Похожие и непохожие люди: День космонавтики в Музее кино

Содержание

День космонавтики в Музее кино


Музей кино на ВДНХ приглашает гостей на показ научно-фантастического фильма Ричарда Викторова «Москва — Кассиопея» и две онлайн-лекции: «Павел Клушанцев и Стенли Кубрик: звездный союз» о советском режиссере и мастере спецэффектов и «Место назначения: Земля» об известных и малоизвестных игровых фильмах США 1950–1960-х годов в жанре научной фантастики, в которых человечество сталкивается с пришельцами.

Кинопоказ «Москва — Кассиопея» (1973, реж. Ричард Викторов)

11 апреля в 16:30 в преддверии Дня космонавтики и 60-летия первого полета человека в космос приглашаем всех желающих осуществить путешествие одновременно и в прошлое и в будущее на показе научно-фантастического фильма Ричарда Викторова «Москва — Кассиопея» (1973).
Купить билет

Онлайн-лекция «Павел Клушанцев и Стенли Кубрик: звездный союз»

12 апреля в 18:00 состоится лекция о советском режиссере и мастере спецэффектов Павле Клушанцеве. Стенли Кубрик и Джордж Лукас с восхищением признавались, что ни «Космической одиссеи 2001 года», ни «Звездных войн» не было бы без фильмов «Дорога к звездам» и «Планета бурь» Павла Клушанцева, режиссера и мастера спецэффектов, чья известность за рубежом опередила его славу на родине.

Лекторы: Нина Цыркун и Максим Семёнов.
Зарегистрироваться

Онлайн-лекция «Место назначения: Земля»

12 апреля в 20:00 на открытой онлайн-лекции ко Дню космонавтики «Место назначения: Земля» научный сотрудник Музея кино Максим Казючиц расскажет об известных и малоизвестных игровых фильмах США 1950–1960-х годов в жанре научной фантастики, в которых человечество сталкивается с пришельцами. Инопланетные формы жизни и инопланетные цивилизации — бесконечно разнообразные, очень похожие и совершенно непохожие на людей. Они прибывают на Землю самыми невероятными путями — от кусочка метеорита до звездолета. Глубокий космос почти всегда враждебен, но вполне обитаем и скрывает множество тайн. Об этом не понаслышке узнали герои американских фильмов времен холодной войны, а совсем скоро узнают и слушатели лекции в Музее кино.

Лектор: Максим Казючиц.
Зарегистрироваться

В плену у снега: 12 фильмов о выживании в экстремальных условиях — Что посмотреть

Повсюду снег, лед, ветер и отчаяние. Несколько фильмов о том, что люди — самые живучие существа на Земле.

В поисках золота

Numb, 2015


Семейная пара в затруднительном финансовом положении едет в Ванкувер, когда к ним в машину напрашиваются замерзшие брат и сестра. Потом они подбирают на дороге деда в полуобморочном состоянии. Старик не доживает до больницы, и в руки четверых попадает бумажка с координатами зарытого у озера клада. Опасаясь, что полиция скоро опомнится и помешает искать богатства, компания отправляется в лес, несмотря на лютый мороз и одежду не по погоде. Такое легкомыслие обойдется им очень дорого.

Затерянные во льдах

Arctic, 2018


Хаксли, пилот потерпевшего крушение самолета, неплохо выживает в ледяной арктической пустыне и ждет подмоги с большой земли. Но однажды рядом с ним разбивается вертолет, а выжившая при этом женщина нуждается в медицинской помощи, так что герой просчитывает шансы, привязывает раненую к санкам и отправляется в опасное путешествие к цивилизации.

На глубине 6 футов

6 Below: Miracle on the Mountain, 2017


Один сноубордист, преисполненный внутренних противоречий и проблем с наркотиками, решает покататься по дикой трассе в буран и, разумеется, теряется. По горам без еды, огня и воды он шатается целую неделю, отмораживает себе все что можно, прежде чем его найдут спасатели. И это реальная история Эрика Лемарка.

Белый плен

Eight Below, 2005


Трое исследователей отправляются на собачьей упряжке в белые пустыни Антарктики, чтобы найти метеорит с Меркурия. На обратном пути у них все складывается крайне неблагоприятно, поэтому людей эвакуируют, а собаки остаются одни в снегах.

В белом плену

Into the White, 2012


В годы Второй мировой войны над заснеженными просторами Норвегии сбит истребитель с немцами. Трое выживают и бредут, предположительно, в сторону своих войск. На счастье, им попадается одинокий охотничий домик, где можно переждать буран. Правда, к домику прилагается пара британских летчиков, тоже упавших с неба во время воздушного боя.

Эверест

Everest, 2015


Эверест не прощает ошибок, жадности и легкомыслия, и Эверест не прощает великодушия и самоотверженности. Здесь царят законы, которые можно назвать бесчеловечными. Тем не менее, сотни и сотни людей пытаются покорить эту высоту. В тот злополучный день весной 1996 года на восхождение отправились сразу две коммерческие экспедиции, в составе которых были как опытные альпинисты, так и туристы, не имевшие опыта покорения восьмитысячников.

Влюбленные и медведь

Two Lovers and a Bear, 2016


Люси и Роман живут на Крайнем Севере. У них полно причин быть несчастными, но они почему-то надеются, что любовь спасет их. Влюбленные решают вместе ехать жить на юг, но, поскольку денег нет, то в дорогу они отправляются на снегоходах.

Эверест. Достигая невозможного

Beyond the Edge, 2013


Документальный фильм о людях, которые первыми поднялись на вершину Эвереста в 1953 году. Тенцинг Норгей и Эдмунд Хиллари были участниками большой экспедиции Ханта, состоявшей из 400 человек. Все эти люди несколько недель работали ради того, чтобы два альпиниста постояли на вершине самой высокой горы в мире.

Выживший

The Revenant, 2015


Хью Гласса во время охотничьей экспедиции калечит медведь. Друзья, опасаясь индейцев, оставляют его с сыном и двумя товарищами. Один из них трусливо убивает сына Хью, а его самого оставляет умирать в одиночестве. Сам негодяй быстренько сваливает в цивилизацию подальше от дикарей. Единственное, с чем у него выходит осечка — это живучесть Хью.

Между нами горы

The Mountain Between Us, 2017


Двое очень непохожих друг на друга людей чудом спасаются во время авиакатастрофы. Новость для них, конечно, радостная. А вот плохая новость в том, что они находятся в заснеженных горах, и на много километров вокруг ни одной живой души.

Послезавтра

The Day After Tomorrow, 2004


Однажды оказывается, что глобальное потепление на самом деле ведет к всемирному ледниковому периоду. Главные герои застревают в Нью-Йорке в тот самый переломный момент, когда на северные штаты США должна опуститься великая стужа, которая способна отправить в глубокую заморозку любое живое существо за секунды.

Колония

The Colony, 2013


Земля погрузилась в вечную зиму. Выжившие люди ютятся в подземных бункерах, где царят очень суровые законы. Несколько человек отправляются в соседнюю колонию, потому что получили оттуда сигнал бедствия.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Почему середнячки вредят всем и самим себе и зачем в классе необычные дети

У вас в классе были середнячки? Такие тихие, ничем не выделяющиеся ребята? Вспомнить сложно, на то они и середнячки. Однако их большинство, при этом никто таким быть не хочет. Родители стараются вырастить разностороннюю личность и раскрыть индивидуальность ребёнка. Разбираемся, как учителю уделить внимание всем и перестать ориентироваться только на отличников.


Многочисленные исследования доказывают: когда в одном классе учатся разные дети — по уровню способностей, физическим возможностям, социально-демографическим признакам, вероисповеданию, расе и национальности, — это помогает ученикам развиваться. Причём сразу во многом — критическом и аналитическом мышлении, коммуникативных навыках и эмпатии.


Но часто родители против, чтобы в классе с их «прекрасными детьми» учились «менее способные» ученики. Некоторые боятся, что они будут тянуть назад весь класс. Другие хотят, чтобы дети общались только со сверстниками равного им социального статуса или одной национальности. Любой из нас осудит такой подход, но никто не станет отрицать, что таких родителей, к сожалению, немало. При этом с развитием соцсетей и стремительной глобализацией дети, особенно подростки, ежедневно взаимодействуют с большим количеством совершенно разных людей. Гораздо большим, чем вы в своё время, например, за месяц.


С одной стороны, это хорошо: общение с разными людьми развивает эмоциональный интеллект и коммуникативные навыки. Кроме того, дети становятся более открытыми к миру. С другой — это создаёт почву для конфликтов по самым разным поводам. Поэтому родители и особенно учителя должны помочь детям органично встроиться в открывающийся перед ними разнообразный мир, постараться обращать внимание на личность каждого ребёнка, а не на его физические способности, отметки или национальность.

Широкий круг общения = толерантность: как разные дети помогают и себе, и другим


Юлия Богданова, психолог, руководитель группы по корпоративной социальной ответственности KPMG:


Наш мозг так устроен, что чем больше у нас опыта, тем лучше мы развиваемся, в мозге появляются новые связи, и мы становимся условно умнее и адаптированнее. Если среда однородна, то человеку не нужно придумывать ничего нового. Если же в его окружении появляются нестандартные ситуации, то они помогают ему совершенствоваться.


