Пример амфибрахия в стихах: Амфибрахий в литературе: определение, примеры стихов

Содержание

ямб и хорей, дактиль и амфибрахий. Примеры стихов

Стихотворный размер — это ритмическая форма стихотворения. Он определяет чередование безударных и ударных слогов, структуру стиха.

Единица измерения стихотворного размера — стопа. Стопа состоит из нескольких слогов: один из них ударный, другие — безударные.

Например, в строке четыре стопы. В каждой стопе два слога: первый ударный, а второй — безударный. Это называется четырехстопный хорей: Бу́ря мгло́ю не́бо кро́ет.

Что такое ямб и хорей. Примеры стихов

Двухсложные стопы состоят из двух слогов. Наиболее популярные двухсложные размеры — ямб и хорей.

Хрей — двудольный размер с ударением на первую долю.
Бу́ря мгло́ю не́бо кро́ет

Ямб — двудольный размер с ударением на вторую долю
Моро́з и со́лнце, де́нь чуде́сный

Что такое дактиль, амфибрахий и анапест. Примеры стихов

Самые распространенные трехсложные размеры — дактиль, амфибрахий и анапест.

Дактиль — один ударный слог, за которым идут два безударных.
Ту́чки небе́сные, ве́чные стра́нники

Амфибрахий — второй слог ударный, первый и третий безударные.
Есть же́нщины в ру́сских селе́ньях.

Анапест (антидактиль) — два безударных слога, а затем один ударный.
О, весна́ без конца́ и без кра́ю

Как определить стихотворный размер

    Посчитайте количество слогов в строке. Для этого подчеркните все гласные буквы: сколько гласных — столько и слогов.

    Прочтите строку вслух и расставьте ударения.

      Если ударение повторяется каждые два слога, это ямб или хорей.

      Если ударение повторяется каждые три слога, это дактиль, амфибрахий или анапест.

    Определите стихотворный размер по таблице, приведенной ниже.

    Объедините слоги в строке в стопы (по два или три слога), а затем сосчитайте количество стоп.

Ямб и хорей, дактиль, амфибрахий и анапест. Таблица стихотворных размеров

˘ безударный слог

¯ ударный слог

Ударный слог может заменяться псевдоударным (со вторичным ударением в слове). Например, пятистоптный хорей с псевдоударными слогами у Лермонтова: ВЫхожу́ оди́н я нА доро́гу.

Название

Схема

Пример

Ямб

˘ ¯

Мой дя́дя са́мых че́стных пра́вил,
Когда́ не в шу́тку зАнемо́г,
Он Уважа́ть себя́ заста́вил
И лу́чше вы́думАть не мо́г
А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»

Хорей

¯ ˘

Бу́ря мгло́ю не́бо кро́ет,
Ви́хри сне́жные крутя́;
То, как зве́рь, она́ заво́ет,
То запла́чет, как дитя́…
А.С. Пушкин, «Зимний вечер»

Дактиль

¯ ˘ ˘

Сла́вная о́сень! Здоро́вый, ядре́ный
Во́здух уста́лые си́лы бодри́т
Н.А. Некрасов, «Железная дорога»

Амфибрахий

˘ ¯ ˘

Есть же́нщины в ру́сских селе́ньях
С споко́йною ва́жностью ли́ц,
С краси́вою си́лой в движе́ньях,
С похо́дкой, со взгля́дом цари́ц.
Н.А. Некрасов

Анапест

˘ ˘ ¯

Есть в напе́вах твои́х сокрове́нных
Рокова́я о ги́бели ве́сть.
Есть прокля́тье заве́тов свяще́нных,
Поруга́ние сча́стия е́сть.
Александр Блок, «К Музе»

Как запомнить названия стихотворных размеров?

Ямб и хорей запоминаем от противного.
В слове «я́мб» ударение ставится на первый слог. В слове «хоре́й» — на второй. Запомните, что в самих размерах всё наоборот: в ямбе под ударением будет второй слог, а хорее — первый.

Чтобы запомнить пять стилей, выучите ударения в пяти вариантах мужского имени Иван:

Ива́н — ямб
Ва́ня — хорей
Ва́нечка — дактиль
Ваню́ша — амфибрахий
Иоа́нн — анапест

Выучите стихотворение В.В. Онуфриева о трехсложных размерах.

Во́все не сло́жные [дактиль]
Разме́ры трёхсло́жные, [амфибрахий]
Всё зави́сит от си́льных в них ме́ст. [анапест]
Да́ктиль — он пе́рвый, [дактиль]
Второ́й — амфибра́хий, [амфибрахий]
Ну а тре́тий уже анапе́ст! [анапест]

Какие еще бывают стихотворные размеры?

Существует и множество других стихотворных размеров. Например, односложный брахиколон, двусложные дибрахий и спондей, трехсложные трибрахий, бакхий etc. Подробнее о них можно почитать в «Википедии» и других источниках.

это… Примеры стихотворений :: SYL.ru

Каждый в школе проходил стихотворные размеры (или метры) и имеет представление о них. Не нужно перерывать горы теоретической литературы, напомним: амфибрахий — это трехстопный размер. Его используют в силлабо-тонической системе поэзии.

Один из трехстопных размеров называется амфибрахий. Это метр, где ударение на втором слоге из трех. Он был востребован поэтами в XIX веке XX веках; а что современные поэты знают о такой ритмике?

Что значит «амфибрахий»?

В переводе с греческого (amphibrachys) — короткий с обеих сторон. Это самое точное определение. Амфибрахий характеризуется тем, что его ударный слог находится прямо между двумя короткими безударными слогами. Пример в литературе следующий: «Не вЕтер бушУет над БОром, Не с ГОр побежАли РучьИ» (Н. А. Некрасов).

Так как трехстопный амфибрахий Некрасов часто использовал, его еще называют «Некрасовским метром». Где применяют размер? Рассмотрим творчество разных поэтов и наиболее известное лермонтовское стихотворение. Амфибрахий примеры имеет многочисленные.

Силлабо-тоническое стихотворение: размеры

Русское стихотворение исторически сложилось как гармоническое сочетание формы, ритма и мелодии. Классическое стихотворение имеет четкую структуру из 4 строк (1 катрен) и имеет силлабо-тоническое звучание. В теории литературы выделяют 5 самых основных размеров: ямб, хорей, дактиль, амфибрахий и анапест.

Например, ямб звучит энергично и громко-торжественно. Хорей использовался всегда в колыбельных — он нежен по звучанию, напевен. Чистый дактиль чересчур однообразен; анапест очень гибкий, возвеличивающий несет заряд. Амфибрахий тоже гибкий, но при этом спокойно повествует, без излишней напористости.

Есть еще размер Пеон — философский 5-стопный размер. Философский, потому что интонации его вызывают задумчивое, серьезное настроение. Другие размеры встречаются весьма редко.

Амфибрахий в классической русской литературе

С начала XIX века 4-х стопный амфибрахий приобретает популярность. Он не столь мелодичен как хорей, но взвешен и убедителен.

По мелодичности он, скорее, напоминает обычную разговорную речь. Поэтому амфибрахий — это размер, который более спокоен, чем его «сородичи» — ямб, хорей, дактиль, амфибрахий.

Его часто использует Михаил Лермонтов. Найти пример амфибрахия в его творчество не тяжело, попадается весьма часто и чистый размер, и с пропусками.

Но Великий поэт имеет право добавить слог в катрене или использовать для сгущения эмоциональной палитры спондей или пиррихий.

В песчаных степях аравийской земли

Три гордые пальмы высоко росли.

Через несколько десятков лет, где-то с середины века, поэты предпочли 3-стопный амфибрахий. В знаменитой оде Николай Некрасов продолжает применять в своем творчестве этот стихотворный размер.

Есть женщины в русских селеньях

С спокойною важностью лиц.

(Н.Некрасов)

! — — !- — ! —

— ! — — ! — — !

Вначале же XX века популярность размера пошла на убыль, все же некоторые известные деятели литературы, такие как Сергей Есенин, А. Фет, Анна Ахматова, продолжали экспериментировать с его звучанием.

Прекрасный реквием по матери «Уж сколько их упало в эту бездну» Марины Цветаевой, написанный в 1913 году, имеет строгую женскую рифму (то есть строка оканчивается на открытый слог) в 1 и 3 рядах, и в 2-4 — мужскую (на закрытый). Стихотворение это лирико-философское. Для такого стиля и выбранной тематики как нельзя лучше подходит такой размер, как амфибрахий.

Анна Ахматова, представитель литературной школы «Акмеизма», также писала таким метром. К примеру, произведение «Мужество» написано 4-стопным амфибрахием. Это свое стихотворение она создала в начале тяжелых времен с призывом к обычным людям защищать «Русское слово».

Поэмы и стихи Есенина с амфибрахием

Одна из главных поэм Есенина «Анна Снегина», которую он написал уже перед смертью, была задумана, когда поэт наблюдал за событиями послереволюционных времен 1918 года. Между двум ранее дружескими селами завязалась братоубийственная война. Есенин передает свое отношение к происходящему с помощью лирики слова.

Поэт выбирает классические строфы с трехстопным амфибрахием в качестве орудия осуждения войны.

Сплошные мужицкие войны —

Дерутся селом на село.

Ударения распределяются в такой очередности:

-!—!—!-

-!—!!-!

Поэма во многом биографична, все события показаны так, как видят ее два главных героя: поэт и главная героиня — Анна. Для написания поэмы о Гражданской войне очень подходит амфибрахий — это немного грустный, лирический ритм, который отражает настроение лиро-эпической поэмы Есенина.

Перевод стихотворения «Другая дорога» Р. Ли Фроста

Афанасий Фет перевел знаменитое стихотворение Роберта Фроста «Другая дорога» и в переводе использовал именно амфибрахий. Роберт Ли Фрост (1874-1963) стал легендой американской поэзии при жизни. Русские литераторы стремились перевести его лучшие произведения, многие из которых написаны амфибрахием.

Еще один великий поэт России А. Фет сумел перевести произведение Р. Фроста, сохранив и замечательный смысл, и ритмику этого стиха, и его настроение: осенне-призрачное, сдержанное и одновременно торжественное.

В осеннем лесу на развилке дорог

-!—!—!- -! (11 слогов)

Стоял я, задумавшись, у поворота.

-! ! -!— ! —!- (12 слогов).

Такая сдержанная «осенняя» торжественность свойственна ритму амфибрахия.

Если такой стихотворный размер используется в каждом катрене стиха, действительно создается картина осени в воображении. Но этот стих говорит о подведении итогов жизни, о той дороге, полной испытаний, которую выбрал лирический герой.

Амфибрахий в Викторианскую эпоху в Англии

Стихотворения, написанные амфибрахием, встречаются и в английской классической поэзии, ведь метры стихов не отличаются в других языках. Размер — уникальный международный язык поэзии, как аккорды для музыкантов. В Викторианскую эпоху (это период с 1837 по 1903 года) была популярна лирическая поэзия.

Среди предпочитающих амфибрахий поэтов этой значимой для англичан эпохи С. Вудворт и Томас Харди. Что касается Т. Харди, его поэтический талант высоко оценил Иосиф Бродский.

Русский поэт упомянул, что Томас Харди умело обращается со всеми ритмами, поэтому его стихи живы и разнообразны. Амфибрахий — это отражение не только внутренней глубины сказанного поэтом Слова, но в нем слышно и сладкозвучие, и силу жизни.

Амфибрахий и современность

Поэзия наших дней стремится выйти за рамки классических представлений, за рамки чистых, классических метров. Поэтому чистый амфибрахий встречается в современных стихах очень мало. Поэзия больше несет бунт или разочарование в жизни, поэтому и размер выбирается сбивчивый, дисгармоничный. Амфибрахий — это ритм неспешный, он больше склонен брать за живое читателя, вызывать грусть, но не протест.

Но все-таки есть еще поэзия, сохраняющая нотки «Серебряного века», где соблюдаются традиции прошлого и строгая метрическая система.

Зачем тебе замки из праха земного?

-! -! !- ! !- -!- (12 слогов)

Зачем открываешь свой слух голосам…

-! —!- ! ! —! (11 слогов)

(Ирина Туркка)

И хоть иногда в этом стихотворении встречается пиррихий, лирика читается плавно и ритм все же присутствует.

Амфибрахий, анапест, хорей, ямб, дактиль: примеры стихов — 19 Июля 2018

***

***  

Автор tgorlopeev

Любое стихотворное произведение можно отличить по размеру, которым оно написано. Дактиль, примеры которого приведены в этой статье, — это только один из них. Также существуют амфибрахий, анапест, хорей и ямб. Стоит отметить, что это только основные стихотворные размеры, в действительности их еще больше, некоторые из них на данный момент уже устарели. Отдельные поэты в своих произведениях придерживаются только одного заранее выбранного стихотворного размера, это может быть дактиль, амфибрахий, анапест. Примеры вы найдете в этой статье. Другие пользуются различными техниками и стилями при написании своих стихов.

