изучением эпохи, исторических событий и культуры своего времени. Приступая к чтению книги, не поленитесь и почитайте биографию писателя, познакомьтесь со временем создания произведения. Чтение литературы — это не просто увлекательное занятие, но и большая ответственность, ведь прочитав что-либо, мы делимся своим мнением с друзьями и близкими. Классическая литература, вышедшая из-под пера великих творцов слова и сюжета, не может быть плохой. Иногда мы просто ее не понимаем…

Автор М. Громова

Русская литература переходного периода — Вопросы литературы

А. С. Демин, Русская литература второй половины XVII – начала XVIII века. Новые художественные представления о мире, природе, человеке, «Наука», М. 1977, 296 стр.

В книге А. Демина многое необычно. Прежде всего необычен период, избранный для изучения. Автор объединил вторую половину XVII века и первую треть XVIII века в единую изученную им эпоху. Ведь до сих пор и те исследователи литературы, которые считали так называемую Петровскую эпоху полным разрывом в развитии русской литературы, и те литературоведы, которые этот разрыв отрицали, а считали переход от древней литературы к новой закономерным, все же делили русскую литературу на два периода с границей где-то около 1700 года. Любой курс древней русской литературы всегда заканчивался перед эпохой петровских реформ, а любой курс литературы нового времени начинался именно с 1700 года. Поэтому по существу перед нами уже в самом факте объединения второй половины XVII века с первой третью XVIII века своеобразный вызов традиционному литературоведению: нет привычного самого большого рубежа в тысячелетнем развитии русской литературы. Но этого мало. Есть и еще больший вызов литературоведческой традиции в книге А. Демина: в ней нет привычного отдельного рассмотрения Петровской эпохи. Последняя включена в хронологический охват книги, она никак не выделена в ней. Исследования отдельных явлений все время как бы «перекатываются» через пороги петровских реформ. Характеристики тех или иных новых эстетических принципов охватывают и допетровские и послепетровские явления так, будто бы между ними нет никаких рубежей. И самое удивительное: мы убеждаемся, что их и действительно нет. Переходная эпоха охватывает почти век, и вся, в ее целом, подчинена единой «эстетической модели». Мы почти уже убеждены автором в том, что это так и есть, но… в последний момент отказываемся соглашаться с ним.

В самом деле, когда А. Демин сообщает нам, что новые представления о человеке пронизывали собой во второй половине XVII – первой трети XVIII века не только литературу, но и весь жизненный уклад, и в качестве образца нового поведения монарха предлагает нам царя Алексея Михайловича, вовсе не характеризуя Петра, нам начинает казаться: да не нарочитый ли это вызов нашим традиционным представлениям и не слишком ли перегнул палку автор, стремясь оторваться от традиции?

Но прежде, чем начать полемизировать с автором, позволим себе изложить основные положения его во многом чрезвычайно интересной и ценной книги.

А. Демин в течение уже многих последних лет специализируется по ранней русской драматургии, по эпистолярной культуре XVII века, стихотворству и другим «молодым» жанрам русской литературы XVII столетия. В этих областях он освоил огромный рукописный материал и именно из этого первоисточника – рукописной литературы – добыл он и свои обобщения, позволившие ему сделать вывод о единстве эстетических принципов второй половины XVII – первой трети XVIII века, и свою «исследовательскую свободу», которую дают только рукописи и только широкое обращение к истории культуры в ее целом.

Характеристики стиля всегда очень трудны, особенно если понимать стиль широко – не только как стиль языка, но и как стиль эстетического видения мира. Требуется выделить во множестве очень пестрых явлений литературы определенные доминанты – доминанты, которые были бы убедительно связаны и с исторической действительностью своего времени, и с другими искусствами, и с другими родами творческой деятельности человека. Затем необходимо, чтобы эти доминанты охватывали если не все, то большинство явлений как формы, так и содержания литературы, ибо стиль прежде всего объединяет форму и содержание произведений едиными принципами, и нет ничего более ошибочного в литературоведении, чем считать стиль только проявлением формы. Для того чтобы найти эти доминанты, необходимо обладать не только прекрасным знанием изучаемой эпохи, но и знанием предшествующих эпох, чтобы иметь прочный материал для сравнений и противопоставлений.

Кратко перечислю те новые явления в области художественных представлений, которые исследует автор. Вот они: «сгущение» событий в жизни человека в XVII и первой трети XVIII века. Появление представлений о мире как о сплошь, до отказа «заполненном» событиями, людьми, предметами, просто бытом. Появление представлений об «энергичности» человека, о «живости» литературных героев, их предприимчивости в разных областях деятельности – в торговле, политике, военном деле, даже в любовной сфере. Эти представления об энергичности людей усиливаются детальностью в изображении физических действий героев в литературных произведениях, начиная с середины XVII века. Вместе с тем развиваются представления о «пременности», об изменчивости мира – особенно в драматургии и в произведениях барочного характера. Господствующими связями между событиями в конце XVII и первой трети XVIII века становятся связи «механические». С этим согласуется особая «неконтактность» и «недоверчивость» драматических героев конца 1720 – 1730-х годов. Эта «неконтактность» позволяет легко совершаться различным перестановкам, переменам в литературных произведениях, обуславливает их «событийность», обуславливает как бы «сыпучесть» мотивов и сюжетных ситуаций, легкость перемен в пьесах и в авантюрных повестях. Все в литературе этой большой эпохи приведено в движение, все готово к переменам, находится как бы в ожидании этих перемен и в связи с этим отличается особой восприимчивостью к иноземным влияниям.

Стремясь воссоздать художественные представления второй половины XVII – первой трети XVIII века, А. Демин рисует своего рода художественную же картину. И дело не только в том, что книга А. Демина превосходно написана и с увлечением читается, – дело в том, что он создал «образ эпохи» русской литературы. Работ, воссоздающих «образы эпох», не так уж много. Яркое изображение XVI века содержится в трудах академика А. Орлова. Для XVII века «образы эпохи» были созданы в замечательных трудах А. Панченко, посвященных стихотворной культуре XVII века, и А. Робинсона, типологически исследовавшего литературную борьбу второй половины XVII века.

Остроумная и стимулирующая исследовательскую мысль концепция А. Демина не лишена, однако, некоторых недостатков. Недостатки сводятся в основном к преувеличениям. И преувеличения эти в известной мере типичны для такого рода тем. Дело в том, что, характеризуя стиль, разыскивая доминанты стиля, исследователю так или иначе приходится самому «сгущать» краски, «уплотнять» факты. Преувеличение – это один из приемов художественного обобщения. Поэтому, когда автор, характеризуя стиль литературы второй половины XVII – первой трети XVIII века, пишет о «заполненности» мира литературы объектами, событиями и явлениями, то, стремясь дать убедительную характеристику этой «заполненности», он сам в своей книге создает ту же «перегруженность» – как прием. Совпадает объект изучения автора и сам автор, когда он многообразно, неустанно и живо характеризует энергию и живость литературных героев изучаемой им эпохи. Перед нами любопытное явление перевоплощения исследователя в исследуемых им персонажей.

Однако все же следует отличать действительно закономерные художественные преувеличения и «сгущения» черт стиля от незакономерных и даже «незаконных» включений и противопоставлений. Так, в известной мере «незаконной» является мысль автора о том, что вторая половина XVII и начало XVIII века были обращением к движению от предшествующей «тихости», неподвижности или медлительности – как в литературе, так и в жизни.

Представление о косности и неподвижности древнерусской жизни – это один из самых больших предрассудков и самое печальное недоразумение нашего литературоведения. «Движение», динамичность и активность были важной чертой всей древнерусской культуры. Уже в XI-XIII веках с их склонностью к монументальности эта черта определилась с полной ясностью. Монументализм XI-XIII веков не был монументализмом неподвижности и косности. Летописи видят события только в движении – в движении больших масс войск, в далеких походах дружин, в неустанных переездах князей из княжества в княжество в силу их «лестничного восхождения» к киевскому столу.

Постоянные походы и длинные переезды подчеркивает Владимир Мономах в своем «Поучении». Он пишет, что «нестижды» (то есть более ста раз) ездил к своему отцу из Чернигова в Киев, совершал далекие походы – 80 больших, «а прока не испомню менших», гнался «о двою коню» за Олегом Гориславичем и т. д. Необычайной динамичностью отличается «Слово о полку Игореве». Даже в «Житии Бориса и Глеба» события разворачиваются в неустанных переездах и в самых различных пунктах Руси. Само население Руси в XI и последующие века все время переселяется на новые территории на севере и северо-востоке страны.

В XIV и XV веках наступает новый период в развитии представлений о движении. Движение в «эмоционально-экспрессивном стиле» этого времени охватывает внутреннюю жизнь литературных персонажей. В конце XV и в XVI веке – новый этап в развитии представлений о движении – это движение «церемониального монументализма». Московские великие князья все время переезжают с места на место. Василий III, даже умирая, непрерывно требует везти себя из одного места в другое. Походы русского войска и казаков Ермака свидетельствуют о том, что не исчезло и старое представление о красоте больших передвижений войск и об «удали», то есть о храбрости в наступательном движении (кстати, слово «удаль» непереводимо ни на один из языков).

Для изучаемой А. Деминым эпохи движение снова чрезвычайно характерно, и в этом он безусловно прав. Нет только необходимости противопоставлять эту новую фазу в развитии движения якобы неподвижности и «тихости» предшествующих веков. Эстетика движения, действительно очень характерная для второй половины XVII – первой трети XVIII века, – это эстетика особого рода. Писатели этого периода научились видеть бытовое движение, жест, движение труда, обнаружили, что движение эстетически привлекательно не только на войне и на охоте, в церемониальных шествиях, но и в бытовом труде, в торговле, в любовных поисках, в погоне за личным счастьем. Всю историю русской литературы XI – первой трети XVIII века можно было бы показать как историю развития представлений о движении, как динамизм разного типа.

А. Демин прав, когда видит в литературных героях второй половины XVII века их энергичность как характерную черту. Но при этом энергичность спустилась с высот военного или даже хозяйственного героизма (вспомним хозяйственное освоение огромных территорий на Севере как черту, особенно подчеркиваемую в житиях святых XIV-XVI веков) в бытовую сферу, в сферу бытового труда.

И вот здесь автору следовало бы вспомнить о Петре I. именно Петр мог бы блестяще помочь автору в определении характерных черт «живства» на рубеже XVII и XVIII веков. Демонстративно стремясь представить Петровскую эпоху без Петра, А. Демин даже и не упоминает его. Между тем Петр не нарушает закономерности всего процесса. Напротив, сам Петр в известной мере закономерен. Характер Петра не с неба упал в России. Он как раз того «стиля», о котором пишет А. Демин. Петр – «труженик на престоле», он вечно в походах и путешествиях, он полон «живства», разрушая при этом торжественность движения, предпочитая церемониальности движение бытовое, торговое, индивидуальное, движение с топором или рубанком, у токарного станка или на ассамблее.