Это касается и школы, и здесь можно привести в пример инклюзию. Многие думают, что инклюзия нужна меньшинству, только инвалидам и их родителям. На самом деле она необходима всем ученикам для их развития. Дети учатся не только когда сидят в классе и слушают, что им говорят взрослые у доски. Они гораздо лучше учатся во время живого общения друг с другом и совместной деятельности. Именно поэтому для работы со школьниками с расстройствами аутистического спектра во всём мире сейчас всё больше применяют технологии обучения между детьми.


Когда ребёнок встречается с разными сверстниками, то он расширяет свой диапазон общения и социальных стратегий. Это очень важно для успешности в школе — вероятность того, что он найдёт выход, когда столкнётся с необычной ситуацией, гораздо выше. Ребёнок будет знать, что в жизни он сможет понять тех, кто ведёт себя по-другому. Тут нет прямой зависимости, что со стороны условно обычных детей он будет ждать одного поведения, а со стороны необычных — другого. Просто для него разное будет нормой — разнообразие как таковое. И ожидания от поведения людей будут гораздо шире.


В нашем агрессивном обществе разнообразие и инклюзия особенно важны


Западный мир более толерантен не потому, что они много денег тратят на социальную рекламу, в которой на каждом автобусе написано про равенство. Они просто гораздо опытнее нас в плане общения с разными людьми. Буквально с ясельной группы у них были сверстники, которые передвигались на коляске, или были дети, которые не могли говорить и пользовались карточками. Кто-то не мог строить домик в детском саду из-за ДЦП, но построили другие ребята, а потом они все вместе его сломали и хохотали.


При этом дети не будут дружить из-за того, что кого-то жалко: это не детская концепция. Они будут дружить, потому что им интересно, потому что этот ребёнок может сделать что-то необычное. Например, у него спастика в руке, но он может удерживать предметы дольше, это поможет победить в какой-нибудь игре. Люди [на Западе] к этому привыкли, поэтому, когда они видят людей с особенностями в ресторане или на работе, им не кажется, что здесь что-то не то.


Анна Макарчук, директор Федерального научно-методического центра в области психологии и педагогики толерантности:


Сейчас мы всё чаще общаемся с людьми, отличающимися от нас по возрасту, вероисповеданию, возможностям. Чтобы комфортно чувствовать себя в разнообразной среде, очень важны навыки XXI века, в том числе эмоциональный интеллект. Одни из его составляющих как раз — это мультикультурность и эмпатия. Ребёнок должен учиться обращать внимание на различия, учитывать их в общении. Эти навыки нужно воспитывать на гуманистических принципах.


Когда дети часто встречают непохожих на себя людей, они гораздо острее начинают понимать, что в обществе важен каждый, что первичен человек, а не признак


Например, не инвалид, а человек с инвалидностью, не иностранец, а человек из другой культуры.


Иначе признак превращается в ярлык, а ярлык — в стигму и дискриминацию. При этом сейчас дети гораздо более открытые, намного меньше подвержены ксенофобии, чем мы. Они родились в мире, где этнические границы очень условны. Мне кажется, что в первую очередь нужно работать не с детьми, а с учителями. Педагог должен говорить о важности человека и многообразия.

Незаметные дети опасны. И для других, и для себя


Анна Макарчук:


Одна из главных проблем в школе — это когда «выпадают» середнячки. Чаще всего это происходит с детьми, которые ничем не отличаются. Для ребёнка такая ситуация может оказаться очень травматичной. Ведь самое ужасное — это страх небытия. Когда мы игнорируем кого-то, то делаем его как бы несуществующим. Это больно, и ребёнок будет протестовать. Некоторые дети протестуют так, что мало не покажется, и начинают издеваться над одноклассниками.


Довольно часто это происходит из-за того, что детей-агрессоров самих игнорируют. Они пытаются доказать, что что-то значат, что-то собой представляют, достойны признания, достойны уважения. Кроме того, это даёт очень вредный урок на будущее. Ребёнок начинает думать: для того чтобы добиться внимания, ему недостаточно быть собой, нужно выделиться в любом случае. Игнорирование в классе приводит к протестными и асоциальным историям, которые потом могут привести к травме и проблемам у всего класса.


Когда педагог не обращает внимания на незаметных детей, он создаёт нездоровую атмосферу в классе


Представим себе обычного ребёнка, который учится средне по всем предметам. Возможно, он отлично танцует, но никто в школе просто об этом не знает. Для учителя он не представляет проблем и интереса, то есть не представляет ничего. Но ребёнку важно быть увиденным, и он заставит остальных обратить на себя внимание. Он не может отличиться за счёт хороших оценок по математике, например, поэтому начнёт что-то отчебучивать: игнорировать учителя, протестовать, травить одноклассников.


Ещё бывает, что школьник уверен, что он середнячок, что он не может ничего изменить и ни на что повлиять, в том числе на свою судьбу. Если ученик чувствует, что он никто, очень часто потом это сказывается на будущем, не позволяет ему раскрыться и полностью самореализоваться, потому что он в это не верит.

Что делать школе? Практические советы для учителей и директоров


Анна Макарчук:


1. Разнообразьте уроки и пересаживайте учеников. С одной стороны, у большинства учителей не хватает времени, чтобы уделить внимание всем в классе. С другой, вот эта хроническая слепота учителей — это часто вопрос привычки. Педагогам нужно стараться максимально разнообразить уроки. Начать можно с того, что просто каждый день пересаживать детей. Кроме того, нужно больше использовать групповые формы работы. Тогда в фокусе внимания останется и конкретный ребёнок, и все, кто делает этот проект. Обязательно также стоит менять состав этих групп, чтобы дети работали с разными одноклассниками. Так учитель сам себя обезопасит от ситуации, когда кому-то не хватает внимания.


2. Забудьте про фестивали культур. При этом не нужно проводить бесконечные фестивали культур с танцами, кухней и костюмами. Они тоже хороши, но этого недостаточно. Фестивали просто обращают внимание на различия, в лучшем случае вызывают интерес. А важно другое: мы разные, и поэтому можем что-то сделать лучше, у нас больше ресурс. Это дети могут понять только во время групповых занятий с представителями разных культур, социальных слоёв, возможностей.


Что именно дети будут делать вместе, не так важно. Пускай даже стенгазету. Главное, чтобы она была не про то, какие мы все в классе разные. Неважно, про что именно она будет, но важно, чтобы её делали разные ребята вместе. Это могут быть волонтёрские, социальные или исследовательские проекты. Однако есть и специальные занятия, которые помогают показать важность многообразия. Они включают в себя рефлексивный компонент, чтобы дети задумались о своей уникальности. Детям гораздо проще позитивно относиться к чему-то особенному, если они видят эту особенность и понимают её. Потом они начинают видеть и свою уникальность, задумываться о ней.


3. Предлагайте дискуссию. Важно, чтобы дети перед совместной работой рассказывали друг другу, что они умеют, какие у них есть сильные или слабые стороны.


После того как они сделают что-то вместе, они должны обсудить, что именно каждый привнёс в общий результат


Учитель должен помочь детям наладить обратную связь. В начальной школе ученики могут собираться в классе и благодарить друг друга за то, что кто-то кому-то помог: быстро нашёл нужные фломастеры, подсказал какую-то идею, помог разобраться в чём-то. В старшей школе можно устраивать разговоры более конкретные — например, о том, что было бы, если бы мы все были одинаковые. То есть форма работы не так важна, главное — подход.


4. Устраивайте интересные тренинги и игры. У нас в центре [толерантности] есть тренинг «Некто средний». Школьникам, обычно начиная с 8-го класса, предлагают исследовать какой-то параметр в группе: рост, или насколько человек способен к гуманитарным наукам, или как у него развита память, или как высоко он может прыгнуть. Подросток проводит мини-исследование в классе и записывает все результаты. После этого ребята выводят средние, максимальные и минимальные значения и создают портрет человека.


Затем они смотрят, что за человек у них получился. И выходит, что получился, в общем-то, неплохой человек: средний рост, средние способности к математике или литературе. Всем ученикам он нравится. И по какому-то параметру этот персонаж получается лучше каждого из сидящих в классе. Потом мы предлагаем каждому свою индивидуальность обменять на все вот эти довольно неплохие средние способности и стать тем самым середнячком, которого часто не замечают учителя. И почти все дети отказываются. В конце мы обсуждаем, почему отличающиеся от нас люди очень часто нас бесят, но сами мы не хотим быть одинаковыми; что было бы, если бы мир был однообразен.


Ещё есть такой тренинг, как «Неравные старты», когда дети делятся на равные группы и выполняют задания. Условие такое, что одни не могут пользоваться ногами, другие — руками, у третьих повязки на глазах, а у четвёртых нет никаких ограничений. На соревнованиях они выполняют разные задания: собирают фасоль, ходят по листочкам бумаги, рисуют. Самое интересное, как во время состязаний строятся отношения между детьми. Затем мы всё это обсуждаем и говорим про то, как живётся людям, отличающимся от нас, что мы можем для них сделать, легко ли попросить о помощи или как её оказать.


Юлия Богданова:


1. Разрешите учиться всем и дайте детям выбор. Школы должны открыть двери для всех детей. У родителей особых детей должна быть возможность выбирать обычную школу или всё-таки специальную. Когда таких детей станет не один, а несколько тысяч, по одному в каждом классе, это изменит ситуацию. Идея в том, чтобы дети встречались в школе, детском саду, в способности этих организаций удовлетворять их универсальные потребности, которые есть у всех детей, и специальные потребности. Задача не в том, чтобы просто завести ребёнка в класс, а сделать так, чтобы он там остался и получал качественное образование, чтобы он развивался и взаимодействовал с другими.