Стихотворные размеры

Примеры дактиля позволят вам наглядно представить себе, что это за стихотворный размер. В русском стихосложении чаще всего варьируется длина строчки поэтического произведения. Таким образом, каждый стихотворный размер подразделяется на несколько составляющих. Так, ямб может быть, к примеру, одностопным, двустопным или трехстопным.

Отличительной характеристикой практически любого стихотворного размера является присутствие или отсутствие цезуры (это ритмическая пауза) и каталектики (урезание и сокращение стопы).

Какими бывают стихотворные размеры?

Все стихотворные размеры, которые широко используются в русском стихосложении, можно условно разделить всего на три группы.

К первой относятся односложные размеры. Классический пример такого размера — брахиколон. Это однодольный размер, когда в каждой стопе содержится слово, состоящее строго из одного слога. При этом в одной строке произведения может быть несколько стоп, это вполне допускается правилами стихосложения.

Ко второй группе относятся двусложные размеры. Это, пожалуй, самые распространенные размеры в русской поэзии, к которым относятся ямб и хорей. О них мы еще поговорим более подробно.

В стихотворениях, написанных хореем, ударение всегда падает на первый слог в стопе. В произведениях, созданных при помощи ямба, ударение в обязательном порядке падает на последний слог в стопе.

И наконец третья группа называется логаэд. Его принципиальное отличие состоит в том, что если все приведенные ранее примеры стихотворных размеров основывались на последовательности любого количества стоп одного типа, то логаэд — это размер, при котором в одной строке могут чередоваться сразу несколько стоп.

Ямб

Примеры ямба, хорея, дактиля помогут вам без труда отличать один стихотворный размер от другого. В русском стихосложении ямбом называют стихотворный размер, при котором безударный слог постоянно чередуется с ударным.

Установить точную этимологию этого термина не представляется возможным до сих пор. Известно только, что так называемые ямбические песнопения были хорошо известны еще во время древних праздников в честь богини плодородия Деметры. Именно поэтому многие сейчас связывают рождение этого термина с именем служанки царя Келея, которую звали Ямба. Если вспомнить миф, только ей удалось развеселить Деметру, которая оставалась безутешной на протяжении длительного времени из-за того, что не могла найти свою дочь Персефону. Примечательно, что сделать это Ямбе удалось при помощи непристойных стихов.

По другой версии, имя Ямба является отголоском древнего слова, имеющего жаргонное значение. Получается, что так или иначе термин уходит своими корнями в ненормативную лексику. Правда, существует еще одна версия, по которой слово произошло от созвучного музыкального инструмента, который сопровождал исполнение ямбических песен.

Примеры использования ямба

Ямб хорошо известен еще со времен античной поэзии. Основное отличие ямба от других стихотворных размеров — его легкость, похожесть на обычную речь. Поэтому его чаще всего использовали поэты, которые писали драматические или лирические произведения. Например, трагикомедии или басни. А вот для эпических жанров ямб не подходил.

Ямб активно использовался и используется в русской поэзии. Например, его часто применял Александр Пушкин. Ямбом написано начало его знаменитого «Евгения Онегина» («Мой дядя самых честных правил…»). Это, кстати, пример четырехстопного ямба.

В русской поэзии четырехстопный ямб использовался в эпосе и лирике, пятистопный применялся в лирике и драмах XIX-XX веков, а шестистопный — в драмах и поэмах XVIII века. Выделяют также вольноразностопный ямб, который любили автора басен XVIII-XIX веков и комедий XIX века.

Хорей

Примеры дактиля и хорея помогут вам отличать один стихотворный размер от другого. Так, хорей — это двусложный стихотворный размер. В этом случае стопа содержит сначала долгий, а затем краткий слог, ударный слог, за которым следует безударный. Как и ямб, широко применяется в русском стихосложении.

Чаще всего поэтами употреблялся четырехстопный или шестистопный хорей. С середины XIX столетия стал популярным и получил значительное развитие пятистопный хорей.

Хорей часто использовал главный русский поэт XIX века Александр Пушкин, чередуя его с ямбом. Поэтому наглядный пример хорея лучше всего привести из его творчества. За образец можно взять стихотворение «Зимний вечер», которое начинается строчкой «Буря мглою небо кроет…».

Пример пятистопного хорея мы найдем у Михаила Лермонтова в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…». Эта строчка, которая является и названием произведения, наглядно демонстрирует особенности пятистопного хорея.

Дактиль

Примеры дактиля позволят вам раз и навсегда запомнить этот стихотворный размер, чтобы больше не путать его ни с каким другим.

Это трехдольный размер, который берет свое начало еще в античной метрике. В отечественном стихосложении данному стихотворному размеру соответствует стопа, состоящая из одного ударного слога и двух безударных слогов, следующих за ним.

Примеры дактиля в стихотворениях можно найти у Михаила Лермонтова — «Тучки небесные, вечные странники…». Интересно, что даже существует мнемоническое правило для запоминания особенностей дактиля. Не путать его с другими размерами помогает фраза «Вырыта дактилем яма глубокая».

В русском стихосложении примеры дактиля чаще всего встречаются в четырехстопном варианте. Двустопный был популярен в XVIII веке, а трехстопный — в XIX столетии.

Название этого стихотворного размера происходит от греческого слова «палец». Смысл в том, что палец состоит из трех фаланг, при этом одна из них длиннее остальных. Так и стопа дактиля состоит из трех слогов, один из которых ударный, а остальные безударные.

Интересно, что в 1920-е годы существовала теория происхождения ритма в поэзии, которая сравнивала примеры стихов дактилем с метрическими ударами молота.

Амфибрахий

Пять основных стихотворных размеров российской поэзии — это хорей, ямб, дактиль, амфибрахий, анапест. Примеры стихов, написанных с их помощью, помогают быстро сориентироваться, как отличить один размер от другого, не запутаться.

Амфибрахий — это особый размер, который образован трехсложными стопами. Причем сильное место, то есть ударный слог, является в этом случае вторым. Таким образом, образуется следующее чередование: безударный слог — ударный слог — безударный слог.

В начале XIX столетия был весьма популярен четырехстопный амфибрахий, а с середины XIX века в моду вошел трехстопный амфибрахий.

Примеры подобных стихов можно найти, в частности, у Николая Некрасова. В стихотворении «Мороз-воевода» есть такие строки: «Не ветер бушует над бором, \ Не с гор побежали ручьи, \ Мороз-воевода дозором \ Обходит владенья свои».

Анапест

Анапест — это тоже трехсложный стихотворный размер. Его часто сравнивают с дактилем в том смысле, что он является его противоположностью.

В античной традиции это был стихотворный размер, состоящий из двух кратких слогов и одного долгого слога.

В российском стихосложении анапестом называется такой метр, когда стопа состоит из двух безударных слогов и одного ударного.

Популярным этот стихотворный размер стал в XX веке. Поэтому примеры мы можем найти у Александра Блока — «О, весна без конца и без краю! \ Без конца и без краю мечта».

Гекзаметр

Существуют стихотворные размеры, которые активно применялись в античной поэзии, а сейчас практически не используются. Это относится и к гекзаметру. Это был самый распространенный размер в античных стихах.

Это достаточно сложный размер, так как в широком смысле это любой стих, состоящий из шести метров. Если вдаваться в детали, то гекзаметром называли стих из пяти дактилей либо спондеев, а также одного спондея или хорея, присутствующего в последнем стопе.

Гекзаметр использовал Гомер при написании «Иллиады» и «Одиссеи». Есть понятие и «современный гекзаметр», которое было распространено в европейской поэзии XIV-XVIII веков.                                    Источник :  https://www.syl.ru/article/369452/amfibrahiy-anapest-horey-yamb-daktil-primeryi-stihov

*** 

***

 ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

 

   

***

***

***

      из… новостей КОСМОСА

Об Оригене

 

***

***

***

 Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Петербурге. 1870 

***

 

   СУРИКОВ        Богач и Лазарь. 1873 год. … Читать дальше »

***

Художник Суриков

***

 

Василий Иванович Суриков – Автопортрет. 1915 год

Я исчезаю..

Трудно рассказывать о человеке, который овеян легендами и прочими вещами, которые сопутствуют знаменитым людям. Василий Иванович Суриков ещё при жизни стал великим художником и удивительным мастером исторического полотна. Кто не помнит его полотна такие как «Утро стрелецкой казни» или же «Боярыня Морозова». Это далеко не единственные его работы, просто перечислять бессмысленно. Мы все его полотна помним и знаем. Но Сурикова интересовал не только исторический жанр, он прекрасно работал и как пейзажист. Кроме того, он написал достаточно много эскизов ко многим своим полотнам. Некоторые эскизы так и остались эскизами, потому что большие полотна так и не были осуществлены. А к концу жизни Суриков неожиданно увлёкся портретами… Читать дальше »

***

Из картинной галереи Василия Сурикова. №2

***

 

  Портрет Н. Ф. Матвеевой. 1909 

***

 

  

 Колокольня Ивана Великого и купола Успенского собора. 1876 год.  Василий Иванович Суриков (1848-1916)

***  

 

  Пир Валтасара. 1874 

 … Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Амфибрахий

Другие категории

Разновидности размера амфибрахий

Известно несколько разновидностей трёхсложных стихотворений. Один из этих размеров получил название амфибрахий. В переводе с греческого языка это значит «окружённый с обеих сторон», то есть между двумя безударными слогами расположен ударный. 

Интересный факт: амфибрахий бывает не только трёхсложным. В древности поэты предпочитали четырёхсложную форму амфибрахия, этот литературный размер отличался длинным (сдвоенным) ударным слогом. В таких случаях говорили даже о брахихорее – потому что в таком стихотворении короткий слог предшествует долгому. Интересно, что словесное ударение в античном амфибрахии могло попасть на любой из четырёх слогов.

История размера амфибрахий

В поэтической литературе как Западной Европы, так и России, использовался современный, трёхсложный амфибрахий, отличающийся от античного лишь тем, что ударный слог стал кратким. Стихотворения, написанные трёхсложным амфибрахием, стали популярны уже во времена Пушкина.

В конце 19 – начале 20 столетия моду задавали такие поэты-символисты, как К.Д. Бальмонт и А.А. Блок, амфибрахий был типичной конструкцией их стихов. Большинство стихов В.В. Маяковского тоже написаны амфибрахием, и, как у Блока, внутри стиха есть паузы. Разница в том, что благодаря этим паузам стихи Маяковского отличаются большой звучностью.

Использование амфибрахия

В русской поэзии использовался как классический вариант амфибрахия, так и его античный вариант, а также пяти- и шестистопный варианты. Трёхсложный амфибрахий отлично подходил для написания поэм – длинных стихотворений. С его помощью создавали поэмы такие поэты, как Н.А. Некрасов и Н.С. Тихонов.

Четырёхсложный амфибрахий используется для создания небольших по размеру поэм. Пяти- и шестисложный варианты используются для создания неторопливых, «тягучих» стихотворений. 