Петр воспитывался в определенной среде и на определенной литературе второй половины XVII века. С этой точки зрения характер Петра – «допетровский». На нем можно было бы гораздо легче и убедительнее, чем на его отце – Алексее Михайловиче (как это пытается делать автор), показать все человеческие идеалы второй половины XVII века и показать отличия его трудолюбия («царь-плотник») от трудолюбия (а вовсе не от бездеятельности) его предков, его энергии – от энергии русских людей XV- XVI веков, которые вовсе не были такими уж «тихими».

Характерно, что Петр сам начал создавать свой образ – образ «труженика на престоле». Петр действовал при этом не стихийно, а под влиянием некоего эстетического идеала, появившегося еще в XVII веке. Не следует забывать и о Петре как о своеобразном писателе. Я имею в виду не только его письма, его указания переводчикам, написанные им самим официальные документы, но и его замечательные речи, в частности его речь при спуске корабля «Илья Пророк», в которой он дал собственную концепцию кругового движения мировой цивилизации.

На этом я поставлю точку своим уточнениям к книге А. Демина. Было бы неразумно перед лицом огромной историко-литературной концепции, созданной А. Деминым, указывать на различные мелкие промахи, которые в книге есть и которые, несомненно, легко могут быть устранены в последующих изданиях. Важно подчеркнуть большое значение замечательной книги А. Демина. Она дает обобщение важнейшей эпохи в тысячелетнем развитии русской литературы – эпохи переходной, а потому и особенно трудной для характеристики. Она впервые выделяет эту эпоху как некое стилистическое целое, смело объединяя вторую половину XVII века с первой третью XVIII века. Тем самым она еще раз и очень убедительно опровергает до сих пор бытующее в истории русской литературы представление о разрыве между древней русской литературой и новой, якобы имеющей только западноевропейские корни.

Наконец, читателя не может не заинтересовать самый подход А. Демина к проблемам стиля и истории литературы. Он выступает как историк стиля в его искусствоведческой интерпретации, и этот подход, с моей точки зрения, чрезвычайно плодотворен в литературоведении, но об этом надлежит говорить в особой статье.

г. Ленинград

Периодизация древнерусской литературы

Академическая наука использует периодизацию древнерусской литературы, основанную на историческом принципе, начиная с XI века:

  • Литература Киевской Руси (XI – первая треть XIII века)
  • Литература периода раздробленности и татаро-монгольского ига (вторая треть XIII–XIV вв.)
  • Литература времен объединения северо-восточных княжеств в единое Московское государство (конец XIV – начало XV в.)
  • Литература централизованного русского государства (конец XV–XVI вв.)
  • Литература этапа формирования русской нации (XVI–XVII вв.)

Этапами в данной периодизации стали важнейшие исторические события, такие, как

  • нашествие татаро-монгол в 1237-1240 годах,
  • возникновение удельных княжеств на постпространстве Киевской Руси,
  • объединение северо-восточных земель,
  • возвышение Москвы и создание Московского государства, его дальнейший расцвет и выделение русской нации.

Но мнения и на этот счет у историков литературы расходятся. Все существующие периодизации похожи, но вместе с тем и отличаются. Количество этапов колеблется от 4 до 7. Были попытки Д.И. Чижевского, Д.С. Лихачева, Г.К. Вагнера выделить периоды в древнерусской литературе, исходя из стиля эпох. Но к единому мнению ученые так и не пришли.

Литература Киевской Руси (XI – первая треть XIII века)

Возникшая с введением на Руси христианства литература этого периода тесно связана с церковью. Первыми летописцами были монахи Софийского собора и Киево-Печерского монастыря.

«Повесть временных лет» – древнейший письменный источник того времени. Она состоит из летописных материалов, написанных и переписанных несколькими авторами Х-XI веков. Дошла «Повесть временных лет» в виде Лаврентьевского, Ипатьевского и Радзивилловского списков, созданных в последующие столетия. В летописях в хронологической последовательности излагались главные события в государстве и в мире, описывались династии князей, вооруженные походы, библейские истории, использовались рассказы и легенды из устного народного творчества и Священного Писания. Историю Киевской Руси многие трактуют именно по этому источнику.

Другими образцами литературы этого периода были:

  • ораторская проза «Слово о законе и благодати» (1037 — 1050 гг. XI века) Иллариона,
  • свод юридических правил «Русская правда» (1019—1054 гг.) Ярослава Мудрого,
  • жизнеописание «Сказание о Борисе и Глебе» (середина XI века) неизвестного автора,
  • педагогическая проза «Поучение детям» Владимира Мономаха,
  • образец паломнических записей «Хождение игумена Даниила»,
  • «Моление» Даниила Заточника (1213 – 1236 гг.),
  • философские размышления «Притча о человеческой душе» Кирилла Туровского (конец XII века).

В 2000 году новгородскими археологами были найдены три деревянные навощеные дощечки с нацарапанными письменами. Эту находку назвали Новгородским кодексом и датируют ее не позднее 1-й четверти XI века. На дощечках написаны псалмы, но под воском «спрятаны» более древние тексты. Разгадать эту загадку, как и загадку «Велесовой книги», ученым еще только предстоит.

Литература периода раздробленности (середина XIII–XIV вв.)

В период отсутствия единого центра летописание в отдельных княжествах велось у каждого свое. До нас дошли киевские, новгородские и псковские летописные сборники. Легендарное «Слово о полку Игореве» (около 1185 г.) стало апогеем развития литературы периода раздробленности. Написанное образным языком, впитавшее в себя народные верования «Слово о полку Игореве» поведало о походе русских князей в 1185 году против половцев, завершившемся неудачей. Слово пропитано патриотизмом и стремлением объединить разрозненные русские земли.

Возникает такой жанр, как воинская повесть:

  • «Повести об убиении в Орде Михаила черниговского и боярина его Фёдора»,
  • «Повесть о разорении Рязани Батыем».

И в «Слове о погибели русской земли», и в «Житии Александра Невского», написанных после смерти великого князя, воспевается величие и могущество Русской земли, храбрость и слава русских воинов.

Литература времен объединения северо-восточных княжеств в единое Московское государство (конец XIV – начало XV в.)

В литературе господствует экспрессивно-эмоциональный стиль и патриотическая тематика. После татаро-монгольского периода во многих больших городах возрождается летописание, появляются произведения исторического характера и панегирической агиографии. На волне восхищения от победы в Куликовской битве возникают воинские повести «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина».

Литература централизованного русского государства (конец XV–XVI вв.)

Развивается переводная литература, публицистика, историческая проза.

  • «Хождение за 3 моря» (1468—1474 гг.) Афанасия Никитина,
  • историческое повествование «Казанская история» (1564—1566 гг.),
  • публицистика Максима Грека – знаковые произведения упомянутого периода.

Распространяется в этот период и беллетристика (светская повествовательная литература, переведенная с других языков):

  • «Повесть о Дракуле»

  • «Повесть о Басарге».

Литература этапа формирования русской нации (XVI–XVII вв.)

В этот период доминируют традиционные формы, ощущается официальное влияние на литературу со стороны правителей, подавляются индивидуальные стили.

  • «Житие протопопа Аввакума», написанное ним самим,
  • «Повесть о Петре и Февронии Муромских» Ермолая-Еразма,
  • сборник духовных правил и наставлений «Домострой», приписываемый священнику Благовещенского собора Сильвестру,
  • сборник религиозного содержания «Великие Четьи-Минеи»,
  • путевые записи послов «Хождение Трифона Коробейникова в Царьград»

и «Повести о преставлении и погребении М.В. Скопина- Шуйского» — самые яркие произведения того времени.

XVII век считается последним в древнерусской литературе.  В этот период осуществился переход к новой литературе, основой которой стал профессионализм каждого конкретного автора, его личное восприятие действительности, протесты и предпочтения.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

периодов американской литературы | Britannica

Соединенные Штаты, которые вышли из Второй мировой войны уверенными и экономически сильными, вступили в холодную войну в конце 1940-х годов. Этот конфликт с Советским Союзом формировал мировую политику на протяжении более четырех десятилетий, и опосредованные войны и угроза ядерного уничтожения, которые стали определять его, были лишь некоторыми из влияний, сформировавших американскую литературу во второй половине 20-го века. 1950-е и 60-е годы принесли значительные культурные сдвиги в Соединенных Штатах, вызванные движением за гражданские права и женским движением.До последних десятилетий 20-го века американская литература в основном представляла собой рассказ о мертвых белых мужчинах, создавших искусство, и живых белых людях, делающих то же самое. К началу 21 века американская литература стала гораздо более сложной и всеобъемлющей историей, основанной на широком спектре произведений прошлого, написанных в Соединенных Штатах людьми разного происхождения и открытой для большего числа американцев в наши дни.

Литература, написанная афроамериканцами того времени, во многом была сформирована Ричардом Райтом, автобиография которого Black Boy была опубликована в 1945 году.Он уехал из Соединенных Штатов во Францию ​​после Второй мировой войны, отвергнутый несправедливостью и дискриминацией, с которыми он столкнулся, будучи чернокожим в Америке; другие чернокожие писатели, работавшие с 1950-х по 1970-е годы, также боролись с желанием вырваться из несправедливого общества и изменить его.

В романе Ральфа Эллисона « Человек-невидимка » (1952) рассказывается история безымянного чернокожего человека, плывущего по течению в Америку и игнорируемого ею.

Джеймс Болдуин писал эссе, романы и пьесы о расе и сексуальности на протяжении всей своей жизни, но его первый роман, Go Tell It on the Mountain (1953), был его самым успешным и влиятельным.

Лоррейн Хэнсберри «Изюм на солнце» , пьеса о последствиях расизма в Чикаго, впервые была поставлена ​​в 1959 году.

В 1950 году Гвендолин Брукс стала первым афроамериканским поэтом, получившим Пулитцеровскую премию.

Движение «Черные искусства» было основано на принципах черного национализма и стремилось породить уникальное черное сознание. Автобиография Малькольма Икс (1965), написанная Малкольмом Икс и Алекса Хейли, является одним из самых устойчивых литературных выражений.

Первый роман Тони Моррисон, Самый голубой глаз (1970), положил начало писательской карьере, в центре которой были жизни чернокожих женщин. Она получила Нобелевскую премию в 1993 году.

В 1960-х Элис Уокер начала писать романы, стихи и рассказы, отражающие ее участие в движении за гражданские права.