Чем человечнее будет среда, тем будет лучше. Во всём мире маленькие дети учатся на полу, их не сажают за столы


Им дают писать текст тем, чем ему нравится: маркером или карандашом, ручкой. У детей должен быть выбор, возможность что-то решать в своей жизни. Только так они учатся, только так у них развиваются исполнительские функции, от которых зависит успешность человека. Весь мир это понимает, у нас пока об этом слишком мало говорят, но это очень важно.


Функции планирования, ожидание каких-то возможных последствий, вариативность, способность решать проблемы и контролировать поведение — эти качества не появляются у человека внезапно, они тренируются, но нужно создавать условия, поэтому среда должна быть очень мягкой и доброжелательной к детям. Это дает им чувствовать безопасность, экспериментировать и развиваться. Опыт Финляндии, где сейчас лучшее образование в мире, говорит об этом. Там дети могут ходить в носках по школе и сидеть на широких подоконниках, перемещать мебель в классе так, как им удобно именно на этом уроке. Если они обсуждают что-то эмоциональное и затрагивающее, то они собираются в круг, потому что им важно почувствовать друг друга именно в постоянном взаимодействии, в том числе со взрослыми, которые умеют создавать равные возможности.


2. Учите детей помогать друг другу. Когда мои дети учились в школе № 1321 [в Москве], она была не приспособлена для особых детей. И было нормально, когда двое мальчишек несли свою девочку-одноклассницу на коляске на руках по лестнице. Для них эта девочка — подруга, с которой они слушают музыку, могут пошутить друг над другом, она может быть лучше в математике и поможет этим пацанам на контрольной. Это становится не изолированной вещью, а опытом и отношениями, что мы ценим как люди. Этот опыт учил их гораздо лучше, чем если посадить всех перед доской и рассказывать об уважении. Именно поэтому важна инклюзия. Она расширяет мир и делает нас лучшей версией самих себя.



Данный материал является частью большого проекта, посвященного развитию у детей личностного потенциала и ключевых компетенций XXI века. О чем проект? Мы рассказываем о ребенке и его развитии как о личности, а не объекте образовательного процесса. Мы объясняем, как меняется мир, и показываем, какие навыки помогут ребенку гармонично жить в меняющейся реальности. Другие материалы проекта раскрывают темы развития социально-эмоционального интеллекта, финансовой и цифровой грамотности, когнитивного развития, инклюзии в школе и др. Проект подготовлен совместно с сайтом об образовании и воспитании детей Мел.


автор материала


Игорь Фарафонов


Понравился материал?


Оцените его:



Назад

Собаки оказались нечувствительны к замене фонем

Attila Andics et al. / Royal Society Open Science, 2020

Восприятие речи собаками сильно ограничено их чувствительностью к минимальным смыслоразличительным единицам языка — фонемам. К такому выводу пришли венгерские ученые в ходе ЭЭГ-эксперимента с участием 17 собак, которым давали послушать известные им слова, а также фонетически похожие и непохожие псевдослова. Анализ вызванных потенциалов головного мозга животных указал на то, что собаки не видят разницы между известным словом и псевдословом, которое отличается только на одну фонему, хоть и отличают их от других, непохожих псевдослов. Статья опубликована в журнале Royal Society Open Science

Долгие годы одомашнивания и жизни рядом с человеком позволили собакам научиться хорошо воспринимать человеческую речь и даже следовать командам. Более того, исследования показывают, что собаки не просто реагируют на набор знакомых для них звуков, а разделяют смысл и интонацию сказанного, узнают слова независимо от говорящего, а также отличают настоящие слова от псевдослов.

В целом, собачье восприятие речи во многом напоминает то, как речь обрабатывают люди — причем эти сходства наблюдаются и на уровне головного мозга. При этом понятно, что у человека и собаки способности к речевой обработке все же разные, как минимум из-за того, что условный словарный запас даже самого способного питомца никогда не сравнится со словарным запасом взрослого человека: количество слов, которые может распознать и обработать отдельная собака, очень ограничено.

Аттила Андича (Attila Andics) из Будапештского университета и его коллеги предположили, что ограничение восприятия речи может объясняться чувствительностью собак к минимальным смыслоразличительным единицам языка — фонемам. Чтобы проверить это, исследователи провели эксперимент с участием 17 собак, к голове которых прикрепили по три ЭЭГ-электрода в область лобных долей, центральной извилины и затылочных долей.

Во время эксперимента собакам поочередно проигрывали слова трех видов: знакомые им команды (например, fekszik — «лежать»), псевдослова, отличающиеся от команд только на одну фонему (например, fakszik) и псевдослова с другими фонемами в таком же порядке (например, matszer). Следует учесть, что все собаки жили с носителями венгерского, поэтому воспринимать могли только венгерские слова — и в эксперименте их использовали именно поэтому.

При презентации стимулов исследователи измеряли два вызванных потенциала головного мозга собак: ранний (через 200–300 миллисекунд после предъявления стимула) и поздний (через 650–800 миллисекунд). На первом отрезке у вызванного потенциала в ответ на знакомые слова и псевдослова, отличающиеся на одну фонему, наблюдалось более положительное отклонение, чем у вызванного потенциала в ответ на псевдослова, состоящие из других фонем (p < 0,03), а между собой они оказались схожи. То же самое наблюдалось и при анализе более позднего вызванного потенциала (после 600 миллисекунд) , но на этот раз отклонение было отрицательным.

Интересно, что такой же паттерн наблюдался и у собак, которые, по словам их хозяев, слышали команды чаще остальных: их мозг лучше отличал известные слова от непохожих псевдослов, но также плохо отличал их от псевдослов, отличающихся на одну фонему.

Таким образом, знакомые слова и похожие на них псевдослова, отличающиеся только на одну фонему, мозг собак воспринимал одинаково, хотя и мог отличить их от совершенно непохожих по набору фонем псевдослов. Это означает, что одной смыслоразличительной единицы (фонемы) собакам не хватает, чтобы понять, что они слышат два разных слова — это можно сравнить с тем, как речь воспринимают дети, которые только учатся говорить (в возрасте около года).

Авторы отметили, что это первое исследование вызванных потенциалов головного мозга собак в ответ на восприятие речи, и в будущем необходимо будет дополнить полученные данные и результатами других экспериментов.

Помимо восприятия речи исследователи также изучают и то, как собаки реагируют на человеческие лица: в частности, совсем недавно группа под руководством Андикса выяснила, что собачий мозг не отличает человеческое лицо от затылка. 

Елизавета Ивтушок

Автомобили, в которых сложно распознать родственников

Стереотипы — одна из вещей, которая сближает людей. Они окружают нас везде: в комментариях на форумах, в обывательских суждениях, в государственной политике. В автомобильном сообществе их тоже немало: «самые проходимые внедорожники — на раме», «в японских автомобилях передовые технологии», «всё, что собрано в Англии, ненадёжно»… Что скажут носители этих суждений, если увидят Тойоту британской сборки 2010-х годов с 4-супенчатым автоматом и электронными часами на центральной консоли? Вероятно, сбегут к другим стереотипам. Например, «модульные платформы убивают автопром». Консерваторы любят говорить: мол, раньше и автомобили собирали с душой, и главными были инженеры, а не маркетологи, да и вообще трава была зеленее. Пуристы присоединяются: «сейчас автомобили сплошь и рядом одинаковые». Верните нам времена Fiat 124, верните BMW E12, а не эти безликие куски мыла на глобальных «тележках»!..

Стереотипное мышление редко приводит к чему-то хорошему или хотя бы новому. Так что сегодня мы вспоминаем характерные случаи, когда на одной платформе создавались максимально непохожие друг на друга автомобили.

Opel Lotus Omega и Pontiac GTO

Начнем с долгоиграющей классики — архитектуры GM V-body. Эту заднеприводную платформу придумали немцы из Opel ещё в начале 1960-х годов, и с тех пор её не раз освежали и дорабатывали. General Motors выжимали из платформы все соки вплоть до 2007 года, когда на смену ей пришла GM Zeta. В России V-body лучше всего помнят по седану Opel Omega, который можно и сейчас отыскать покрытым ржавчиной во дворах самых разных городов западнее Урала. Невзрачная на первый взгляд четырёхдверка имела неплохой спортивный потенциал. Чего стоит легендарный Opel Lotus Omega из начала девяностых, способный намотать на вилку какой угодно суперседан и закусить практически любым из современных ему Ferrari в придачу. Тираж в 950 экземпляров, битурбо-шестёрка, шестиступенчатая «механика» от Chevrolet Corvette — в General Motors понимали, что звание самого дикого седана планеты дорогого стоит.

Весь ли модернизм нужно сохранять? — Strelka Mag

Поговорили с Георгом Шёльхаммером, директором исследовательского проекта Sweet Sixties, посвящённого позднему модернизму Ближнего Востока, и главой проекта Tranzit. at. Он объяснил, почему борьба за модернизм — дело всего мира и как решать, какие здания действительно нуждаются в защите.

 

Как по-новому взглянуть на модернизм

Фонтан в Гюмри, Армения. Фото: Stefano Perego

В студенчестве я изучал архитектуру у профессора, который считался одним из самых известных модернистов в Австрии. Но у него была непростая судьба: в своё время он работал для нацистов. Так что уже тогда я мог узнать «двойное лицо» модернизма. Это революционная и новая архитектура, имеющая много здравых идей. Однако она порой становилась инструментом тоталитарных режимов.