Амфибрахий

примеры

на нашем сайте

Стихи написанные амфибрахием примеры – Telegraph

Стихи написанные амфибрахием примеры

ПОЭТИКА, ОСНОВЫ СТИХОСЛОЖЕНИЯ (часть первая)

=== Скачать файл ===

Замок ЛАНЖЕ За массивными стенами средневековых замков многие века хранится не только ист Кипрейный мед — наиполезнейшее лакомство своими руками! Лето в этом году не балует урожае С 12 на 13 августа года ожидается красивейший звездопад в этом году, об этом передает therussia Старинные карты Шуберта Стрельбицкого Менде планы генерального межевания — 0. РПЦ-опиум для наРода — 0. Какие тайны хранят леса России? ПОЧЕМУ РОССИИ НЕЛЬЗЯ СЕЙЧАС ВВОДИТЬ ВОЙСКА НА УКРАИНУ! Искажение истории — 0. Китайские пирамиды — 0. В первой части рассматриваются понятие стопы, метра и стихотворного размера. Рассматриваются хорей, ямб, дактиль, амфибрахий, анапест. А также дана практическая работа на определение стихотворных размеров на практике. Оригинальная компьютерная программа от разработчиков сервера Стихи. Программа предлагает словарь рифм, которые были использованы авторами нашего сервера, а также в стихах классиков. Мы не гарантируем точное совпадение всех рифм, поскольку в базе присутствуют также белые стихи без рифмы. Добавил ссылку к себе в дневник. Авось из 3,91 млн. Vedma ELENA Vedma ELENA. Замок ЛАНЖЕ — 0 Замок ЛАНЖЕ За массивными стенами средневековых замков многие века хранится не только ист С 12 на 13 августа года ожидается красивейший звездопад в этом году, об этом передает therussiantimes. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее. Старинные карты Шуберта Стрельбицкого Менде планы генерального межевания — 0 РПЦ-опиум для наРода — 0 Какие тайны хранят леса России? Николай Емелин — Развернись Слушали: ЕМЕЛИН СОН МАТЕРИ Слушали: Коло Колъ Слушали: Как определить размер в стихотворении. Не для всех пост. Понедельник, 27 Июля г. В любом стихотворном произведении важно не только содержание, но и форма, в первую очередь — размер. Размер стихотворения определяет его темп, музыку, настроение. Основные стихотворные размеры — это двухсложные ямб или хорей и трехсложные дактиль, амфибрахий и анапест. У каждого из этих размеров свой ритм, придающий стихотворению определенные особенности. В первую очередь, чтобы определить размер, нужно прочитать стихотворение ритмично, делая силовое ударение, не обращая внимания на смысл слов, как будто выбивая барабанную дробь. Напишите стихотворную строчку и подчеркните в ней все слоги или гласные буквы , которые получились ударными. Теперь посчитайте, сколько неударных слогов находится между ударными. В нашем примере на один ударный слог приходится один безударный, значит это двусложный размер — ямб или хорей. Немного потренировавшись, вы научитесь определять размер стиха в уме, не отмечая ударные и безударные слоги на бумаге. Точно так же различают трехсложные стихотворные размеры. Разница только в том, что в одном стопе в этом случае будет один ударный и два безударных слога. Если ударении падает на самый первый слог — этот размер называется дактиль, если на второй — амфибрахий, на третий — анапест. Чтобы определить количество стоп стопа — это группа слогов, на один из которых падает ударение , то есть выяснить, трехстопный это хорей или, например, пятистопный ямб, нужно сосчитать количество ударных слогов. Маршака о мяче — четырехстопный хорей. Помните, что ударные слоги при ритмичном чтении могут не соответствовать обычному ударению в словах! Ямб, хорей, дактиль, амфибрахий, анапест Наталия Аристова. Ямб Ямб энергичен, деловит; Как вечный демократ, Всегда он чуточку спешит, И всем поэтам рад. Ведь ямбом пишется сонет,- Традиция гласит. Хорей У хорея ритм двусложный Безударный — на второй. Бодрой песенкой дорожной Он вдруг чудится порой, То капелью утро будит, То кукушкой прокричит… Как природа данный людям, Часто он вокруг звучит. Дактиль Дактиль задумчив и полон покоя, Взмахами пальца считая размер. Это его шестистопной строкою В мире гекзаметр прославил Гомер. Есть в нём величия странная сила, Отзвук вопроса, дерзаний святых, И дорогой, по-старинному милый, Истинный блеск непростой красоты. Анапест У анапеста нрав непростой: В нём приказ, утвержденье, напор… С отголоском обыденной речи. Может он рифмовать милый вздор И романсом украсить наш вечер. Во второй части рассматриваются виды рифм: Поделиться в Twitter Поделиться в FaceBook Поделиться в LiveJournal Поделиться Вконтакте Поделиться в Mail. Ответить С цитатой В цитатник Обратиться по имени. Введите свое имя и пароль на сайте: На дополнительной странице Вам нужно будет ввести символы с изображения в специальное поле. Наведите сюда мышку, чтобы узнать, как сделать работу с сайтом еще удобнее. О проекте Версия для PDA Контакты Разместить рекламу. Сменить Логин Пароль Выйти.

Цветы в виде капусты

Чемпион магазин красноярск каталог на тамбовской

Психологические тесты на листе бумаги с ручкой

Ямб, хорей, дактиль, амфибрахий, анапест

Цирюльник архангельск официальный сайт каталог товаров

Расписание автобусов красный луч москва 2015

Сумка из гипюра своими руками

Suzuki инструкция по эксплуатации

Авито симферополь подать объявление

Двусложные и трехсложные стихотворные размеры

168 ч2 статья ук рф

Синтетическое масло характеристики

Цитаты великих людей о учебе

План выполнения строительных работ

Маленькая звезда орск каталог

Сущность причины и формы проявления инфляции

Кинотеатр киномакс мозаика расписание

Трехсложные размеры в силлабо-тонике

Пост правит хмао 408 п

Признали уклонившимся от заключения контракта

Деми мур новости

Расписание автобусов артем артем грэс

Торт наполеон состав

Примеры дактиля в стихах Пушкина

Вот они — киты поэзии. ) Хотя многие литераторы считают, что далеко не основные. Как бы там ни было — однозначно очень важные для поэта!

РИТМ — звуковое строение конкретной стихотворной строки; общая упорядоченность звукового строения стихотворной речи. Частным случаем ритма является метр.

МЕТР (греч. metron – мера, размер) — упорядоченное чередование ударных и безударных слогов в стихе, общая схема звукового ритма. См. также античные метры

РАЗМЕР – способ звуковой организации стиха; частный случай метра. Так, метр ямб может включать в себя размеры от 1-стопного до 12-стопного (и более) ямба, а также вольный ямб. В силлабическом стихосложении размер определяется числом слогов; в тоническом — числом ударений; в метрическом и силлабо-тоническом — метром и числом стоп. По количеству стоп определяется длина размера: двустопный, трёхстопный, четырёхстопный, пятистопный и т.д. Наиболее употребительны короткие размеры. Примеры:

Играй,/ Адель,
Не знай печали;
Хариты, Лель
Тебя венчали.
(А.С. Пушкин)

О па/мять сер/дца! Ты /сильней/
Рассудка памяти печальной
И часто сладостью своей
Меня в стране пленяешь дальной.
(К. Н. Батюшков

Буря / мглою/ небо/ кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
(А.С. Пушкин)

Пусть сосны /и ели
Всю зиму торчат,
В снега и метели
Закутавшись спят.
(Ф.И. Тютчев)

Средь шумно/го бала /случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна,
Твои покрывала черты.
(А.К. Толстой)

В зависимости от замысла и задач автора размер стихов может быть различен. Это хорошо иллюстрирует замечательный пример, который приводит в своей книге «Студия стиха» Илья Сельвинский:

Весна идёт.
Она поёт,
Журчит, жужжит,
Кружит, влечёт.

Весна идёт. Она
Поёт, журчит, жужжит,
Кружит, влечёт. Весна.

Четырёхстопный ямб
Весна идёт. Она поёт,
Журчит, Жужжит, кружит, влечёт.

Весна идёт. Она поёт, журчит,
Жужжит, кружит, влечёт. Весна идёт.

Пример сверхдлинного размера (12-стопный ямб):

ИКТ (лат.ictus – удар) – ударный слог в стихе. Второе название – арсис. Межиктовый интервал (второе название – тезис) – безударный слог в стихе.

СТОПА – единица длины стиха; повторяющееся сочетание ударных и безударных слогов. Графически стопа изображается с помощью схемы, где » — » — ударный слог, а «È » — безударный.
Двухсложные стопы: ямб и хорей (двухсложники).
Трёхсложные стопы: дактиль, амфибрахий, анапест (трёхсложники).
Четырёхсложные стопы: пеон (четырёхсложники).
Об античных стопах

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
(А.С. Пушкин)

Мчаться тучи, вьются тучи
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
(А.С. Пушкин)

ДАКТИЛЬ (греч. daktylos — палец)– трёхсложная стихотворная стопа с ударением на первом слоге.
Схема «- ÈÈ».

В рабстве спасённое
Сердце народное —
Золото, золото
Сердце народное!
(Н.А. Некрасов)

АМФИБРАХИЙ (греч. amphibrachys — с обеих сторон краткий) — трёхсложная стихотворная стопа с ударением на втором слоге. Схема «È — È».

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой. она.
(М.Ю. Лермонтов)

АНАПЕСТ (греч. anapaistos — отраженный, т.е. обратный дактилю) — трёхсложная стихотворная стопа с ударением на последнем слоге. Схема » ÈÈ — «.
Есть в напевах твоих сокровенных
Роковая о гибели весть.
Есть проклятье заветов священных,
Поругание счастия есть.
(А. Блок)

Спите полумёртвые увядшие цветы,
Так и не узнавшие расцвета красоты,
Близ путей заезженных взращённые творцом,
Смятые невидевшим тяжёлым колесом
(К.Д. Бальмонт)

ПЕНТОН (пятисложник) – стихотворный размер из пяти слогов с ударением на 3 слоге. Пентон разработан А.В. Кольцовым и употребляется только в народных песнях. Рифма, как правило, отсутствует. Схема » ÈÈ — ÈÈ»

Не шуми ты, рожь,
Спелым колосом!
Ты не пой, косарь,
Про широку степь!
(А.В. Кольцов)

ПИРРИХИЙ — стопа из двух кратких (в античном стихосложении) или двух безударных (в силлабо-тоническом) слогов. Пиррихием условно называют пропуск ударения на ритмически сильном месте в хорее и ямбе.

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком…
(А.С. Пушкин)

ТРИБРАХИЙ – пропуск ударения в трёхсложном размере на первом слоге («Неповторимая дней благодать…»).

АНАКРУЗА (греч. anakrusis — отталкивание) — метрически слабое место в начале стиха перед первым иктом (ударным слогом), обычно постоянного объема. На анакрузу часто падает сверхсхемное ударение. Анакрузой также называют безударные слоги в начале стиха.

ü Русалка плыла по реке голубой,
Озаряема полной луной;
И старалась она доплеснуть до луны
Серебристую пену волны.
(М.Ю. Лермонтов)

СВЕРХСХЕМНОЕ УДАРЕНИЕ — ударение на слабом месте стихотворного метра («Дух отрицанья, дух сомненья» — М. Ю. Лермонтов).
Когда я ночью жду её прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.
(А. Ахматова)

СПОНДЕЙ — стопа ямба или хорея со сверхсхемным ударением. Как результат, в стопе может быть два ударения подряд.

УСЕЧЕНИЕ — неполная стопа в конце стиха или полустишия. Усечение, как правило, присутствует при чередовании
в стихах рифм из слов с ударением на различных слогах от конца (например, женских и мужских рифм).

Горные вершины
Спят во тьме ночной;ü
Тихие долины
Полны свежей мглой. ü
(М.Ю. Лермонтов)

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском) — французский 12-сложный или русский 6-стопный ямб с цезурой после 6-го слога и парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма.

Надменный временщик, и подлый и коварный,
Монарха хитрый льстец и друг неблагодарный,
Неистовый тиран родной страны своей,
Взнесенный в важный сан пронырствами злодей!
(К.Ф. Рылеев)

Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,
Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:
Многие души могучие славных героев низринул
В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным
Птицам окрестным и псам (совершалася Зевсова воля),-
С оного дня, как, воздвигшие спор, воспылали враждою
Пастырь народов Атрид и герой Ахиллес благородный.
(Гомер «Илиада». Пер. Н. Гнедич)

ПЕНТАМЕТР — вспомогательный метр античного стихосложения; составная часть элегического дистиха, в котором первый стих — гекзаметр, второй — пентаметр. Фактически, пентаметр представляет собой гекзаметр с усечениями в середине и в конце стиха.
Схема: -ÈÈ-ÈÈ-//-ÈÈ-ÈÈ-. В чистом виде пентаметр не употреблялся.

ЛОГАЭД (греч. logaoidikos — прозаически-стихотворный) — стихотворный размер, образуемый сочетанием неодинаковых стоп (например, анапестов и хореев), последовательность которых правильно повторяется из строфы в строфу. Логаэды — основная форма античной песенной лирики, а также хоровый партий в трагедиях. Часто логаэдические размеры назывались в честь их создателей и пропагандистов: алкеев стих, сапфический стих, фалекий, адоний и др.

Будем жить и любить, моя подруга,
Воркотню стариков ожесточённых
Будем в ломанных грош с тобою ставить…
(Гай Катулла)

Логаэдами писали и многие русские поэты. Как пример, логаэд с чередованием 3-стопного дактиля и 2-стопного ямба.

Губы мо/и прибли/жаются
К твоим /губам,
Таинства снова свершаются,
И мир как храм.
(В.Я. Брюсов)

БРАХИКОЛОН — жанр экспериментальной поэзии; односложный размер (односложник), в котором все слоги ударные.

Ямб

Примеры ямба, хорея, дактиля помогут вам без труда отличать один стихотворный размер от другого. В русском стихосложении ямбом называют стихотворный размер, при котором безударный слог постоянно чередуется с ударным.