Американский роман приобрел головокружительное количество форм после Второй мировой войны. Реалист, метафис, постмодерн, абсурд, автобиографический, короткий, длинный, фрагментарный, феминистский, поток сознания — эти и десятки других ярлыков могут быть применены к огромному творчеству американских романистов.Их объединяет мало, кроме хронологической близости и взаимодействия с современным американским обществом. Среди репрезентативных романов:

Норман Мейлер: Голые и мертвые (1948), Песня палача (1979)

Владимир Набоков: Лолита (1955)

Джек Керуак: На дороге (1957)

Томас Пинчон: Плач Лота 49 (1966)

Курт Воннегут: Бойня номер 5 (1969)

Юдора Велти: Дочь оптимиста (1972)

Филип Жалоба Портного (1969), American Pastoral (1997)

Урсула К.Ле Гуин: Левая рука тьмы (1969)

Сол Беллоу: Дар Гумбольдта (1975)

Тони Моррисон: Песнь Соломона (1977), Любимый (1987)

Элис Уокер: The Color Purple (1982)

Sandra Cisneros: The House on Mango Street (1983)

Jamaica Kincaid: Annie John (1984)

Maxine Hong Kingston: Tripmaster Monkey: His Fake Book ( 1989)

Дэвид Фостер Уоллес: Бесконечная шутка (1996)

Дон Делилло: Другой мир (1997)

Ха Джин: Ожидание (1999)

Джонатан Франзен: Исправления

(2001)

Жуно Диас: Краткая чудесная жизнь Оскара Вао (2007)

Колсон Уайтхед: Подземная железная дорога (2016)

Движение битов просуществовало недолго — начало и конец в 1950 году s — но оказал длительное влияние на американскую поэзию в то время.В книге Аллена Гинзберга « Howl » (1956) отодвинуты в сторону формальные, в основном традиционные поэтические условности, которые стали доминировать в американской поэзии. Хриплый, непристойный и глубоко трогательный, Howl перевернул ожидания американцев в отношении поэзии во второй половине 20-го века и в последующий период. Среди выдающихся поэтов этого периода:

Энн Секстон

Сильвия Плат

Джон Берриман

Дональд Холл

Элизабет Бишоп

Джеймс Меррилл

Никки Джованни

Роберт Дорианни

Роберт Пински

Юсеф Комуняка

W.С. Мервин

Трейси К. Смит

В первые десятилетия современного периода в американской драме доминировали три человека: Артур Миллер, Теннесси Уильямс и Эдвард Олби. Миллер Смерть коммивояжера (1949) поставил под сомнение американскую мечту, разрушив ее главного героя, в то время как Уильямс Трамвай под названием Desire (1947) и Кот на раскаленной крыше (1955) раскопал мечты его персонажей и разочарования. Олби Кто боится Вирджинии Вульф? (1962) превратил то, что могло быть благоприятной внутренней ситуацией, в нечто порочное и жестокое.К 1970-м годам облик американской драмы начал меняться, и он продолжал диверсифицироваться в 21 веке. Известные драматурги:

Дэвид Мамет

Амири Барака

Сэм Шепард

Август Уилсон

Нтозаке Шэндж

Венди Вассерштейн

Тони Кушнер

Парк Генри Хвэн Великие книги для понимания периодов в литературе

Английская литература имеет долгую и выдающуюся историю, породившую некоторых из самых известных в мире писателей, романов, пьес и стихов.

Эту историю можно разбить на несколько отдельных литературных эпох, в каждой из которых набор характеристик или убеждений сформировал созданные литературные произведения. Иногда лучший способ понять различные периоды истории литературы — это прочитать произведения, созданные в каждый период. Часто бывает трудно сузить богатство литературы, происходящей из каждой эпохи литературы, до одного или двух образцовых текстов, но эта статья стремится дать вам руководство для начинающих по наиболее выдающимся периодам в истории английской литературы.

Средневековая литература (500-1500)

Самые ранние произведения английской литературы возникли в результате написания сказок, которые, вероятно, существовали столетия назад и сохранились благодаря устной традиции. Средневековая литература имеет тенденцию делиться на староанглийскую (658–1100) и среднеанглийскую (1100–1500), и это два из самых выдающихся произведений этого периода.

1. Беовульф

Беовульф показывает жизнь героя от его ранних триумфов до его смерти в бою.

Английская литература, как говорят, начинается с Беовульф , эпической англосаксонской поэмы неизвестного автора, которая, как считается, была написана где-то между VIII и XI веками. В нем рассказывается о скандинавских королях, мифических зверях и битвах, и он чрезвычайно важен как самая длинная сохранившаяся эпическая поэма на древнеанглийском языке.

2. Джеффри Чосер — Кентерберийские рассказы

Позже, в средневековый период, государственный служащий по имени Джеффри Чосер популяризировал использование разговорного английского языка, написав свою самую известную работу Кентерберийские рассказы .Более двадцати отдельных историй представлены в контексте конкурса рассказов, который проводится между группой паломников, направляющихся в Кентерберийский собор. Благодаря этой и другим работам Чосера часто называют «отцом английской литературы».

Эпоха Возрождения (1500 — 1670)

Происходящий из периода огромного культурного прогресса, известного как Ренессанс (который начался в Италии в 13 веке, но потребовалось время, чтобы достичь Англии), этот период в английской литературе преобладают драматурги елизаветинской эпохи, такие как Уильям Шекспир, Кристофер Марлоу и Джон. Вебстер.Среди других известных писателей — сэр Филип Сидни и Эдмунд Спенсер. Ключевое влияние в этот период оказало возрождение интереса к классической литературе, которая оказала глубокое влияние не только на письмо, но и на искусство и философию.

3. Уильям Шекспир — Генрих IV, части 1 и 2

Сэр Джон Фальстаф появляется не только в Генрих IV части 1 и 2, но и в Веселых женах Виндзора .

«Весь Шекспир» стоит прочитать, и он поможет вам получить представление об этом периоде английской литературы; но Генрих IV, особенно Часть I, известен как один из лучших драматургов.Контраст между серьезными и забавными сценами, между торжественными королями и непристойными питейными заведениями — это превосходный пример тех контрастов, которые могли бы понравиться елизаветинской публике. Он также знакомит с одним из величайших и самых популярных персонажей Шекспира: рыцарем-мошенником сэром Джоном Фальстафом.

4. Эдмунд Спенсер — Королева фей

Современник Шекспира, Эдмунд Спенсер был еще одним очень влиятельным поэтом елизаветинской эпохи, который проиллюстрировал елизаветинскую литературу своим определяющим шедевром Королева фей , аллегорическим стихотворением, написанным в честь династии Тюдоров и правления Елизаветы I.Это одно из самых длинных стихотворений на английском языке, которое представляет собой важный шаг в развитии современного английского стихотворения. Ее Величество должно быть одобрило: на основании этого стихотворения его автору была назначена пожизненная пенсия.

Реставрация (1660 — 1700)

Этот относительно узкий период истории литературы совпадает с концом правления монархов Стюартов и обычно считается литературой, процветавшей при восстановленном дворе Карла II. Однако трудно привязать его к точным датам, поскольку литература в этот период находилась в состоянии постоянных изменений, когда возникали новые жанры (такие как хвалебная ода), которые отвечали политическим, социальным и экономическим условиям игры в тот период. время; это повлияло на разные литературные жанры в разное время.Поэзия — безусловно, самый важный жанр этого периода.

5. Джон Буньян — Путешествие странника

Уильям Блейк черпал вдохновение из Pilgrim’s Progress .

Аллегорические элементы романа Спенсера Faerie Queene , вероятно, повлияли на Джона Баньяна при написании The Pilgrim’s Progress , важной религиозной поэмы, которая представляет собой аллегорическую трактовку христианской жизни, особенно идеи личного спасения. Его главный герой, Кристиан, является персонажем «обывателя», и стихотворение отличается от аналогичных предыдущих текстов простотой стиля.

6. Джон Мильтон — Потерянный рай

Спустя более семидесяти лет после The Faerie Queene прославил Эдмунда Спенсера, Джон Мильтон написал еще одно эпическое стихотворение, которое закрепило за ним репутацию одного из лучших поэтов страны. Потерянный рай , состоящий из более чем десяти тысяч строк, рассказывает библейскую историю о грехопадении человека, и это достижение особенно впечатляет тем фактом, что оно было продиктовано целиком, Мильтон ослеп за несколько лет до этого. он написал это.Хотя Paradise Lost не является архетипической литературой Реставрации, и Мильтон изучается отдельно от другой литературы Реставрации, это, безусловно, одна из самых известных и влиятельных работ, возникших в этот период.

Эпоха Просвещения (1700 — 1800)

Справа изображен Декарт, консультирующий королеву Швеции Кристину.

Эпоха Просвещения, иногда называемая Веком Разума, была культурным движением, возглавляемым такими философами, как Фрэнсис Бэкон и Рене Декарт.Он характеризовался научным, рациональным подходом к проблемам дня, бросая вызов преобладающим убеждениям, имеющим религиозную основу. Движение выступало за логическое решение проблем, использование эмпирических данных в поддержку убеждений и отказ от суеверий. Исаак Ньютон и Моцарт — два знаменитых имени, рожденных этой эпохой.

7. Александр Поуп — Похищение замка

Основываясь на инциденте, который, как говорят, был описан Папе другом, Похищение замка — его самое известное стихотворение.Это остроумная сатира на правящие классы Англии, написанная в стиле классических героических эпосов (таких, как произведения Гомера), переводам которых он также посвятил свое время. Работа является важным примером сатиры того периода (отличным примером которой является книга Джонатана Свифта A Modest Proposal ), целью которой было высмеять недостатки и коррупцию общества, особенно в сравнении с преобладающими идеалами.

Период романтики (1798 — 1870)

Период романтизма был ответом на основные социальные изменения, происходившие в то время в Англии, когда промышленная революция привела к перемещению из сельской местности в города и появлению загрязненных, перенаселенных промышленных городов.Романтический период был также реакцией на мысли и идеалы эпохи Просвещения, когда поэты, в частности, отвергали научную рационализацию природы.

8. Уильям Вордсворт — Лирические баллады

Человеческое переживание природы — важная часть Лирических баллад .

Уильям Вордсворт был одним из группы поэтов, творчество которых олицетворяет романтизм, а его стихи, многие из которых были написаны в его доме в Озерном крае, являются одними из лучших образцов романтической литературы. Лирические баллады — это сборник стихов, в основном авторства Вордсворта, некоторые из которых внес его друг Сэмюэл Тейлор Кольридж. Хотя отклик на сборник во время его публикации был неутешительным, сейчас он рассматривается как важное событие в английской литературе, потому что более простой язык — реакция на витиеватый, чрезмерно интеллектуальный язык поэзии 18-го века — сделал стихи доступными. никому. Это также было признанием того факта, что человеческие эмоции — это универсальный опыт, будь то богатый или бедный — идея, также отраженная в названии сборника и использовании формы баллады, которая пришла из давней традиции устного рассказывания историй, возлюбленной бедные.

Трансцендентальное движение (1830-1860)

В то время как подобные Вордсворту, Кольриджу и Шелли доминировали на романтической сцене здесь, в Англии, другое движение развивалось в Америке, где романтизм оказал влияние на трансцендентализм Новой Англии. Последователи этого движения верили в врожденную доброту человека и природы, но также и в то, что человек склонен к коррупции со стороны общества и его организованной религии и политики. Как и романтизм, трансцендентализм выступал против рационализации и отстаивал силу присущей человеку духовности.

9. Луиза Мэй Олкотт —

Маленькие женщины

Олкотт и ее издателю не понравился первоначальный черновик Little Women , но он оказался популярным среди девочек.

Писатель-трансценденталист, о котором слышало большинство британцев, — это Луиза Мэй Олкотт, автор всеми любимой серии Маленькие женщины . Ее отец, Амос Бронсон Олкотт, был видной фигурой в этом движении, и его идеи повлияли на образование и воспитание Олкотт, сделав движение важным фоном для ее литературной карьеры.Ее семья и ее трансцендентное мышление послужили источником вдохновения для Маленьких женщин — персонаж Джо является вольным изображением самой Олкотт. Роман до сих пор остается основным продуктом детства в домах как в США, так и в Великобритании.

Литературный реализм (1820-1920)

Литературный реализм зародился во Франции в середине XIX века, хотя движение к реализму началось раньше; Романы Джейн Остин — часть переходного периода. В центре внимания были реалистичные изображения современной жизни и общества, в том числе реалистичные детали повседневной жизни — сцены, которых раньше избегали в пользу идеализированных сюжетов романтиков.

10. Джордж Элиот — Миддлмарч

Считается, что город Миддлмарч основан на Ковентри.

Настоящим шедевром этого периода является произведение Джорджа Элиота «Миддлмарч », реализм которого очевиден даже в подзаголовке «Исследование провинциальной жизни». Мидлмарч в названии романа — это вымышленный город Мидлендс, населенный множеством персонажей, чьи жизни переплетаются в череде мастерски сплетенных сюжетных линий. Реалистичные детали, с которыми Элиот рассказывает о проблемах своих персонажей и их реакции на реальные проблемы дня (например, развитие железных дорог), — вот что делает роман таким впечатляющим и заслуживает высокой оценки литературных критиков, в том числе некоторых из них. которые описали его как величайший из всех английских романов.

Викторианская литература (1837 — 1901)

Во времена правления королевы Виктории роман вышел на передний план как ведущий литературный жанр, и это был период, когда появились некоторые из самых известных писателей страны, в том числе Чарльз Диккенс, Томас Харди, Уильям Теккерей и сестры Бронте. . Поэзия по-прежнему оставалась выдающимся литературным жанром, причем Браунинг и Теннисон были двумя самыми известными поэтами Викторианской эпохи; но эта форма была гораздо менее значимой, чем в романтический период.Позже, в викторианский период, мы видим, что драма снова становится значительным жанром, впервые со времен Возрождения, с комическими операми Гилберта и Салливана, а также пьесами Джорджа Бернарда Шоу и Оскара Уайльда.

11. Чарльз Диккенс — Оливер Твист

Оливер Твист способствовал изменению викторианского отношения к бедности и социальному обеспечению.

Викторианский писатель Чарльз Диккенс — один из самых известных из всех английских авторов, и его романы часто рассматриваются как архетипические викторианские романы.Они настолько влиятельны, что термин «диккенсовский» часто используется для описания всего, что напоминает его романы, в частности атмосферы, создаваемой в его рассказах о молодых уличных мальчишках, живущих в городской нищете в мрачном викторианском Лондоне. Атмосфера одного из его самых известных романов, Оливер Твист , является хорошим тому примером. В нем рассказывается история о молодом сироте, который жил в ужасных условиях в работном доме, прежде чем его отправили жить к гробовщику, от которого он сбегает и присоединяется к группе молодых карманников.Он убедительно говорит об обращении с сиротами в викторианском Лондоне, а также является хорошим примером превосходной характеристики Диккенса — особенно характера Феджина, главаря карманников.

Модернизм (1901-1939)

Подобно тому, как предыдущие литературные движения восстали против взглядов предшествующих, так и литературный модернизм выступил против консервативных взглядов викторианской эпохи; Первая мировая война также оказала ключевое влияние. Важной характеристикой модернизма является самосознание, в котором шла волна литературных экспериментов; Роман о потоке сознания был одним из таких нововведений.

12. Джеймс Джойс — Улисс

Рекомендуется прочитать Ulysses вместе с картой Дублина, чтобы проследить за путешествием Блума по городу.

В романе Джеймса Джойса «Улисс » идея потока сознания доведена до крайности в романе, описанном как «демонстрация и обобщение всего [модернистского] движения». В некотором смысле, это современный пересказ романа Гомера «Одиссея », основанный на опыте главного героя в течение дня в Дублине.Роман открыл новые горизонты во многих отношениях, но его самая известная особенность — использование разных литературных жанров или экспериментов для каждой главы; в одном, например, нет знаков препинания, а в другом написано, как будто это пьеса.

Постмодернизм (после Второй мировой войны по настоящее время)

После модернизма пришел постмодернизм, который труднее определить, чем другие периоды, которые мы обсуждали в этой статье, потому что нет единого мнения о том, что он означает. Можно сказать, что постмодернизм реагирует на модернистские идеи, вводя новые концепции, такие как ненадежный рассказчик и стилизация.Среди известных постмодернистских романов — «« Уловка-22 » Джозефа Хеллера и « Колокольчик »Сильвии Плат.

литературных периодов — опыт чтения

Есть писатели, которые неразрывно связаны и, вероятно, всегда будут связаны с «периодом», с которым связана их работа, и во многих случаях помогли определить. Несомненно, Вордсворт и Китс всегда будут «романтическими» поэтами, в то время как Фолкнер и Вульф останутся модернистами, поскольку термин «современный» был полностью адаптирован для описания исторической эпохи, начинающейся незадолго до Первой мировой войны и заканчивающейся началом Второй мировой войны. (1920-е годы, в частности, представляли собой истинный расцвет модернизма).Любой, кто прошел курс литературы в колледже, знает, что факультет английского языка (и литературное обучение в более широком смысле) организует себя, используя такого рода исторические обозначения, но такой способ понимания истории литературы стал настолько распространенным, что, вероятно, немногие читатели рассматривают его как особенно « академическое »предположение.

В статье Почему литературные периоды имеют значение: исторический контекст и престиж английских исследований , Тед Андервуд предполагает, что такой взгляд на литературное прошлое — посредством «периодизации» — на самом деле происходит не из академического литературного исследования, а из более общего Взгляд на историю представлен популярным источником, историческими романами сэра Вальтера Скотта.Скотт «прославился особенно за его способность воссоздавать конкретные исторические моменты в интимных социальных деталях, — пишет Андервуд, — а английские профессора, которые в 1840-х годах ввели в университеты курсы по изучению исторических периодов, смоделировали свои новые курсы, неявно опираясь на достижения Скотта». Способность Скотта «воссоздавать отдельные исторические моменты», как это ни парадоксально, зависит от осознания читателем существенного разрыва в истории, признания того, что прошлое фундаментально отличается от прошлого, которое невозможно восстановить с помощью изучения или репрезентации, кроме как через контраст с настоящим.Таким образом, «исторический контраст» стал казаться логичным способом организации учебной программы по английской литературе, поскольку произведения литературного прошлого (в то время единственные произведения, которые, вероятно, можно было бы преподавать), по-видимому, также отмечены историческими различиями.

Книга

Андервуда ценна не в последнюю очередь тем, что в ней рассказывается об утверждении английской литературы в качестве предмета университетского образования (в Университетском колледже — затем Лондонском университете — и Королевском колледже) в 1840-х годах, до попыток представить английский язык как предмет область исследований, описанная Джеральдом Граффом в книге Professing Literature , иначе говоря, окончательная история подъема «изучения английского языка», особенно в Соединенных Штатах.Графф формулирует дискуссию о том, должно ли изучение местной литературы иметь место в университете, как между «филологией» и «критикой», при этом сторонники последней утверждают, что изучение литературы само по себе оправдано, потому что оно помогает культивировать критику. навыки чтения в отличие от лингвистического / исторического подхода первого, согласно которому литература служит источником для изучения развития языка как такового. Анализ Андервуда показывает, что в основе триумфа критики лежал организующий принцип исторической периодизации, который пережил все изменения критического подхода, характерные для современного литературного исследования, от первоначального доминирования новой критики до ее последующего вытеснения критической теорией и культурологией. .

Это определенно говорит о том, что периодизация была настолько полезной для академии, что Андервуд считает, что большинство академических ученых и критиков просто принимают ее как должное и на самом деле часто сопротивляются мысли о том, что какая-то другая организационная стратегия может лучше подходить для изучения литературы. К концу книги Андервуд более или менее приходит к выводу, что английским факультетам действительно пора пересмотреть периодизацию как учебную норму, но основная задача Почему литературные периоды имеют значение — выяснить, почему литературные периоды действительно имели значение и почему исторический курс продолжал существовать, несмотря на то, что существовали вызовы его господству, а ориентация литературного исследования на его предмет, литературу, изменилась довольно глубоко.

Наиболее логичной альтернативой организации по периодам была бы организация, делающая упор на преемственность через жанр, через «типы» литературной практики или через «проблемы», которые возникают вне общих границ или даже между национальностями. Такого рода альтернативу предлагала «сравнительная литература» в самом раннем ее проявлении. Компаратисты, согласно Андервуду, «стремились объяснить непрерывные процессы развития» и, таким образом, «бросили вызов всему основополагающему представлению о том, что литературное изучение вообще должно быть организовано вокруг отдельных движений.Но сравнительная литература довольно быстро превратилась в дисциплину в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, в американских университетах упор делался на переводную литературу (в ее наиболее распространенном виде — это некая «мировая литература»). Вскоре через периодизацию стали предлагаться и достаточно сложные курсы: «Литературная программа уже была организована по странам и эпохам. Чтобы войти в учебную программу, сравнительная литература обычно должна была заимствовать преподавателей из кафедр национальной литературы и адаптироваться к периодизированной структуре.В конце концов, сравнительная литература стала заниматься критической теорией так же, как и изучение английского языка, сумев сделать ее совместимой с исторической структурой как стипендий, так и предлагаемых курсов. Андервуд утверждает, что взгляд на историю, представленный теоретиком, таким как Фуко, на самом деле довольно хорошо приспособлен к периодизации.

Настоящий удар по зарождающемуся вызову сравнительной литературы исторической периодизации в учебной программе по литературе нанес Рене Веллек, сторонник новой критики и сам компаративист.Веллек считал, что учебная программа по литературе должна сочетать «критическую оценку» с историей литературы, и что периодизация — единственный способ сделать это. Для Веллека задача заключалась в том, чтобы сохранить место для литературного изучения, которое было бы исключительно литературным, а не просто одалживал литературу для подходов, более заинтересованных в истории или изучении культуры в более широком смысле. Андервуд цитирует выражение озабоченности Веллека тем, что

Изучение всего, что связано с историей цивилизации, вытеснит строго литературоведение.Все различия исчезнут, и в литературу будут введены посторонние критерии, и литература обязательно будет считаться ценной только постольку, поскольку она дает результаты для той или иной смежной дисциплины.

Веллек, по сути, утверждает, что литературное исследование, статус которого в рамках современного исследовательского университета уже был шатким, могло бы сохранить себя как академическую дисциплину, только если бы оно оставалось самоочевидным о литературе. Веллек считал, что после того, как изучение литературы было включено в учебную программу университета, его целостность стала зависеть от избегания «посторонних» вопросов, которые указывали не на «саму литературу», а на предметы, принадлежащие к другим дисциплинам.

Это не праздное беспокойство, если вы действительно считаете, что «литература» — это определенный предмет, который включает в себя идентифицируемую историю практики и ряд важных работ, а также обеспечивает непрерывность такой практики, так что она становится больше, чем просто собрание старых текстов, а вместо этого «живая традиция», с которой студенты могут познакомиться (и, возможно, некоторые из них в конечном итоге внесут свой вклад). Несомненно, вопрос о том, повлиял ли триумф сравнительной освещенной модели на углубление литературного исследования в том виде, в котором он описывается Веллеком, остается открытым.Позиция Веллека возобладала так же легко, как и предполагает, что ученые не так стремились разрушить различия, которые он хотел укрепить, но даже в этом случае впечатление, что упущение из виду автономии литературы как эстетической формы или особого вида моральной рефлексии может в конечном итоге привести к растворению «строго» литературного исследования в мешанине разрозненных подходов, зачастую переход к «соседним дисциплинам» не был необоснованным. Возможно, именно это и произошло с академическим литературным изучением, хотя в остальном периодизация продолжала структурировать учебную программу.Таким образом, Веллек ошибался в отношении необходимости периодизации для сохранения «строго литературных исследований»: организация по периодам обеспечила определенную стабильность в предложениях курсов и академических публикациях, но ни в коем случае не обеспечила сосредоточение внимания на виде критическая оценка, которую имел в виду Веллек, по-прежнему будет преобладать.

Мы могли бы даже предположить, что «внутреннее» изучение литературы, отстаиваемое Веллеком в своей самой известной книге «Теория литературы » (написанной вместе с Остином Уорреном), на самом деле, могло быть лучше выполнено учебной программой, организованной по литературным формам или жанрам, с или без различия национальности.Подчеркнуть «исторический контраст» — значит рассматривать литературу с исторической точки зрения, и область исследования, в которой история имеет такое большое значение, будет выдвигать на первый план сами исторические силы до такой степени, что литературоведение начинает превращаться в разновидность исторического исследования в такой степени, как: в некоторых случаях это даже форма литературной критики. Точно так же дополнительное разделение по национальностям приводит к анализу, сфокусированному на социальных и культурных чертах и ​​тенденциях, которые в литературных произведениях легко сделать видимыми.Зарождение «американской литературы» могло быть связано с попытками прославить американскость американской литературы, в то время как позже целью было чаще ставить под сомнение и критиковать культурные допущения, которые можно найти в американской письменности, но в конечном итоге оба подхода в равной степени готовы к уменьшению литературе с ее инструментальной ценностью в изучении национального характера или раскрытии культурных взглядов.

Веллек и «Новые критики» хотели ценить литературу для себя, и их предпочтительный метод для этого, так называемое «внимательное чтение», практикуемый в рамках периодизации, по-видимому, придавал литературному изучению его дисциплинарную идентичность.Ученый стал академическим критиком (хотя более традиционно «научная» деятельность продолжала осуществляться в своего рода modus vivendi с новой критикой), а «критическая оценка» приобрела более высокий статус по сравнению с рецензентом. или литературный журналист. Тем не менее, даже внимательное чтение не могло окончательно считаться определяющим методом «строго литературных исследований», как сторонники критической теории, в то же время отвергая новые критические представления о литературном тексте как о «словесном значке», который должен быть оценен. тем не менее, они сохранили внимательное чтение как свою собственную стратегию выявления политических, исторических и культурных последствий литературных текстов (которые следовало больше «исследовать», чем читать).Поскольку периодизация по-прежнему позволяла академической критике в этом новом режиме работать идеально — в некотором смысле даже поощряла ее, поскольку эти последствия проявляются по-разному в разных исторических условиях, — учебная программа, ориентированная на периоды, в значительной степени ускользнула от изучения.

Андервуд считает, что растущее значение «цифровых гуманитарных наук» сигнализирует об окончании периодизации, и утверждает, что количественные методы сбора цифровых данных могут дать литературному исследованию новую миссию, цель которой состоит в «отображении общих закономерностей и отслеживании градиентов. изменений.Наиболее известным сторонником количественного подхода, вероятно, является Франко Моретти и его понятие «дистанционного чтения», само его название предполагает, что академическая литературная критика теперь полностью отделилась от той критики, которую когда-то пропагандировал Рене Веллек. Андервуд признает, что количественный метод также, вероятно, означает, что автономия литературного обучения, которую хотел охранять Веллек, больше не желательна или целесообразна, предсказывая, что с принятием количественного анализа «становится все труднее проводить дисциплинарные границы.«Для тех из нас, кто по-прежнему считает, что изучение литературы несет в себе особую ценность, которая еще не исчерпана, возможно, единственная возможная серебряная подкладка в этой довольно туманной перспективе состоит в том, что окончательное стирание дисциплинарных границ, которые когда-то давали определение «Литературное изучение» будет достаточно полным, чтобы кто-то снова подумал, что литература может быть интересным дополнением к учебной программе колледжа.

Обзор литературных периодов и движений: исторический ускоренный курс — видео и стенограмма урока

Средневековый период (~ 600 — ~ 1500)

Итак, покончим со всем этим, мы продолжим наш исторический обзор.Мы собираемся начать со Средневековья, то есть примерно с 600 по 1500 год нашей эры.

Похоже, у вас уйма времени, правда? Вы, наверное, думаете, что весь этот урок может быть посвящен этому. К сожалению, это не так. Именно тогда западная литературная традиция действительно встает на ноги. Англосаксонский народ начинает двигаться вперед. Технология, способствующая распространению письма, как и печатный станок, еще не изобретена. И поэтому, когда вы думаете об этом, вероятно, нет ничего удивительного в том, что не так много примечательных произведений искусства того времени или, по крайней мере, произведений искусства, к которым у нас теперь есть доступ.Они либо не были записаны, либо потерялись в анналах времени.

Это не значит, что с тех пор нечего читать, очевидно, иначе я бы не сделал об этом отрывок. Одним из важнейших произведений английской литературы того времени является эпическая поэма Беовульф . Многие эксперты считают, что он был написан где-то между восьмым и девятым веками — опять же, потому что это было так давно, никто точно не знает. История рассказывает о главном герое Беовульфе, противостоящем монстру по имени Грендель, затем его матери, а затем дракону.Считается, что это первое крупное произведение английской литературы, которое существует. Это написано на древнеанглийском языке, который никому не следует понимать, но он является предшественником нашего нынешнего языка.

Другой важный средневековый автор — Джеффри Чосер , который пишет Кентерберийские рассказы . Это сборник историй — какие-то набожные, какие-то непристойные, — рассказанные паломниками, направлявшимися в собор. Это фаворит людей, изучающих литературу — им это нравится.Он полон вещей — стилей, форм — которые реализуются намного позже. Чосер действительно был пионером во многих отношениях.

Хотя произведения средневекового периода разнообразны по содержанию и назначению, есть несколько важных вещей, о которых следует помнить. Во-первых, что неудивительно для того времени, многие работы, включая Кентерберийские рассказы , написаны в религиозном контексте , что означает, что во многих случаях они действительно движимы религиозными мотивами. .Во-вторых, анонимность — это то, что вы часто находите в этих работах. Мы не знаем, кто написал Беовульф — это один из примеров. И это потому, что писатели часто не хотели верить в то, что они создали историю — они считали себя скорее пересказчиками, чем создателями (что сильно отличается от того, как мы видим авторов сегодня). В-третьих, хотя технически это произведения английской литературы, большая часть литературы средневековья написана либо на совершенно непонятном староанглийском, как я уже упоминал ранее с Beowulf , либо на немного менее непонятном среднеанглийском (вы можете прочитать это , но это тяжело).Современным читателям это кажется чуждым, и получить к нему доступ может быть непросто. Есть переводы, так что если вы хотите начать, это способ начать.

Ренессанс (16-17 века)

Далее мы переходим в эпоху Возрождения, то есть в 16-17 веках. Его название означает «возрождение», и это в основном подразумевает то, чем был весь Ренессанс, то есть расцвет искусства и другой культуры, охвативший Европу между 14 и 17 веками.Причина, по которой мы начинаем эту временную шкалу немного позже в Англии, 16 и 17 числа, заключается в том, что Англия обнаружила ошибку довольно поздно, но сделала несколько фантастических вещей, когда она дошла. Есть такие выдающиеся писатели, как Кристофер Марлоу , Фрэнсис Бэкон и даже Уильям Шекспир — он считается писателем эпохи Возрождения — он прав в тот период. Они действительно много писали в тот период, и многое из того, что они писали, действительно считается основополагающим для того, как мы видим английскую литературу сегодня.Конечно, Шекспир является отцом множества жанров и того, что мы думаем о литературе сейчас.

В эпоху Возрождения мы впервые видим, что писатели действительно начинают задумываться о своем положении в мире независимо от религиозных мотивов (что мы видели в средневековый период). Создатели эпохи Возрождения гораздо больше своих предшественников ценят достоинство человека и радости общества; это известно как гуманизм — это большое дело в эпоху Возрождения, а не только в литературе.

Они также принимают литературу как форму искусства — это не просто практический способ передачи историй. Это не способ славить Бога. Это реальный способ творить искусство и сообщать о чем-то другом, о чем-то более высоком, о чем-то более важном, чем то, что они пытались сообщить раньше.

Неудивительно, что в это время было создано первое крупное литературное критическое произведение — « Защита поэзии » Филипа Сидни (это просто причудливое слово для поэзии).По мере того, как мы все больше осознаем литературу как искусство, мы также начинаем критиковать это искусство. Это не совпадение.

Эпоха Возрождения также породила протестантскую Реформацию, поскольку религиозные люди начали подвергать сомнению неприемлемые доктрины Римско-католической церкви. Критика и создание чего-то нового были важнейшими признаками этого периода, как в религии с Реформацией, так и в произведениях искусства.

Этому способствовало изобретение печатной машины , которая значительно упрощает передачу идей в письменной форме и передачу произведений искусства после их создания.Это очень важно для развития английской литературы.

Просвещение (18 век)

Далее идет Просвещение, то есть 18 век, и создатели эпохи Возрождения начали критиковать практики своих средневековых предшественников. Их последователи не думали, что они сделали достаточно, поэтому люди Просвещения действительно увлечены строгой наукой, логикой, интеллектуальным дискурсом — действительно разбивая вещи на «Имеет ли это смысл?» и не иметь никакой слепой веры и стать настоящими учеными.

Авторы Просвещения, которых мы помним, обычно являются людьми, которые бросили вызов некоторым аспектам общества, которые мы раньше считали данностью, или установили реальный системный подход к тому, как, по их мнению, следует управлять обществом и правительством. Они либо сделали это в художественной литературе, либо многие из них сделали это в форме эссе.

Это дает нам такие вещи, как Вольтер Candide , Мэри Уоллстонкрафт A Vindication on the Rights of Women . И мы собираемся поблагодарить американских писателей, хотя это в первую очередь британский курс — Бен Франклин написал Альманах бедного Ричарда .Даже Декларация независимости является частью этой тенденции к реальной рациональности. Даже восстание американских колонистов против Британии можно рассматривать как разыгрывание идеалов Просвещения с точки зрения справедливого управления и прочего. Все это часть одного и того же — идеи о том, что мир должен быть рациональным и что если что-то не рационально, мы должны исправить это и сделать таковым.

Романтизм (начало 19 века)

Затем мы получаем романтизм, который является полной реакцией на него.Это начало 19 века. Романтики просто говорят: «Нет, нас не волнуют логика, рациональность и все такое. Нам больше нравится природа , эмоции ». И положительные, и отрицательные эмоции — просто хочется что-то почувствовать. Вы же не хотите быть этим холодным научным деятелем, сидящим в лаборатории и анализирующим ваши чувства.

Когда дело доходит до романтического периода, ключевыми литературными фигурами, о которых следует помнить, являются поэты, такие как Уильям Вордсворт , Сэмюэл Тейлор Кольридж , Уильям Блейк и Джон Китс .Они пишут баллады и оды, полные почитания природы, описания внутренних настроений. В это время начинают появляться писатели, такие как Джейн Остин и сестры Бронте .

Даже люди (небольшой привет Америке), которых вы считаете писателями-трансценденталистами, такие как Герман Мелвилл , Генри Дэвид Торо и Уолт Уитмен — все они по своей природе являются частью этой эпохи. поклонения, их интерес к личности важен, а не мыслителей Просвещения, которые больше смотрели на общество в целом и на то, как оптимизировать, как рационализировать.

Визуальное искусство процветало и в это время — если вы думаете о каком-либо известном пейзаже, скорее всего, это будет романтическая эпоха, опять же, потому что в то время природа была очень популярна.

Викторианство (конец 19 века)

Двигаясь дальше, мы видим викторианство конца 19 века. Это своего рода мост между романтической литературой и модернизмом ХХ века. Викторианский период — многие критики считают, что это действительно расцвет английской литературы.Это действительно когда роман становится впереди и в центре. Роман в это время становится действительно важным. У нас есть такие люди, как Чарльз Диккенс , Джордж Элиот , которые действительно занимаются совершенствованием этого как формы, тогда как раньше это могло рассматриваться как своего рода подчиненная форма поэзии. Поэзия всегда была на пике литературы — романы какое-то время были немного вздорными.

Романс в смысле любви, а не в смысле романтической литературы, был ключевым образом викторианской литературы, как и упорный труд и добродетель — идея о том, что хорошие люди получают хорошие результаты, а плохие. наказаны.Это огромная вещь в викторианском освещении. Мы могли бы даже считать викторианское освещение настоящим поворотным моментом в развитии того, что мы видим сейчас как знакомую структуру сюжета, которую вы можете просто пойти в кино и посмотреть сегодня. Это действительно зафиксировано в викторианские времена — знакомое движение от начала до середины и до конца, потому что, как я уже сказал, тогда роман действительно приобретает известность, и именно на романах основаны фильмы.

Модернизм (начало 20 века)

Как я уже сказал, это мост от романтизма к модернизму, так что теперь мы получаем модернизм — это начало 20 века.По мере развития истории литературы мы видим, что писатели начинают становиться немного более застенчивыми относительно своих произведений, о том, что значит писать, что значит выбирать одну форму вместо другой — это происходит повсюду. .

Но модернисты действительно доводят эту идею до конца и создают эти работы, которые действительно предназначены для размышлений о своей собственной позиции как произведения искусства — это идея эстетизма « искусство ради искусства ».Мы действительно думаем о том, зачем мы занимаемся искусством и что это значит. Это также имеет тенденцию отражать то, что авторы-модернисты считали действительно сломанной , пугающей ситуацией в современном мире, что не случайно, потому что они пишут сразу после Первой мировой войны, что было чрезвычайно травмирующим событием, происходящим в мире. Европа.

Более чем любое поколение до них, включая мыслителей Просвещения, которые были действительно жесткими, рациональными людьми, модернисты просто подвергают сомнению мир вокруг себя.В отличие от своих товарищей по Просвещению, они думают, что вы можете видеть, что не так с миром, но, возможно, не сможете это исправить. Таким образом, они в конечном итоге оказываются очень циничными . В них много иронии. В конечном итоге они не решают вещи, а указывают на проблемы.

Настоящими двумя столпами модернистского освещения широко считаются светильники Т.С. Стихотворение Элиота Пустошь (я чувствую, что его название как бы говорит о том, о чем это движение) и сумасшедший роман Джеймса Джойса Улисс .Другими крупными модернистскими текстами могут быть « миссис Дэллоуэй » Вирджинии Вульф, а также «К маяку », «Портрет художника в молодости » Джойса, , У. «» Йейтса «Второе пришествие» — все это действительно важные работы модернизма.

Важные модернистские работы

Постмодернизм (конец 20-го века и далее)

Далее, конечно, мы получаем постмодернизм, и теперь мы почти подошли к концу, я обещаю.Если модернисты порвали со своими викторианскими предшественниками, то это имеет смысл только в том, что постмодернисты собираются отвергнуть своих родителей-модернистов. Но во многих отношениях постмодернизм — это своего рода усиление модернистской мысли в определенном смысле. Потому что субъективность, идея о том, что нет ничего определенного и все зависит от перспективы, встроена в предпосылку постмодернизма. Трудно точно определить, что они говорят, потому что они как бы указывают на то, что вещи могут означать что угодно — единой истины нет.

Самый простой способ взглянуть на это разделение между модернистами и постмодернистами — это подумать об этом так: для модернистов они видели, что мир сломан. Они увидели, что вещи больше не имеют смысла, и попытались показать, что они не имеют смысла. Постмодернисты думают, что нет мира, который нужно сломать. Если модернисты думают, что мир потерял смысл, постмодернисты думают, что, по сути, нет никакого внутреннего смысла, который можно было бы терять. Дело в том, что все субъективно. Дело в том, что центральной истины нет.Они видят реальность как совокупность субъективных социальных контрастов. Что действительно важно для них, так это идея деконструкции — идея о том, что вы можете посмотреть на произведение и увидеть все внутренние противоречия внутри него, а также все структуры, которые мы принимаем как должное и которые вы действительно можете видеть как появляющиеся в работе. после работы после работы.

Вероятно, постмодернистские авторы могут показаться знакомыми, потому что они более актуальны (и потому, что они больше связаны с преобладающими мыслями).У нас есть такие люди, как Курт Воннегут , Хантер С. Томпсон , Томас Пинчон , Филип К. Дик . Еще более поздние люди, такие как Брет Истон Эллис и Дэвид Фостер Уоллес . Все они находятся под сильным влиянием постмодернистской мысли. На самом деле любое литературное произведение, вышедшее за последние полвека, вероятно, имеет какой-то постмодернистский элемент. Возможно, вы даже сможете просмотреть Гарри Поттер и найти что-нибудь постмодернистское.Я не знаю. Я не пробовал.

Из-за этого может показаться, что движение может длиться вечно — если убрать весь смысл, куда вы можете пойти дальше? Критики определенно сказали это — они провозглашают вечную смерть литературы (для них мы находимся как «пост-постмодернизм»). Но задним числом всегда 20/20, сейчас сложно что-то классифицировать. Конечно, я не собираюсь этого исключать — что через некоторое время у нас будет новое имя для этой эпохи, и это не будет: «Литература умерла, а Интернет захватил власть».Но с развитием литературных периодов вы можете по-настоящему классифицировать это только после того, как это произошло. Так что кто знает, в чем мы сейчас находимся, но мы, вероятно, узнаем. Если вы хотите решить, какая литература пойдет дальше, вам, вероятно, следует написать этот роман.

На этом я прощаюсь с вами. Я собираюсь сделать это сам. Возможно, вы этого не знаете, но даже при том, что это первое видео курса литературы, на самом деле это последнее видео, которое я снимаю в своего рода сумасшедшем, постмодернистском литературном цикле, и так-пока, прощайте, auf Wiedersehen , до свидания!

Цели урока

После просмотра этого урока вы должны уметь:

  • Понимать важность изучения литературы и то, что следует учитывать при классификации литературных периодов
  • Определите и опишите литературные периоды от Средневековья до Постмодернизм и их важные характеристики
  • Укажите важные произведения и авторов каждого литературного периода

Проект

MUSE — О предпосылках литературных периодов

Проблема периодов

Когда я рассматриваю проблему литературных периодов, мне вспоминается высказывание Марианны Мур о поэзии: «воображаемые сады с настоящими жабами в них.» 1 Периоды — это воображаемые сады, но произведения, которые их составляют, живы и актуальны. Литературные периоды — это концепции литературных произведений, существующих во времени, и хотя время не имеет остановки, литературные периоды имеют. Это концепции, упорядочивающие литературные произведения. и, как часто отмечают критики, существует больше способов упорядочить такие произведения, больше способов представления периодов. Как говорит Фрэнсис Э. Спаршотт, жизнеспособность литературной историографии «проявляется в двух вещах: некоторые пытаются чтобы исправить периоды, а другие пытаются их остановить.» 2

Но независимо от того, пытаются ли критики исправить или исправить периоды, они полагаются в своих концепциях на знание своего времени, и в этом смысле периодизация является историческим феноменом. Я хочу предложить три примера, взятых из писателей трех разных веков. Оливер Голдсмит в «Описании эпохи Августа в Англии» (1759) использовал понятие периода для обозначения лет, в которые был достигнут апогей письма ». времена королевы Елизаветы как истинный эталон для будущего подражания; другие спустились до правления Якова I, а другие, еще ниже, до правления Карла II.Если бы мне разрешили высказать свое мнение по этому поводу, я бы с готовностью проголосовал за правление королевы Анны или за несколько лет до этого периода ». 3

Взгляд Голдсмита на« период »не был хронологически твердым, но основание для сравнения периода с Римом Августа основывалось на качестве письма и поддержке покровительства. В девятнадцатом веке Джордж Ф. Андерхилл написал книгу о литературных эпохах: главы об отмеченных периодах интеллектуальной деятельности (1887). и «изложил изречение, что индивид является архетипом нации и периода, к которому он принадлежит. 4 Его процедура заключалась в том, чтобы определить период, а затем обнаружить его черты в авторах. Мне нет необходимости указывать, что «период» не является сущностью, и что авторы вносят свой вклад в формирование [Конец Стр. ] периодов. Самая последняя дискуссия о периодах содержится в эссе венгерского марксиста Иштвана Сетера. Он начинает с признания роли личности в этот период. Она исходит от личности, которую он называет «человеческой природой». «или» человеческая сущность «, что период принимает свою особую форму, потому что люди являются членами класса.Из конфликтов, условий и отношений внутри класса и внутри него литературный период берет свои темы: «Отдельные периоды сами по себе ограничиваются не изменениями литературных или идеологических течений, но изменениями в« человеческой сущности »и« человеческой природе ». «присутствуют в возникновении литературных или идеологических течений». 5

Сётер осознает проблему различных тем и движений в отрезке времени, но он хочет сохранить теорию периода, которая зависит от принятия теории классов, и поэтому он постулирует период как изменение во времени. человеческая природа или классовые отношения.Но этот критик, похоже, неспособен продемонстрировать прямую связь между литературным стилем и классовыми изменениями. Эти три точки зрения кажутся наивными, и я считаю, что концепции должны учитывать совокупность данных, чтобы их можно было рассматривать как пригодные для использования гипотезы. Поэтому необходимо предложить задействованные данные. Я хочу ограничиться литературой и литературой Англии, используя в качестве примера период времени с 1660 по 1770 год. Я знаю, что термин период был применен к «Ренессансу» и «романтизму», и что они пересекают национальные границы.Я также знаю, что этот термин применялся к «барокко» и «рококо», входящим в сферу искусства и музыки, а также литературы. Но концепцию, которая дала мало пригодной для использования стипендии, лучше было бы изучить в ее самом элементарном виде, чем …

13 Литературные периоды и движения: Руководство и многое другое

Литературные периоды и движения — это эволюция литературы во времени.

Эти периоды представляют собой промежутки времени, когда литература разделяла интеллектуальные, лингвистические, религиозные и художественные влияния.

13 основных литературных периодов и движений

Это 13 основных литературных периодов и течений

  • Средневековый период — обширная тема, охватывающая практически все письменные произведения, доступные в Европе и за ее пределами в средние века
  • Ренессанс был периодом в европейской истории с 14 по 17 века, который считался периодом культурный мост между средневековьем и современной историей. Это новое мышление проявилось в искусстве, архитектуре, политике, науке и литературе.
  • Просвещение также известно как век разума. Это было интеллектуальное и философское движение, которое доминировало в мире идей в Европе в течение 18-го века, что привело к появлению таких понятий, как разум, свобода и научный метод.
  • Период романтики был художественным, литературным и интеллектуальным движением, зародившимся в Европе в конце 18 века и являвшимся реакцией на Просвещение.
  • Трансцендентализм: — это философское, политическое и литературное движение, отцом которого является Ральф Уолдо Эмерсон, которое предполагает, что знания можно получить через чувства, интуицию и созерцание. Он возник как реакция или протест против общего состояния интеллектуализма и духовности.
  • Викторианский период — это литература, написанная в Англии во время правления королевы Виктории, или примерно с 1837 по 1901 год.
  • Натурализм — это литературное движение, делающее упор на наблюдение и научный метод в художественном изображении реальности. К романистам, пишущим в стиле натуралистов, относятся Эмиль Золя (его основатель), Ги де Мопассан, Томас Харди, Теодор Драйзер, Стивен Крейн и Фрэнк Норрис.
  • Реализм — это подход , который пытается описать жизнь такой, какая она есть, без идеализации или романтической субъективности.
  • Bloomsbusry Group была влиятельной группой ассоциированных английских писателей, интеллектуалов, философов и художников, наиболее известными членами которой были Вирджиния Вульф, Джон Мейнард Кейнс, Э. М. Форстер и Литтон Стрейчи.
  • Экзистенциализм — это движение в философии и литературе, которое подчеркивает индивидуальное существование, свободу и выбор. Он фокусируется на вопросе человеческого существования и ощущении, что в основе существования нет цели или объяснения.Он считает, что, поскольку нет ни Бога, ни какой-либо другой трансцендентной силы, единственный способ противостоять этому ничто — принять существование.
  • The Beat Generation — литературное движение, начатое группой авторов, чьи работы исследовали и повлияли на американскую культуру и политику в эпоху после Второй мировой войны. Основная часть их работ была опубликована и популяризирована на протяжении 1950-х годов.
  • Модернизм берет свое начало в конце 19 — начале 20 веков, главным образом в Европе и Северной Америке, и характеризуется застенчивым разрывом с традиционными способами письма, как в поэзии, так и в прозе
  • Постмодернизм — это форма литературы, которая стилистически и идеологически отмечена опорой на такие литературные условности, как фрагментация, парадокс, ненадежные рассказчики, часто нереалистичные и совершенно невозможные сюжеты, игры, пародия, паранойя, черный юмор и авторская ссылка на себя.

Викторина о литературных периодах и движениях

Это некоторые вопросы обо всех литературных периодах и движениях

Предложение «Большая часть людей в то время были неграмотными, только люди, связанные с церковью и высокорожденные, могли читать и писать». относится к следующему периоду: _______________

  1. Средневековье
  2. Трансцендентализм
  3. Возрождение
  4. Постмодернизм

Одной из центральных тем была свободная любовь и сексуальное освобождение: ____________

  1. Возрождение
  2. Поколение битов
  3. Трансцендентализм
  4. Просвещение

Эдгар Аллан По — один из выдающихся писателей движения: ___________

  1. Возрождение
  2. Средневековье
  3. Трансцендентализм
  4. Романтизм

Эти люди верят, что верят, что индивидуальная интуиция является высшим источником знаний.: ______________

  1. Постмодернизм
  2. Романтизм
  3. Трансцендентализм
  4. Просвещение

Писателей этого периода критиковали за то, что они слишком много внимания уделяли человеческим порокам и несчастьям: __________________

  1. Натурализм
  2. Романтизм
  3. Трансцендентализм
  4. Реализм

Роберт Луи Бальфур Стивенсон — один из выдающихся писателей этого движения: _________

  1. Постмодернизм
  2. Романтизм
  3. Трансцендентализм
  4. Викторианский период

Стихи и интертекстуальность — две характеристики произведений этого периода: __________

  1. Постмодернизм
  2. Романтизм
  3. Трансцендентализм
  4. Викторианский период

Писатели этого периода пишут свои рассказы без приукрашивания и интерпретации: _________

  1. Средневековье
  2. Романтизм
  3. Трансцендентализм
  4. Реализм

Распространенная тема состоит в том, что люди формируются условиями, в которых они выросли: ________________

  1. Натурализм
  2. Экзистенциализм
  3. Трансцендентализм
  4. Просвещение

Одно из предпосылок этого периода состоит в том, что вы должны жить настоящей жизнью и что мы не ярлыки, роли и стереотипы: _____________

  1. Натурализм
  2. Экзистенциализм
  3. Трансцендентализм
  4. Реализм

Одна из центральных тем этого периода — эксперименты с психоделическими препаратами: ____________

  1. Натурализм
  2. Экзистенциализм
  3. Трансцендентализм
  4. Поколение битов

Авторы движений ставят под сомнение рациональность человеческого разума после событий, произошедших во время Первой мировой войны: ___________

  1. Модернизм
  2. Просвещение
  3. Трансцендентализм
  4. Поколение битов

Отцом этого движения является Ральф Уолдо Эмерсон: ______________

  1. Средневековье
  2. Возрождение
  3. Трансцендентализм
  4. Просвещение

Писатели этого периода отстаивали современное отношение к феминизму: ___________

  1. Средневековье
  2. Bloomsbury Group
  3. Трансцендентализм
  4. The Beat Generation

Литературные писатели этого периода представили суровость жизни в своих произведениях: _______

  1. Натурализм
  2. Экзистенциализм
  3. Трансцендентализм
  4. Романтизм

Одна из характеристик трансцендентализма: ________________

  1. Разум рассматривается как первоисточник знания.
  2. Интуиция рассматривается как основной источник знаний.
  3. Это философское движение под влиянием Зигмунда Фрейда
  4. Объективность действительно важна в этих трудах.

Одна из характеристик реализма:

  1. Его авторы считают, что знания не получают дедукцией.
  2. Объективность в их сочинениях не нужна.
  3. Предметы должны быть украшены.
  4. В их сочинениях описаны повседневные занятия.

Одна из характеристик натурализма:

  1. Социальные условия не влияют на людей.
  2. Его сочинения говорят о том, как прекрасна жизнь.
  3. Его авторов критиковали за пессимизм
  4. Одной из центральных тем было сексуальное освобождение.

Одна из характеристик трансцендентного движения:

  1. Его выдающиеся писатели пропагандировали рабство.
  2. Его авторы считают коррумпированными политические партии.
  3. Одним из авторов движения является Вирджиния Вольф.
  4. Одна из центральных тем движения — поиск духовности.

Одна из характеристик романтизма: ________________

  1. Эскапизм
  2. Фракция
  3. Временное искажение
  4. Минимализм

Это была влиятельная группа английских писателей, интеллектуалов, философов и художников, наиболее известными членами которой были Вирджиния Вульф, Джон Мейнард Кейнс, Э.М. Форстер и Литтон Стрейчи: ___________

  1. Просвещение
  2. Bloomsbury Group
  3. Средневековый период
  4. Трансцендентализм

Абсурдизм — это идея, что в мире нет смысла, кроме того значения, которое мы придаем ему ____________

  1. Просвещение
  2. Экзистенциализм
  3. Поколение битов
  4. Трансцендентализм

Писатели того периода верят, что вселенная находится внутри нас _________

  1. Просвещение
  2. Экзистенциализм
  3. Поколение битов
  4. Трансцендентализм

Странная история доктора Джекила и мистера Хайда была написана в этот период _______

  1. Викторианский период
  2. Экзистенциализм
  3. Поколение битов
  4. Трансцендентализм

Альбер Камю — выдающийся писатель этого литературного движения, ____________

  1. Просвещение
  2. Экзистенциализм
  3. Поколение битов
  4. Трансцендентализм

Follow EnglishPost.org в Facebook

Вы можете проверить наши последние статьи на любой из этих страниц:

  1. Преподавание английского языка в Коста-Рике
  2. EnglishPost.org
  3. SoyProfe.org

Дополнительная информация

Это все сообщения о литературных периодах и движениях

  1. Путеводитель по постмодернизму в литературе
  2. Путеводитель по модернизму в литературе
  3. Справочник передового поколения в литературе
  4. Справочник по реализму в литературе для начинающих
  5. Справочник по натурализму в литературе
  6. Справочник по Блумсбери Группа в литературе
  7. Руководство по экзистенциализму в литературе
  8. Руководство по трансцендентализму в литературе
  9. Руководство по литературе викторианского периода
  10. Руководство по романтизму в литературе
  11. Руководство по литературе Просвещения
  12. Руководство по эпохе Возрождения Литература
  13. Справочник по средневековой литературе

MAKE Literary Productions, NFP | Обзор: Почему литературные периоды имеют значение, Тед Андервуд

Отзыв от Jay Jin


Опубликовано:


Сегодня можно легко принять само собой разумеющееся понятие кафедр английского языка , часто без каких-либо дополнительных уточнений: не нужно уточнять, что кафедры английского языка на самом деле являются отделами английской литературы .Тем не менее, как отмечает Тед Андервуд в книге «Почему литературные периоды имеют значение », в 1903 году Чикагский университет нанял некоего Ричарда Моултона в качестве «профессора теории литературы и интерпретации» на кафедре «Общая литература». Официальными предметами изучения кафедры были «Теория литературы» и «Сравнительное литературоведение». Здесь Андервуд хочет отвлечь нас от идей и коннотаций, которые сегодня вызывает термин «кафедра английского языка». В книге «Почему литературные периоды имеют значение » Андервуд исследует трансформацию английских кафедр с начала девятнадцатого века и определяет текущую нить через их многочисленные изменения как периодизацию — идею о том, что мы можем изучать отдельные историко-литературные «периоды» (романтизм, реализм, модернизм и др.). Разделив историю литературы на уникальные периоды для сравнения и сопоставления, английские факультеты могли бы начать культивировать ауру культурного престижа, подчеркивая способность литературы «опосредовать исторические изменения и преобразовывать их в сообщество».