С советским модернизмом я познакомился в 1990-е годы в Армении. Я думал, что увижу много восточной, ориенталистской архитектуры, а нашёл массу зданий 1960–1970-х. Там же я встретился с Рубеном Аревшатяном, и в 2000-х мы начали исследование, ставшее частью выставки «Город завтрашнего дня». Мы хотели понять, что происходит с модернизмом сегодня. Как в капиталистическое время может эффективно использоваться кинотеатр на 2500 мест? Кому сейчас интересен музей Ленина? Что делать с изношенными зданиями?

Мой интерес был ещё и в том, чтобы расширить западный канон, в котором обычно рассматривается модернизм. Чаще всего это традиции Баухауса, Ле Корбюзье, CIAM (Международного конгресса современной архитектуры), в лучшем случае в него включают бразильский пример. Советский, азиатский, африканский контексты не особенно входят в дискурс. А я всегда интересовался вещами, которые канон не замечает или обходит стороной.

Мы исследовали постсоветские республики на Кавказе, в Азии и немного Балтику. Подключали художников, локальные исследовательские объединения и самих архитекторов, создававших стиль. Но оказалось, что и в самом регионе материалы об этом периоде не собраны. Только в Латвии и Эстонии модернизм как-то включён в экспозиции архитектурных музеев, а во многих странах документы хранились чуть ли не в подвалах среди хлама. Некоторые материалы, которые мы показывали, раньше не публиковались.

 

О диктатуре сверху и локальных героях

Казахский государственный цирк в Алма-Ате. Фото: wiki.commons

Важность советского модернизма в том, что он сделал города на большой территории более однородными, похожими друг на друга, сформировал более-менее гомогенный образ советского города. Когда я приезжал в Новосибирск, Бишкек, Алма-Ату, Таллин, Ашхабад, я видел похожие очертания микрорайонов массовой застройки и чувствовал себя в знакомом контексте. Конечно, что-то трансформировалось со временем, но всё равно это схожие магистрали, дома, сады, мастер-планы, которые и сегодня считываются. Это делает модернистскую архитектуру важной и достойной изучения, тем более что сегодня люди продолжают жить в этих зданиях.

При всей похожести есть и второй план, который не сразу заметен. Дело в том, что всегда существовали диалектика и соревнование доминирующего центра и периферии. Микрорайоны создавались из примерно одинаковых домов, решения по которым принимались из центра. Но проекты отдельных зданий (администрации, галереи, дома науки и т. п.) не всегда были продиктованы сверху. Они создавались местными группами архитекторов, своими «звёздами», которые учились не в столицах, а в локальных вузах. И в этих проектах и конкурсах формировался особый язык, отражавший идентичность региона и то, с чем люди здесь хотят ассоциироваться. Балтия, например, связывала себя со скандинавской историей: в работах их модернистов видны соответствующие черты. Центральная Азия иногда смотрела на Японию, Армения — на свою собственную историю, в том числе дохристианскую.

Поэтому мы имеем как минимум два типа постсоветского модернизма. Это микрорайоны в стиле «промосковского интернационализма», которые воспринимались как что-то навязанное. И единичные знаковые здания, построенные местными архитекторами, которые ассоциируются с локальной идентичностью и вызывают гордость. Кстати, интересно, что в фильмах того периода, создававшихся в этих республиках, главным героем часто был архитектор.

 

Об имитации жизни и постколониальных проблемах

Музей Николая Островского в Шепетовке, Украина. Фото: retro.ua

Положение модернизма на постсоветском пространстве по разным причинам непростое. Кроме чисто физического состояния зданий, мешает некоторый постколониальный нарратив. Часто в рамках нашего исследования мы видели, что в странах бывшего СССР нет особого публичного интереса к сохранению этой архитектуры. Потому что здания воспринимаются как часть империи, из которой общества уже вышли, поэтому не видят в них пользы для будущего и для национальной идентичности. Так часто случается, когда меняются режимы. Но предавать забвению свидетельства прошлого — не лучший вариант. Например, законы о «десоветизации» на Украине буквально отрезают период истории в 70 лет. А это три поколения, которых лишают возможности как помнить, так и критически рефлексировать над историей.

У некоторых зданий, построенных ближе к распаду СССР, я вижу ещё одну проблему — они создавались «пустыми», с главной функцией имитации задуманного образа жизни. Широкие проспекты не были по-настоящему публичными пространствами, они только презентовались как такие пространства. Пионерлагеря или кинотеатры не были местами для развлечения, они изображали то, какой должна быть публичная жизнь. Сама идея была сформулирована сверху, а не шла от людей. А они хотели больше свободы, индивидуальности, благ потребления. Из-за этого появлялись альтернативные движения, рок- и поп-культура. Но поп-культура и пионеры не могли существовать вместе. Поэтому создавались фейковые поп-ансамбли, их крутили по ТВ. То же происходило и с бесконечными новыми домами культуры и парками отдыха 1980-х годов. В этом отличие 80-х от периода 1920–1930-х: тогда в функции новых зданий верили. А вот с конца 1970-х уже не очень.

Ещё одна сложность в том, что сами идеи общественного устройства, в которых здания были построены, диссонируют с современностью. Сейчас больше индивидуализма, нет такой сильной идеи коллектива, общей жизни и т. п. Здания не получается использовать в полной мере, и они остаются памятниками ушедшей идеологии.

 

О всемирной борьбе за модернизм

Дворец искусств в Ташкенте. Фото: archi.ru​

Европейские и советские авангардные архитекторы очень активно общались в 20–30-е годы. Многие восхищались теми архитектурными процессами, что происходили в СССР, приезжали, чтобы увидеть, оставались работать. А в 60-е, наоборот, машина эстетической пропаганды и холодная война препятствовали этому диалогу. Тем не менее он был, хоть и не такой активный. Его важной частью были журналы, особенно французское издание L’Architecture d’Aujourd’hui. Известный немецкий архитектор Отто Фрай раз в год приезжал в Ленинград. В 1970-х СССР посещала группа путешествующих архитекторов из Италии и Франции, потом была Всемирная биеннале архитектуры в Софии. И ещё один важный повод, когда архитекторы работали вместе и влияли друг на друга, — строительство в Ташкенте после землетрясения.

Однако стоит признать, что на европейский модернизм этого периода более заметное влияние оказали США (Луис Кан, Пол Рудольф, Фрэнк Ллойд Райт, Мис ван дер Роэ). У каждой европейской страны были также и свои традиции и герои. В Финляндии это Алвар Аалто и Э́эро Са́аринен, в Италии Джузеппе Терраньи, в Германии уже упоминавшиеся Баухаус, Гропиус и Мис. Мне кажется, что эта местная уникальность недооценена, слишком часто говорят об одном облике модернизма для всей Европы.

При этом я не скажу, что у архитектуры этого периода нет проблем и её все любят. Ещё с конца 60-х начали звучать критические голоса на тему отчуждённости в городах, которая связывалась и с «безликим» модернизмом. Посмотрите комедию «Время развлечений» Жака Тати 1967 года, она немного похожа на фильм «Ирония судьбы». В ней как раз критикуется однообразная застройка, в которой человек теряется. В Европе этот стиль не связывают с постколониальным нарративом, и система охраны памятников работает зачастую лучше. Но всё равно выдающиеся здания сносят — и в Западной Европе, и в США. Так что эта борьба — общая.

 

За весь ли модернизм стоит бороться?

Недавно снесенный кинотеатр «Витязь» в Москве. Фото: pastvu

Что нам сегодня делать со всеми этими зданиями? Мне кажется, стоит подумать о критическом перемоделировании этих структур для современного использования. Например, сейчас есть много движений, которые пытаются переопределить и заново присвоить город. Они стремятся к коллективности, коливингам, комьюнити, а ведь всё это — часть ДНК модернизма.

Но, конечно, не всё надо защищать, иногда хорошо, когда здания сносят. В книге Оуэна Хазерли «Воинствующий модернизм» вообще говорится, что сохранение и охрана этого стиля противоречат его сути. Его идеи связаны с революционным перерождением и постоянным обновлением, что враждебно понятию «наследия». Можно вспомнить подобный конфликт из другой области. Когда Талибан разрушил знаменитые статуи Будды, мир кричал о необходимости реконструкции. Но в самой идеологии буддистов сказано: «Что ушло — то ушло».

Конечно, это провокационные примеры. Но мы действительно должны думать о городе как о коллаже, где различные элементы должны сохраняться, чтобы отражать непохожие идеи обществ, исторические периоды и движущие силы. Сейчас более консервативная эпоха, но это не повод вычищать все примеры альтернативной истории. Надо вдумчиво смотреть, что можно оставить и использовать, а что нет. По каким критериям стоит тогда оценивать модернизм? Прежде всего есть понятие архитектурной ценности. Может быть, это более абстрактная категория, чем колониализм и идентичность. Но я хочу привести в пример разговор между венгерским философом Дьёрдем Лукачем и одним алжирским историком архитектуры. Они спорили о десталинизации, и историк сказал: дорическая колонна не может быть фашистской, это всего лишь структура.