Установить точную этимологию этого термина не представляется возможным до сих пор. Известно только, что так называемые ямбические песнопения были хорошо известны еще во время древних праздников в честь богини плодородия Деметры. Именно поэтому многие сейчас связывают рождение этого термина с именем служанки царя Келея, которую звали Ямба. Если вспомнить миф, только ей удалось развеселить Деметру, которая оставалась безутешной на протяжении длительного времени из-за того, что не могла найти свою дочь Персефону. Примечательно, что сделать это Ямбе удалось при помощи непристойных стихов.

По другой версии, имя Ямба является отголоском древнего слова, имеющего жаргонное значение. Получается, что так или иначе термин уходит своими корнями в ненормативную лексику. Правда, существует еще одна версия, по которой слово произошло от созвучного музыкального инструмента, который сопровождал исполнение ямбических песен.

Примеры использования ямба

Ямб хорошо известен еще со времен античной поэзии. Основное отличие ямба от других стихотворных размеров — его легкость, похожесть на обычную речь. Поэтому его чаще всего использовали поэты, которые писали драматические или лирические произведения. Например, трагикомедии или басни. А вот для эпических жанров ямб не подходил.

Ямб активно использовался и используется в русской поэзии. Например, его часто применял Александр Пушкин. Ямбом написано начало его знаменитого «Евгения Онегина» («Мой дядя самых честных правил…»). Это, кстати, пример четырехстопного ямба.

В русской поэзии четырехстопный ямб использовался в эпосе и лирике, пятистопный применялся в лирике и драмах XIX-XX веков, а шестистопный — в драмах и поэмах XVIII века. Выделяют также вольноразностопный ямб, который любили автора басен XVIII-XIX веков и комедий XIX века.

Хорей

Примеры дактиля и хорея помогут вам отличать один стихотворный размер от другого. Так, хорей — это двусложный стихотворный размер. В этом случае стопа содержит сначала долгий, а затем краткий слог, ударный слог, за которым следует безударный. Как и ямб, широко применяется в русском стихосложении.

Чаще всего поэтами употреблялся четырехстопный или шестистопный хорей. С середины XIX столетия стал популярным и получил значительное развитие пятистопный хорей.

Хорей часто использовал главный русский поэт XIX века Александр Пушкин, чередуя его с ямбом. Поэтому наглядный пример хорея лучше всего привести из его творчества. За образец можно взять стихотворение «Зимний вечер», которое начинается строчкой «Буря мглою небо кроет…».

Пример пятистопного хорея мы найдем у Михаила Лермонтова в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…». Эта строчка, которая является и названием произведения, наглядно демонстрирует особенности пятистопного хорея.

Что такое дактиль, амфибрахий и анапест. Примеры стихов

Самые распространенные трехсложные размеры — дактиль, амфибрахий и анапест.

  • Дактиль — один ударный слог, за которым идут два безударных.
    Ту́чки небе́сные, ве́чные стра́нники

  • Амфибрахий — второй слог ударный, первый и третий безударные.
    Есть же́нщины в ру́сских селе́ньях.

  • Анапест (антидактиль) — два безударных слога, а затем один ударный.
    О, весна́ без конца́ и без кра́ю

Как определить стихотворный размер

  1. Посчитайте количество слогов в строке. Для этого подчеркните все гласные буквы: сколько гласных — столько и слогов.

  2. Прочтите строку вслух и расставьте ударения.

    1. Если ударение повторяется каждые два слога, это ямб или хорей.

    2. Если ударение повторяется каждые три слога, это дактиль, амфибрахий или анапест.

  3. Определите стихотворный размер по таблице, приведенной ниже.

  4. Объедините слоги в строке в стопы (по два или три слога), а затем сосчитайте количество стоп.

Ямб и хорей, дактиль, амфибрахий и анапест. Таблица стихотворных размеров

˘ безударный слог

¯ ударный слог

Ударный слог может заменяться псевдоударным (со вторичным ударением в слове). Например, пятистоптный хорей с псевдоударными слогами у Лермонтова: ВЫхожу́ оди́н я нА доро́гу.

Название

Схема

Пример

Ямб

˘ ¯

Мой дя́дя са́мых че́стных пра́вил,
Когда́ не в шу́тку зАнемо́г,
Он Уважа́ть себя́ заста́вил
И лу́чше вы́думАть не мо́г
А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»

Хорей

¯ ˘

Бу́ря мгло́ю не́бо кро́ет,
Ви́хри сне́жные крутя́;
То, как зве́рь, она́ заво́ет,
То запла́чет, как дитя́…
А.С. Пушкин, «Зимний вечер»

Дактиль

¯ ˘ ˘

Сла́вная о́сень! Здоро́вый, ядре́ный
Во́здух уста́лые си́лы бодри́т
Н.А. Некрасов, «Железная дорога»

Амфибрахий

˘ ¯ ˘

Есть же́нщины в ру́сских селе́ньях
С споко́йною ва́жностью ли́ц,
С краси́вою си́лой в движе́ньях,
С похо́дкой, со взгля́дом цари́ц.
Н.А. Некрасов

Анапест

˘ ˘ ¯

Есть в напе́вах твои́х сокрове́нных
Рокова́я о ги́бели ве́сть.
Есть прокля́тье заве́тов свяще́нных,
Поруга́ние сча́стия е́сть.
Александр Блок, «К Музе»

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

***

Я исчезаю..

Трудно рассказывать о человеке, который овеян легендами и прочими вещами, которые сопутствуют знаменитым людям. Василий Иванович Суриков ещё при жизни стал великим художником и удивительным мастером исторического полотна. Кто не помнит его полотна такие как «Утро стрелецкой казни» или же «Боярыня Морозова». Это далеко не единственные его работы, просто перечислять бессмысленно. Мы все его полотна помним и знаем. Но Сурикова интересовал не только исторический жанр, он прекрасно работал и как пейзажист. Кроме того, он написал достаточно много эскизов ко многим своим полотнам. Некоторые эскизы так и остались эскизами, потому что большие полотна так и не были осуществлены. А к концу жизни Суриков неожиданно увлёкся портретами…

***

Из картинной галереи Василия Сурикова. №2

***

Алексей Музалёв и Литературная студия Liter-RM.ru

Здравствуйте, уважаемые читатели LITER-RM.RU! Продолжим постигать азы поэтического творчества. Ранее, определившись с тем, как стать поэтом, мы подробно говорили об основах написания стихов, там вкратце упоминали и о стихотворных размерах, но только очень кратенько. Сегодняшняя статья сосредоточена исключительно на  видах стихотворных размеров стиха с приведением конкретных примеров.

Кроме того, настоятельно рекомендую прочитать статью о рифмах и рифмовках: статья эта здесь.

 

Стихотворный размер стихотворения

Была у меня одна знакомая, которая очень не любила следить за расстановкой ударений в стихотворениях и объясняла это тем, что поэзия идёт от души, а не подчиняется грубой силе литературной теории. Стоит признаться, что творения её читать было очень сложно, они напоминали маленьких лохматых домовых, которые прячутся от любознательного взора читателя. Точнее от его внимания, литературного вкуса и прочих атрибутов, необходимых при чтении. Стихи эти не цепляли, не покоряли и оказались невостребованными. Впрочем, человек просто писал для себя, не претендуя на большее.

Со стихотворным размером мы знакомимся ещё в школе, дабы понимать, как тот или иной поэт использует обычное сочетание ударных и безударных звуков для создания особого настроения. Когда же ты пишешь сам, то должен прекрасно понимать: причёсанное и гладкое стихотворение легче воспринимается и больше нравится читателю. Если же хочется выделить что-то особо, то всегда есть исключения из правил. Но не более того. Отвергать значимость размера стихотворения – это значит, проявлять необъяснимое упрямство и выставлять напоказ своё невежество. Мы же – это люди грамотные, поэтому попытаемся разобраться и в этой области. Надо признаться, весьма непростой. Помните, что известный Онегин так и не научился отличать ямб от хорея?

 

Начнём с нескольких важных определений.

 

Стихотворный размер стихотворения

– это упорядоченное сочетание ударных и безударных слогов.

Стопа – это группа слогов, на один из которых обязательно должно падать ударение. Сколько ударных слогов в строке вы насчитаете, столько стоп и будет.

 

 

Различают двусложные стихотворные размеры (сочетание двух слогов) и трёхсложные (сочетание трёх слогов). Есть, правда, и другие, о которых мы упомянем в самом конце.

 

Двусложные размеры – это как раз те самые ямб и хорей.

 

Примеры стихотворных размеров

 

Ямб

Ямб подразумевает сочетание безударного слога с ударным.

Хорей

Хорей – подразумевает сочетание ударного с безударным слогом. Для того чтобы стало понятно, приведём несколько примеров.

 

Пример ямба:

 

ОнА всё Ярче, блИже-блИже,

И Оком Ярким, кАк алмАз…

 

Наблюдаем уверенное чередование безударного слога с ударным, и понимаем, что перед нами ямб. Считаем количество стоп, и вот уже профессионально отмечаем, что имеем дело с четырёхстопным ямбом. Как видно, пока ничего сложного.

 

            Пример хорея:

МАло, мАло в жИзни скАзок,

МАло Очень в нЕй чудЕс…

 

 

 

Очень хочется верить, что на этом этапе каждый испытал некоторое удовлетворение и стал считать себя гораздо разумнее героя А.С. Пушкина. Что ж… Шагаем дальше.

 

Трёхсложные стихотворные размеры

 

  1. Дактиль

    В сочетании трёх слогов ударение будет падать на первый. Кстати, если переводить название термина с греческого языка, то мы наткнёмся на слово «палец». Не лишено смысла, если подумать. Автор будто поднимает палец и заставляет прислушаться к последующему шелесту звуков.

 

дактиль (примеры):

МОлча сижУ, ожидАя сигнАла,

СлЫшен стук сЕрдца да стУк темнотЫ

Если вы определяете шестистопный дактиль, то речь идёт непосредственно о гекзаметре, который известен ещё с античных времён и отлично используется Гомером в его культовых эпических произведениях. Наверное, «Илиада» и «Одиссея» известны почти всем.

 

  1. Амфибрахий. Уже в самом названии, если руководствоваться переводом, заложена его сущность: «с двух сторон». Ударный слог расположен между двумя безударными.

 

Амфибрахий (примеры):

Я пОмню звонкИ и порОй тишинУ,

СомнЕния, пОлные рОбких намЁков.

 

3.

Анапест

– это сочетание трёх слогов, где ударение падает на самый последний. Перевод тоже достаточно любопытный: «отражённый назад».

 

Анапест примеры:

ГлубокО-глубокО всей душОй

Я вдохнУ запах двУх городОв,

 

 

Стоит честно признаться, что в чистом виде размер стихотворения встречается очень редко. Наверное, именно поэтому в качестве примера всегда предлагаются одни и те же стихи, известные по школьной программе. Всё-таки стихотворение передаёт внутреннюю жизнь человека, веления его души, а значит, оно обязано быть живым. Оно должно дышать, содрогаться, обрываться и делать всё то, что делает обычно лирический герой. Именно поэтому следует знать два таких термина, как пиррихий и спондей.

Пиррихий – это два безударных слога рядом, спондей – это сочетание двух ударных слогов подряд. Если вы пытаетесь определить размер стихотворения, но в нескольких местах идёт явное нарушение ритма, то есть вероятность, что использован именно один из этих приемов. Конечно, речь идёт об однократном, двукратном нарушении при условии, что правильное чередование слогов всё-таки просматривается и явно выделяется. В противном случае, когда слоги просто хаотично сплетаются между собой, мы не говорим о стихотворном размере, а заявляем о дилетантстве и непрофессионализме автора. Впрочем, поспешных выводов никогда делать не следует.

Помимо обозначенных стихотворных размеров, можно упомянуть ещё несколько.

 

  1. Брахиколон – это самый простой и самый оригинальный стихотворный размер, так как подразумевает наличие только ударных слогов. Естественно, что часто такое не встретишь, однако можно обратиться к поэтам Серебряного века, которые крайне любили новые формы и новые приёмы. Таким вот поэтом-гурманом был и Владислав Ходасевич. Первое четверостишье его творения таково:

Лоб –

Мел.

Бел

Гроб.

  1. Александрийский стих имеет прямое отношение к ямбу. Но есть ряд оговорок: ямб обязательно должен быть шестистопным, а рифмовка – парной. О рифмовке мы говорили совсем недавно.
  2. Логаэд – это союз неодинаковых стоп. Например, ямб будет чередоваться с анапестом или дактилем. Главное условие: правильное повторение той или иной последовательности. Сейчас данный размер не используется или используется редко, однако именно им писались древнегреческие трагедии и лирические песни. В эпоху Серебряного века к подобному размеру пришёл, например, В. Брюсов.