В более общем плане, Почему литературные периоды имеют значение прослеживает появление периодизированной модели наряду с историческим развитием английских факультетов и ее последующей стабилизацией на фоне значительных потрясений канона и педагогических практик на протяжении девятнадцатого и двадцатого веков.Андервуд также отмечает нынешний дисциплинарный интерес к вычислительным методам исследования и спрашивает: «Что могло бы заменить [периодизированную модель], если … авторитет исторического контраста в последние десятилетия снижается». В этом смысле шесть глав «Почему литературные периоды имеют значение » можно рассматривать как два проекта. Первые пять глав составляют работу по истории вуза, в которой исследуется, почему и как периодизация стала де-факто принципом организации учебных программ по английскому языку для бакалавриата повсюду.Шестая и последняя глава переформулирует вопрос о периодизации с защитой крупномасштабного количественного анализа в литературоведении и, в более широком смысле, цифровых гуманитарных науках. Утверждается, что количественные методы, работающие в масштабе тысяч литературных текстов, позволяют нам раскрыть и изучить тенденции и изменения в истории литературы, ранее скрытые.

Стандартное повествование о происхождении кафедр профессионального академического английского языка наиболее ясно можно найти в книге Джеральда Граффа «Профессиональная литература ».Согласно Граффу, дисциплина, которую мы сегодня называем «английской», возникла в результате борьбы в конце 19, и годов между более ориентированной на исследования моделью, заимствованной из филологии, и беллетристическим и морально-педагогическим гуманизмом Мэтью Арнольда. — который, как известно, определил «культуру» как «средство познания… лучшего, о чем думали и знали во всем мире». Как выразился Графф:

Союз арнольдского гуманизма и научных исследований, породивший академическое литературоведение, никогда не был свободен от напряжения.Традиционные гуманисты утверждали, что разделение литературы на узкоспециализированные и разрозненные «области» и прославление количественного «производства» в исследованиях имеют тенденцию подрывать идеал широкой общей культуры Арнольда и его взгляд на литературу как на последовательную критику жизни.

Одним из следствий этого доминирующего повествования, замечает Андервуд, является то, что история преподавания английской литературы до 1850 года в значительной степени рассматривается как битва между филологией, моральным обучением и художественной литературой, и «когда дисциплинарные проекты 1830-х годов не соответствуют требованиям. В любом из этих шаблонов исследователи обычно решают проблему, объясняя, что профессора были сбиты с толку или разрывались между конкурирующими утверждениями нескольких знакомых проектов.”

Поэтому Андервуд стремится определить происхождение английской литературы как автономной дисциплины именно в годы до 1850 года, и он делает это, помещая эти истоки в контекст возникновения периодизированной модели истории на рубеже -х годов годов. век. В его рамках интеллектуалы из растущего среднего класса стремились заменить аристократическую модель наследования и историко-политическую преемственность противоположным историческим повествованием, которое допускало более внезапные и прерывистые изменения .Эта последняя модель истории нашла свое отражение в английском университете в 1840-х годах, мотивированная «четко сформулированным убеждением, что студенты среднего класса нуждаются в некоторой перспективе, которую может обеспечить только исторический контраст». Новая концепция английской литературы может служить цели объединения все более грамотного и идеологически разнообразного населения. Курсы, посвященные отдельным историческим периодам литературного стиля, продвинулись, по словам Андервуда:

модель исторического времени, в которой настоящее связано с прошлым, не непрерывной традицией или прогрессом, а упражнением исторического воображения, которое преодолевает различия в месте, времени и культуре, чтобы создать человеческое сообщество, вневременной масштаб которого драматизируется самой разницей, которую он отрицает.

Часто это «человеческое сообщество» «вневременного масштаба» было синонимом национальной идентичности, идентификация, которая сохраняется сегодня в форме академических «полей»: например, академический рынок труда по-прежнему требует «американистов девятнадцатого века», или «Викторианцы».

К 1950 году «периодизация сохранилась, потому что она позволяла литературоведам избегать опоры на другие дисциплины и вместо этого организовываться вокруг контрастирующих систем чисто критических норм». Действительно, практика «внимательного чтения», которая стала преобладать на факультетах английского языка в Соединенных Штатах в 1940-х и 50-х годах, — то, что Джейн Галлоп описала как «то самое, что сделало [английскую литературу] дисциплиной, которая превратила нас из образованных джентльменов. в профессию »- во многом основывался на работах« Новых критиков », таких как Джон Кроу Рэнсом, Аллен Тейт и Клинт Брукс, которые пытались заново сопоставить устоявшиеся литературные периоды, переданные им предыдущими литературоведами.По их мнению, современных поэтов, таких как Т.С. Элиот и Уоллес Стивенс, следовало читать в преемственности с ранее пренебрегаемыми метафизическими поэтами семнадцатого века, такими как Джон Донн и Джордж Герберт, которых они возвышали в статусе, даже когда они понижали в должности ранее прославленных поэтов в романтике и викторианстве. периоды. Благодаря тщательному изучению самих текстов, а не исторических обстоятельств и биографических подробностей, были выявлены совершенно разные литературные традиции, которые ранее игнорировались, — иными словами, перестановка канона путем переоценки его периодов и поэтов в них.

В последней главе Андервуда аргументируется функция и полезность цифровых гуманитарных наук, широко охватывающего термина, который может включать в себя исследования средств массовой информации, исследования видеоигр и то, на чем Андервуд фокусируется в книге Почему литературные периоды имеют значение : применение количественного анализа к огромному количеству людей. тексты одновременно. Хотя Андервуд быстро вводит график, представляющий разнообразие слов в трех жанрах поэзии, прозы и научной литературы с 1700 по 1899 год, его главная цель в этой заключительной главе — дать теоретической защиты таких методов.(Его практическую защиту, эксперименты и анализ можно найти в его блоге The Stone and the Shell .) Таким образом, его центральная защита количественного анализа основана на их способности «описывать изменения, не формулируя их как серию дискретных фаз. . » Таким образом, количественный анализ позволяет практикам изучать историю литературы, не полагаясь исключительно на периодизированную модель.

Комментарии Андервуда в его последней главе в целом остаются довольно общими, но, что важно, он выдвигает на первый план то, что было в значительной степени погружено в литературный дискурс на протяжении более полувека и что стало видимым лишь недавно благодаря не только методам, применяемым в цифровых гуманитарных науках, но и дебатам. окружающие их тоже: проблема масштаба.Франко Моретти, еще один ученый, который продвигал использование количественных методов и который был основным объектом презрения со стороны традиционных литературных критиков («Это яд», — пишет Линдси Уотерс, имея в виду проект Моретти по «дистанционному чтению»), прямо ставит проблему : «Знать двести романов уже сложно. Двадцать тысяч ? Как мы можем это сделать, что означает «знание» в этом новом сценарии? » Когда мы рассматриваем количество текстов, которые отдельный ученый может прочитать и рассматривать, и сравниваем его с количеством текстов, которые были фактически опубликованы, распространены, обсуждены и прочитаны за любой достаточно длительный период времени (скажем, по крайней мере, десятилетие или 2), точка зрения понятна: количественный анализ может дать знания, которые до недавнего времени были недоступны.Существуют ограничения на методы интерпретации литературоведами, и по мере развития процессов оцифровки и каталогизации архивов развивались и программы, которые могут сортировать, делать перекрестные ссылки и табулировать все эти данные. Почему бы не воспользоваться ими?

Таким образом, для Андервуда традиционная периодизация переплетается с способами интерпретации, которые действуют в масштабе текста, нескольких текстов или, возможно, даже нескольких десятков. Это масштаб основополагающей книги Яна Ватта The Rise of the Novel , основанной на чтении нескольких текстов Дефо, Ричардсона и Филдинга.Однако, как только мы увеличим объем анализируемых текстов на порядки, Андервуд утверждает, что нам нужен количественный анализ:

Нет технической причины, по которой количественные методы нельзя применять к отдельным работам. Но люди-читатели уже очень хорошо интерпретируют письмо в таком масштабе, и может пройти много времени, прежде чем компьютеры внесут значительный вклад в наши достижения. С другой стороны, нам трудно рассуждать о непрерывных градиентах изменений, затрагивающих тысячи томов.

Как красноречиво сформулировал Марк МакГурл, коллега Моретти из Стэнфорда, цель не в том, чтобы «заменить короткие временные рамки более длинными в литературной критике … [а] позволить вопросу масштаба иметь некоторую аналитическую силу в нашей практике, а не стать интеллектуальная точка отдыха, как данность ».

Это центральные ставки «Почему литературные периоды имеют значение » и центральный ответ на неявный вопрос, поставленный в названии. Периоды имели значение, потому что они позволили английскому языку занять позицию культурного престижа, который ослабевает в последние десятилетия, и развиться в автономную дисциплину в рамках университета.Периоды по-прежнему имеют значение, потому что они допускают особую шкалу чтения, которая вообще устраняет необходимость рассматривать шкалу — избранные поэты представляют и характеризуют свой период. Количественные методы вновь открывают возможность отслеживания непрерывного развития и изменений и вновь вводят проблемы масштаба, которые, возможно, долгое время были скрыты, но никогда не отсутствовали.


Джей Джин — докторант Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Он специализируется на модернистской литературе и научной фантастике 20 -х годов века, интересуется междисциплинарными исследованиями в области точных наук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.