Так вот, архитектурный уровень некоторых зданий модернизма такой же, как у готических соборов, хоть они построены в совсем другой риторике. Но они всё равно должны быть сохранены в городской ткани. Показателен пример со «Зданием Y» в Норвегии. Это прекрасный пример модернизма, с муралами Пикассо на торцах. Оно было построено как правительственное, устояло после террористической атаки, но недавно его решили снести. Стены с работами Пикассо отрежут и сохранят. Но вообще-то это была цельная постройка, один контекст. Получилось, что художник на рынке котируется, а модернизм — не настолько. Без самого здания работа Пикассо, однако, перестаёт считываться. Это всё равно, как если бы за готическим фасадом сделали шопинг-молл.

Это интервью — часть спецпроекта Strelka Mag и Гёте-Института «Истории модернизма». Подробнее можно прочитать по ссылке.

Фото обложки: не так давно снесенный киноцентр «Соловей» на Красной Пресне; pastvu

«Городская феерия» открылась в Ивановском зале РГБ

В Ивановском зале Российской государственной библиотеки прошёл вернисаж выставки «Городская феерия. Русский плакат конца XIX — начала XX века». Больше ста шестидесяти плакатов из фондов Российской государственной библиотеки дают почувствовать дух эпохи Серебряного века и сравнить его с веком нынешним.

Фото: Мария Говтвань, РГБ

Открыл выставку генеральный директор РГБ Вадим Дуда. «Хорошо, что библиотека начинает задавать тон не только в библиотечной сфере», — подчеркнул Вадим Валерьевич и пригласил собравшихся осмотреть экспозицию вместе с ним. Важно, что познакомиться с плакатами, представленными на выставке, можно не только в Ивановском зале, но и в разделе «Книжные памятники» Национальной электронной библиотеки, — одного из важнейших проектов Ленинки. QR-коды на плакатах ведут на подробный рассказ о нём в НЭБ.

Руководитель проекта Наталья Самойленко, заместитель генерального директора РГБ, рассказала о том, как родилась идея выставки: «Мы захотели вместе с вами оказаться в ночном городе, среди сияющих витрин и многочисленных вывесок, перенести вас в мир мечты. Именно рекламный плакат — это то, что даёт представление о желаниях людей». Наталья Юрьевна особо отметила, что большинство из представленных на выставке плакатов демонстрируются широкой публике впервые.

Генеральный директор Российской государственной библиотеки Вадим Дуда открывает выставку.

Фото: Мария Говтвань, РГБ

Путешествие по идеальному миру с идеальными людьми, идеальными товарами и идеальной городской жизнью, — балы, бега, живые картины, всё самое лучшее, нарядное и завлекательное, — начинается с творческой лаборатории на входе в зал. В витринах — обёртки от шоколада, открытки с видами Москвы, прейскуранты. Под ними — выдвижные ящики, в которых собраны книги по рекламе — рекомендации лучших специалистов начала XX века. Куратор выставки Ольга Барковец считает, что не всегда нужно изобретать велосипед — современные специалисты по рекламе могут обратиться к решениям предшественников, живших сто лет назад. «Принципы рекламы были разработаны в конце XIX века и с тех пор не поменялись. Поменялись только носители», — говорит Ольга Исхаковна.

Конечно, специалисты по рекламе XXI века не могли пройти мимо такой уникальной возможности — познакомиться с самыми выдающимися образцами рекламы с более чем столетней историей. Валентин Смоляков, исполнительный директор Ассоциации коммуникационных агентств России, рассказал, что в рамках выставки заработает лекторий: специалисты будут говорить и о современной рекламе, и о том, как реклама развивалась, и о том, как перекликается культурный код, заложенный больше ста лет назад, с тем, что современный человек видит на рекламных поверхностях.

Что же ожидает посетителя выставки? Первый этаж отдан «Огням большого города». Здесь сразу чувствуется тот дух роскоши, веселья и праздности, о котором говорила руководитель проекта Наталья Самойленко. «Концерт-бал электриков» и «Обычный бал-концерт лесников», «Всемирный чемпионат французской борьбы» и коррида… Здесь же — первые российские киноплакаты, такие похожие и одновременно непохожие на современные. Они призывают — остановись! Зайди! Посмотри новый фильм! Сцены на плакатах и названия сразу цепляют, не оставляя равнодушным никого: «За каждую слезу по капле крови», «Дочь Анны Карениной», «Страница чёрной книги (Кошмар наших дней)», «Если хочешь цепей и насилий, то полюби». В небольшом кинозале демонстрируются фильмы начала XX века — «Стенька Разин», отрывки из «Пиковой дамы» 1916 года и «Короля Парижа», вышедшего в 1917 году.

С фильма «Стенька Разин» (Понизовая вольница) начинается история отечественного художественного кино. Первый в Российской империи игровой фильм был снят по инициативе и при активном участии владельца «Первой в России фабрики кинематографов и лент для живой, поющей и говорящей фотографии» Александра Осиповича Дранкова. В съёмках было задействовано около 150 человек в костюмах. Премьера картины прошла 15 октября 1908 года в театре «Аквариум» в Санкт-Петербурге и сопровождалась продуманной рекламной кампанией. Плакат к фильму создал художник-карикатурист Павел Ассатуров, тонко понимавший лубочную природу иллюстрируемого сюжета и виртуозно использовавший приёмы беглого рисунка для фиксации кульминационных сцен фильма. Во многом первый опыт создания рекламы к фильму оказал воздействие на стиль оформления последующих плакатов раннего отечественного немого кино.

На втором этаже Ивановского зала можно увидеть многообразие торговой рекламы в России — в разделе «Вывески цветные, буквы золотые». Калоши и мыло, синька и головные уборы, шоколад и папиросы — всё, что только может понадобиться человеку. Интересную и необычную упаковку предоставил для выставки Музей Москвы. В этом разделе находится единственный на всей выставке плакат не из фондов Российской государственной библиотеки. Это реклама шоколада «Рыцарский», созданная в 1901 году Василием Кандинским. Плакат — из коллекции Александра Добровинского.

Ещё один интереснейший плакат в этом разделе — «Северный одеколон» товарищества Брокар. Выпуск этого одеколона начался в 1910-х годах. Его выход на рынок сопровождался массированной рекламой в столичных газетах — «Голос Москвы», «Московский листок», «Утро России», «Русские ведомости» и другие. Рисунки для этой кампании были выполнены Казимиром Малевичем. И флакон для этого одеколона придумал тоже Малевич. Кстати, фабрика Брокара после национализации в 1917 году получила название Замоскворецкий парфюмерно-мыловарный комбинат № 5, а затем, по предложению главного парфюмера Брокара, — «Новая Заря» (с 1922). Одеколон «Северный» выпускался «Новой Зарёй» до 1996 года.

  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Дизайнер выставки Кирилл Асс. Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Дизайнер выставки Надежда Корбут. Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ
  • Открытие «Городской феерии» в Ивановском зале

    Фото: Мария Говтвань, РГБ

В третьем разделе представлены социальный и патриотический плакаты, получившие особое развитие в годы Первой мировой войны. Борьба с туберкулёзом, благотворительные базары, сборы денег для нуждающихся — Россия не только развлекалась, но и занималась благотворительностью.

Четвёртый раздел выставки собрал работы блестящих художников — Ивана Билибина, Михаила Врубеля, Евгения Лансере, Льва Бакста, Виктора Васнецова, Константина Коровина и других. Жемчужина раздела — плакат Валентина Серова, созданный им по заказу Сергея Дягилева к гастролям балерины Анны Павловой в Париже в 1909 году. Он кажется настоящей картиной, а не сиюминутной рекламой. Плакат работы Валентина Серова с силуэтом Анны Павловой навсегда стал эмблемой «Русских сезонов».

Фото: Мария Говтвань, РГБ

Кратким путеводителем по выставке «Городская феерия. Русский плакат конца XIX — начала XX века» станет приложение для смартфонов с дополненной реальностью Artefact.

Добрая традиция Ивановского зала — кураторские экскурсии, которые проводят создатели выставки. Первая экскурсия состоится 3 марта. Её проведёт куратор Ольга Барковец.

Руководитель проекта — Наталья Самойленко

Кураторы выставки — Ольга Барковец и Любовь Родионова

Дизайнеры выставки — Кирилл Асс и Надежда Корбут

Координаторы проекта — Анастасия Перевезенцева и Наталья Шаповалова

Репортаж об открытии выставки можно посмотреть на канале «Культура».

Работает приложение Artefact. Фото: Мария Говтвань, РГБ

Определение разнородного по Merriam-Webster

дис · сим · я · лар

| \ (ˌ) di (s) -si-mə-lər

, -ˈSim-lər \

: не то же самое или не похожее : другое или не похожее

люди с разным происхождением, разные материалы. Обязанности резидента не отличались от обязанностей стажера… — Джеймс Д.Харди

Почему нам нравятся люди, похожие на нас?

Источник: StockSnap / Pixabay

Неудивительно, что нам нравятся люди, похожие на нас, и существует большое количество исследований, подтверждающих это. Но причины, по которым нам нравятся такие же люди, могут быть сложными. Во-первых, существует разница между , на самом деле, , имеющим много общего с кем-то (так называемое фактическое сходство), и , полагающим , что у нас много общего (воспринимаемое сходство). Эти два вида сходства, безусловно, связаны, но это не совсем одно и то же. Вы можете думать, что у вас много общего, но можете ошибаться. Или вы можете изначально предположить, что у вас много общего с человеком, о котором вы не так много знаете, только чтобы узнать, что вы на самом деле не на одной волне, как только вы узнаете друг друга.Или вы можете предположить, что у вас много общего с человеком , потому что он вам нравится. Также есть много разных причин, по которым нам могут нравиться люди, похожие на нас. Возможно, мы ожидаем, что кто-то, у кого много общего с нами, понравится нам больше. Или, может быть, нам просто веселее тусоваться с кем-то, кто разделяет наши интересы.