Пожалуй, это то, что действительно необходимо знать каждому начинающему поэту и знатоку литературы. Сколько угодно, можно отрицать теорию и правила, однако они есть, и это факт. Никто не заставляет вас действовать так и не иначе. Мы – это явно творческие люди. Многие из нас – неоспоримые новаторы. Мы ищем всё новое и пытаемся оставить в истории литературы что-то своё. Это ценно и это очень важно. Но согласитесь, что прежде чем что-то нарушить, прежде чем выступать против чего-то, это что-то надо выучить и знать. В этом нужно разбираться. Это нужно понимать. Поэтому не стоит зацикливаться только на своей оригинальности и постоянно проявлять бунтарский дух. Мы учимся, а учиться следует всё-таки на лучших образцах. Успехов!

Амфибрахий | Поэтические страницы Пенни вики

Шаблон: Unref

Амфибрахия ( / ˈæmfibræk /) — метрическая ступня, используемая в латинской и греческой просодии. Он состоит из длинного слога между двумя короткими. Слово происходит от греческого αμφίβραχυς, amphíbrakhys , «короткие с обеих сторон».

В английской ударно-слоговой поэзии амфибрахия — это ударный слог, окруженный двумя безударными слогами. Это основная опора, используемая при строительстве лимерика, как в «Там когда-то была / девушка из / Nan tuc ket.«Он также использовался викторианцами для повествовательной поэзии, например,« Старое дубовое ведро »Сэмюэля Вудворта, начало« Как дорогой к / моему сердцу — это / сцены / мой ребенок капюшон ». «Oh Where Are You Going» — более свежий и немного менее метрически регулярный пример. Амфибрахия также часто используется в балладах и легких стихах, таких как гиперметрические строки из «Медитации на A30» сэра Джона Бетджемана.

Амфибрахи — главный метр русской поэзии.Обычная вариация амфибрахической линии, как в русском, так и в английском языках, заключается в том, чтобы заканчивать линию ямбом, как это делает Томас Харди в «Разрушенной деве»: «О, , да нет / вы, , знаете, , я бы / было ru in’d / сказал она «.

Некоторые книги доктора Сьюза содержат много строк, написанных земноводными, например, из If I Ran the Circus :

И ТЕПЕРЬ наступает грандиозный акт!
Ни один из бывших исполнителей этого спектакля не исполнял!
И СЕЙЧАС приходит / ACT / E NOR mous / E NOR mance!
за мер / за за мер / за сформировано это / за за человек!

Отдельная амфибрахическая стопа часто появляется как вариант, например, в анапестическом измерителе.

Четыре часа утра, конец декабря
Я пишу тебе сейчас, чтобы узнать, лучше ли ты
( Леонард Коэн, «Знаменитый синий плащ» )
Это ЧЕТЫРЕ в / MOR ning, // END / De CEM ber
Я НАПИСАТЬ ing / you NOW just / to SEE if / you BET ter
Все готовы поставить палатки для моего цирка.
Я назову его Цирком МакГуркуса.
Все REA dy / до PUT up / TENTS для / my CIR cus.
i THINK i / будет ПОЗВОНИТЬ it / CIR cus / Mc GUR kus.
( Доктор Сьюз, Если бы я сбежал из цирка )

https://serydish.blogspot.com: Подножие амфибраха

Амфибрахия

Трехсложная метрическая ступня состоит из трех слогов, которые могут быть как ударными, так и безударными, соответственно, как в акцентно-слоговом метре, так и длинными или короткими, как в количественном метре.Амфибрахие трехсложное, потому что оно состоит из трех слогов и идентифицируется с ударным слогом, окруженным двумя безударными слогами, как показано в таблице ниже:

Амфибрахия — это основная нога, используемая при написании классических лимерикских стихотворений . Стихи ниже используются в качестве примеров.

Сканирование Лимерика, написанное Эдвардом Лиром (1812–1888) в количественном измерении, показано, где ступня земноводного в стихотворении с триметром (3) и диметром (2) стихами в схеме рифм aabbA используется.Заглавная буква в схеме рифмы указывает на повторяющуюся рифму в последнем стихе.

Сканирование этого Лимерика неизвестного происхождения, показанное ниже, использует стопу амфибраха с тетраметром (4) и диметром (2) стихами в рифмовой схеме aabba; выпуклые числа в схеме рифмы указывают на рисунок стихов.

Что означает каталектический ? Когда стих является метрически неполным, то есть в нем отсутствует слог в конце или он заканчивается неполной ступней, такой стих называется каталектическим.

Ниже показано сканирование Лимерика, написанное поэтом 21 века. Он состоит исключительно из амфибраха. Схема рифм основана на аббе. Первый, второй и пятый стихи в триметре. Третий и четвертый стихи даны в диметре. Взгляните:

Амфибрахия — это основная опора, используемая при написании классических лимерикских стихотворений. Лимерик — это своего рода остроумное, юмористическое или бессмысленное стихотворение, особенно одно из пяти стихотворных амфибрахических или анапестических стихов со строгой рифмованной схемой аабба.Форму можно найти в Англии в начале 18 века. Его популяризировал Эдвард Лир в 19 веке, хотя он никогда не использовал термин лимерик.

amphibrach — Poetry Forms

Эта форма началась как обычная форма, написанная

Майклом Фантиной, также известным как Евсевий Всепоэзии для его стихотворения

«Магия»

Майкл слишком занят написанием красивых и увлекательных стихов, чтобы беспокоиться о них. практика присвоения имен формам, которые он пишет на лету, часто сознательно или подсознательно под влиянием Алджернона Суинберна, от которого, как он думает, он мог позаимствовать этот образец.Определенно, на него повлияло время от времени слияние двух слогов без ударения или добавление случайного слога, отклоняющегося от строгого слогового или акцентного образца, когда его творческий потенциал и уши ума говорят, что это работает.

Суинберн был не единственным великим, кто использовал эту технику. На самом деле трудно найти по-настоящему творческих и выразительных поэтов, где эта техника когда-нибудь не нашла бы применения.

Я только учился соответствовать форме и шаблону, и, как любой, кто только что учился, всегда чувствовал себя в большей безопасности, строго придерживаясь определенного шаблона формы.

Я определяю и называю каждую новую форму, которую вижу (и / или нравлюсь любым способом), чтобы мы могли говорить о ней по имени и все говорили об одном и том же животном, когда мы даем ему попытку.

Мои характеристики:

Это строфовое стихотворение, состоящее из одного или нескольких сестетов.

Это слоговое письмо, каждая строфа состоит из 10/10/6/5 слогов.

Рифмы: aabcbc, где b-рифмы женские.

Измеряется по следующей схеме:

DUM da da DUM da da DUM da da DUM

DUM da da DUM da da DUM da da DUM

da DUM da da DUM da

da DUM da da DUM

da DUM da da DUM da

da DUM da da DUM

Примечание: если вы напишете эту же форму, начинающую каждую длинную строку со Spondee, как это сделал Гэри Кент Спейн, написав как venicebard в Allpoetry, вы напишете Спондидл.

Оригинальное стихотворение Евсевия «Магия»

Собери звезды и луну для заклинания,

С падубом, сардом и раковиной умбры.

И пойте под звук

Колокол остался незавешенным.

С любовью к земле пестик

Пока твоя песня не будет повторена.

Позови блудницу, бледную, как луна,

Зови ее по ночам, но скоро призови.

И пока она плачет,

Возьмите одну хрустальную слезу,

И когда она спит

Один драгоценный камень из ее уха.

Собери их там, возле своего очага на рассвете,

Облей их росой с травы на лужайке,

И пока оно варится

Как вспенившееся море,

Ты скоро будешь ухаживать,

Но я, только я!

© Февраль 2014 г.

Вы увидите, что приведенное выше стихотворение и стихотворение, проиллюстрированное визуальным шаблоном ниже, иногда отклоняются от указанного шаблона.

Это то, что я имею в виду под творчеством, которое привело меня к названию этой формы.

Это представляет собой шаг вперед в моем поэтическом росте, поскольку моя жесткость уменьшилась, поскольку теперь я понимаю, что поэты всегда имеют эту лицензию, но никогда не выдержат удара за ее использование в соревновании с этой формой.

Мой пример стихотворения:

Sweet Apparition (Trochadiddle)

Наблюдать, как луна и облака кажутся позирующими

со звездами, сгруппированными так близко, что светится Млечный Путь,

, когда ночь становится

заманчиво прохладной

I слышал что-то выходящее из бассейна

.

Она — привидение, кажется, на первый взгляд

сформировано с совершенством и обязательно войдет.

Ее глаза — зеленые изумруды

, но с голубым оттенком

Ее голос сладко возвещает

сладкое удовольствие, я знал.

«Люби меня сегодня вечером, пока мы здесь одни,

Я не могу остаться, потому что эта форма предоставлена ​​взаймы».

Я верю,

Я утолил нашу жажду

, и теперь она не скорбит —

избавилась от проклятия.

© Lawrencealot — 26 февраля 2014 г.

Я называю это Trochadiddle

Длинные линии начинаются с хорея и заканчиваются ямбом.

Вы заметите, что в строке 2 я добавил безударный слог

перед началом шаблона, а также добавил дополнительный безударный слог в средней строке,

, как я делал в другом месте. Это жульничество!

Таким образом, ударные слоги превращаются в

ЗВЕЗДЫ, ЗАКРЫТЬ, МОЛОКО, СВЕТИЛЬНИК, как если бы «с» было в строке1.

Визуальный шаблон

амфибрахия «PoemShape

  • Для читателей, которые ждали этот последний пост, если таковой имеется, извините, это заняло так много времени. Сообщение Let Poetry Die почти похоронило меня. Для тех, для кого эта публикация нова, это третья и последняя запись , аннотирующая домашнее захоронение Роберта Фроста. Первый пост — это домашнее захоронение с аннотациями • Строки 1-18 .

[71-106]

«А я, наверное, зверюга…»

«Домашние захоронения» — не единственное стихотворение, в котором Фрост исследует горе и утрату.Еще одно известное стихотворение — Out, out , которое закрывает:

.

И они, поскольку они
не были мертвыми, обратились к своим делам.

Для многих читателей это пугающая близость к смерти мальчика. И я подозреваю, что в самом Фросте было что-то подобное — жесткий прагматизм живых. В то время, когда потраченный впустую день мог быть днем ​​без еды, продолжительная утрата была поблажкой.

Цитата, которая начинается в этом разделе, взята из письма Фроста, в котором он продолжает:

«И я полагаю, что я зверюга в том смысле, что моя природа отказывается нести сочувствие до такой степени, что схожу с ума только потому, что кто-то сходит с ума, или умираю только потому, что кто-то другой умирает.[Роберт Пэк, Вера и неопределенность в поэзии Роберта Фроста с. 160 ]

Смерть любого ребенка обременительна для любого брака ; и смерть первого сына Фроста была той, которую поэт пережил особенно тяжело:

[Фрост] винил себя в том, что не позвонил доктору, который мог спасти мальчику жизнь. Мы видим, как эта вина преломляется глазами жены в стихотворении, поскольку она обвиняет своего мужа в его отстраненной самостоятельности… [Карен Килкап, Роберт Фрост и женская литературная традиция , с.68 ]

Обвиняла ли Элинор (жена Фроста) в смерти Фроста неизвестно (по крайней мере, мне). Возможно, этого было достаточно, чтобы Фрост винил себя . Способность поэта убедительно изобразить жену показывает, что он полностью осознавал, как его могли (или воспринимать). Этот «жесткий прагматизм», который Фрост признавал и защищал, также можно найти в кратком стихотворении The Lesson for Today . Как и в случае со стихотворением «Однажды, потом, что-то », Фрост, кажется, напрямую отвечает своим критикам, читателям и, возможно, даже своим ближайшим друзьям и семье — знакомым, которые, возможно, обвиняли самого Фроста в жестокости, которую он изображает в домашнем захоронении:

Мы все обречены на прерванную карьеру,
И нация, и вся гонка тоже.
Сама Земля подвержена этой участи.
Бессмысленно отломиться.
(Отсюда так много литературных слез
, над которыми я склонен насмехаться.)
Я мог плакать, что кто-то должен был умереть
Или упустил свой шанс, или не стал лучшим,
Или их богатством, славой или любовь отвергнута;
Надо мной столько шуток.
Я забираю свою незавершенность с остальным.
Благослови себя Бог, никто другой не может быть благословлен.

О, держите свою доктрину Memento Mori.
И если бы моя история стала эпитафией
, я бы приготовил короткую для себя.
Я бы написал обо мне на своем камне:
У меня была ссора любовника с миром.

Это повторяющаяся тема, и, честно говоря, я ей симпатичен. В некотором смысле можно было почти вставить это стихотворение в «Домашние похороны», а не менее продуманный ответ мужа. Вряд ли это изменило бы реплику жены. Акцент Фроста на индивидуальности, самодостаточности и самоопределении распространился на политику, где он мало симпатизировал Новому курсу Рузвельта.В некотором смысле «Домашнее захоронение» можно рассматривать как символ извечного конфликта, описанного когнитивным лингвистом и профессором лингвистики Джорджем Лакоффом. Он разделяет либеральные и консервативные импульсы на «модель заботливого родителя» и «модель строгого отца». Википедия резюмирует его соответствующие взгляды следующим образом:

Лакофф утверждает, что различия во мнениях между либералами и консерваторами вытекают из того факта, что они с разной силой придерживаются двух разных метафор об отношении государства к своим гражданам.Он утверждает, что оба видят управление через метафоры семьи. Консерваторы будут более решительно и чаще придерживаться модели, которую он называет «моделью строгого отца», где семья структурирована вокруг сильного, доминирующего «отца» (правительства), и предполагает, что «дети» (граждане) должны быть приучены быть ответственными «взрослыми» (мораль, самофинансирование). Однако, когда «дети» становятся «взрослыми», «отец» не должен вмешиваться в их жизнь: правительство не должно вмешиваться в дела тех членов общества, которые доказали свою ответственность.Напротив, Лакофф утверждает, что либералы больше поддерживают модель семьи, которую он называет «моделью заботливых родителей», основанной на «воспитательных ценностях», где и «матери», и «отцы» работают, чтобы сохранить по сути хорошее ». дети »вдали от« разлагающих влияний »(загрязнение, социальная несправедливость, бедность и т. д.). Лакофф говорит, что у большинства людей есть смесь обеих метафор, применяемых в разное время, и что политическая речь работает в первую очередь за счет использования этих метафор и побуждения одной из них к другой.[Wikipeida • 15 декабря 2009 г. ]

Горе заботливой матери вряд ли может облегчить авторитарный, прагматичный отец. Как неоднократно указывает Килкап, даже несмотря на то, что кажется, что муж идет на уступки, например, предлагает «держаться подальше», предполагается, что право сделать предложение и согласие принадлежит ему (и, следовательно, право отозвать его остается за ним) . «Предложение» мужа, по словам Килкапа, вряд ли уравнивает силу в их отношениях.

«Когда он умоляет ее не уходить, Порье кажется, что он« не без кротости ». Тем не менее, голос власти может позволить себе быть нежным. Если язык и общение подводят пару в этом стихотворении, язык поэта не перестанет общаться с читателем — не только угроза мужественности, порожденная отношением жены, но, что важно, разрушительные ограничения, наложенные на нее со стороны патриархальная культура. [Kilcup p. 70 ]

Килкап проницательно чувствителен к политике сексуальной личности в отличие от других критиков и читателей.Она пишет, что «сначала главная героиня занимает физически более высокое положение, наверху лестницы, но вскоре муж исправляет их перевернутый статус,« приближаясь к ней », в то время как она« опускается на юбку »» [ с. 68 ]. Если сравнивать с критиками, поэтами и читателями-мужчинами, ответ Килкапа на стихотворение — это испытать сексуальную политику стихотворения , воспроизведенную в писаниях критиков-мужчин и женщин.

Неудивительно, правильно или ошибочно, что некоторые могли счесть Фроста «зверем».

Примечание к счетчику

Мороз всегда очень гордился своим мастерством в качестве традиционного поэта. В то время как мои отсканированные изображения могут не отражать, как сам Фрост представлял бы свои стихи, мой отсканированный снимок — это отсканированный снимок поэта. (И свои стихи пишу в том же духе). Например, я не согласен с поэтами и читателями, которые вкладывают «лишние ноги» в строки Фроста. Мне кажется, что Фрост слишком гордился своим мастерством и слишком хорошо знал, как можно варьировать линию ямбического пентаметра, не нарушая шаблон.(Хотя на практике лишний слог по-прежнему является дополнительным слогом, независимо от того, как он называется.)

Кроме того, размер традиционной поэзии является результатом долгой условности — условности, о которой многие (если не большинство) современных поэтов не знают, потому что им не хватает подготовки или даже любопытства. Они не росли с этим, как Фрост. Например, в следующей строке многие современные поэты и читатели могут сканировать строку следующим образом:

I can | re peat | the ver | y слова | вы были | сказать ing

Такое сканирование «точно» отражает, как произносится линия и где иктус попадает в каждую ногу, но игнорирует традицию (или условности), в соответствии с которой Фрост писал.Линия ямбического пентаметра (пустой стих) определяется как пятифутовой линией, так и ступнями ямба. Я считаю, что гораздо более вероятно, что Фрост представил вышеприведенную линию как линию в пять футов, а не как неуклюже написанную линию шести футов , заканчивающуюся двумя хореальными футами. Я просканировал это следующим образом:

I can | re peat | the ver | y word | you were say ing

Таким образом, последняя ступня является вариантом ступни — анапестическим женским окончанием .Женское окончание (конечная ступня амфибрахии) было твердо установленным вариантом ступни, восходящей к Шекспиру и Сидни. До тех пор, пока современные люди не приняли более елизаветинское чувство измерения, поэт редко заигрывал с анапестической последней ступней . Нововведение Фроста заключалось в том, что он не только развернул анапест в последней ступне, но и сделал это с женским окончанием (и дополнительным безударным слогом ).

[71-88]

Гневное заявление мужа:

И получается ,
[70] Мужчина не может говорить о своем собственном ребенке, который умер.”

Быстро следует первый развернутый ответ жены. Она презрительно отвечает:

«Ты стоял за лопатой»

[71] «Вы не можете, потому что не умеете говорить.
Если у вас были какие-то чувства, вы, которые вырыли
Своей рукой — как вы могли? — его могилу;
Я видел вас там из того самого окна,
Прыгая по гравию и подпрыгивая в воздухе,
Подпрыгиваю, вот так, вот так, и приземляюсь так легко
И скатываюсь обратно с холма рядом с дырой.
Я подумал: кто этот человек? Я тебя не знал.
И я полз по лестнице и вверх по лестнице
[80] Чтобы посмотреть еще раз, а твоя лопата все еще поднималась.
Тогда вы вошли. Я услышал ваш рокочущий голос
На кухне, и я не знаю почему,
Но я подошел ближе, чтобы увидеть своими глазами.
Ты можешь сидеть там с пятнами на твоей обуви
Из свежей земли из могилы твоего собственного ребенка
И говорить о своих повседневных заботах.
Вы поставили лопату у стены.
Снаружи, там, у входа, я видел это.”

«Ты не умеешь говорить…» — отвечает она. Но она образно говорит. Что она имеет в виду? Очевидно, ее муж умеет «говорить». Излагая нижеприведенное, мы начинаем понимать, что она имеет в виду. Речь, на которую она ссылается, — это больше, чем просто слова, это язык тела, манера поведения — все тонкие сигналы, которые раскрывают нас без слов. Читатель может вспомнить начало стихотворения, ее чувствительность (возможно, чрезмерную чувствительность) к языку тела мужа. Как она съежилась под ним, когда он «взбирался» по звездам — ​​ее выражение ужаса.(Феминистка может возразить, что жена не «чрезмерно чувствительна», но что мужу не хватает самосознания. И для того и другого есть аргумент).

Только в строке 86 она впервые упоминает «разговор» — речь в том смысле, который понимает ее муж. Большая часть отрывка — это описание его действий — его язык тела. Это — речь, которую он неправильно понял, — язык, на котором он не знает, как говорить. В то время как муж отдает предпочтение словам, жена (что определенно отражает более широкие гендерные различия) отдает предпочтение жестам.«Если бы у тебя были какие-то чувства», — спрашивает она, затем спотыкается, ее слова почти выводятся из строя из-за ее горя и гнева: как ты мог заставить «гравий прыгать и прыгать в воздухе, подпрыгивать, вот так, вот так, и так легко приземляться …. » Ее описание навязчиво своей детальностью и повторяемостью. Ее способность использовать слова сама по себе почти лишена одержимости знаками.

Этот отрывок созрел для семиотика — изучающего семиотику. Этот отрывок является ничем иным, как конфликтом в знаковых процессах, значении и коммуникации.Википедия делит семиотику на три части.

  • Семантика : Связь между знаками и предметами, к которым они относятся; их денотата
  • Синтаксис : отношения между знаками в формальных структурах
  • Прагматика : Связь между знаками и их воздействием на тех (людей), которые их используют

Я не семиотик, но не думаю, что нужно представлять себе, как каждая из этих ветвей может быть применена к спору между мужем и женой.В конце концов, жена рисует взаимосвязь между действиями своего мужа и тем, что они обозначают , что сильно отличается от того, что муж мог представить или мог иметь в виду. Она права в этом? Несомненно, существует столько же разных способов переживать горе, сколько людей.

Описывая, как он вырыл могилу, она могла бы с таким же успехом описать убийство своего ребенка — как если бы каждый удар лопаты был порезан ножом.

Я подумал, кто этот человек? Я тебя не знал.
И я полз по лестнице и вверх по лестнице
Чтобы еще раз взглянуть, а твоя лопата все еще поднималась.

Она задает вопрос, как если бы символ и намерение были одним и тем же. Как будто для того, чтобы понять причину приравнивания кажущейся легкомысленности ее мужа к убийству, она говорит:

Вы можете сидеть там с пятнами на вашей обуви
Из свежей земли из могилы вашего собственного ребенка
И говорить о своих повседневных заботах.
Вы поставили лопату у стены.
Снаружи, там, у входа, я видел это.”

Не могу не вспомнить стихотворение Роберта Фроста «Вон, прочь» и его намек на «Макбет» Шекспира: « Вон, черт возьми! я говорю! »« Ты могла бы сидеть там, — она ​​жена в драме Фроста, — с пятнами на своей обуви… »Как будто пятна были кровью ее убитого ребенка. Она, кажется, спрашивает, как вы могли не захотеть стереть пятно, как будто пятна каким-то образом свидетельствовали о предполагаемой вине. Как он мог говорить о «повседневных заботах» и, что хуже всего, как он мог стоять с лопатой, как если бы это было орудие убийства, которое он должен спрятать у входа, чтобы все видели? — и, что хуже всего, там, где она могла видеть .

  • И не пропустите красивый метрический штрих, безголовые линии, которые параллельны эмоциональному содержанию обвинительного (в котором первый безударный слог опущен, создавая односложную стопу):

You | мог сидеть | там с пятнами на обуви
You | стоял | лопата к стене

Рэндалл Джаррелл также чувствует чувства судьи и осужденного (или преступника):

— все это придает ужасную окончательность подведению итогов судьи … Фактическая забывчивость преступника имеет извращенность абсолютной бесчувственности: Иуда сидит под крестом, подбирая гроши с солдатами.Поэма воплотила в жизнь немыслимый буквальный смысл названия: это домашнее захоронение с удвоенной силой, домашнее погребение…

  • Примечание: я не читал эти другие комментарии, пока не написал свою собственную интерпретацию, поэтому интересно посмотреть, насколько мои чтения совпадают с прочтениями других комментаторов.

Джаррелл читает в критике жены неустановленное видение мужа как Иуды. Он добавляет:

В тот день похорон скорбящая женщина чувствовала только горе и тоску, пассивное страдание; во всем этом некого было винить, кроме себя.. . . чувство вины женщины по поводу других вещей переносится на смерть ребенка. Теперь, когда эта женщина видит, как ее муж копает могилу (делает то, что ей кажется невыносимо бесчувственным; бессознательно, неприлично), ей действительно есть кого винить, кого-то, на кого переложить свою вину … большая вина и неправота человека ее собственная меньшая вина может показаться по сравнению с невинностью и правотой…

В своей книге The Poems of Robert Frost: an explication, Mordecai Marcus сосредотачивается на том, что сама жена не смогла прочитать речь мужа (хотя Маркус прямо не выражает свои идеи в этих терминах).Сама она «не умеет говорить». Она ошибочно воспринимает язык поступков и жестов мужа как равнодушие и даже бездушие. Она не может понять горе мужа хотя бы потому, что оно не похоже на ее собственное. И в этом смысле обвинения жены могли легко относиться и к ней самой. Она так же слепа к его языку, как и он к ее.