Чем меньше у нас информации о человеке, тем больше фактическое сходство влияет на симпатию. В исследованиях, когда люди просто читают о незнакомце и на самом деле не встречаются с ними, обнаружение, что у них много общего с незнакомцем, значительно усиливает симпатию, потому что им не на чем основывать свое впечатление.В исследованиях, где люди действительно встречали незнакомцев, с которыми у них было более или менее общее, фактическое сходство влияло на симпатию, но не в такой степени, как в исследованиях, где люди никогда не встречались с незнакомцем. В более долгосрочных ситуациях, когда у людей больше шансов по-настоящему узнать друг друга, например в дружбе и романтических отношениях, фактическое сходство не имеет никакого эффекта — имеет значение только мнимое сходство. Отчасти это связано с тем, что в долгосрочных отношениях люди уже отфильтровали непохожих людей, которые им не нравятся.(Вы не будете дружить или встречаться с тем, кто вам не нравится, потому что у вас нет ничего общего.) Во всех этих типах исследований предполагаемое сходство оказывало большое влияние на симпатию. Так что для важнее думать, что у вас много общего с кем-то, чем , на самом деле, имеют много общего.

Исследователи предложили несколько разных причин, по которым сходство может усилить симпатию. Эти причины были изучены в исследовании Адама Хэмптона, Аманды Фишер Бойд и Сьюзан Спречер, только что опубликованном в Journal of Social and Personal Relationships:

  • Подтверждение согласия: Встречи с людьми, которые разделяют наши взгляды, заставляют нас чувствовать себя более уверенными в нашем собственном отношении к миру.Если вы любите джаз, встреча с другом-любителем джаза покажет вам, что любовь к джазу — это нормально и, возможно, даже добродетель.
  • Когнитивная оценка: В этом объяснении основное внимание уделяется тому, как мы формируем впечатление о других людях, обобщая имеющуюся у нас информацию. Так мы узнаем, что у человека есть что-то общее с нами, и это заставляет нас положительно относиться к этому человеку, потому что мы положительно относимся к себе. Затем мы предполагаем, что у другого человека, как и у нас, есть другие положительные характеристики.
  • Уверенность в том, что понравится: Мы предполагаем, что мы с большей вероятностью понравимся тому, у кого много общего с нами. И, в свою очередь, нам больше нравятся люди, если мы думаем, что мы им нравимся.
  • Веселые и приятные взаимодействия: Просто веселее тусоваться с кем-то, когда у вас много общего.
  • Возможность саморасширения: Согласно теории саморасширения, одно из преимуществ отношений состоит в том, что мы можем получать новые знания и опыт, проводя время с кем-то другим.Несмотря на то, что непохожий человек с большей вероятностью предоставит новые знания и опыт, исследования показали, что люди с большей вероятностью увидят возможности саморазвития при взаимодействии с кем-то, кто похож на них, а не отличается.

В своем исследовании Хэмптон и его коллеги изучили, насколько хорошо каждая из этих пяти причин может объяснить связь между сходством и симпатией в ситуациях, включающих как фактическое, так и воспринимаемое сходство.

В этом исследовании 174 студента старших курсов общались друг с другом в парах.До встречи студенты ничего не знали друг о друге. Затем ученики заполнили анкету о своих симпатиях и интересах (например, «Реалити-шоу или ситком?») И своей личности (например, «Неряшливый или аккуратный урод?»). Исследователи дали им поддельную версию той же анкеты, якобы заполненную их партнером по взаимодействию. Ответы были сфальсифицированы так, чтобы они были либо очень похожи, либо не похожи на собственные ответы участников.

После просмотра поддельной информации участники оценили, насколько похожий, по их мнению, этот человек на них (воспринимаемое сходство), и оценили, насколько им понравился этот человек, на основе информации в анкете.Затем у двух участников была возможность встретиться и познакомиться. Как только они действительно узнали друг друга, они снова оценили предполагаемое сходство и симпатию.

Ключ к этому исследованию, как до, так и после взаимодействия друг с другом, участники ответили на несколько вопросов, предназначенных для измерения пяти различных причин симпатии. (Вопросы были сформулированы по-разному, когда речь шла о взаимодействии в будущем по сравнению с взаимодействием в прошлом.)

  • Согласованное подтверждение: «Мой будущий партнер по взаимодействию, вероятно, будет поддерживать мои взгляды и идеи» и «Мой будущий партнер по взаимодействию, вероятно, будет« подтверждать », то есть они помогут убедить меня, что я прав в том, как я подходить к жизни.«
  • Когнитивная оценка: Например, «Моего будущего партнера по общению, вероятно, уважают».
  • Уверенность в том, что понравится: Например, «Я думаю, что я понравлюсь моему будущему партнеру по общению».
  • Развлечения и удовольствие: Например, «Мой будущий партнер и я, вероятно, будем смеяться во время нашего взаимодействия».
  • Возможность саморасширения: Например, «Взаимодействие с моим будущим партнером, вероятно, откроет дверь к новым впечатлениям.«

Во-первых, они обнаружили, что людям обычно больше нравился их партнер по взаимодействию как до, так и после взаимодействия, если они были убеждены, что их партнер похож на них. Однако эффекты воспринимаемого сходства были сильнее, чем эффекты экспериментального манипулирования фальшивой информацией, при этом фальшивая информация фактически не влияла на симпатию после взаимодействия. Это имеет смысл, потому что любое предположение о сходстве, основанное на ложной информации, не имело никакого отношения к реальности реального взаимодействия с этим человеком.Таким образом, восприятие подобия, основанное на реальном взаимодействии, нивелировало любые эффекты ложной информации о подобии.

Консенсусная проверка помогла объяснить, почему людям, которые ощущали большее сходство, нравились их партнеры больше после взаимодействия, но не до этого. Предположительно, чувство признания требует больше шансов связаться с кем-то, кто разделяет ваши ценности и предпочтения, а не просто смутного представления о том, что у вас могут быть общие черты. Уверенность в том, что партнер нравится, помогает объяснить, почему людям нравились похожие партнеры больше, как до, так и после взаимодействия.Ожидание получения удовольствия от взаимодействия также помогло объяснить, почему людям больше нравились похожие партнеры до взаимодействия, а фактическое удовольствие от взаимодействия также объясняло, почему людям больше нравятся похожие партнеры после взаимодействия. Результаты также показали, что это чувство удовольствия было самым сильным фактором и перевешивало эффекты согласованного подтверждения и уверенности в том, что понравится. Исследователи отмечают, что это может быть особенно верно для выборки молодых студентов колледжей, а для пожилых людей другие факторы могут лучше объяснить, почему сходство приводит к симпатии.

Также важно помнить, что у этих пар незнакомцев уже было довольно много общего, поскольку они были учениками одной школы и примерно одного возраста. Другие факторы, помимо удовольствия от взаимодействия, могут больше объяснять сходство-симпатию в контекстах, где люди не всегда взаимодействуют с теми, кто демографически похож. Если люди взаимодействовали с другими людьми другого возраста или социального класса, то для тех, кто взаимодействовал с кем-то, кто был похож по этим параметрам, уверенность в том, что им понравится, могла сыграть большую роль, если они были обеспокоены тем, что кто-то из другой социальной группы может не принимайте их.

Личность Essential Читает

Это исследование помогает нам понять, почему сходство может вызывать симпатию при первой встрече. Но это не проливает света на то, почему кажущееся сходство важно в долгосрочных отношениях. Вполне вероятно, что в долгосрочных отношениях факторы, помимо удовольствия и удовольствия, способствуют положительному эффекту сходства. Например, у романтических партнеров, которые похожи друг на друга, меньше конфликтов, а супружеские пары с одинаковым уровнем образования и возраста реже разводятся.

Исследование

обнаружило, что наше стремление к «единомышленникам» является жестким.

ЛОУРЕНС — Новаторское новое исследование о том, как мы ищем сходства в отношениях, в соавторстве с исследователями из колледжа Уэллсли и Университета Канзаса, меняет идея о том, что «противоположности притягиваются», вместо этого предполагая, что нас привлекают единомышленники. Исследование могло бы привести к фундаментальному изменению в понимании формирования отношений — и это звучит как предупреждение для идеи, что пары могут со временем менять друг друга.

Результаты исследования представлены в статье «Сходство во взаимоотношениях как построение ниши: выбор, стабильность и влияние в диадах в среде свободного выбора» в текущем выпуске Journal of Personality and Social Psychology, самого уважаемого журнала в данной области. Ведущими авторами статьи являются Анжела Банс, доцент кафедры психологии Колледжа Уэллсли, и Крис Крэндалл, профессор психологии Калифорнийского университета.

Самое удивительное открытие исследования, которое можно было бы назвать сменой парадигмы, заключается в том, что люди, состоящие в отношениях, не меняют друг друга с течением времени.Вместо этого данные Банса и Крэндалла делают новый акцент на самых ранних моментах отношений — показывая, что будущие друзья или партнеры уже похожи на начало их социальных связей, что является важным новым открытием, говорят авторы.

«Представьте, как два незнакомца заводят разговор в самолете или пару на свидании вслепую, — сказал Банс. — С самых первых моментов неловкого подшучивания, насколько похожи эти два человека, это сразу и сильно играет роль в будущем. взаимодействия.Будут ли они подключаться? Или уйти? Это раннее признание сходства действительно имеет важное значение для этого решения ».