Здесь она проецирует свою настойчивость на его бесчувственность на образы его погребальных действий, не видя, что он сам похоронил ребенка, чтобы сохранить с ним близость, сделать это частью своего прошлого и разрешить собственное горе.Лопата и пятна на его туфлях, которые она приняла за признаки безразличия, показывают его связь с процессами жизни и смерти, так же как его повседневные разговоры после рытья могилы были способом сдержать боль. Но он либо неспособен дать аналитический ответ, либо слишком горд, чтобы предложить его, поэтому вместо того, чтобы протестовать против ее непонимания, он может только извергнуть мрачный, косой гнев. Она упивается тем фактом, что каждый должен умереть в одиночестве, и позиционирует себя как философ, осуждая предполагаемую нечувствительность человечества к чужому горю и предлагая невыполнимую задачу изменить мир.

Иосиф Бродский, Посвящение Роберту Фросту явно воспринимает те же коннотации, что и я:

Боюсь, она видит орудие убийства: она видит лезвие. Свежие пятна земли либо на ботинках, либо на его лопатке заставляют лезвие лопаты сиять: превратите его в лезвие. И «пачкает» ли земля, даже свежая? Сама ее выбор существительного, обозначающего жидкость, предполагает — обвиняет — кровь. Что должен был сделать наш мужчина? Стоило ли ему снимать обувь перед тем, как войти в дом? Возможно.Возможно, ему тоже стоило оставить свою лопату снаружи. Но он фермер и ведет себя как фермер, по-видимому, от усталости. Итак, он приносит свой инструмент — в ее глазах инструмент смерти. То же самое и с его ботинками, и со всем остальным мужчиной. Могильщик здесь, если хотите, приравнивается к жнецу. И их только двое в этом доме. [ стр. 44-45 ]

Ответ мужа — беспомощность. Что он или кто-либо может сделать против проклятия. Проклятие подразумевает магию, а магия подразумевает иррациональное.

«Я буду смеяться самым ужасным смехом, которым я когда-либо смеялся.
[90] Я проклят. Боже, если я не верю, что я проклят.

Обратите также внимание на то, как измеритель линии перекликается с показателем жены (на этот раз другая линия без заголовка подчеркивает I ):

I | смеяться | худший смех, над которым я когда-либо смеялся

Его жена настаивает:

«в затемненной гостиной»

«Я могу повторить те самые слова, которые вы сказали:
« Три туманных утра и один дождливый день
Сгниет лучшая березовая ограда, которую только может построить человек.’
Подумайте, говорите так в такое время!
Как долго гнила береза?
Что делать с тем, что было в затемненной гостиной?
Тебе все равно! Ближайшие друзья могут уйти
С кем угодно до смерти, так далеко не доходит
С таким же успехом они могут и не пытаться уйти.
[100] Нет, с того времени, когда человек заболеет до смерти,
Один остается один, и он умирает более одиноким.
Друзья делают вид, что следуют в могилу,
Но прежде чем кто-то оказывается в ней, их умы обращаются
И стараются вернуться к жизни наилучшим образом
И живые люди, и вещи, которые они понимают.
Но зло мира. У меня не будет горя,
Если я смогу это изменить. О, я не буду, я не буду! »

  • «в затемненной гостиной» : До изобретения похоронного бюро викторианская гостиная была комнатой, в которой хранилась лучшая мебель, проводились общественные собрания и тела лежали в надлежащем состоянии до их захоронения. В гостиных более богатых викторианских семей часто находили музыкальные инструменты, такие как педальные органы или спинеты. После появления похоронного бюро викторианская гостиная превратилась в современную гостиную.

Я могу повторить те самые слова, которые вы сказали , — говорит она, но не понимает языка горя своего мужа. Она высмеивает его рассказ о березовом заборе, делая вывод: «Тебе все равно!»

Неужели муж настолько бездушен? Я не думаю, что Фрост хочет, чтобы мы так думали. Во всяком случае, разговоры мужа о гниющей березовой ограде могли быть косвенным намеком на его собственного сына. Три туманных утра и один дождливый день. Как умер его сын? Три лихорадочных утра и один смертельный день? Лучшие усилия мужчины, лучший дом, который он может построить, не могут спасти жизнь его собственного сына.Карен Килкап, Роберт Фрост и женская литературная традиция , также замечает иронию в обвинении жены в том, что муж не может говорить:

… его язык сильно ранит, и, хотя и невольно, он, а не она, является создателем метафор, поэтом, который говорит о заборах, когда у него болит сердце. Когда жена обвиняет: «Ты не можешь, потому что не умеешь говорить», она не может услышать боль и красоту в его жалобах… [ с. 71 ]

Жизнь фермера — это постоянное общение с землей.Возможно, фермер хотел похоронить собственного сына, чтобы подсознательно горевать и соглашаться с круговоротом рождений и смертей, из которых он зарабатывает себе на жизнь. Что хорошего в том, что жена упорно отрицает мир, подразумеваемое в ее фразе: «мирское зло». Для фермера это не выход из горя, но у него нет слов, чтобы выразить себя.

Прежде всего, навязчивое чтение жестов женой (полная противоположность Королю Лиру, который не понимает ничего, кроме слов) проявляется в ее описании «друзей», которые «притворяются».Она описывает, как они «следуют в могилу», но не верит их искренности. Она не доверяет миру символов, знаков и жестов. Она и не доверяет этому, и слишком доверяет ему, воспринимая манеру поведения и жест как вещи буквально. Как смеет кто-то «вернуться к жизни и к живым людям наилучшим образом»? Как будто ее наблюдения научили ее, что смерть безразлична для всех, кроме , ее — что никто, кроме , ее , страдал и горевал, и что единственный способ горевать — это открыто отречься от мира.«У меня не будет горя», — плачет она.

В том же письме, которое упоминалось в начале этого поста: «И я полагаю, что я — животное», Фрост предшествовал этому комментарию, описывая реакцию своей сестры Джини на потрясения, вызванные Первой мировой войной:

Она всегда была антифизиком и сенсибилисткой. Я должен сказать, что она была изрядно разбита грубостью и жестокостью мира до того, как пришла в голову мысль о войне … Я действительно думаю, что она думала в глубине души, что ничто не возместит справедливость войне, кроме как сойти с ума по ней.Она была готова зайти слишком далеко, чтобы показать свои чувства по этому поводу, тем более, что она не могла найти никого, кто зашел бы достаточно далеко. Одна половина мира казалась невыносимо плохой, а другая половина — невыносимо равнодушной. Ошибка. Я принадлежу к невыносимо плохим. ¶ И я полагаю, что я животное в том смысле, что моя природа отказывается выражать сочувствие до такой степени, что схожу с ума только потому, что кто-то сходит с ума, или умираю только потому, что кто-то умирает. Когда я становлюсь старше, мне легче не спать по ночам из-за проблем других людей.Но на этом я остановился. В свое время я присоединюсь к ним в смерти, чтобы показать нашу общую человечность. [ Избранные письма Роберта Фроста стр. 247–248 ]

Трудно не заметить сходство между изображением жены Фростом и описанием его сестры. Соедините это с собственными наблюдениями Лии Ньюман из Роберт Фрост, Люди, места и истории, стоящие за его поэзией в Новой Англии (к сожалению, OP и смехотворно завышена перепродавцами):

В письме другому другу, Дж.Дж. Лэнкес, он рассказал, как по-разному отреагировала Элинор [на смерть их сына Эллиота]: «Я отказывался от того, чтобы меня склонили так же, как и от других смертей». Комментируя «Домашнее захоронение», Фрост сказал, что муж был «более практичным и прозаичным в отношении смерти, чем женщина». Но наиболее убедительным отголоском реальной трагедии Фроста является использование им фразы «мировое зло». Жена в стихотворении выражает это всеобщее осуждение, используя те же слова, которые Элинор повторяла снова и снова после смерти Эллиота.[ с. 80 ]

Неудивительно, что, насколько мне известно, Фрост никогда не читал это стихотворение публично и не записывал его. Слишком много ударов слишком близко от дома.

«Вот, вы все сказали и чувствуете себя лучше.
Теперь ты не пойдешь. Ты плачешь. Закрыть дверь.
[110] Сердце не выдержало: зачем так держать?
Эми! Кто-то идет по дороге! »

Попытка мужа утешить его кажется желанной — почти отчаянной. Но, возможно, он был прав.Может быть, из сердца выпало . Но затем, не обращая внимания на источник горя своей жены, он выпаливает: «Эми! Кто-то идет по дороге! » Он сразу выдает себя и вспоминает мир жестов, который она презирает. Она не хочет быть похожей на тех «друзей», которые «притворяются». Она не скрывает своего горя. Она плачет:

«Вы… о, вы думаете, что все разговоры. Я должен идти…
Куда-нибудь из этого дома. Как я могу заставить тебя …

И мы вернулись к началу стихотворения.Она не будет проводником потомства своего мужа. Домашнее захоронение ее сына тоже не будет ее собственным захоронением , домашним захоронением . Заменив дом на спальню , я мог легко написать в предыдущем посте:

Дом — это необходимое место, где она зачинает и растит его потомство и где, по всей вероятности, она и некоторые из ее потомков умрут. Размеры спальни и кладбища сопоставимы. Сон спальни и кладбище мрачно отражают друг друга.Рождение, которое происходит в одном, мрачно отражается смертью в другом. Она не хочет быть частью того холодно-прагматичного, делового мира, в котором, кажется, живет ее муж, — мира, описываемого простой необходимостью.

Конец стихотворения проливает свет на начало. Мир, в котором живет жена, — это мир «притворства», и она не желает в нем участвовать. Она воспринимает жест деторождения в самом буквальном смысле. Спальня и дом угрожают похоронить ее и ее горе , поскольку они похоронили ее ребенка.Деторождение будет притворством, победой мирового зла, и она не даст ему другого шанса. Она победит мирские притязания, зло и безразличие, по крайней мере, со своим горем.

Ее муж пытается остановить ее:

«Если … вы … сделаете!» Она открывала дверь шире.
«Куда вы хотите пойти? Сначала скажи мне это.
[106] Я пойду за тобой и верну тебя силой. Я буду! — »

Совершенно феминистское прочтение этих заключительных строк Карен Л. Килкап мрачно:

….«Фраза» мужа, завершающая стихотворение: «Я пойду за тобой и верну тебя силой. Я буду! »- представляет собой одновременно отчаянную мольбу и последнее, открытое выражение угрозы, которая подчеркивала его речь на протяжении всего стихотворения. Как структурно, так и семантически стихотворение разыгрывает замкнутость женского «я» и женской речи; читать эту последнюю строчку как просто отчаяние — значит серьезно недооценивать опасность, которую представляет муж. Вторя голосу культурного авторитета, он становится одновременно судьей и автором судьбы своей жены: домашний арест.[ Роберт Фрост и женская литературная традиция с. 72 ]

Проблема, с которой я сталкиваюсь с чтением Килкапа, заключается в том, что, хотя в том, что она пишет, может быть правда, ее интерпретация угрожает слишком узко определить стихотворение (и намерения Фроста), по иронии судьбы, так же, как жена слишком узко определяет горе своего мужа. (или отсутствие горя). Да, жесты мужа могут показаться угрожающими, но есть также риск того, что серьезно переоценит «опасность, которую представляет муж» — слишком буквально прочитать его жесты.В конце концов, Frost не дает нам оснований полагать, что муж когда-либо физически оскорблял свою жену. Если Килкап хочет намекнуть, что угроза серьезна и реальна, то она делает это по причинам , внешним по отношению к стихотворению. В конце концов, должны ли мы доверять интерпретации женой «угрожающих» жестов своего мужа, в то же время признавая (как это делает Килкап), что она могла неправильно интерпретировать язык его горя?

Заключительная интерпретация

Килкапа также подразумевает, что конечной жертвой является жена.Я не буду спорить, что это могло быть правдой для женщин во времена Фроста, но стихотворение Фроста не об этом и подрывает баланс, которого Фрост пытался достичь. В захоронении Home Burial находится более одной жертвы.

Напротив, вот заключительные мысли Роберта Пака о Home Burial:

Неспособность превратить траур в катарсис ведет не только к меланхолии и унынию, но также, в стихотворении Фроста, к человеконенавистничеству. Действительно, скорбь жены, ее верность до смерти усиливают ее враждебность по отношению к мужу и еще больше превращают сексуальное напряжение между ними в заразительную ненависть, которая, вероятно, приведет к открытой агрессии.Эта агрессия подразумевается в последних словах мужа… [ Вера и неуверенность в поэзии Роберта Фроста с. 104 ]

Заключительные мысли In Pack: у нас две жертвы, а не одна. Но даже в прочтении Пака он считает угрозу открытой агрессии реальной. Но, пожалуй, наиболее тонкое прочтение — это книга Ричарда Пуарье:

.

… ее обиды не являются и не могут быть эквивалентом ее горя, и поэтому она обязательно отвергает то, что для нее не может не звучать как снисходительность.Ее выход из дома, из разлада и в буквальную «экстравагантность» на дороге снова приводит к его утверждению о мужской угрозе и воле, хотя теперь это настолько сдерживается очевидной любовью, терпением и заботой, что звучит угроза. больше похоже на мольбу и признание беспомощности. [ Роберт Фрост: Работа познания с. 134 ]

Если стихотворение заканчивалось восклицательным знаком, Я это сделаю! , то я мог бы усомниться в чтении Пуарье, но оно заканчивается тире: Я буду! —

Отсутствует окончательность.Если угроза применения силы была реальной, то зачем ждать? Муж легко мог запретить жене уехать. Но он этого не делает. В его «угрозе» найти ее подразумевается тот факт, что он не помешает ей уйти. Если он не собирается применять физическую силу, что тогда ему остается? Угрозы? Ухаживание? Умоляю? Неявное признание беспомощности? Она, как прокомментировали другие читатели, отключила его.

Все, что он может сделать, как пишет Рэндалл Джаррелл, — это перебросить весь свой вес.

Во всяком случае, стихотворение заканчивается своего рода мертвой хваткой, в которой оба становятся жертвами друг друга.

❧ в Вермонте 1 февраля 2010 г.

Определение Amphibrach, сделанное Merriam-Webster

am · phi · brach

| \ ˈAm (p) -fə-ˌbrak

\

: метрическая ступня, состоящая из длинного слога между двумя короткими слогами в количественном стихе или из ударного слога между двумя безударными слогами в акцентном стихе.

romantic — акцентная амфибрахия

Анапест, дактиль, амфибрахия есть… Поговорим о поэтических размерах

Прежде чем давать конкретные определения (скажем, амфибрахия — это … и т. Д.), Следует понять, что такое стихосложение. Обычно это принципы организации поэтической речи в единое ритмическое целое. Литературоведы разделяют метрическую и акцентную системы, и первая, представленная старинными произведениями, русскими народными стихами, более древняя. Акцентное стихосложение, в свою очередь, подразделяется на тоническую, слоговую и силлаботоническую системы.

Обращение поэта к одному из них продиктовано особенностями его языка.Для слогового стихосложения важно количество слогов, для тонических ударений. Вот почему слоговое стихосложение распространено в национальных литературных произведениях, где используется язык с фиксированным ударением. К ним относятся польский, французский. В русской и украинской литературе тоже есть примеры слогового стихосложения, но оно здесь по вполне понятным причинам не прижилось. Для силлаботонического стихосложения (а именно, наиболее присущего русской поэзии) важно количество ударных и безударных слогов; схема их чередования получила название поэтического размера.Он двусложный и трехсложный. В первую группу входят ямб и хорей, во вторую — дактиль, амфибрахий, анапест.

Ямб

По свидетельству М. Гаспарова, этот поэтический размер составляет около половины всех поэтических текстов второй половины XIX века. В ямбе стопы (сочетание ударного и безударного компонентов) состоит из двух слогов. Первый безударный, второй — в стрессовом (например: «Я снова стою на Неве …»). В русском классицизме был особенно распространен двухметровый ямб.Его использовали в основном в так называемых высоких жанрах — оде или посланиях. Впоследствии 6-футовый, а также свободный ямб амфибрахис и другие трехсложные размеры будут полностью заменены.

Horei

В данном случае это первый слог двусложной стопы (например, знакомые строки из детских стихов «Мой веселый звонкий мяч»). Особенно часто в поэзии прошлого и позапрошлого столетия встречается пятиметровая хорея.

Dactyl

Переходим к трехсложным размерам.Это, как уже было сказано, дактиль, амфибрахий, анапест. Первое измерение из этого списка начинается с ударного слога, а два других остаются невыделенными. Примером дактиля является строчка из стихотворения Лермонтова: «Небесные облака, вечные странники …»

Амфибрахия — это …

Ударный слог может быть не в начале, а в середине трехсложного. стопа. Такая ритмичная организация линии ясно говорит о том, что перед нами амфибрахиум.Именно он написал знаменитую «Лошадь на скачках остановится …», которая является чуть ли не официальным гимном всех русских женщин.

Анапест

Наконец, ударение может приходиться на последний, третий слог, тогда мы имеем дело с анапестом. Это ярко проявляется, например, в строках: «Звучало над чистой рекой …» Особое распространение в поэтических текстах позапрошлого века получили Анапест, амфибрахия и дактиль. Как отмечает М. Гаспаров, изначально они были 4-х ступенчатыми, но затем их заменил вариант с 3-мя остановками.

Если вам необходимо согласно заданию указать поэтический размер, не берите его наугад, чтобы определить, амфибрахий это или, возможно, хорея. Или вообще русский народный стих. Для начала советуем читать текст вслух, не особо обращая внимания на смысл написанного, а просто копируя каждую фразу. Как будто выбивая выстрел. После этого выпишите линию, отметьте ударные участки, начертите схему системы стихосложения — и работа сделана.

Однако не все так просто.В стихотворении могут быть шаги, целиком состоящие из ударных (спондиальных) или безударных (пирровых) слогов. Первоначально названные термины применялись к древней поэзии. Применительно к силлаботонической системе они просто обозначают прохождение (или наличие) стресса там, где его быть не должно. Кроме того, текст можно писать долником. Значит, в нем есть ритмическая организация, однако интервалы между разными слогами непостоянны. Яркий тому пример — строки Блока: «Девушка пела в церковном хоре… »

В поэзии ХХ века формальный стих (уже упомянутый Блоком, Маяковским). В нем равное количество ударных слогов и разное количество безударных составляющих. То есть, собственно, акцентный стих является воплощением тонической системы стихосложения в современной литературе. Есть и более экзотические случаи — сочетание одного ударного и трех безударных слогов (так называемый пеон). Он написал знаменитые строки: «Не думай о секундах. вниз … »Также необходимо вспомнить поэтические эксперименты футуристов, которые пошли против любых теоретических представлений.

Наконец, стихотворение может быть вообще белым. Это означает, что в нем нет рифмы, но ритмическая организация все же присутствует. Так что в природе есть белый анапест или белый ямб.

Какие мы знаем трехсложные стихотворные размеры, или Он не мог ямба из хореи …

В слогово-тоническом стихосложении выделяют двухсложные и трехсложные классические размеры.Двухсложные размеры включают ямб и хорею, трехсложные — дактиль, амфибрахий и анапест, и если первые более созвучны танцевально-музыкальному ритму стихотворения, то вторые ближе к естественной разговорной речи и интонационно более гибки. Между ударными слогами в трехсложном размере два безударных слога. Сами размеры, как двухсложные, так и трехсложные, различаются только анакризисом, то есть количеством безударных слогов, предшествующих первой перкуссии в строке.Он может быть, в свою очередь, нулевым, односложным и двусложным, создавая в каждом конкретном случае определенный ритмический фон стиха. Дактиль (от греч. Daktylos — палец) — трехсложный размер, в котором ударение приходится на первый слог, то есть размер, имеющий нулевой анакризис. Он создает волнующий, тревожный, но в то же время объемный и однообразный ритм стихотворения, напоминающий звуки прибоя, как будто волны бьют о берег. Изображение дактиля можно найти у F.Тютчев: Дума за мыслью, волна за волной — Два проявления стихии одного: В сердце тесное, в бескрайнем море, Здесь — в тюрьме, там — на открытом воздухе, Тот же вечный прибой и отступление, весь призрак тревожно пуст. Моноконфузионный анакризис имеет амфибрахию (от греч. Amphi — с двух сторон, brachys — короткий), что дословно означает «короткий с обеих сторон». Здесь ударение падает на второй слог, а первый и третий слоги в стопе безударны.Как описал в статье «Русский язык» амфибрахию Константин Бальмонт, «там свинг старинного вальса и морская волна». Этот гибкий и пластичный ритм особенно близок к разговорной речи и поэтому особенно увлекателен. Амфибрахий написал следующее стихотворение А. Майкова, которое можно рассматривать в качестве примера: Ах, чудное небо, ей-богу, над этим классическим Римом, Под таким небом невольно станет художник. Природа и люди здесь кажутся другими, как картины.Из ярких стихов Антологии Древней Греции. Трехсложный размер анапеста (от греческого anapaistos — отраженный назад) также называют обратным дактилем, или антидактилем. В нем двухсложный анакрус, состоящий из двух слогов, причем ударение приходится на третий. По словам К. Бальмонта, это «размер, полный мрачной выразительности, тяжелый и расчетливый удар». Поэт видит в дактиле руку с мечом, которая «медленно поднимается, качается и сражается». Таким образом, у слушателя возникает ощущение откровенной речи, он как бы чувствует сбивчивое дыхание рассказчика: «Звук приближается.И, покорная ноющему звуку … »(А. Блок).

Совет 2: Поэтические измерения и их смысл

Поэзия — воплощение грации, легкости, плавучести и воздушного языка. Но не только. Это тоже сложное сочетание законов, по которым оно создается, и строгого соблюдения размеров, по которым написано каждое произведение.

Односложный размер — брахиколон

Размеры разные. Самый простой размер односложно.Это называется брахиколон. Это однодольные растения, в которых каждая ступня (или иначе — в метре) содержит слово, состоящее всего из одного слога. Остановок в очереди может быть несколько.

Двухмерные размеры

Немного более сложные размеры двусложны. Их называют ямбс и хорез. Разница между ними в том, что ударение в этих измерениях приходится на разные слоги: один — на четный, другой — на нечетный. Если ударение делается на четные слоги, то стихотворение пишется ямбическим. Предположительно, название размера произошло от имени девушки, служившей Деметре.Разыскивая свою дочь Персефону, богиня грустила, и только верный Ямба сумел поднять ей настроение. Также есть предположение, что название образовано от музыкального инструмента с согласным названием. В скачках все наоборот — ударение падает на нечетные слоги. Название размера происходит от слова «horeos», что переводится как «танец». Из него образовалось несколько созвучий — «хоровод» и «хор». Считается, что ямб более спокойный, более легкий размер, свойственный песням.Но хорея более энергичная. Есть много подвидов, образованных из этих двух простых размеров: хориямб, хромой ямб, ямбо-хорей или антиспаст. Но это термины, свойственные узкой специализации.

Трехмерные размеры

Трехсложные размеры — три: дактиль, амфибрахий и анапест. В дактиле ударение приходится на первый слог. Название этого стиха происходит от греческого слова «дактилос» и переводится как «палец». Аналогия очевидна: дактиль по строению похож на палец с тремя фалангами, причем самая большая из них по длине равна двум коротким.Название второго трехсложного слова, amphibrachia, представляет собой сочетание двух греческих слов «amphi» и «brachys», которые переводятся как «с двух сторон» и «короткий». И действительно: у него средний слог, а первый и третий безударные. Анапест также образован от греческого слова «анапайстос», что означает «отраженный назад». Ранее этот размер назывался «обратным попаданием», потому что он прямо противоположен дактилю. Существует еще одна версия названия анапаста — антидактил. Когда анапаические стихи исполнялись в Элладе, чтецы всегда танцевали и били в такт последнего слога.

Совет 3. Поэтические измерения: метод определения

Поэтическая и прозаическая речь имеет четкие формальные различия. В стихах слово уходит в основной план, поэтому восприятие каждого слова обостряется. Для правильного понимания поэтической речи необходимо понимать размеры стиха.

При определении размеров стиха необходимо знать определения таких понятий, как стоп, действие и нет.

Стоп — это повторяющаяся комбинация сильного места (ict) и слабого места (neikta).

Иктом — слог, на котором ожидается ударение.

В зависимости от сочетания иктов и неиктов различают поэтические двусложные и трехсложные размеры.

Поэтические размеры

1. Хорей — это двухсложный стих, в котором икт расположен в нечетной позиции.

2. Ямб — это двусложное поэтическое измерение, в котором значок располагается на четной позиции.

3. Дактиль — это трехсложный стих, в котором икт следует за двумя неиктатами.

4. Амфибрахиум — трехсложное поэтическое измерение, в котором икт располагается между двумя неиктами.

5. Анапест — трехсложное поэтическое измерение, в котором действие следует за двумя не-векторами.

Метод определения поэтического размера

Для определения поэтического размера стихотворения необходимо сделать следующее:

1. Подчеркнуть в тексте стиха все гласные.

2. Расставьте ударения в каждом слове.

3.Составьте диаграмму, в которой необходимо отметить иктус и неиндикацию.

4. Сделайте вывод о чередовании сильных и слабых мест в стихотворении, разделите на остановки.

5. Подсчитайте количество футов в тексте стиха.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.