Развитие отношений может зависеть от уровня сходства между двумя людьми с самого начала их встречи.

«Вы пытаетесь создать социальный мир, в котором вам комфортно, где вы добиваетесь успеха, где у вас есть люди, которым вы можете доверять и с которыми вы можете сотрудничать для достижения ваших целей», — сказал Крэндалл. «Для создания такого сходства очень полезно, и людей это привлекает большую часть времени.”

Банс добавил: «Хотя идея о том, что партнеры влияют друг на друга, занимает центральное место в исследовании взаимоотношений, мы определили большую область, в которой друзья демонстрируют очень мало изменений — личность, отношения и ценности, а также выбор социально значимых моделей поведения. Для ясности. , мы не подразумеваем, что социальное влияние не происходит в отношениях; тем не менее, мало места для влияния, когда партнеры схожи в начале отношений ».

Данные также показывают, что наше стремление выбирать единомышленников может быть намного сильнее, чем предполагалось ранее.

«Мы утверждаем, что выбор похожих друг на друга в качестве партнеров по отношениям является чрезвычайно распространенным явлением — настолько обычным и настолько распространенным во многих аспектах, что это можно назвать психологическим дефолтом», — сказал Банс.

Bahns и Crandall подчеркивают, что исследование показывает, что люди не стремятся к общему сходству по одной или двум конкретным темам.

«Люди больше похожи, чем случайность, почти во всем, что мы измеряем, и они особенно похожи в вещах, которые наиболее важны для них лично», — сказал Банс.

Исследование имеет большое значение для понимания основ отношений и подхода к отношениям, когда партнеры разные. Его выводы были получены из реальных отношений. Данные были получены из метода полевых исследований, получившего название «сбор диад на свободном выгуле», в котором парам людей, взаимодействующих на публике (романтические пары, друзья, знакомые), задавали вопросы об отношениях, ценностях, предрассудках, личностных качествах или поведении, которые имеют важное значение. им. Данные сравнивались, чтобы увидеть, насколько похожи или различаются пары, и проверить, были ли пары, которые знали друг друга дольше и чьи отношения были более близкими и интимными, более похожими, чем вновь образованные пары.Они не были.

Кроме того, исследователи опросили пары, которые только что встретились (в классе колледжа), а затем опросили те же пары позже. Это позволило использовать продольные данные, нарисовав картину одних и тех же пар с течением времени.

«В небольшом исследовании, которое привело к этому, мы изучили студентов KU, крупного государственного университета, и нескольких меньших колледжей в западном и центральном Канзасе», — сказал Крэндалл. «В KU люди находили людей, которые были более похожи на самих себя, чем в маленьких колледжах, где у друзей не так много выбора.В маленьких колледжах друзья были менее похожи, но такие же близкие и довольные, и они проводили вместе столько же времени. Мы знаем, что люди сначала выбирают похожих людей, но если вы выйдете со своего пути, то сможете найти отличных друзей и содержательные отношения с людьми, которые не похожи на других ».

Исследование показало, что такие непохожие друг на друга друзья не обязательно со временем меняли свои точки зрения.

«Все, что нарушает гармонию отношений — например, области разногласий, особенно в отношении важных позиций, ценностей или предпочтений — скорее всего, сохранится», — сказал Банс.

Она добавила, что это может быть «предостерегающим посланием» для тех, кто думает, что может изменить своих друзей или романтических партнеров: «Изменения трудны и маловероятны. С самого начала легче выбрать людей, которые совместимы с вашими потребностями и целями ».

Исследователи заявили, что стремление к сходству в друзьях может привести к тому, что им не будут знакомы другие идеи, ценности и точки зрения.

«Общение с людьми, которые не похожи на вас, действительно полезно, — сказал Крэндалл.«Друзья хотят комфорта, расслабления, расслабления, отсутствия проблем — и это хорошие вещи. Но у вас не может быть только этой потребности. Вам также нужны новые идеи, люди, которые будут вас поправлять, когда вы псих. Если вы общаетесь только с такими же психами, как вы, вы можете потерять связь с большим, красивым разнообразным миром ».

Bahns отметила, что стремление к сходству представляет собой недостаток «ограниченного воздействия различных идей и убеждений» наряду с такими наградами, как «стабильность идентичности, систем ценностей и идеологии.”

«[Это] крупнейшее полевое исследование формирования дружбы, о котором я знаю», — сказала профессор Венди Берри Мендес, заведующая кафедрой Сарло / Экман по изучению человеческих эмоций Калифорнийского университета в Сан-Франциско. «Авторы приводят убедительные данные о том, что дружба в большей степени обусловлена ​​ранее существовавшим сходством между друзьями, чем друзьями, которые со временем становятся более похожими из-за влияния друг на друга. [Это исследование предлагает] одно из наиболее убедительных свидетельств того, что не только «пернатые птицы собираются вместе», но и идет еще один шаг вперед, демонстрируя, что «пернатые птицы находят друг друга еще до того, как стаяться».’”

Эффект подобия-притяжения — IResearchNet

Определение эффекта подобия-притяжения

Эффект сходства-притяжения относится к широко распространенной тенденции людей привлекаться к другим, которые похожи на них самих в важных отношениях. Влечение означает не строго физическое влечение, а скорее симпатия к человеку или желание находиться рядом с ним. Было изучено множество различных аспектов сходства как в контексте дружбы, так и в романтическом контексте. Эффекты сходства, как правило, наиболее сильны и наиболее последовательны для отношения, ценностей, предпочтений в деятельности и привлекательности.Сходство личности показало более слабое, но все же важное влияние на влечение.

Фон эффекта сходства-притяжения и современное использование

Исследование привлекательности сходства воплощает в себе популярную пословицу: «Птицы, как перья, собираются вместе». Этот эффект широко изучался, обычно одним из двух способов. Во-первых, в лабораторных экспериментах участникам дают описание человека, которого они собираются встретить. Этими описаниями манипулируют, чтобы изменить степень их сходства, от очень похожего до очень непохожего, в зависимости от собственного положения участника в тех измерениях, которые исследователь хочет изучить.Второй метод предполагает корреляционные исследования, которые оценивают интересующие нас свойства партнеров по взаимоотношениям, часто с помощью анкетирования. Затем степень соответствия между партнерами сравнивается со степенью соответствия случайных пар людей, людей с умеренным влечением друг к другу или, что чаще, случайностью. Годы исследований дали такие убедительные доказательства, что один исследователь назвал влияние сходства на притяжение «законом». В отличие от этого, многие попытки найти поддержку родственному принципу, известному как принцип дополнительности («противоположности притягиваются»), не дали ничего, кроме очень избирательного эффекта в ограниченном контексте.

Почему привлекает сходство? По крайней мере четыре объяснения получили последовательную эмпирическую поддержку. Во-первых, поскольку похожие люди с большей вероятностью, чем непохожие, обладают мнениями и мировоззрением, подтверждающими ваше собственное, взаимодействие с похожими людьми является вероятным источником социального подкрепления. Во-вторых, при прочих равных условиях люди с большей готовностью ожидают отказа со стороны непохожих друг на друга, чем со стороны похожих. Как показали другие исследования, ожидаемое отклонение обычно снижает влечение.В-третьих, взаимодействие с похожими другими людьми может быть более приятным, чем взаимодействие с непохожими друг на друга, поскольку похожие люди имеют тенденцию разделять наши собственные интересы, ценности и предпочтения в деятельности. Наконец, судьба или случай, кажется, тоже играют роль. Поскольку отношения и ценности определяют большую часть поведения человека (например, люди, которые любят бейсбол, посещают больше бейсбольных матчей, чем люди, которые этого не делают), он или она просто с большей вероятностью встретит других, которые имеют схожие взгляды и ценности, чем другие предпочтения.Очевидно, что влечение не может развиваться между людьми, которые не встречались друг с другом. В целом, все четыре объяснения, вероятно, способствуют влиянию сходства на привлекательность.

Люди иногда подвергают сомнению свидетельства о связи сходства и притяжения по субъективным причинам. В конце концов, когда человек размышляет о своей дружбе, он или она часто замечают различия больше, чем сходства. Вероятно, это здоровая часть процесса выражения и принятия своей индивидуальности.Однако сходство относительное. Когда его просят рассмотреть степень сходства между собой и близким другом по сравнению с собой и случайным жителем планеты Земля или, если на то пошло, случайным человеком, живущим в другом месте в той же стране, штате или районе, значение сходства для дружбы обычно становится очевидным.

Ссылки:

  1. Berscheid, E., & Reis, H. T. (1998). Межличностное влечение и близкие отношения. В С.Фиске, Д. Гилберт, Г. Линдзи и Э. Аронсон (редакторы), Справочник по социальной психологии (том 2, стр. 193-281). Нью-Йорк: Рэндом Хаус.
  2. Ньюкомб, Т. М. (1961). Процесс знакомства. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

определение непохожего по The Free Dictionary

По истечении этого времени ребенок, по всей вероятности, добавил еще одну к надгробным плитам, которые заполняют Нео-терапевтическое кладбище; но в редких случаях радостная процессия возвращает малыша к его ликующим родителям, уже не многоугольником, а кругом, по крайней мере, из любезности: и единственный случай такого благословенного результата побуждает множество родителей-многоугольников подчиняться аналогичным домашним делам. жертвы, у которых есть иная проблема.Это было необходимо для счастья обоих; ибо, какими бы разными они ни были по характеру и внешнему поведению, они сильно походили друг на друга в том полном отсутствии таланта и вкуса, которое ограничивало их занятия, не связанные с тем, что создается обществом, очень узким кругозором. можно найти в китайской поэзии, плохо апеллирующей к волнениям наших дней, и столь же непохожих на наши идеалы существования, как жизнь планет на жизнь темных тел, бесцельно кружащихся в пространстве.Кроме того, как город состоит из разнородных частей, как животное состоит из жизни и тела; душа разума и аппетита; семья мужчины и его жены — собственность господина и раба; точно так же, как город состоит из всех этих и многих других очень разных частей, из этого обязательно следует, что добродетели всех граждан не могут быть одинаковыми; поскольку бизнес того, кто возглавляет группу, отличается от других танцоров: «Что, черт возьми, может быть такое, что два человека, столь непохожие, как вы и Стрикленд, могли бы стремиться?» — спросил я, улыбаясь.Давайте теперь отметим то, что в этих головах меньше всего отличается, а именно два самых важных органа, глаз и ухо. У Хитклифа могут быть совершенно разные причины убирать руку, когда он встречает потенциального знакомого. Даже неумолимый старый доктор почувствовал притяжение, которое уже покорило трех таких непохожих людей, как Албан Моррис, Сесилия Вивил и Франсин де Сор. Главный аргумент Каннона против Джеймса — если я правильно его понимаю, — это то же самое поражения внутренних органов могут сопровождать разные эмоции, особенно страх и ярость.ПРЕДЫДУЩИЙ ПОКАЗЫВАЕТСЯ НАМНОГО ВАЖНЕЙШИМ (курсив мой.), Поскольку почти аналогичные вариации иногда возникают при, насколько мы можем судить, несходных условиях; и с другой стороны, несходные вариации возникают в условиях, которые кажутся почти одинаковыми ». Ницше, признавая ту же самую истину, приписывал бы практически все значение« высшим функционерам в организме, в котором живая воля проявляется как активный и формирующий принцип », и, за исключением некоторых случаев (когда речь идет только о пассивных организмах), не отводил бы такое заметное место влиянию окружающей среды.На мгновение две сестры — такие странно непохожие по характеру и характеру — смотрели друг на друга, не говоря ни слова. , прошлая неделя?

Большинство из нас склонно испытывать влечение к людям, которые похожи на нас.

Если вы выросли на диете из сказок Диснея, вас могут простить за мысль, что противоположности притягиваются. «Красавица и чудовище», «Золушка» и «Русалочка» увековечивают идею о том, что идеальный партнер — это тот, кто обладает противоположными нам качествами.

Но это не только Дисней: идея о том, что противоположности притягиваются, полностью пропитала киноиндустрию — подумайте, например, о невротическом комике, который влюбляется в беззаботную певицу в «Энни Холл» Вуди Аллена. Фактически, одно исследование показало, что почти 80% из нас верят в идею притяжения противоположностей.

Но новое исследование, отслеживающее цифровые следы людей — то, как они ведут себя в Интернете, — предполагает, что в реальной жизни это не так. И наука не впервые приходит к такому выводу.На протяжении десятилетий психологи и социологи указывали, что идея о притяжении противоположностей является мифом.

Фактически, почти все свидетельства говорят о том, что противоположности очень редко притягиваются. Психолог Донн Бирн был одним из первых, кто изучил влияние сходства на ранние стадии отношений. Для этого он разработал метод, известный как «техника призрачного незнакомца».

Процедура начинается с заполнения участниками анкеты своего отношения к различным темам, таким как использование ядерного оружия.Затем они принимают участие в фазе «человек-восприятие», где оценивают (несуществующего) человека на основе их ответов на тот же вопросник.

Бирн манипулировал степенью сходства между участником и призрачным незнакомцем. Его результаты показали, что участники сообщали, что их больше привлекали люди, которые придерживались аналогичных взглядов. Фактически, чем больше степень сходства взглядов, тем больше влечение и симпатия.

Чтобы объяснить свои открытия, Бирн утверждал, что большинству из нас необходимо логичное и последовательное представление о мире.Мы склонны отдавать предпочтение идеям и убеждениям, которые поддерживают и укрепляют эту последовательность. Люди, которые согласны с нами, подтверждают наше отношение и таким образом удовлетворяют эту потребность, тогда как люди, которые не согласны с нами, склонны вызывать негативные чувства — беспокойство, замешательство и, возможно, даже гнев, — которые приводят к отталкиванию.

Раннее исследование Бирна ограничивалось схожестью взглядов, но другие исследования показали, что может быть большее влечение к другим людям, имеющим схожие социально-демографические характеристики.Например, исследования показали, что онлайн-свидания с большей вероятностью будут связываться и отвечать тем, кто имеет такое же образование и этническое происхождение, как и они, и того же возраста. Однако более позднее исследование Бирна показало, что схожесть отношений может быть важнее социально-демографической схожести, когда речь идет о формировании отношений.

Дополняющие и похожие личности

В середине 1950-х годов социолог Роберт Фрэнсис Винч утверждал, что когда дело доходит до наших личностей, важно не сходство, а взаимодополняемость.Основываясь на своих исследованиях супругов, он предположил, что людей будут привлекать другие люди, обладающие чертами характера, которых у них нет. Например, напористую женщину привлекает покорный мужчина, а экстраверта — женщина-интроверт.

Как оказалось, доказательств в поддержку этой гипотезы почти нет. Исследования друзей и супругов неизменно показывают, что двое людей с большей вероятностью станут друзьями и супругами, если они похожи друг на друга.

Сюда входит новое исследование, в котором изучались цифровые следы более 45 000 человек, а не данные о личности, о которых сообщают сами люди. Результаты этого исследования показали, что люди с похожими личностями, основываясь на лайках и выборе слов в сообщениях, с большей вероятностью будут друзьями. Еще сильнее была связь между романтическими партнерами.

На самом деле, идея о том, что нас больше привлекают похожие люди, невероятно надежна. Один обзор 313 исследований с более чем 35000 участников показал, что сходство было сильным предиктором привлекательности на ранних этапах отношений — не было обнаружено никаких доказательств притяжения противоположностей.Связь настолько сильна, что некоторые психологи даже провозгласили эффект подобия «одним из лучших обобщений в социальной психологии».

Слишком много сходства?

Но это еще не конец истории. Психолог Артур Арон считает, что, хотя сходство важно, в некоторых ситуациях оно действительно может подорвать влечение. Он утверждал, что у людей также есть потребность расти и расширять себя — и что одна из причин, по которой мы формируем отношения с другими, заключается в том, что мы можем ассимилировать некоторые качества наших партнеров, что способствует такому росту.

Подразумевается, что нас будут привлекать те, кто предлагает наибольший потенциал для саморазвития, а тот, кто схож по ценностям и чертам, имеет гораздо меньший потенциал для роста, чем кто-то другой. Итак, модель в конечном итоге предсказывает, что несходство иногда может быть привлекательным, особенно если вы считаете, что существует большая вероятность того, что отношения будут развиваться. Похоже, что исследования Арона с использованием техники призрачного незнакомца подтверждают эту идею.

Но, конечно, картина становится более сложной, если мы посмотрим, как пары на самом деле ведут себя в реальной жизни.Например, когда пары обнаруживают, что у них есть серьезные разногласия по какой-то теме, они часто приводят свои взгляды в соответствие друг с другом, становясь со временем более похожими друг на друга.

Итак, если вы одиноки и выглядите, совет, полученный в результате десятилетий научных исследований, прост: перестаньте верить, что вам подходит тот, кто обладает противоположными вам качествами. Противоположности почти никогда не притягиваются, и вам гораздо лучше сосредоточиться на людях, которые имеют схожие с вами качества и взгляды, но которые предлагают некоторый потенциал для саморазвития.

Автор: Вирен Свами, профессор социальной психологии, Университет Англии Раскин

Эта статья изначально была опубликована в The Conversation. Прочтите оригинальную статью.

Лучше быть похожим на своего партнера?

Эти исследования направлены на максимально объективное сравнение схожести партнеров. Но, конечно, наше субъективное восприятие и чувства к нашим партнерам, вероятно, не менее важны — если не больше — того, как мы относимся к нашим отношениям.В этой связи психологи также изучают эффект ощущения общей идентичности с нашими партнерами, или того, что Кортни Уолш и Лиза Нефф из Техасского университета в Остине называют «слиянием идентичностей».

В своей статье, посвященной изучению молодоженов, Уолш и Нефф обнаружили, что те люди, которые чувствовали, что их чувство идентичности сбалансировано сливается с чувствами супруга, также были более уверены в своих отношениях и более конструктивно справлялись с любыми семейными потрясениями.

Было бы интересно узнать, как восприятие общей идентичности может взаимодействовать со сходством партнеров. В конце концов, если вам удастся достичь такой формы товарищества, при которой кажется, что вы и ваш партнер стали одним целым, то вполне вероятно, что вопросы сходства и различия станут второстепенным вопросом, потому что теперь их черты и ценности принадлежат вам. , тоже.

В общем? Вероятно, можно с уверенностью заключить, что сходство партнеров имеет значение для отношений.Конкретные последствия зависят от пола, рассматриваемых черт характера и даже стиля привязанности. Не существует простого правила, применимого ко всем, но было бы неправильно делать вывод, что сходство не имеет значения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *