Стихи о любви к родине есенина: Стихи Есенина о любви к Родине: полный список

Содержание

Стихи русского поэта Сергея Есенина о Родине, о любви к Родине.

Тот ураган прошел. Нас мало уцелело.
На перекличке дружбы многих нет.
Я вновь вернулся в край осиротелый,
В котором не был восемь лет.

Кого позвать мне? С кем мне поделиться
Той грустной радостью, что я остался жив?
Здесь даже мельница — бревенчатая птица
С крылом единственным — стоит, глаза смежив.

Я никому здесь не знаком,
А те, что помнили, давно забыли.
И там, где был когда-то отчий дом,
Теперь лежит зола да слой дорожной пыли.

А жизнь кипит.
Вокруг меня снуют
И старые и молодые лица.
Но некому мне шляпой поклониться,
Ни в чьих глазах не нахожу приют.

И в голове моей проходят роем думы:
Что родина?
Ужели это сны?
Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый
Бог весть с какой далекой стороны.

И это я!
Я, гражданин села,
Которое лишь тем и будет знаменито,
Что здесь когда-то баба родила
Российского скандального пиита.

Но голос мысли сердцу говорит:
«Опомнись! Чем же ты обижен?
Ведь это только новый свет горит
Другого поколения у хижин.

Уже ты стал немного отцветать,
Другие юноши поют другие песни.
Они, пожалуй, будут интересней —
Уж не село, а вся земля им мать».

Ах, родина! Какой я стал смешной.
На щеки впалые летит сухой румянец.
Язык сограждан стал мне как чужой,
В своей стране я словно иностранец.

Вот вижу я:
Воскресные сельчане
У волости, как в церковь, собрались.
Корявыми, немытыми речами
Они свою обсуживают «жись».

Уж вечер. Жидкой позолотой
Закат обрызгал серые поля.
И ноги босые, как телки под ворота,
Уткнули по канавам тополя.

Хромой красноармеец с ликом сонным,
В воспоминаниях морщиня лоб,
Рассказывает важно о Буденном,
О том, как красные отбили Перекоп.

«Уж мы его — и этак и раз-этак,-
Буржуя энтого… которого… в Крыму…»
И клены морщатся ушами длинных веток,
И бабы охают в немую полутьму.

С горы идет крестьянский комсомол,
И под гармонику, наяривая рьяно,
Поют агитки Бедного Демьяна,
Веселым криком оглашая дол.

Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Ну что ж!
Прости, родной приют.
Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен.
Пускай меня сегодня не поют —
Я пел тогда, когда был край мой болен.

Приемлю все.
Как есть все принимаю.
Готов идти по выбитым следам.
Отдам всю душу октябрю и маю,
Но только лиры милой не отдам.

Я не отдам ее в чужие руки,
Ни матери, ни другу, ни жене.
Лишь только мне она свои вверяла звуки
И песни нежные лишь только пела мне.

Цветите, юные! И здоровейте телом!
У вас иная жизнь, у вас другой напев.
А я пойду один к неведомым пределам,
Душой бунтующей навеки присмирев.

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть,-
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь».

Стихи Есенина о Родине и природе

Мы многое еще не сознаем,
Питомцы ленинской победы,
И песни новые
По-старому поем,
Как нас учили бабушки и деды.

Друзья! Друзья!
Какой раскол в стране,
Какая грусть в кипении веселом!
Знать, оттого так хочется и мне,
Задрав штаны,
Бежать за комсомолом.

Я уходящих в грусти не виню,
Ну, где же старикам
За юношами гнаться?
Они несжатой рожью на корню
Остались догнивать и осыпаться.

И я, я сам —
Не молодой, не старый,
Для времени навозом обречен.
Не потому ль кабацкий звон гитары
Мне навевает сладкий сон?

Гитара милая,
Звени, звени!
Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
Чтоб я забыл отравленные дни,
Не знавшие ни ласки, ни покоя.

Советскую я власть виню,
И потому я на нее в обиде,
Что юность светлую мою
В борьбе других я не увидел.

Что видел я?
Я видел только бой
Да вместо песен
Слышал канонаду.
Не потому ли с желтой головой
Я по планете бегал до упаду?

Но все ж я счастлив.
В сонме бурь
Неповторимые я вынес впечатленья.
Вихрь нарядил мою судьбу
В золототканое цветенье.

Я человек не новый!
Что скрывать?
Остался в прошлом я одной ногою,
Стремясь догнать стальную рать,
Скольжу и падаю другою.

Но есть иные люди.
Те
Еще несчастней и забытей,
Они, как отрубь в решете,
Средь непонятных им событий.

Я знаю их
И подсмотрел:
Глаза печальнее коровьих.
Средь человечьих мирных дел,
Как пруд, заплесневела кровь их.

Кто бросит камень в этот пруд?
Не троньте!
Будет запах смрада.
Они в самих себе умрут,
Истлеют падью листопада.

А есть другие люди,
Те, что верят,
Что тянут в будущее робкий взгляд.
Почесывая зад и перед,
Они о новой жизни говорят.

Я слушаю. Я в памяти смотрю,
О чем крестьянская судачит оголь:
“С Советской властью жить нам по нутрю…
Теперь бы ситцу… Да гвоздей немного…”

Как мало надо этим брадачам,
Чья жизнь в сплошном
Картофеле и хлебе.
Чего же я ругаюсь по ночам
На неудачный горький жребий?

Я тем завидую,
Кто жизнь провел в бою,
Кто защищал великую идею.
А я, сгубивший молодость свою,
Воспоминаний даже не имею.

Какой скандал!
Какой большой скандал!
Я очутился в узком промежутке.
Ведь я мог дать
Не то, что дал,
Что мне давалось ради шутки.

Гитара милая,
Звени, звени!
Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
Чтоб я забыл отравленные дни,
Не знавшие ни ласки, ни покоя.

Я знаю, грусть не утопить в вине,
Не вылечить души
Пустыней и отколом.
Знать, оттого так хочется и мне,
Задрав штаны,
Бежать за комсомолом.

2 ноября 1924

Товарищи, сегодня в горе я,
Проснулась боль
В угасшем скандалисте!
Мне вспомнилась
Печальная история —
История об Оливере Твисте.

Мы все по-разному
Судьбой своей оплаканы.
Кто крепость знал,
Кому Сибирь знакома.
Знать, потому теперь
Попы и дьяконы
О здравьи молятся
Всех членов Совнаркома.

И потому крестьянин
С водки штофа,
Рассказывая сродникам своим,
Глядит на Маркса,
Как на Саваофа,
Пуская Ленину
В глаза табачный дым.

Ирония судьбы!
Мы все остращены.
Над старым твердо
Вставлен крепкий кол.
Но все ж у нас
Монашеские общины
С “аминем” ставят
Каждый протокол.

И говорят,
Забыв о днях опасных:
“Уж как мы их…
Не в пух, а прямо в прах…
Пятнадцать штук я сам
Зарезал красных,
Да столько ж каждый,
Всякий наш монах”.

Россия-мать!
Прости меня,
Прости!
Но эту дикость, подлую и злую,
Я на своем недлительном пути
Не приголублю
И не поцелую.

У них жилища есть,
У них есть хлеб,
Они с молитвами
И благостны и сыты.
Но есть на этой
Горестной земле,
Что всеми добрыми
И злыми позабыты.

Мальчишки лет семи-восьми
Снуют средь штатов без призора,
Бестелыми корявыми костьми
Они нам знак
Тяжелого укора.

Товарищи, сегодня в горе я,
Проснулась боль в угасшем скандалисте.
Мне вспомнилась
Печальная история —
История об Оливере Твисте.

Я тоже рос
Несчастный и худой,
Средь жидких,
Тягостных рассветов.
Но если б встали все
Мальчишки чередой,
То были б тысячи
Прекраснейших поэтов.

В них Пушкин,
Лермонтов,
Кольцов,
И наш Некрасов в них,
В них я,
В них даже Троцкий,
Ленин и Бухарин.
Не потому ль мой грустью
Веет стих,
Глядя на их
Невымытые хари.

Я знаю будущее…
Это их…
Их календарь…
И вся земная слава.
Не потому ль
Мой горький, буйный стих
Для всех других —
Как смертная отрава.

Я только им пою,
Ночующим в котлах,
Пою для них,
Кто спит порой в сортире.
О, пусть они
Хотя б прочтут в стихах,
Что есть за них
Обиженные в мире.

….о родине в 1924 г.

Эта улица мне знакома,
И знаком этот низенький дом.
Проводов голубая солома
Опрокинулась над окном.

Были годы тяжелых бедствий,
Годы буйных, безумных сил.
Вспомнил я деревенское детство,
Вспомнил я деревенскую синь.

Не искал я ни славы, ни покоя,
Я с тщетой этой славы знаком.
А сейчас, как глаза закрою,
Вижу только родительский дом.

Вижу сад в голубых накрапах,
Тихо август прилег ко плетню.
Держат липы в зеленых лапах
Птичий гомон и щебетню.

Я любил этот дом деревянный,
В бревнах теплилась грозная морщь,
Наша печь как-то дико и странно
Завывала в дождливую ночь.

Голос громкий и всхлипень зычный,
Как о ком-то погибшем, живом.
Что он видел, верблюд кирпичный,
В завывании дождевом?

Видно, видел он дальние страны,
Сон другой и цветущей поры,
Золотые пески Афганистана
И стеклянную хмарь Бухары.

Ах, и я эти страны знаю —
Сам немалый прошел там путь.
Только ближе к родимому краю
Мне б хотелось теперь повернуть.

Любовь к Родине у Есенина

В каждом человеке живет необъяснимое чувство любви к стране, в которой он родился и вырос. Это одно из сильнейших чувств, потому что ни одному человеку не дано его победить. Любовь, привязанность, дружба – все меркнет вдали от Отчизны. Я считаю, что в русский характер с колыбели заложено это огромное и светлое чувство. И хотя манит многих наших людей зарубежный «рай», все рано или поздно возвращаются, ведь тяга к русской земле, к ее просторам не исчезает никогда. Наоборот, она усиливается при расставании. Сергей Есенин… Он всегда был для меня певцом России. М. Горький назвал его чистым русским поэтом, да и сам Есенин признавался, что Родина – главное в его творчестве.

«Обратите внимание, что у меня почти совсем нет любовных мотивов, моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины – основное в моем творчестве», – говорит он. Действительно, воспевание Отчизны было основной его лирической темой. Даже интимная лирика не уводила его от этих мотивов. И в самых ранних стихах Сергея Есенина звучит неумолкаемой мелодией песня о Родине.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Грустью порой веяло от его строчек, пейзаж был часто безрадостный и унылый. Но поэт «до радости и боли» восхищался родной природой, любил ее «озерную тоску». И пусть заброшен его край, пусть он в топях да болотах. Ведь надежда никогда не оставляла поэта. Он верил в Русь. «Тебя я люблю, в тебя я верую», – обращался к ней Сергей Есенин. События, происходившие в России в то время, не могли не отразиться на творчестве поэта. Революцию поэт принял с восторгом. Тогда же появились его поэмы «Наш путь», «Преображение», «Иорданская голубица», пронизанные революционным пафосом. Сколько вопросов возникало тогда в душе поэта! И главным из них был, без сомнения, вопрос о судьбе России.

«…Русь моя, кто ты, кто?» – искал ответа Есенин.

Часто он задумывался над переменами, происходящими в стране. Ушла старая «деревянная Русь». И в 1920 году выходит цикл «Сорокоуст», который стал своего рода панихидой. После окончания Гражданской войны Сергей Есенин уезжает в Европу. В этом же году и появляется его цикл «Москва кабацкая». Поэт сравнивал буржуазную Европу с российским нэпом, где, пусть даже пронизанная чувством безысходности, любовь к Родине оставалась прежней.

Нет! таких не подмять, не рассеять.
Бесшабашность им гнилью дана.
Ты, Рассея моя… Рас… сея…
Азиатская сторона!

Спустя полтора года Есенин вернулся в Россию. Советская страна осталась для него любимой родиной, но и перемены, произошедшие во время его отсутствия, поэт не мог не заметить:

Иною кажется мне Русь,
Иными – кладбища и хаты…

В советский период творчества тема Родины затрагивается поэтом, на мой взгляд, наиболее глубоко. Появляются такие его стихотворения, как «Возвращение на Родину», «Русь советская», «Русь бесприютная», «Русь уходящая» и другие. Здесь раскрывается новый облик России.

Отношение к своей стране Есенин выразил так:

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть, –
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь»!

Обращусь к другому циклу стихов Сергея Есенина, к его «Персидским мотивам». Да, цикл посвящен югу, но даже здесь в каждом стихотворении чувствуется нежная грусть по родным местам. Выражая свою симпатию к «голубой родине Фирдоуси», Хайяма, Саади, поэт сравнивал ее с необъятными просторами России и всей своей душой был с ней. Ведь именно те социальные проблемы, которые беспокоили Есенина, превалировали над его интимными мотивами. Даже любуясь Востоком, поэт вспоминает родной край:

Отчего луна так светит тускло
На сады и стены Хороссана?
Словно я хожу равниной русской
Под шуршащим пологом тумана…

Сергей Есенин – национальная гордость России. Его поэзия раскрывает нам всю широту его души, его любовь к родной земле, его патриотизм. Он верил в свою Россию «на туманном берегу», в «страну березового ситца».

Материал создан: 28.12.2016


Любовь к Родине в творчестве Есенина

Тема Родины – одна из главных в лирике поэта. Перелистывая томик Есенина, убеждаешься вновь и вновь, что каждая строчка его стихов – это признание в любви родным полям, березам, перелескам. Отними у Есенина все это – и поэт погибнет, ведь Есенин живет и дышит родиной:

О Русь – малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.

Статьи по теме «Есенин»

Немногие поэты так видят, чувствуют красоту родной природы, как Есенин. Она мила и дорога сердцу поэта, хоть и неярки, незатейливы ее краски. Есенин сумел передать в своих стихах всю бескрайность деревенской России:

Гой, ты, Русь моя родная,
Хаты, в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Но рядом «у низеньких околиц звонко чахнут тополя». Не все радует взор поэта в старой деревенской Руси, но она гораздо ближе Есенину, чем новая индустриальная Россия. Он с тревогой и болью переживает ломку привычного уклада, называя себя «последним поэтом деревни». Поэт вдруг ощутил, что Родина, которую он знал и любил и которая была ему опорой, изменяется до неузнаваемости.

Агрессивная цивилизация уничтожает живую природу, душу России. В основе стихотворения «Сорокоуст» – незатейливая бытовая сценка. Лирический герой, едущий в поезде, видит, как за составом скачет жеребенок, пытаясь его догнать. Этот эпизод становится основой поэтического конфликта живой природы с наступающей «стальной конницей». В этом стихотворении красногривый жеребенок обречен:

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну, куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?

Мотив неприязни к городу явственно звучит в стихотворении «Мир таинственный, мир мой древний»:

Город, город! Ты в схватке жестокой
Окрестил нас как падаль и мразь.

Но, пожалуй, вершина отчаяния – стихотворение «Не ругайтесь, такое дело!».

Не ругайтесь, такое дело!
Не торговец я на слова.
Запрокинулась и отяжелела
Золотая моя голова.

Кажется, все мосты сожжены: «Нет любви ни к деревне, ни к городу». Действительно, Есенин так и не стал городским жителем, даже путешествие в Европу и Америку не вызвало у него преклонения перед бездушной технической цивилизацией, наоборот, он назвал свои путевые очерки «Железный Миргород», подчеркивая их мещанское содержание. Но разрыв с родной землей обернулся для поэта и личной, и поэтической трагедией. Цикл «Москва кабацкая» и другие близкие к нему стихотворения появились как реакция на эту внутреннюю боль и страдание.

Я усталым таким еще не был
В эту серую морось и слизь.
Мне приснилось рязанское небо
И моя непутевая жизнь.

Последний период творчества Есенина является вершиной его поэзии. Это поэзия примирения и подведения итогов. «Возвращение на родину», «Русь советская», «Русь уходящая» – все это грустная констатация того, что старое ушло безвозвратно, а новое непонятно и совсем не похоже на то, о чем мечталось раньше:

Я человек не новый!
Что скрывать?
Остался в прошлом я одной ногою,
Стремясь догнать стальную рать,
Скольжу и падаю другою.

Именно в эти годы Есенин пишет знаменитое «Письмо матери», которое воспринимается не только как обращение к конкретному адресату, но шире – как прощание с матерью-родиной:

Ты одна мне помощь и отрада,
Ты одна мне несказанный свет.

Эти же мотивы явственно звучат в других строках:

Милые березовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть моей тоски.

И, наконец, последнее признание в любви к Родине – цикл «Персидские мотивы». В них лирическое начало достигает своей максимальной выразительности, интимное, сугубо личное проникнуто ностальгическими нотами, и, наоборот, любовь к России согрета жаром внутреннего чувства.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне,
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Эта любовь к родной земле, к родному краю особенно дорога мне в поэзии Есенина. Она красной нитью протянулась через всю его жизнь и творчество. Я горжусь Есениным, ведь он никогда не отделял своей судьбы от судьбы родины и народа на крутом повороте истории. Он мог, как многие русские поэты, найти приют в какой-нибудь стране, и «прощай, немытая Россия», с которой еще неизвестно, что будет. Но Есенин предпочел остаться верным своему завету, словами которого я и хочу закончить свое сочинение:

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»,
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Материал создан: 26.07.2016


Любовь к Родине в творчестве Сергея Есенина ❤️| Есенин Сергей

«Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчестве», — писал Есенин. И действительно, слова «Россия», «Русь», наверное, чаще всего встречаются в стихах Есенина и почти в каждом из них — тихое признание в любви родине. И эта любовь у Есенина естественна, как дыхание, свет. Это не просто чувство — это жизненная философия, основное в есенинском миропонимании.

Природа у Есенина — это нечто одухотворенное, живое. О ней — не «пейзажные» стихи, а интимно-щемящие, очень личные:

Вижу сад в голубых накрапах,

Тихо август прилег по плетню.

Держат липы в зеленых лапах

Птичий гомон и щебетню.

Родина для поэта — это все, что он видит, чувствует, все, что его окружает. Поэтому так трудно и порой невозможно отделить эту тему от других: чувства к родине переплетаются у Есенина с чувствами к женщине, природе, жизни, наконец. Вспомним есенинское о женщине, так зримо окаймленное осенним пейзажем:

Пускай ты выпита другими,

Но мне осталось, мне осталось

Твоих волос стеклянный дым

И глаз осенняя усталость.

Природа у Есенина — живое

существо, а все живые существа — природа, и все наделено одинаково беззащитной душой. Поэтому равно нежны его стихи и о женщинах, и о деревьях, и о животных.

Но, наверное, никогда не имели бы такой магической силы лирики поэта о родной земле, если бы он за этой «малой» родиной не видел «большой». Конечно, он воспринимал родину и глубже и шире, гордился ее мощью и необъятностью, силой, что заложена в ней:

Я буду воспевать всем существом в поэте

Шестую часть земли с названьем кратким «Русь».

И конечно, его не могла не мучить отсталость, дикость России, беспросветная тяжесть крестьянского труда. Поэтому он восторженно принимает февральскую революцию. Октябрь поначалу показался ему простым продолжением Февраля. Ему виделся только вихрь, «бреющий бороду старому миру». А оказалось, что повелевают бурей не его знакомые эсеры, а малопонятные серьезные люди-большевики и что никто не интересуется феноменом русской, национальной жизни. В творчестве Есенина отражается борьба двух чувств: понимание неизбежности перемен, попытка принять их, осознать — и боль, что уходит в прошлое прежняя, воспетая им «деревянная Русь», нищая, но милая его сердцу. Вместо ожидаемого «мужицкого рая», сказочного края Инонии — тучами изглоданное небо, выбитые окна в избах — казалось, из России ушла душа (вспомним стихотворения «Сорокуст» — будто молитва по усопшей России и «Мир таинственный, мир мой древний»), где, кажется, есенинская мука стала зримой, обретя плоть:

Стынет поле, в тоске волоокой

Телеграфными столбами давясь…

Вот сдавили за шею деревню

Каменные руки шоссе.

Цикл стихотворений «Москва кабацкая» — свидетельство душевной трагедии человека, потерявшего опору в жизни, И, несмотря ни на что. надеющегося эту опору обрести.

Вспоминая свое детство в стихотворении «Русь Советская», поэт ощущает свое родство с русской природой, но если прежний Есенин как бы спешил излить в стихах переполнявшее его сердце, то новый Есенин пытается размышлять над. особенностями своей эпохи, постичь ее противоречия. Перед нами раздумья поэта о жизни, о родине.  .

В начале 20-х годов Есенин совершает длительные зарубежные поездки. Именно там он особенно остро почувствовал, что есть Родина для человека, и для русского человека, наверное, в особенности.

Америку Есенин воспринял как безумный мир чистогана и духовной нищеты. И теперь он пытается по-другому увидеть оставленную им и проклинаемую новую Россию:

Теперь со многим я мирюсь

Без принужденья, без утраты.

Иного кажется мне Русь,

Иными — кладбища и хаты.

Поэт пытается оправдать и принять новую большевистскую Россию:

Но Россия… вот это глыба…

Лишь бы только Советская власть!.

Он хочет верить, что Советская власть, социализм возвысят человека, что все делается во имя его и для него. Есенину кажется, что вдали от родной земли наконец «прояснилась омуть в сердце мглистом». «Учусь постигнуть в каждом шаге Коммуной вздыбленную Русь», — пишет поэт. Вспомним «Балладу о двадцати шести». Народ у автора — «И крестьянин и пролетариат». У них одна цель: «Коммунизм — знамя всех свобод». Поэт хотел найти себя в новой России, принять ее и поверить ей. Об этом — стихи о Ленине, «Песня о великом походе», «Стансы», «Анна Онегина».

Равнодушен я стал к лачугам

Мне теперь по душе иное…

И в чахоточном свете луны

Через каменное и стальное

Вижу мощь я родной стороны

«Русь советская», «О России и революции», «Страна советская» — так называет Есенин свои новые книги.

Но Есенин не смог «быть певцом и гражданином… в великих штатах СССР»:

Приемлю все,

Как есть все принимаю.

Готов идти по выбитым следам.

Отдам всю душу Октябрю и Маю,

Но только лиры милой не отдам.

Поэт, по сути, выбирает не выход:— тупик: отдать душу и не отдать лиру — значит перестать быть поэтом. «Русь советская» оказывается чужой. «Все равно остался я поэтом золотой бревенчатой избы». Но России, той прежней, уже нет. И он —- чужой ей, незнакомый, а «те, что помнили, давно забыли». Жизнь идет мимо: сельчане «обсуждают жизнь», комсомольцы «поют агитки Бедного Демьяна». Поэт не приемлет этого. Старого уже нет. Он — нигде. Пустота. Одиночество. Все — чужое:

В своей стране я словно иностранец

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Однако поэт, уже будучи как бы в ином мире, в небытие, в стране где тишь и благодать», благословляет новую жизнь, новую юность, ту жизнь, в которой ему нет места.

Цветите, юные! И здоровейте телом!

У вас иная жизнь, у вас другой напев.

Мы живем в переломную эпоху, И опять по кругу. Россия уходящая — и Россия новая. И снова ощущение осиротелости и неприкаянности. И не поэтому ли так пронзительно звучит сегодня есенинское:

Не ты ль так плачешь в небе,

Отчалившая Русь?

И не потому ли так остро теперь воспринимается трагедия Есенина как Человека, как Поэта и как Гражданина?.. И все теснее сжимается круг «есенинских вопросов», на которые, к сожалению, не могут ответить ни Жизнь, ни История, а на которые приходится отвечать каждому — судьбой.

Безруков отведал «литературного варенья» на родине Есенина — Российская газета

В Константиново отметить 120-летие Сергея Есенина приехали более десяти тысяч любителей поэзии. Природа подарила прекрасный день. На родину Сергея Есенина, чтобы почтить память, прикоснуться к его миру гости начали съезжаться с самого утра. Такого наплыва людей в Константиново, по признанию старожилов, не видели за все те полвека, что отмечают здесь день рождения поэта. Не справлялись даже станции сотовой связи — мобильные телефоны работали с жуткими перебоями. Но, может, отсутствие благ цивилизации — это и к лучшему.

Начало — возложение цветов к памятнику поэту в родительской усадьбе. С крыльца дома Кашиной столичные и рязанские поэты читают стихи и признаются в любви к Есенину. В большом классе земской школы артисты школьного театра из Скопина играют спектакль «Божья дудка». У юных, кажется, получается искренней.

А на большом деревенском лугу народные гулянья, ярмарка с каруселями, сладостями, шумом, торговлей. Здесь и пришлые со своими товарами и местные с картошкой, которую продают ведрами, и антоновкой, огурчиками-помидорчиками константиновского посола. «Милая, попробуй есенинских огурчиков, хрустящие, не маринованые — соленые в бочке», — зазывает хозяйка. А рядом за воротами усадьбы — эстетский «Esenin Jazz» с итальянским вокалистом Борисом Саволделли. Балаган…

И в этом во всем наш проект «Литературное варенье», посвященный 25-летию «Российской газеты» и Году литературы, удивительным образом не растворился. Может, потому, что это было единственное место, где можно было бесплатно выпить чаю, да еще и с ароматным вареньем, приготовленным тут же в усадебном саду. На ходу возникла примета: помешаешь варенье — получишь «пять» по литературе. Школьники выстроились в очередь, повышая успеваемость. Но прежде чем помешать в медном тазу, должны были прочитать стихи. Читали Есенина. Оказалось, знают лучше взрослых. Подошел колоритный мужик:

— Где тут Есенин стихи читает?

— Может, Безруков?

— Да какая разница…

Кульминацией празднований стал двухчасовой спектакль Сергея Безрукова «Хулиган. Исповедь». И вдруг все встало на свои места: и балаган, и невероятный вид на изгиб Оки с крутого берега, и стихи. Начало было несколько тягостным — микрофон плохо работал, где-то было слышно, но не видно, где-то наоборот. Потом технику наладили, людское брожение остановилось.

Играть спектакль под открытым небом сложно. «Исповедь» в этом антураже воспринималась совершенно иначе, чем в зале — здесь фальшь ощущается острее. Но Безруков был хорош. Не сразу, но разогрелся, и это был настоящий кураж, что чувствовалось в каждом слове, жесте.  Одно дело заставить слушать зал (а актер играет этот спектакль уже четыре года), другое — замолчать площадь. Ему это удалось вполне.

— Есенин любил родину не на показ, а действительно любил, — заметил Сергей Безруков, отвечая на вопросы журналистов. — Есенин очень русский, очень родной. Ему веришь во всех стихах: страстных, нежных, лирических, хулиганских… Он не врал в своем творчестве, не делал ничего для красного словца… Его читают, действительно читают. Посмотрите, сюда проехать невозможно — людей очень много. Для них это родной близкий праздник. Бывают праздники государственные, а это семейный. Ведь еще недавно в каждой семье был портрет Есенина. Помните, выжигали на дощечках, это была та самая мода, которая не прошла. Есенин по-прежнему — дорогой, близкий, любимый.

По словам актера, стихи Сергея Есенина надо читать детям с раннего возраста, чтобы любить Родину. А сам он — «определенная миссия» («хоть это и не скромно»), впрочем, как и все актеры, игравшие Есенина. «Все, кто читает Есенина, принимает своеобразную эстафету — нести его стихи людям. Дай бог, чтобы эта эстафета не заканчивалась», — отметил актер.

Сергей Безруков говорил про «синеву» этого удивительного места: «Здесь луга сливаются с небом». И призвал сберечь все это.

Сбережем, пообещали рязанские чиновники. И добавили: в Рыбновском районе создается уникальное достопримечательное место «Есенинская Русь» — самое большое в центре России. Это позволит сохранить «есенинские дали» в первозданном виде и развивать экономику 42 населенных пунктов. В скором времени с территории музея уберут постройки советской эпохи — уже построено за воротами современное административное здание, в котором оборудованы помещения для размещения фондов музея, насчитывающих около 30 тысяч ценнейших единиц хранения. Завершена реконструкция дома современников Есенина Дорожкиных и зажиточных крестьян Минаковых, в которых планируется открыть торговую лавку и сельский трактир, как это было в начале ХХ века. Капитально отремонтирована усадьба Лидии Кашиной, приведена в порядок Земская школа, в которой учился поэт, усадьба родителей поэта, а также дом священника Смирнова, который венчал родителей, крестил будущего поэта и впоследствии отпевал его.

В заключение Сергею Безрукову вручили региональную награду «Благодарность от земли Рязанской». Ну а представители «Российской газеты» — баночку «литературного варенья», которую он принял с благодарностью, назвав «самым дорогим подарком«.

Кстати

Министерство юстиции РФ зарегистрировало приказ министерства культуры Рязанской области «О включении выявленного объекта культурного наследия «Есенинская Русь — место, связанное с жизнью и творчеством поэта С.А. Есенина» в единый государственный реестр объектов культурного наследия Российской Федерации в качестве объекта культурного наследия федерального значения. Приказом государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Рязанской области утвержден предмет охраны достопримечательного места.

Тема Родины в лирике Есенина

Тема Родины в лирике Есенина

Автор: edu1

Методическая копилка —

Литература

  

МОУ «Глебовская СОШ»

Открытый  урок  литературы  в 11 классе

«Тема  России в лирике  С. А. Есенина»

                       

                    

                       Подготовила  и  провела

                                                        учитель  русского языка и литературы

                                                        Алтухова М. И.

Цель урока: показать, что тема Родины – основная в поэзии Есенина, и проследить, что включает поэт в это понятие; анализируя стихотворения, попытаться понять художественный мир поэта; формировать навыки комплексного анализа лирического произведения.

Оборудование: презентация  «Биография С. А. Есенина», портрет писателя, выставка книг поэта, карточки, музыкальные произведения на стихи Есенина «Клён», «Отговорила роща золотая».

                                    Ход урока.

Организационный момент урока.

Проверка выполнения домашнего задания.

Постановка учебной цели урока.

Сергей Есенин! Это имя

В лесах родной моей России,

В берёзах нежных и осинах,

В серёжках желтовато-синих,

В лугах из зелени весенней,

В твоих стихах, Сергей Есенин!

Сегодня на уроке мы заканчиваем изучение жизни и творческой деятельности замечательного русского поэта.

Работа по теме урока

$11)      Вступительное слово учителя

Грустный, словно музыка из сада,

Нежный, словно лепет звездопада,

Вечный, словно солнечный восход,

Кто же он, как не сама природа,

Юноша, пришедший из народа, —

И ушедший песнею в народ?

Сергей Александрович Есенин — великий русский поэт, чьи произведения знакомы каждому с раннего детства. Его лирика отличается откровенностью, эмоциональностью, напевностью, многие стихи его были переложены на музыку известными композиторами. Литературный дебют Есенина состоялся в 1916 году с выходом сборника «Радуница». Несмотря на то, что Есенин неожиданно и стремительно ворвался в

литературу, он был принят. В его ранних произведениях преобладает тема «малой родины», которая постепенно эволюционирует в тему России. «Моя лирика жива одной большой любовью к родине. Чувство родины — основное в моём творчестве, » — говорил Есенин. Этой теме посвящены многие стихи поэта и наш урок.(Запись в тетрадь темы урока)

$12)      Презентация «Биография С. А. Есенина»

-Вспомним биографию поэта.

(сообщение ученика сопровождается показом слайдов)

      3)Работа над произведениями С. Есенина.

 

Стихотворение  «Я  покинул  родимый  дом…»

Я покинул родимый дом,

Голубую оставил Русь.

В три звезды березняк над прудом

Теплит матери старой грусть.

Золотою лягушкой луна

Распласталась на тихой воде.

Словно яблонный цвет, седина

У отца пролилась в бороде.

Я не скоро, не скоро вернусь!

Долго петь и звенеть пурге.

Стережет голубую Русь

Старый клен на одной ноге.

И я знаю, есть радость в нем

Тем, кто листьев целует дождь,

Оттого, что тот старый клен

Головой на меня похож.

*  Чтение  стихотворения  учителем 

*  Беседа  по  прочитанному:

 

 -Какие  картины  вы  представили, когда  я  читала  это  стихотворение?

(Предполагаемые  ответы:

-Я  представил(а) горницу,  в  которой  сидит  мать  Есенина. Она  смотрит  на  березняк  и  грустит  о  сыне. Ночь. Я вижу  отражение  луны  на  воде. Недалеко  от  дома  стоит  старый  клён.)

-Какое  настроение  было  у  автора, когда  он  писал  это  стихотворение?

 

-Прочитайте  слова, которые  выражают  его  печальное  настроение?

 

-Какие  художественные  средства  употребляет  для  этого  Есенин?  (Эпитеты, метафоры, сравнения, олицетворения)

*Работа  над  выразительным  чтением  стиха.

 

-Чтение  первой  строфы, соблюдая  знаки  препинания.

Я покинул родимый дом,

Голубую оставил Русь.

В три звезды березняк над прудом

Теплит матери старой грусть.

-Какое  чувство  выразил  Есенин  в  первой  строфе?

-Он  выразил  чувство  тоски  по  дому.

-Какие  художественные  приёмы  он  использовал?

(Покинул—метафора,  родимый  дом—эпитет,  голубую  Русь—

эпитет.)

Чтение  второй  строфы.

Золотою  лягушкой  луна

Распласталась  на  тихой  волне.

Словно  яблонный  цвет, седина

У  отца  пролилась в  бороде.

-Найдите  сравнения, эпитеты, олицетворение.

(Аналогичная  работа  с  третьей  и  четвёртой  строфами.

 

Повторное  чтение  строф,  определение  логических  ударений, пауз  внутри  строк  и  построчных  пауз.)

-Какова  же  основная  мысль  стихотворения?

(В  этом  стихотворении  Есенин  выразил  любовь  к  родному  краю  и  своей  родной  стране. )

 Слово учителя

Сергей Есенин любил свою Родину, всегда скучал, когда уезжал за границу. Он всегда вспоминал свой дом и клён под окном.

*Прослушивание песни на слова С. Есенина «Клён ты мой опавший…»

Любимый клён поэта сгорел вместе с домом деда во время пожара. В 1924 году Есенин приехал в Константиново. На расчищенном пепелище только-только начали закладывать новый дом. Обгоревший сад и пенёк от клёна очень расстроили поэта, тогда он решил своими руками посадить три тополя.

Теперь любого, кто приходит в дом-музей Сергея Есенина, первым встречает тополь. Первым встречает и последним провожает. Он как верный сторож несёт свою многолетнюю службу.

-Как  Есенин  называл  свою  Родину?  (Русь.)

-В 1924 году поэтом было написано стихотворение « Русь советская».

 Давайте с ним познакомимся.

( Чтение стихотворения детьми по строфам)

Стихотворение «РУСЬ СОВЕТСКАЯ»

                  А. Сахарову

Тот ураган прошел. Нас мало уцелело.

На перекличке дружбы многих нет.

Я вновь вернулся в край осиротелый,

В котором не был восемь лет.

Кого позвать мне? С кем мне поделиться

Той грустной радостью, что я остался жив?

Здесь даже мельница — бревенчатая птица

С крылом единственным — стоит, глаза смежив.

Я никому здесь не знаком,

А те, что помнили, давно забыли.

И там, где был когда-то отчий дом,

Теперь лежит зола да слой дорожной пыли.

А жизнь кипит.

Вокруг меня снуют

И старые и молодые лица.

Но некому мне шляпой поклониться,

Ни в чьих глазах не нахожу приют.

И в голове моей проходят роем думы:

Что родина?

Ужели это сны?

Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый

Бог весть с какой далекой стороны.

И это я!

Я, гражданин села,

Которое лишь тем и будет знаменито,

Что здесь когда-то баба родила

Российского скандального пиита.

Но голос мысли сердцу говорит:

«Опомнись! Чем же ты обижен?

Ведь это только новый свет горит

Другого поколения у хижин.

Уже ты стал немного отцветать,

Другие юноши поют другие песни.

Они, пожалуй, будут интересней —

Уж не село, а вся земля им мать».

Ах, родина! Какой я стал смешной.

На щеки впалые летит сухой румянец.

Язык сограждан стал мне как чужой,

В своей стране я словно иностранец.

Вот вижу я:

Воскресные сельчане

У волости, как в церковь, собрались.

Корявыми, немытыми речами

Они свою обсуживают «жись».

Уж вечер. Жидкой позолотой

Закат обрызгал серые поля.

И ноги босые, как телки под ворота,

Уткнули по канавам тополя.

Хромой красноармеец с ликом сонным,

В воспоминаниях морщиня лоб,

Рассказывает важно о Буденном,

О том, как красные отбили Перекоп.

«Уж мы его — и этак и раз-этак,-

Буржуя энтого… которого… в Крыму…»

И клены морщатся ушами длинных веток,

И бабы охают в немую полутьму.

С горы идет крестьянский комсомол,

И под гармонику, наяривая рьяно,

Поют агитки Бедного Демьяна,

Веселым криком оглашая дол.

Вот так страна!

Какого ж я рожна

Орал в стихах, что я с народом дружен?

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Ну что ж!

Прости, родной приют.

Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен.

Пускай меня сегодня не поют —

Я пел тогда, когда был край мой болен.

Приемлю все.

Как есть все принимаю.

Готов идти по выбитым следам.

Отдам всю душу октябрю и маю,

Но только лиры милой не отдам.

Я не отдам ее в чужие руки,

Ни матери, ни другу, ни жене.

Лишь только мне она свои вверяла звуки

И песни нежные лишь только пела мне.

Цветите, юные! И здоровейте телом!

У вас иная жизнь, у вас другой напев.

А я пойду один к неведомым пределам,

Душой бунтующей навеки присмирев.

Но и тогда,

Когда во всей планете

Пройдет вражда племен,

Исчезнет ложь и грусть,-

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь».

Анализ стихотворения «Русь советская» (1924 год).

По жанру это небольшая поэма. Такое заключение можно сделать из того, что в произведении можно выделить эпическую основу и лирическую канву, а также систему образов, в центре которой представлен лирический герой, и 4 смысловые части. Сюжет произведения, его эпическая составляющая, следующий: возвратившись в родную деревню, известный поэт понимает, что он дома чужой.

В первой части (1 — 9 строфы) «гражданин села» чувствует себя потерянным, ненужным, чужим на родине. Ураган революции разметал всех его былых друзей, оставив его одного. Возвратившись в родное село, он задается вопросом:

Что родина?

Ужели это сны?

Но «голос мысли» берет верх над сердцем, и лирический герой отвечает себе, что для него, ненужного, неприкаянного, эта земля все равно остается родиной, хотя он «никому здесь незнаком».

Вторая часть (10 — 14 строфы) воспринимается как констатация фактов новой жизни. И рассказ красноармейца, и собрание у волости, и агитки Демьяна Бедного — признаки наступившего времени, к которым, несомненно, можно отнести и жителей села: красноармеец, комсомол, воскресные крестьяне. Лирический герой видит это, деревня показана его глазами, но он часть другого мира, поэтому не принимает участия в действии.

В третьей части (15 — 19 строфы) выражается авторское отношение к революции через чувства и мысли лирического героя:

Приемлю все.

Как есть все принимаю.

Отдам всю душу октябрю и маю…

Поэт здесь показан истинным гражданином — цели родины он ставит выше собственных чувств, проявляет смирение перед закономерным явлением — приходом нового времени, сменой поколений: «Чем сослужил… — и тем уже доволен…»

В четвертой части (19 — 21 строфы) подводится итог размышлений героя. Последние восемь строчек стихотворения — квинтэссенция смысла всего произведения. Поэт решает воспевать как старую, былую Русь, так и новую, советскую Россию. Он не следует общественному мнению: написанию злободневных стихотворений-агиток он предпочитает более высокую цель — служение Родине, воспевая ее в поэзии, тем самым проявляет себя как настоящий патриот.

Система образов «Руси советской» построена вокруг центрального — образа лирического героя. Его переживание, чувства, мироощущение близки к авторским. Единят их, однако, не только взгляды на жизнь, но и поэзия, которая «жива одной большой любовью, любовью к родине». Лирический герой предстает перед нами сильной личностью, способным противостоять обстоятельствам, патриотом. Внутренний мир лирического героя — основа лирической канвы произведения, которое очень эмоционально: вереницей проходят одиночество, тоска, сомнения, возмущение, самоирония, спокойствие, гнев, смирение, воодушевление, пафос.

« Русь советская» богата изобразительно-выразительными средствами. «Неведомый предел», «жидкая позолота», «немая полутьма», «корявые, немытые речи» — это все яркие эпитеты, используемые автором в стихотворении. Не менее образны метафоры: «бревенчатая птица», «уши длинных веток», «пилигрим угрюмый» и др. Также С.А. Есенин обращается и к оксюморону («грустная радость»), и к олицетворению («край мой болен»), и к антитезе (одиночество лирического героя противопоставляется шумного, веселого деревенского вечера). Эмоциональность и душевное напряжение создается посредством риторических вопросов («Что родина?», «Кого позвать мне?») и риторических восклицаний («И это я!», «Вот так страна!»). Отдельные фразы в начале «Руси советской», передающие состояние героя, в третьей и четвертой частях трансформируются во внутренний монолог, который заканчивается пафосным, патриотическим восьмистишием, содержащим основную мысль стихотворения. Таким образом, С.А. Есенин вводит в ткань произведения размышления поэта не только для раскрытия образа героя, но и для выражения через его мысли собственной, авторской позиции, принятии изменений, произошедших в нашей стране после революции.

С.А. Есенин с «грустной радостью» встречает советскую Россию. С радостью, потому что новый мир открывает перед человеком совершенно иные возможности, ранее недоступные, неизведанные. С грустью, потому что это означает прощание со старой жизнью, привычной, знакомой, имеющей свои недостатки и преимущества, светлые стороны, которой дороги автору. Но он не стремится ее удержать и смело делает шаг в будущее.

Анализ стихотворения « Русь советская» с точки зрения стихосложения.

( Запись в тетрадь 1-ой строфы стихотворения, самостоятельная работа обучающихся на карточках: анализ стихотворения по плану, записанному в карточке)

Карточка №1

— Сделайте анализ стихотворения «Русь советская» по плану:

     1) система стихосложения;

     2) размер стиха;

     3) рифма;

     4) система рифмовки.

Тот у\раган\ прошел.\ Нас ма\ло у\целе\ло.

На пе\реклич\ке друж\бы мно\гих нет.

Я вновь\ вернул\ся в край\ оси\роте\лый,

В кото\ром не\ был во\семь лет.\

(Стихотворение написано пятистопным ямбом.)

 

Заключительный этап урока

-Природа и Родина… для Есенина эти слова – синонимы.

1924 год.

Поэту скоро 30, да к тому же, как и все поэты, Есенин пророчески предвидел скорую гибель. И вот он подводит итоги – прощальное стихотворение «Отговорила роща золотая…»

— Кем чувствует себя поэт?  Странником, остановившимся на дороге жизни. А еще осенней рощей. Поэт и роща – двойники, как бы прорастающие друг в друга. Очеловечивать окружающий мир умеют все поэты, этот прием называется олицетворением. А Есенин ощущал себя деревом, травой, месяцем. Это уникальное явление в поэзии, исследователи этот новаторский прием назвали «олицетворение наоборот».

Только Есенин мог сказать:

Облетает моя голова,

Куст волос золотых вянет…

Есенин даже шутил над своей фамилией: «Во мне живут осень и ясень»

Вдумайтесь в последние строки стихотворения:

…Как дерево роняет тихо листья,

Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,

Сметет их все в один ненужный ком,

-Что сметет? Стихи, конечно. А ведь были десятилетия, когда Есенина запрещали, считали упадническим поэтом.

Скажите так, что роща золотая

Отговорила милым языком.

— Поэт хотел, чтобы мы его язык назвали милым. Можете вы его стихи назвать «милыми»?  Конечно, они учат любви ко всему живому. Ребята, а ведь финал-то в стихотворении Есенина пушкинский. Пушкин за год до смерти пишет в знаменитом «Памятнике»:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал…

А у Есенина:

…Скажите так, что роща золотая

отговорила милым языком.

— Итак, стихотворение философское. А каким смыслом наполняется образ дома в этом стихотворении? Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник: Пройдет, зайдет и вновь оставит дом… Дом — весь мир, земная жизнь, вечная природа. «Не обгорят рябиновые кисти», и трава зазеленеет, и журавли вернутся. Природа вселяет оптимизм в поэта.

В прощальном стихотворении грусть светлая, торжественная, и эта интонация подчеркивается пятистопным ямбом. Поэт уходит, а Дом остается. Какой же Дом завещает нам Есенин? Сделаем обобщение по всему уроку.

(Дом в лирике С. Есенина – это олицетворение Родины, природы; семейного очага, согретого материнской любовью; дом – это историческая память, духовная колыбель. )

 

Звучит романс на стихи Есенина « Отговорила  роща золотая…»

 

 

 

  Домашнее задание:прочитать ещё  2 стихотворения  С. Есенина о Родине( «Спит ковыль. Равнина дорогая…»  и  « Возвращение на Родину»)

Выставление оценок.

Заключение:  (учитель читает стихотворение)

Колышет берёзоньки ветер весенний,

Весёлой капели доносится звон,

Как будто читает поэму Есенин

Про землю, в которую был он влюблён,

Про белые рощи и ливни косые,

 Про желтые нивы и взлёт журавлей.

Любите Россию! Любите Россию!

Для русского сердца земли нет родней!

Пять стихотворений Сергея Есенина — На дамбе

Капли

Жемчужные капельки, красивые капельки,

Как ты прекрасна в золотых лучах,

А как ты грустишь, капельки ненастья,

На мокрых окнах черной осенью.

Люди, живущие в веселом забвении,

Каким великим ты выглядишь в глазах других

А как ты жалок в темноте упадка.

Нет утешения в мире живых.

Осенние капельки, сколько печали

Ты вдохновляешь в тяжелой душе.

Тихо скользишь по стеклу, извилистая,

Как будто ищу чего-то веселого.

Бедные люди, погубленные жизнью,

В боли вы доживаете свои дни,

Перезвонить снова и снова прекрасный

Прошедшее время вы никогда не забудете.

<1912>

* * * * *

Не буду лгать себе,

Горе поселилось в моем туманном сердце.

Почему меня называют шарлатаном?

Почему я известен как скандалист?

Я не злодей. Я в лесу никого не грабил.

Я не стрелял в негодяев в подземельях.

Я просто уличный грабитель

Улыбается проходящим лицам.

Я озорной московский плейбой.

В Твери каждая соседская собака

Узнает мою легкую походку

В закоулках.

Каждая изношенная лошадь

Кивает, приветствуя меня.

Я хороший друг животных,

Исцеляю их своими стихами.

Мой цилиндр не для того, чтобы производить впечатление на женщин.

Мое сердце не выносит бессмысленной страсти.

Это облегчает мою печаль,

Чтобы дать кобыле золотой овес.

У меня нет друзей среди людей.

Я верен другому королевству.

Я готов надеть свой лучший галстук

На шее любой местной гончей.

Теперь мне больше не будет больно.

Болото осушено в моем темном сердце.

Вот почему меня называют шарлатаном.

Вот почему я известен как скандалист.

<1922>

* * *

У меня осталось только одно развлечение:

Пальцы в рот — и веселый свист.

Я приобрел дурную славу

Про мошенника и скандала.

А! какая забавная потеря!

В жизни много забавных потерь.

Мне стыдно, что я верил в Бога.

Мне горько, что теперь нет.

Золотые далекие даль!

Мрачность жизни сжигает всех.

Я грешил и дрался

Только для того, чтобы светить ярче.

Дар поэта — ласкать и царапать.

Он несет роковую печать.

Я хотел жениться на белой розе

Черной жабе на этой земле.

Возможно, эти розовые планы

Не получилось, не сбылось.

Но если в моей душе обитают демоны,

Значит, там жили ангелы.

Это для радости хаоса

То, в последнюю минуту

Прежде, чем я уйду в другой мир,

Хочу спросить всех, кто будет со мной

Чтобы вознаградить меня за все мои грехи,

За неверие в благодать,

Уложив меня, в русской рубашке,

Умереть под иконами.

<1923>

* * * * *

Клен без листьев, клен покрытый льдом,

Почему стоишь, рухнув, под белой метелью?

Вы что-то видели? Что-то слышишь?

Как будто вышли гулять за деревню

И, как пьяный стражник на дороге,

Упал в сугроб и отморозил ногу.

Ах, в эти дни я сам не так устойчив.

Возвратившись к выпивке с друзьями, я не доберусь до дома.

Здесь я встретил иву; там я встретил сосну.

В воющей вьюге Я им песни лета пел.

Я сам казался таким же кленом,

За исключением того, что я полностью зеленый, а не безлистный.

И, три листа по ветру, потерянные для приличия,

Обнял березу, как чужую жену.

<1925>

* *

Ты меня не любишь, ты меня не жалеешь.

Разве я ничуть не красива?

Не глядя мне в лицо, ты дрожишь от страсти

Положи руки мне на плечи.

Молодой с твоей чувственной улыбкой,

Я с тобой не ласковый и не грубый.

Скажите, скольких вы ласкали?

Сколько раздач вы помните? Сколько губ?

Я знаю — все они пролетели как тени,

Никогда не прикасайтесь к своему теплу.

Ты сидел на многих коленях,

А теперь ты сидишь на моем.

Ну и что, если глаза полузакрыты

А вы думаете о ком-то другом?

Утопая в далеких воспоминаниях,

Сам я тебя не так сильно люблю.

Не называйте этот пыл судьбой.

Мелка эта огненная связь —

Так же, как я встретил вас случайно,

Я расстанусь с тобой с улыбкой.

Вы продолжите свой путь

Прожигая твои безрадостные дни.

Не трогай непристойного,

Не заманивайте несгоревших.

Когда вы идете с кем-нибудь

В переулке, болтая о любви,

Пожалуй, я тоже выйду гулять

И мы еще встретимся.

Повернув к нему плечи,

Голова немного склонена,

Ты тихонько скажешь мне: «Добрый вечер…»

Я отвечу: «Добрый вечер, мисс.”

И душу ничто не погремит,

Ничего не заставит дрожать —

Кто любил, тот не может любить снова,

Сгоревшего нельзя поджигать.

<1925>

* * * * *

Антон Яковлев о переводе стихов Есенина:

Сергей Есенин (1895-1925) вырос в крестьянской семье в селе Константиново Рязанской губернии, но большую часть своей взрослой жизни провел в Петрограде (ранее С.Петербург, позже Ленинград). Есенин называл себя «последним поэтом деревни», как по своему крестьянскому происхождению, так и по тому, что он был последним среди современников, стихи которых касались в основном деревенской жизни. В письменной форме, иногда с ностальгией, всегда с сочувствием и часто с почти мистической преданностью сельской России, Есенину удалось культивировать национальную идентичность и мифологию настолько сильную и связную, что его творчество навсегда запечатлелось в русской культуре, а поэт стал любимым человеком. и несколько мифическая фигура — известность, которая сохранялась даже при Сталине, когда творчество поэта было занесено в черный список, и когда его хвалить или даже читать представляли опасность для самого выживания.Член-основатель недолговечного, но влиятельного имажинистского движения (связанного с западным имажинизмом и контрастирующего с футуризмом), Есенин был звездой, публичные выступления которой посещали сотни или тысячи обожающих поклонников по всей стране. Он соревновался с Владимиром Маяковским и был известен рекламными трюками. Его культовый статус сохраняется и по сей день; Практически невозможно найти русского человека, который никогда не слышал имени Сергея Есенина, и лишь незначительно легче найти того, кто не знает хотя бы одно из его стихотворений наизусть.Есенин трижды был неудачно женат; его второй женой была Айседора Дункан, а третьей женой была внучка Льва Толстого.

Как переводчик, я обычно придерживаюсь точки зрения человека, который только что прочитал мощное стихотворение, которое может изменить жизнь, и вынужден передать этот опыт человеку, который не говорит на этом языке. Прежде всего, я хочу, чтобы слова были точными, чтобы передать то, что автор пытался передать, в отличие от моих пересказов. Во-вторых, я хочу передать энергию стихотворения, которая включает в себя метрическое и музыкальное сходство.Я обнаружил, особенно при переводе точных и часто слегка необычных образов Есенина, что попытка переработать стихи, чтобы сохранить точный размер и рифму, приводит к натянутому языку и слишком большому отклонению от первоначального смысла. Так что мои переводы не являются строго метрическими или рифмованными. Тем не менее, я стремлюсь сохранить некоторое метрическое сходство, хотя и с отклонениями; перевод стихотворения, написанного ямбическим тетраметром, не будет иметь такой же ритм, как перевод стихотворения амфибрахическим триметром.Большая часть моего процесса доработки включает в себя переработку ритма и длины строк, чтобы приблизиться к оригиналам, при этом оставляя как можно меньше вольностей с исходными изображениями и идеями.

— Из предисловия переводчика к Последний поэт деревни: Избранные стихотворения Сергея Есенина в переводе Антона Яковлева

Примечание: «У меня осталось только одно развлечение» впервые появилось в The Rutherford Red Wheelbarrow . «Я не буду лгать себе» первоначально появилось в Revol .

Сергей Есенин Я люблю свою Родину. Сергей Александрович Есенин Я люблю свою Родину

Большинство поэтов «Серебряного века» затрагивают в своих произведениях тему любви к Родине. Начало ХХ века — время борьбы старого и нового, время больших поворотов в истории России.И, конечно же, Сергей Есенин и Александр Блок не могли остаться брошенными на произвол судьбы своей страны.

Уже в ранних стихах этих поэтов мы видим, насколько сильна их любовь к русской природе к родному краю. Природа и Родина неразделимы в своем творчестве.

Своеобразие стихов Есенина в том, что им дано ощущение единства человека с окружающим миром. В сердце Есенина с юных лет пахло Россией. И костровая заря, и плеск волн, и серебряная луна, и шелест тростника, и необъятная небесная синева, и голубая гладь озер — все это красота родного края. За эти годы все было в стихах, полных любви к русской земле.

О России — Малиновое поле

И голубое, падающее в реку —

Люблю к радости и боли

Твоя озерная тоска.

Оригинальное творчество А. Блока наполнено таким же неиссякаемым любовным чувством. Поэт в своих стихах любуется русской природой, преклоняясь перед ее красотой, перед ее необыкновенным очарованием и одновременно простотой:

… тихие леса, поляны,

И шапка, и шоссе,

Наша русская дорога,

Наши русские туманы

Наши шорохи в ОВЭ…

Блок говорит о том, что единственное, что «Сава» — это он в это трудное время, который выносит из «Столицы Бытия», проливающей в душу мир и покой.

В произведениях блок, мы чувствуем его любовь к русским и гордость за него, мы понимаем, как искренне переживает блок за судьбу многострадального русского народа:

Сердце земное снова будет снова

Но я встречу буст.

Я держу его людям на легкости

Необработанная любовь.

Мы встречаем нечто подобное в даненских стихах. Он с раннего детства был привязан к деревне, к простому русскому народу. Для меня стихи Есенина — пример безграничной преданности Родине: в тяжелые исторические времена Есенин не отказался от своей Родины, приняв Октябрьскую революцию. В своих стихах он сравнил это время со штормом, с водоворотом, сеющим по всему миру, с паникой, которая сносит все на своем пути:

Понакликали черные вороны:

Ужасные беды на просторах космоса.

Бегущий вихорский лес во все стороны,

Маш Саван Пена с озерами.

Не только Есенин сравнивает эти страшные времена по бороде, ветру. Те же чувства нашли отражение в поэме «Двенадцать блоков».

Поэма «Двенадцать» объединяет все основные темы блочной поэзии. Блок-дублер относится к революционным событиям: с одной стороны, это жуткий «черный ветер», уносящий все старое, с другой — ветер, несущий перемены, новую жизнь И надежду:

Черный ветер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

Нет человека на ногах.

Ветер, ветер —

Для всего божьего света.

Поэзия Есенина … Чудесный, красивый, неповторимый мир !. . Есенина было пятнадцать лет, когда он писал стихи: Где грядки капусты красная вода поливает восход солнца, Кленночес маленькую матку сосет зеленый ослик.

Основными темами стихов Есенина были: n Природа N Родина N Дом n Жизнь N Любовь Текст

И вся эта сложная гамма чувств, пронизанных любовью к своей Родине, которую всегда Томила, терзала и сталкивалась чистая душа поэта: «Я люблю свою Родину, я очень люблю свою Родину!»..

По теме: «Родина» написаны такие стихи как: n «Край Любимый, сердце прострелено» n «Гой ТЫ РОССИЯ МОЙ РОДНЫЙ» N «Край ты мой заброшенный» n «Эту улицу я знаю».

Край любимого! Сердце забито Солнечными источниками в водах Лоны. Я хочу заблудиться в зелени вашего хранилища. На кране, в курсе и риза Каскаса. А Иву зовут — кроткими монахинями. Дымит тучи болото, ничего в небесном рокере. С тихим секретом для кого-то я спрятал в самом сердце мысли.Я все встречаю, все принимают, рад и рад вынимать душу. Я приехал на эту землю, чтобы вскоре покинуть ее.

Гой ты, Русь, родной мой, хаты — в образе риза. . . Не видно конца и краев, только голубые глаза засасывают. Как богомол, я смотрю на твои поля. А низкие октальты звенят тополем. Пахнет яблоком и медом в церквях, Твои кроткие спасены. А жужжание за Корродом по лугам — веселый танец. Приведя мятный шов на выступ зелёного леха, я встречу, как серьги, я звеню смехом девушки.Если Святые Морщины: «Брось Русь, живи в раю!» Я скажу: «Мне не надо в рай, отдай Родину». №

Край ты мой заброшенный, Край ты мой, Пустошь, Сенокос — Затонувший, лес и монастырь. Хижина была осторожна, и все пятеро. Крыши были избавлены от светящегося свечения. Под соломой-ризо, стропилами ветровая плесень — это брызги на солнце. Окна бьют, не промахнувшись вороньим крылом, как вьюга, вишня машет рукавом. Разве это не сказка в жезле, чтобы сжечь твое и лучшее, что под вечер путешественник написал Ковыл?

Эта улица мне знакома, и вывеска этого невысокого дома.Сине-соломенные провода Наша духовка как-то дико и странно переворачивается за окно. Позвонил дождливой ночью. Были годы жестоких бедствий, годы жестоких, безумных сил. Вспомнил деревенское детство, вспомнил деревенскую голубизну. Я не искал ни славы, ни мира, мне знакома суетность этой славы. И теперь, когда глаза закрываются, я вижу только родительский дом. Я вижу сад в голубых слоях, Август спокойно смотрит в плечо. Держите липу в зеленых лапах птички гомон и щебетанец.Очень понравился этот дом деревянный, в бревнах нарастал грозный воздухозаборник, голос громкий и рыдающий, как умерший, живой. Что он увидел, верблюжий кирпич, в обновлении дождя? Увидел, увидел далекие страны, Спящие чужие и цветущие поры, Золотые пески Афганистана и Стеклянную Хмардж Бухару. Да, и я сам знаю эти страны, путь туда пролегал. Только ближе к краю вреда я хотел бы обратиться сейчас. Но была легкая зубная щель, все растворилось в голубом дыму. Мир тебе — солома поля, мир тебе — деревянный дом!

Призываю всех принять участие в акции и поставить свою подпись

ХАРАКТЕРИСТИКА

Страница 3 из 12

«Мои стихи живы одной большой любовью — любовью к Родине.Чувство Родины — главное в моем творчестве », — сказал С.Есенин основной теме своей лирики. Действительно, это тема любви к Родине — Россия — та красная нить, пронизывающая все творчество поэта. Жизнь на Родине. поэт помещает высшую жизнь в рай:

Если Святые Морщины:
«Брось русь, живи в раю!»
Скажу: «Мне рай не нужен,
Отдай мою Родину!»

Родина в творчестве Есенина разная, противоречивый ее образ и противоречивый национальный характер.С одной стороны, Россия — страна смирения и смирения. На страницах произведений Есенина образы нищих, богомолов, монахов, которые являются живым воплощением покорности судьбе («За горами, за желтыми долларами …», «Калики», «снова распространяют молчание. … «,» Я пойду к Скусьеру скромными чернилами … «и др.). Характерным адимаром пейзажа ранней есенинской церкви становится, а отличительной чертой Лексики является использование церковных слов «Осанна», «Анала», «Алтарь», «Власть» и других.
Однако в ранних произведениях поэта обнаруживается неоднозначность его отношения к странникам и Богомольцам. Итак, в стихотворении «Калики» звучит элемент пародии. Позже, у зрелого Есенина мотив смирения почти полностью исчезает. Его место занимает тема удаления, хулиганства.
«Залихатское», начало «грабежа», для Есенина — тоже отличительная черта России и русского народа. Мотив «снятия», «хулиганства» наиболее ярко проявляется в таких произведениях, как «Хулиган», «Признание хулигана», цикл «Московская Кабатская».
«Хулиганские» стихи поэта имеют самые разные оттенки. Он говорит об этом с подлинной трагедией: «Прокатилась дурная слава, что Сожжение Я и Скандалист», затем с мягкой иронией: «Хулиган Я, хулиган …» Иногда в стихах поэта мы замечаем шок:

Вот что это такое,
Никого не уважаю
Golden Plet Я песня
И лицо иногда бывает на юге.

«Грабительские» мотивы в лирике поэта следует понимать в свете его общего восприятия действительности.Согласно художественной концепции Есенина, грабитель как человек стоит выше обычного мещанина, заботясь только о своем благополучии. Грабитель живет «горящим», а обыватель — в постоянном страхе перед действительностью. Сам Есенин должен был из-за «грабить» одежду, чтобы «ярче гореть». Почувствовав, что может утонуть в спутниковом болоте, Есенин начал «скандал».
Еще одна особенность России и русских — анархическая, стихийная основа. В таких произведениях, как «Песня о Евпато Коловрате», «Мы», «Марфа Посаданный», Есенин, поэты «Русский волонтер».Последнее стихотворение наиболее характерно. Он противопоставляется изображениям Марты Плакат и московского царя Ивана Грозного. Симпатия автора явно на стороне Марты. Новгородская власть, население города, защищающее свободолюбивые заветы предков, притесняется самодержавной властью. Новгородский вечерний анархический строй хозяйствования, изображаемый автором как идеал, противопоставляется первому в истории России царскому беспорядку. Все в образе Марты, по авторскому замыслу, должно подчеркивать красоту и лупу:

Марфа на крыльцо правая нога понеслась,
Левая смыла кукой Сафьянова.
Чтобы быть так, — Кротко Полли, черные брови сдвинулись, —
Не брызгай струей производных Розанова …
……… ………… ……… ………… ………

Марфа поможет голос серебра …

Пока новгородский помещик, служащий ангелам, общается с Богом, пишет ему письмо и получает ответ: «Царь Московский вызывает антихриста». Иван Грозный вступает в сговор с сатаной, продает ему душу. Написано на бумаге, эта особенность, собственной кровью:

Чиркну царь гном фокус,
Я разрядил и зажал твою руку в пол.

В конце работы выражается вера в возможность реализации Священного Марфина Завета: «Надо удалить московский шум». Правильно звучит Король испытаний:

И пошли, бойцы, ловите счёты,
Ушёл Хер с королем:
Чтобы дать нам король ответ в соку
Чтоб не перекрыл новоградскую зарку.

В Марфе Посанице Есенин предстает как противник государственности и сторонник новгородской анархической системы самоуправления.
Наиболее сильно анархический принцип в творчестве Есенина проявился в его «революционных» стихах («Товарищ», «Пантократор», «Небесный барабанщик», «Окечих» и др.) Он поет гимн стихии, разрушающей мир. старые края и заказы. То, что я мечтала о Есенине в Марте Посанице, осуществилось. Везде слышно «Волховский звон и рваные бусы», в вселенском водовороте «сама… Волга, Каспий и Дон». Этот поток, неотъемлемой частью которого является также поэт, призван сломать и разрушить «мир действия силы масс»:

Небо встряхиваем,
Руки в средстве марки
И в тощий промежуток хлеба
Вдохни Стар Злак.

Поэт видит в революционном вихре чудесного избавителя «умирающее человечество, к которому он протянулся … как прокаженный и сказал:« Возьми своего и иди. «На руинах старого мира начинается чудесным образом Исцеленное человечество, уже не пребывающее« в слепоте воскресшего ». В напряжении ожидания светлого будущего, в изображении обработки преобразующего элемента, наконец, в картинах «вечная правда» на Земле, Есенин максимально приближен к одному из главных идеологов анархизма М.Бакунин. Очки отчаяния Есенина сродни Бакунинскому. Бакунин утверждал, что Христа нужно было посадить в тюрьму как ленивого и бродячего. А теперь Есенин грозит Богу «ущипнуть бороду» и «сверкнуть изо рта» «Тело Христово». Как известно, М. Бакунин воспринимал разрушение как творчество, утверждая, что «радость разрушения — это одновременно и творческая радость». Достаточно прочитать есенскую «Иноню», и становится ясно, что поэт мыслит теми же категориями. Он ссылается на возможность перевернуть и разрушить старый мир и наслаждается разрушением:

Сейчас на пиках звезды
я выхожу из тебя, земля!
……… ……… ………

… Весь воздух пить …
……… ……… ………

В обоих полюсах связано со снегом
Кричащая рука тикает.

Колено дать экватору
И, под бурями и вихрями плач.
Наполовину наш land-mater
Чувствовал себя младенцем Калач.

Русская стихия становится предметом пристального внимания поэта и в стихотворении Пугачева. Главный герой Заметок в этом произведении:

Кто скажет, что бушует
Бродяги и растопыри?
Это баффает россиян!

Эта копия меняет акцент на классового персонажа Рейзингса и подчеркивается ее общественной важностью.Означает ли это Пугачева? Или, точнее, Есенин? Очевидно, все та же «иррациональная, бесхитростная и непоколебимая», по мысли мыслителя и философа Н. Бердяева, стихия русской души.
Есенский Пугачев тершет себе иллюзию, что он сможет обуздать мятежников и взять восстание под контроль («пустить его в безводную степь, как корабль»), но это не работает: он сам становится жертвой восстания .
Даже в том же есенском стихотворении «Страна злодея» в образе героя называл себя анархистом.Это взрывной человек.

… Я гражданин Вселенной,
Живу как хочу! —

он говорит, посылая «к черту» состояние, «от которого он отказался, как от мысли о праздности, потому что он постиг … что все это договор, договор зверя, расписанный по-разному». Анархический протестный номах — это попытка отвлечься от реальности, бросить вызов миру, обманывая надежду человека на лучшую жизнь.
Не один в беде, в этом образе поэт раскрывает трагедию многих искалеченных революцией русских людей.

Банда! Банда!
По всей стране, —
говорит герой, —
Куда ни глянь, куда ни пойдешь —
Смотри, как в космосе,
На коне
И без лошадей
Я прыгну и пойду гостеприимные бандиты.
Все те же
Поданы как я …

Знакомьтесь, Есенин в Перу, тоже выходец из села, писатель П. Орешин сказал, что «ни один поэт не показал русской стихии с такой непреодолимой силой».
Еще одна важная черта России в восприятии С.Есенин — это религиозность русского народа. Однако следует подчеркнуть ту черту, которая отличала религиозность поэта и подавляющей части русской интеллигенции от православной религии. В христианстве Бог «Над нами», в системе координат Есенин он «впереди»: Царство Божие должно осуществиться не на небе, а в реальной земной жизни, в будущем. Название этого земного рая может звучать по-разному: «Социализм, или Рай», «Инонья», «Мениетарный рай», но суть не меняется.Каким бы богом ни молился человек: «Над нами» или тем, что «впереди», сам принцип, лежащий в основе любой религии, остается неизменным: вера, иррациональный человеческий опыт. «Мы верим, — писал Есенин в« Ключах Марии », — что чудесное исцеление теперь породит еще более просветленное ощущение новой жизни. Мы верим, что пахарь теперь разбьет окно не только глазом к Богу, но и таким же огромным, как глобус, глазом. «
Однако роль певца, художника, выразившего в своих произведениях наступление новых времен, Есенина не устраивает.Его мысли идут дальше — поэт вряд ли чувствует нового Мессию:

Смерть не сотворит
Ни копий, ни стрел дождя —
Так говорит по Библии
Пророк Есенин Сергей.

В обществе будущего ведущее место Есенин занимает искусство. Возрождение искусства — главная задача революции. «Люди должны научиться читать забытые знаки», — писал Есенин.
В будущем религиозные устремления поэта вызовут крах. Их ждет разочарование в жизни и пессимизм.
Еще одно важное качество врага — это вера в мессианском предназначении России.
Сама идея мессианства проистекает из факта нимов, способности русских просторов. Государство, занимающее пятую часть Земли, не может не играть решающую роль в жизни цивилизации, — очевидно, так рассуждал Есенин, к тому же его точка зрения была подготовлена ​​многочисленными предшественниками, сторонниками русской идеи, и мы можем приписывают подавляющему большинству русских мыслителей.. Вот что я написал, например, Н. Бердяеву: «Россия призвана быть освободительницей народов. Эта миссия заложена в ее особом духе», «Русская душа … Всегда суетиться о страданиях народа и весь мир, а мука не знает ее загустения »и т. д.
Поэтому, когда случилась революция, поэт решил, что теперь ему наконец-то наступил« Х »час. В «Советском звонке» Есенин объявил: «Загорелась звезда Востока». В «деревенском отряде» Россия провозгласила «неправды Третьего завета».Не в государстве, а на свете, поэт подумал: «Возрадуйтесь! На земле появилась новая купель! .. Пламя зародилось в мире во всем мире!» Не только русская действительность должна изменить революцию, она превратится жизнь по всей земле. Исключительную роль в изменении мировой цивилизации призван сыграть русский народ. В то же время поэт отрицал какой-либо смысл других народов в переустройстве земной жизни. Их «Сыновья не поймут» «нашего северного чуда», — сказал Есенин.Он даже угрожал:

И скажи тебе, Америка,
Падя половину земли, —
Страх на море бросает вызов
Железу, пускать корабли!

Не помешает чугунная радуга
НИВ и гранитная — речка.
Только женщина без воды
Дрель быть человеком.

Невозможно не осознавать опасность таких идей. Ведь они в конечном итоге сводятся к тому, что один народ имеет право навязывать свою волю другому народу.А Есенин заявляет: русские «голод, холод и каннибализм намного лучше» европейских северян с жизни. «На Западе все зашло в тупик», — говорит он. И если так, «спасет и восстановит их только нашествие таких варваров, как мы».
Вера в русский мессианизм относилась к Есенину из горячей любви к нему. страна и ее необузданные просторы. Чувство любви к последовательности поэта настолько сильное, что оно распространяется даже на те стороны жизни России, которые, возможно, не заслуживают любви.Итак, в стихотворении «О Родине!» Поэт заявил: «Люблю твои пороки, и пьянство, и грабеж …». А в работе «Небо голубое, цвет дуги …» писали:

Много тебя, Родина, Вспышка
Жогге и Томил в шахтах сырье.
……… ……… ……… ………

Просто верю: не выжить
Кто любит свой сторт и тюрьму …
Вечная правда и гамон леса
Радовать душу под звоном оков.

Есенин не делал разницы между сильными сторонами Родины и ее мнимыми достоинствами.Его полностью разделяла точка зрения В. Розанова, который утверждал, что счастливая и великая Родина любит любить великое, и что мы должны любить ее, когда она слаба, Мала, униженная, глупая, наконец, даже порочная. .

«Я люблю свою Родину, я очень люблю свою Родину» (на страницах стихов С.Сенина и А.Блока)

Большинство поэтов «Серебряного века» затрагивают

ваших работ на тему любви к Родине. Начало ХХ века — время борьбы старого и нового, время больших поворотов в истории России.И конечно, Сергей Есенин и Александр Блок не могли остаться равнодушными к судьбе своей страны. Уже в ранних стихах этих поэтов мы видим, насколько сильна их любовь к русской природе до родного края. Природа и Родина неразделимы в своем творчестве. Своеобразие стихов Есенина в том, что им дано ощущение единства человека с окружающим миром. В сердце Есенина с юных лет пахло Россией. И костровая заря, и плещущиеся волны, и серебряная луна, и ржавчина

камыша, и необъятная небесно-голубая, и голубая гладь озер — вся красота родного края с годами была в стихах, полных любви к земле русской.Автор в дружеской беседе с Кленом, с любовью говорит о ветерке, нежно разговаривает с березой. Через эти пейзажи передана огромная любовь к Родине:

О России — Папа малиновый

И синий, падающий в реку —

Люблю к радости и боли

Твоя тоска по озеру.

Самобытное творчество А. Блока наполнено таким же неиссякаемым любовным чувством. Поэт в стихах

любуется русской природой, преклоняясь перед ее красотой, перед ее необыкновенной шарманкой и в то же время простотой:

Это единственный — Россия… Подробнее Леса, Поляны,

И капа, и шоссе,

Наша Русская дорога,

Наши Русские Туканяны,

Наши шорохи в ОВЭ …

Блок говорит о единственном, что он спасает его в нем

трудное время, которое выносит из «Столичного Круга Бытия»,

то, что болит в душе мир и покой.

В произведениях блока мы чувствуем его любовь к русским и гордость за него, понимаем, насколько искренне

переживаю блок за судьбу многострадального русского

Сердце земное снова будет

Но встречу накачку.

Я держу меня к людям на заброшенном

Необработанная любовь.

Мы находим нечто подобное в даненских стихах. С раннего детства он был привязан к деревне, к простому русскому народу. Для меня стихи Есенина — пример безграничной преданности Родине: в тяжелые исторические времена Есенин не отказался от своей Родины, приняв Октябрьскую революцию. В своих стихах он сравнивал это время со штормом, с водоворотом, который сеял панику по всему миру, который сносил все на своем пути: Понакликали черные вороны: Ужасные беды Широко просторные, просторные лисицы леса во все стороны, волны Savan Foam с озерами.

Не только Есенин сравнивает эти страшные времена по бороде, ветру. Те же чувства нашли отражение в поэме «Двенадцать блоков».

Поэма «Двенадцать» объединяет все основные темы блочной поэзии. Единица двойника относится к революционным событиям: с одной стороны, это ужасный «черный ветер», уносящий все старое, с другой — ветер, несущий перемены, новую жизнь и надежду: черный ветер. Белый снег. Ветер, ветер!

Нет человека на ногах. Ветер, ветер — весь Божий свет.

Оба поэта всей душой, всем сердцем хотели помочь России. Есенин в патриотической импульсивности пытается прилепить часть адекватности к своим молодым плечам, и поэтому некоторые его стихи звучат как клятва верности расколу: если святая святая чистая: брось Русь, живи в раю! Скажу: рай мне не нужен, пусть родина моя,

Блок в его желании помочь призывает к действию. В его стихах чувствуется невероятная активность, желание что-то изменить и огромная вера в будущее: Ой, я хочу жить безумно: все виновные — увековечить, безлично — войти в это, нестабильное — перевести.

И Есенин, и блок мечтали о счастье своего народа, хотели видеть Россию свободной и великой. Мы чувствуем это в их стихах. Есенин писал: «Моя лирика живет одной большой любовью — любовью к Родине». Или словесный блок: «Я сознательно и бесповоротно посвящен жизни». В поэтическом блоке и Есенине ни одно поколение уже не очень важное и близкое, учится любить свою Родину:

Есть ответ, в котором стихи трепещут: их тайная лихорадка поможет вам жить.

Не все умеют петь, не каждому дано яблоко упасть к чужим ногам. Это величайшее признание хулигана. Я орудие быть проницательным, с головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваши души злая осень, Я люблю зажигать во тьме. Мне нравится, когда в меня влетает камень Брани, как град губительной грозы, я просто сильнее моих волос с моими волосами с качающимся пузырем.Так хорошо, потом вспоминаю заросший пруд и хриплую звенящую ольху, что где-то у меня есть отец и мать, которым наплевать на все мои стихи, что дороги, как поле и как плоть, как дождь, что весна взрывается зеленью . Они бы подошли к тебе за каждый крик, брошенный в меня. Бедные, бедные крестьяне! Вы, наверное, стали некрасивыми, так как боялись бога и болотных недр. Ах, если бы вы поняли, что ваш сын — лучший поэт в России! Неужели ты на всю жизнь не безразличен к своей душе, когда босиком он в лужах осеннего макале? А теперь идет цилиндр и лакированные туфли.Но он живет в нем как бывшая правая деревенская хулиганка. Каждая корова от вывески мясного цеха находится вдалеке. И, встретившись с кабрилами на площади, вспомнив запах навоза с родных полей, он готов нести хвост каждой лошади, как петлю свадебного платья. Я люблю свою родину. Я очень люблю свою Родину! Хотя есть в ней печальная ржавчина. Мне нравятся любопытные свиньи. Древесные кексы и в тишине. Ночной звенящий голос жабы. Болею нежно вспоминая детство, апрельскими ночами мечтаю хмар и сырье.Как будто на корточки, я сел на наш клен перед костяной зарей. Ой, сколько я на нем яиц из гнезда Воронен, курил на суке, украл! Теперь все то же самое с зеленым верхом? Все еще моя кора? А ты, любимый, верный пес пеги ?! Ты от старости стал визжащим и слепым и бродишь по двору, Вушиный хвостик, немного забывая, где двери, а где Хлев. Эх, как дороги все эти проказы, когда на мать, вытащив источник хлеба, мы сразу ее кусаем, ни капельки друг друга не смущали.Я все такой же. Мое сердце все равно. Как васильки на ржи, распускаются на глазах. Стихи стели гратина рогож, хочу сказать вам нежные. Доброй ночи! Всем спокойной ночи! Прижал к траве сумерки Дури Скит … Я очень хочу быть из окна луны ………. синий свет, свет такой синий! В этом синем даже не жалко умереть. Ну так какой же я циник, прикрепивший фонарь к заднице! Старый добрый, привел Пегаса, мне твоя мягкая рысь нужна? Я пришел как суровый хозяин, потрогать и прославить крыс.Мой танк, как и Август, наливает крепкие волосы вином. Я хочу быть желтым парусом в той стране, где мы плывем. Ноябрь 1920.

Заметки

    Признание хулигана (с. 85) .- исп. Hul .; Сб. «Золотой кипяток», М., 1921, с .; RJ. к.; Грж .; Изобразительное искусство. SC .; Ст. 24.

    Белый автограф (Рагали) — среди текстов рукописного сборника стихов Есенина (1922), описанного в комментарии к «Кобыльским кораблям» (Наст. Томь, с. 377).

    Отпечатано на наб.Бывший. (вырезка из Геж.). Датируется рч. К. Эта же дата — в Sp. Привет. и сб. «Золотой кипяток»; В наб. Ex .- Авторский помет: «двадцать».

    Первое из известных упоминаний стихотворения как законченного эссе содержится в письме Есенина Иванова-Дисонника от 4 декабря 1920 года.

    И.И. голос хриплый, иногда переходящий в шепот, очень внятный; иногда в голосе звучала медь.Букву «Г» Есенин мягко проигнорировал как «х». Историю думать и всматриваться в какого-то видного Рязанского дал ему, он чуть не прошептал бурю из «исповеди»:

    Бедные, бедные мужики!
    Ты, наверное, уродлив стал,
    Тоже Бога побаиваешь …

    «А недра болота …» — загадочным шепотом закончил он, произнося «О» с особой почтительностью. Со сцены он, напротив, прочел громко, немножко «Окей» (pro., 2, 38). На публичном чтении «Признания хулигана» в Париже (Театр Р.Дункан, 13 мая 1923 г.) один из рецензентов писал: «Есенин сам хорошо читает свои стихи. Он бросает вызов всем и каждому: и Богу, и Америке, и публике — и всем. Это особенно хорошо в его« Хулиганской исповеди ». — смесь сентиментальной нежности с необузданной дикостью »(газ.« Последние известия », Париж, 1923, 15 мая, № 939; подпись: Мичиган).

    «Введение» в ст. СК., Куда входило «Признание хулигана», начиналось такими словами Есенин:

    «Я чувствую себя хозяином в русской поэзии и поэтому в поэтической речи слов всех оттенков нет нечистых слов.Есть только нечистые представления. Не у меня есть смущение от произнесенной мной смелой речи, а у читателя или у слушателя »(20 марта 1923 г.).

    Так поэт ответил некоторым своим критикам, которым, по мнению В.Г. Шершевича ( обратился к Есенину): «Очень тяжело, что ты любил странные слова, типа« жопа », что-то нехорошо с луной» (в кн .: Шершевич В. «Кому я рука» ,, с. 47) .Помимо последнего, напечатанного по этому поводу В.Н. Архангельский (Ж. Саррабиан, Саратов, 1921, № 3, октябрь, с. 4), А. Толстого (журнал. «Новая русская книга», Берлин, 1922, № 1, январь, с. 17), И.Н. Розанов (в сб. «Литературные отзывы», М., 1923, с. 72), З. Н. Гиппиус (журнал. «Современные заметки», Париж, 1924, XIX, с. 237-238; подпись: Антон Экстрим), А.И. (в сб. «Чет и Университет», М., 1925, стр. 36).

    Развернутое толкование обращения Есенина к «нечистым словам» дал один из критиков: «… когда поэт-крестьянин хвастается:« Неверно, интересно для вас зиником, напавшим на фонарь? «, вот животное и пошлое, хотя и циничное, но только в строгом смысле слова, в котором философы из Керенаики имели в виду в Греции, — циничное лицо самой нашей современности, лицо нашей жизни, но ни в коем случае. Имеется в виду, конечно, не эротическая экономия «Альков».

    И именно в этом смысле я считаю, что вульгаризация современного художественного слова имеет значение революционный феномен социальной сущности Который состоит в первом творческом дерзании новых классов, «семи пар нечистых»: вульгаризация неизбежна в нашей культурной отсталости и безграмотности) примесь Есенинского «Хулигана и Хамы» к Бунтару и Революционеру, Опошление — трагический примитив, к которому прибегает Художник, чтобы продвигать и упрощать бесконечно искушенного повелителя пережитых нами социальных катаклизмов.Это его объяснение; Возможно, в этом и его оправдание … »(журналы.« Art Thought », Харьков, 1922, № 10, 22-30 апреля, стр. 8; подпись: Эльвич).

    Эти слова проливают свет и на внутреннее. драма «Хулиганская исповедь», явно ощущаемая многими из тех, кто писал о стихотворении. Среди затронутых этой темой были ПСКАН (КР. Ноябрь, 1922, № 3, Май-июнь, с. 254, 257; teetr. Glm) , В. М. Чернов (газ. «Голос России», Берлин, 1922, 16 апреля, № 943), И. Г. Ренбург (журнал. «Новая русская книга», Берлин, 1922, вып.1, январь, стр. 17; Раскрой — Тетр. Глм), В. Львов-Рогачевский (в своей книге. «Новейшая русская литература. 2-е, сн. И доп., М. (регион: М.-Л.), 1924, с. 326), Н. Светлов (газ.» Русский голос », Харбин, 1924, 5 августа, № 1181; подпись: нс-в). Для VP Draft очевидна преобладание драматизма в тональности стихотворения:« Сам Есенин деревенская одежда мало меняет. Иногда это не известно. Чувствуется, что он безнадежно (может быть, благодетель своего будущего?) Завладевает и прелестями города, и хотя внутренне все еще быстрее, он, не ускоряя новые ценности, только потерял своего наивного, первичного певца, который смеялся и не имел это раньше в нем.«А теперь я иду в цилиндр и в лаковых туфлях» — это уже звучит для него как для поэта какая-то неуловимая драма … »(Журнал.« Сибирские огни », Новониколаевск, 1922, № 2, май -Июнь, с. 140-141) Как бы продолжая мысль В. П. Поссочина, А. В. Бахрах отмечал: «Но у него есть залог спасения. Это то, что

    Так ну тогда вспомни меня
    Заросшие прудом и хриплой звенящей ольхой,
    Что отец и мать где-то живут мне
    Кому плевать на все мои стихи.

    Это его спасет — ощущение, что ему самому иногда «плевать» на все это — это помимо него — поэзия Натода, потому что он Моцарт в поэзии. Было бы слишком болезненно думать, что его вдохновение исчерпано, что краска выцветает из-за того, что он больше не выходит из тупика »(alm.« Strugges », Берлин, 1923, стр. 204; teetr. Glm).

    Строки «А теперь он переходит к цилиндру // и лакированной обуви» стали отправной точкой для двух замечательных отзывов.Автором одной из них был И.Г. Иренбург: «Есенин, обращаясь к старикам к родителям, не без хвастовства говорит, что он, прежде размазанный босиком по лужам, теперь влезает в цилиндр и в лакированные туфли. , да можно быть портретистом, пренебрегая росписью костюма, цилиндра, «имуди» и хроникой московских скандалов, делать лицо поэта. Сразу переходим В будничную и унылую, в хулиганство. озорной в деревне за деревней, до любви к животному, простой, в простоте мудрого.Ах, как хорошо после Абиссии и Версаля попасть прямо в Рязань! »(В его К.Н.« Портреты русских поэтов », Берлин, 1922, с. 83; тетпер. Вырезка. Глм.).

    Еще одним откликом стало стихотворение Н.А. Квева« Четвертый Рим »(ПБ., 1922, отдельное издание) , проникнутые неприятием есенинского «ИМАЖИНИЗМА». Стихи о «цилиндре» и «лаковых туфлях» не только стали эпиграфом ключевого стихотворения, но и прошли через это эссе как своего рода припев: «Я не делаю» Не хочу быть известным поэтом… »;« Не хочу закрывать цилиндр // Лесная особенность рогов! »;« Не хочу быть лакированным поэтом // с обезьяньей славой на лбу! »(Подробнее об этом : Субботин С.И. »« Я слышу твою душу … »: Николай Клюев о Сергее Есенине. — В сб.« В мире Есенина ». М., 1986, с. 519).

    В отличие от Н.А. Клюва, который воспринял «Хулиганскую исповедь» как «предательство Мужицкого Корни» (определение Л.Д. Трекцкого), последний отнесся к стихотворению Есенина прежде всего как литературный феномен: «Его озорство, даже чисто литературное (« Исповедь ») , не так уж и страшно »(Троцкий Л.«Литература и революция», М., 1923, с. 47-48). Постановления И. Розановой (Журнал. «Народный учитель», М., 1925, №2, февраль, с. 114; подпись: Андрей Шипов) и И.М. Машбиц-Верова: «… По сути, хулиганство чуждо. его творчество — это нежная лирика. Вот почему, вопреки сознательной тенденции поэта, его «хулиганские номера» — обнесенные стеной, неудачные и особо запоминающиеся, художественные и убедительно нежно-лирические места; именно поэтому эти места изобилуют «Исповедь Хулигана» (Жул.«Октябрь», 1925, № 2, февраль, с. 142-143; выделено автором). Еще раньше он говорил в том же духе. А. Бушиков: «Слушайте только как нежное, может быть, с незначительной надбавкой, привлекло Есенина к старому, доброе, принесенное Пегасу …» (журнал. «Вещь», Берлин, 1922, № 1/2, март-апрель, стр. 10).

    Спустя четыре года после создания «Признания хулигана», уже стало известно о том, насколько произведение инкредитованное значение. Анонимный критик отмечал: «…« Признание хулигана », последние «городские» стихи С.Сенин останется в русской поэзии, займет в ней ноль место зазвучит в ней своеобразная, неповторимая мелодия. «Городские» стихи укрепляют право на звание одного из лучших текстов нашей эпохи. Очень печально, может быть, один из наших лучших поэтов обрел себя в тухлой атмосфере Богемии, но тем не менее это так »(журнал.« Вестники литературы и жизни », М., 1924, № 4, стр. 229; выделено автором) .А через год В.А. Красильников утверждал, что «признание хулигана» звание «лучшего поэта России» стало обозначением его литературной должности.У такого обозначения есть основания. Из современных поэтов Есенина и Б. Пастернака можно отнести к большим школам существующие, правда, неорганизованные »(ПИР, 1925, № 7, октябрь-ноябрь, с. 112). : «… Любовь к Родине … Он признался даже в виде хулигана:« Я люблю свою Родину, я очень люблю свою Родину! »Его горе было в том, что я не смог ее назвать: он бросил вызов России , и Мужская Россия, и Социалистическая Иноня, и азиатский разброс пытались принять даже С.С.С., — ни одно верное имя не приходило ему в рот. Россия . Это была его главная ошибка, не злая воля, а горькая ошибка. Здесь и завязка, и раскрытие своей трагедии »(журнал.« Современные заметки », Париж, 1926, Xxvii, стр. 322; выделено автором).

    Летом 1922 года, находясь за границей, Есенин начинает сотрудничество. с поэтом Ф. Элансом, который вскоре не только написал о нем статью «Великий современный русский поэт: Сергей Есенин» (Журн. «Le Disque Vert», Брюссель, 1922, №4 августа; Частично сохранилась вырезка — тетре. Глм), но (совместно с М. Милославской) перевел на французский ряд бессмысленных произведений. Эти переводы составили сборник «Confession d’Un Voyou» (Париж, 1922; 2-е изд., 1923), который открывал стихотворение «Признание хулигана», давшее название книге в целом.

    Ф. Элленс представил свое «Предисловие», где, в частности, отметил, что «Хулиганское признание» «звучит двумя мотивами — резким и нежным: поэт бушует, как ураган; Тот Сассестат, как утренний ветерок в молодости». листва.В этих бессознательных проявлениях основные черты его поэтической натуры. Здесь мы видим яркое выражение его чувств: он чихает, поет, колеблется и мурлычет с животной энергией и грацией. Частично это творение Есенина обращено в прошлое в своих истоках, хотя по своему выражению весьма современно, но по очерчиванию интимное является чисто «(Пер. Е.Н. Чистякова. — Газ.» Святая Русь «, Липецк, с. 1994, 14-27 апреля, № 13-14, стр. 12)

    Примерно в то же время Есенин познакомился с Фернаном (полное имя — Фернан Жак Поль) Дивуаром, французским поэтом, теоретиком балета и журналистом, который позже, по словам современнику », часто встречался с С.Дженин в Париже »(Хад, ф. А. Батов). Ф. Дивар, читая перед выходом в свет сборник« Confession D’Un Voyou », назвал стихи Есенина« Свежими, деревенскими, грубыми, не имеющими с нами аналогов. »(Газ.« L’Intransigent », 1922, 27 сентября; подпись: Les Treize; вырезка — тетпер. Glm). 7 октября 1922 года в той же газете появилась небольшая рецензия на уже вышедшую книгу Есенина (teetr. Glm)

    В сборнике «Anthologie De La Nouvelle Poésie Française» (Париж, 1924, с.214-215), Ф. Дивайр дал первое издание своего стихотворения «Есенин» («Есенин»), эпиграф к которому взяты строки «Хулиганское признание» («… ваш сын в России // лучший поэт. ! «):

    Человек великий поэт безумный rus
    Прост, как стальной топор.
    Забавно тебе, хулиган, гуляй,
    , что в Pharaka можно продавать песни и тереться,
    и с жаром связываться озорным
    Мы говорим о коровах, о запахе молока.
    Смеясь, напьешься, в глазах подъезда:
    «Я вор!»

    Хорошо на сенокосе в темноте
    тяга, как от вымени, жаркое,
    Коровий запах такой свежий и простой.

    А я знал ученого и знал
    Что ты, повезло, и не слышал,
    а у меня все сокровища людей
    Движущаяся связка поддельных ключей.
    Не чувствуя, не думая
    И веселая принцесса вспышка.
    Сколько богатств растет, печаль,
    Найти настоящую мысль в цвету.

    Сколько богатств пылает, печаль,
    Раскрыть настоящую мысль в цвете.

    Ой, как тебя украсть
    Твои коровы

    и твоя простота!

    (В кн .: «Запад и Восток: сб.Всесоюзное общество культурной коммуникации с заграницей. Первая книга — это первая и вторая. М., 1926, с. 71, перевод Б.А. Пеццис; перед текстом перевода нет эпиграфа).

    Не заимствовано — без обводки.

Опции

Автограф белый (Рагали).

Сергей Есенин. Сборник стихов — стихотворение вагалца

Есенин СЕРГЕЙ
Сборник стихов

Перевод Алека Вагапова

——————————————— ——

Содержание

Алый свет заката…
Ночь
Невозможно восстановить то, что ушло…
Моя жизнь
Звезды
Ты плакал тихой ночью…
Начали шуршать трости…
Посвящения Троице.Утренний обряд пушки …
Я пастырь, и мои салоны …
Белый — толстовка, а красный — пояс …
Я устал жить на своей земле …
Ведьма
Я вернулся домой . Моя дорогая земля …
Я не буду блуждать около
Там, за желтыми полями …
Как дым в комнате, которую вы не видите …
Я верю в счастье …
Серебряный колокольчик, ты поешь …
Я покинул свой любимый дом …
Там глупое настроение …
Серебряная дорога, интересно, где…
Моя любовь изменилась. Я знаю, что ты чувствуешь…
Не жалею и не плачу…
Пой, старик, под кровавую гитару….
Не обману себя…
Да! Это улажено! Теперь и навсегда…
Лазурное пространство горит вверху…
И эта улица, и этот домик
. Грустно смотреть на тебя, любовь моя…
Давай сядем сюда, моя дорогая
Тебя уже использовал кто-то другой…
Мы навсегда уйдем из этого мира …
Не мучай меня холодом и жесткостью …
Домик с голубыми ставнями …
.Письмо к матери
Теперь моя печаль не прольется на звон…
Письмо к женщине
Златая березовая роща затихла…
Метель плачет, как цыгане…
О, клен мой, замерзший Жесткий и голый…
Голубой туман, просторы засыпаны снегом…
Голубая ночь, и луна скользит…
Заснеженная равнина, и…
Сугроб, нагроможденный, теперь хрупкий И Черствый …
Не падай, моя звездочка, продолжай сиять …
Жизнь хитра с чарующим пафосом …
Я не забыл тебя, дорогая…
Цветы прощаются со мной …
Листья падают здесь и вон …
Не заставляйте улыбаться, девочка …
Снег кружится живо и сильно …
О, какая ночь ! Я не могу спать …
Не смотри на меня так укоризненно …
Ты меня не любишь и не испытываешь сострадания
Может быть, слишком поздно или, может быть, рано …

—- ————————————————— —————————

***

На озере появляется алый свет заката.

В лесу плачут куропатки, не спят.

Спрятанная в дупле, плачет иволга.

Не хочется плакать, свет в душе.

Вы выйдете встретить меня днем,

Мы сядем там под стогом сена.

Я тебя поцелую и прижму, как любящий мальчик!

Нельзя винить человека в том, что он опьянен от радости.

Ты бросишь свой платок, пока я крепко тебя обниму,

Я буду держать тебя навеселе в кустах всю ночь.

Пусть птицы плачут, пока мы шею и греемся

В пурпурных сумерках есть счастливая тоска.

1910

Ночь

Усталый день опускается, медленно убывает,

Шумные волны теперь утихают.

Солнце село, луна плывет

Над миром, поглощенный и неподвижный.

Долина слушает лепет

Мирной реки в долине.

Лес темный и изгибающийся, дремлет

Соловьиной трели.

Река, прислушиваясь и лаская,

Бесшумно разговаривает с берегами.

И вверху раздается перекат,

Веселый шелест спешки.

1910 -1912

ТО, ЧТО УДАЛОСЬ, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЕРНУТЬ

Прекрасная ночь Я никогда не верну это,

И я не увижу свою сладкую драгоценную любовь.

А песня соловья, я не услышу,

Веселая песня, что она пела в роще!

Эта сладкая ночь прошла безвозвратно.

Ты не можешь сказать этого: пожалуйста, вернись и подожди.

Осенняя погода сейчас установилась на местах,

С непрерывными дождями, сыро и мокро.

Крепко спит в могиле моя возлюбленная

Сохраняет любовь, как прежде, в своем сердце.

И как ни старайся, осенняя метель

Не может разбудить ее ото сна, плоть и кровь.

Итак, пение соловья закончилось,

Когда певчая птица обратилась в бегство,

И теперь я не слышу эту прекрасную песню,

Которую она пела в ту сладкую прохладную ночь.

Исчезли и пропали радостные эмоции

То, что я испытал в те дни и задумал.

Все, что у меня есть, — это холод совести.

То, что пропало, уже не вернуть.

1911-1912

Звезды

Звезды маленькие звездочки, ты такой высокий и такой ясный!

Что в тебе такого захватывающего?

Звезды, погруженные в задумчивость, такие сдержанные, как ты выглядишь,

Что за сила делает тебя таким соблазнительным?

Звезды, звездочки, ты такой плотный и такой твердый!

Что делает вас таким замечательным и привлекательным?

Как вы, небесные тела, можете себе это позволить:

Пробуждая жажду и желание учиться?

Почему, когда вы сияете, вы милы и приглашаете сразу же в свои широко распахнутые объятия?

Радостное сердце, такое милое и манящее,

Небесные звезды, такие далекие и такие далекие!

1911-1912

Моя жизнь

Оказывается, моей жизни суждено мучить;

Мой путь заблокирован горем и невзгодами.

Моя жизнь была отрезана от веселья и удовольствий,

Моя грудь страдала от досады и ран.

Кажется, мне суждено страдать от боли.

Все, что у меня есть в этой жизни, — это невезение и несчастье.

Я достаточно пострадал в этой жизни, и снова

Мое тело и душа подверглись пыткам.

Пространство, обширное и туманное, обещает радость,

Вздохи и слезы, однако, являются реальным решением.

Грянет буря, гром — о мальчик! —

Разрушит сочные волшебные иллюзии.

Теперь я знаю обман жизни, и тем не менее

не хочу жаловаться на невезение и несчастье.

Чтобы моя душа не страдала от горя и горя,

Никто и никогда не сможет помочь мне избавить меня от пыток.

1911-1912

***

Ты плакал тихой ночью,

Те слезы на твоих глазах, которые ты не скрывал,

Мне было так грустно, это была настоящая беда,

И все же мы не могли преодолеть недопонимание.

Теперь ты ушел, я здесь, один,

Мои мечты поблекли, потеряли оттенок и цвет,

Ты оставил меня, и снова я совсем один,

Без ласковых слов и приветствий, в моя гостиная.

Когда наступает вечер, я часто, увенчанный рутой,

Прихожу сюда, на место наших свиданий,

И во сне я вижу тебя

И слышу, как ты горько плачешь, моя дорогая.

1912-1913

* * *

На берегу зашуршали трости,

Девушка-принцесса плачет с бледным, пустым лицом.

Красивая девушка скандировала «любит меня — не любит меня»,

Нетканые цветы плывут по реке.

Она не выйдет замуж позже весной,

Гоблин предсказал очень пугающую вещь.

Мыши так сильно ободрали березу от коры,

Девочку со двора напугали.

Лошади дерутся, так угрожающе кивая головами,

Ах, темные волосы — это то, что гоблин действительно ненавидит.

Запах благовоний исходит из близлежащих рощ,

Громкие ветры поют свои панихидные песни.

По берегу реки она грустно ходит вокруг,

Как пенная волна плетет ее саван.

1914

* * *

Троицкие молитвы. Утренний артиллерийский обряд,

Березки в роще залиты звенящим светом.

Сельчане идут после праздничного сна,

В курантах ветра круче пьянящий родник.

На оконных стеклах полосы и ответвления.

Я буду плакать цветами над скорбями и болью.

Пойте, птицы, плачущие, я буду подпевать,

Мы отправим в пыль мое детство этой песне.

Троицкое сияние. Утренний артиллерийский обряд,

Березки в роще залиты звенящим светом.

1914

***

Я пастух, и мои гостиные

Это взъерошенные края пастбища,

Склоны зеленых холмов и борозд,

Балки, с гулким криком дупелей.

Желтые пенистые облака опоясывают

Сосновый лес с кружевными узорами,

Пока я слушаю, слегка мечтая,

Шепот сосен.

Тополя росистые, мягко колышущиеся,

Сияют зеленью на сцене.

Я пастырь, и жилище мое

Это нежное зеленое поле.

Коровы приветствуют меня и приветствуют болтовней

Кивают языком.

Ароматные цветы манят

Любезно к речным местам.

Забываю все горе и заботы,

На куче веток мечтаю.

Солнцу молюсь,

Причащайся у ручья.

1914

* * *

Белый — толстовка, а красный — пояс,

Я собираю маки, которые начинают краснеть.

Глубоко звучит хоровая песня,

Я знаю, что она сейчас там и подпевает.

Она плакала, я помню, входя в хижину:

«Ты красивый, но ты мне не по сердцу.

Ветер зажигает кольца твоих кудрей,

Кисть отдала кому-то другому ».

Я знаю, что она меня не любит и заставляет меня чувствовать себя маленьким:

Я танцевал меньше других и меньше всего пил.

Я стоял у стены и был смиренным и грустным,

Пока они были пьяны и пели, как сумасшедшие.

Ему повезло, он один из тех наглых мужчин, —

Его борода то и дело прилипала к ее шее.

И грациозно присоединившись к кругу танцоров,

Она рассмеялась мне прямо в лицо.

Белый — толстовка, а красный — пояс,

Я собираю маки, которые начинают краснеть.

Сердце ее, как мак, цветет.

Это не для меня, что она поет эту песню.

1915

* * *

Я устал жить на своей земле

С скучными полями и ароматной гречкой

Я навсегда покину свой дом, и

Начну жизнь вора и бродяги.

Я пойду сквозь серебряные завитки жизни

В поисках убогого жилища.

Мой лучший друг точит свой нож

На мне. Причина? Ничего не поделаешь.

Извилистая желтая дорога пойдет

Через залитое солнцем поле цветов,

Девушка, чьим именем я так дорожу,

Выгонит меня из ее дома.

Я вернусь домой, чтобы жить

и увижу, как другие будут счастливы,

Я повешусь себе на рукав,

В зеленый вечер это произойдет.

Шелковые ивы у забора

Низко склонят свои верхушки, нежно,

Под лай собак, друзья мои,

Немытый, меня прямо похоронят.

Луна будет парить в небе

Бросить весла в воду…

Как всегда, Россия получит

И плясать и рыдать каждый квартал.

1915

Ведьма

Белая и растрепанная, она выглядит возмутительно,

Бегает, бойкая и смелая.

Темна ночь, она до смерти напугана, и

Облака, как косынки, накрыли полумесяц.

Ветер истерически кричит,

Вихря, как выстрел, вглубь леса.

Елки грозят ударить копьем

Совы спрятаны и вопят от страха.

Размахивая лапами харридана, она кричит.

В небе звезды мигают из облаков.

Змеи, как кольца, свисают с ее волос,

Вьюга кружится, она кружится в воздухе.

Звенящие сосны заставляют ведьму плясать и плакать.

Облака темнеют, когда они, дрожа, проплывают мимо.

1915

***

Я вернулся домой.Моя родная земля

Задумчивая, разливается кругом!

Сумерки машут своей белоснежной рукой

Приветствовать меня из-за холма.

Седание хмурого дня

Плывет над моим домом, и

Вечер наполняет меня тревогой

Как непреодолимая мука.

Над церковью, над куполом,

Спала закатная тень.

Мои дорогие друзья, я вернулся домой,

И больше не буду вас видеть.

Годы пролетели как вихрь,

А где вы, друзья мои, интересно?

Все, что я слышу, это шум

воды у мельницы вон там.

И часто, сидя у очага,

под звук треска осоки или чего-то еще,

Я молюсь дымящейся матери-земле

О том, чтобы те, кто пропали без вести, навсегда.

1916

***

Вон там, за желтыми полями

Впереди тянутся деревни.

Вот лес и сочный закат

И забор из ниток крапивы.

Там над куполами храма

Бирюзовая пыль неба,

И ветер треплет траву, влажный и ласковый,

Как доносится из озер поблизости.

Это не для песни долины

Что я люблю эту разливу зелени,

Как журавль, я влюблен в аллею

И монастырь на вершине холма.

Когда лазурь становится туманной и цветет,

И закат над мостом нависает.

Я вижу тебя, моя странствующая женщина,

Иди поклонись кресту и умоляй.

Целомудрие — это жизнь в монастырской деревне,

Общественная молитва поглощает всех вас,

Молитесь перед образом нашего Спасителя,

Проповедуйте Богу за мою падшую душу.

1916

***

Как дым в комнате ты вне поля зрения.

Со смиренным сердцем буду молиться за тебя.

Твой овсяный образ питает мою душу,

Ты мой помощник, мой друг и все такое.

Мир засевается солнечным пламенем

Святая истина не имеет имени.

Песок мечты держит время,

Вы добавили новые крупинки к возвышенному.

Слова растут на пашне,

Зеленый ковыль смешан с мыслью.

На твердых мускулах поднятых рук

Звук возводит белые церкви в землях.

Души с радостью топчут твое сияние

И видят твои шаги по недавнему снегу.

Но самоуничижение и угасшее рвение

Из выпавших еще милее.

1916

***

Мы навсегда покинем этот мир,

Отдохнуть в мире и покое. О Боже мой!

Может быть, еще надо будет как следует

Собирать вещи готовясь к дороге.

Ох, мои березовые рощи! Потрясающие картинки!

О, родная моя земля! Мои песчаные равнины!

Перед лицом толпы смертных существ

Я не могу скрыть свою боль.

Меня переполняли любовь и восхищение

За то, что олицетворяет душу.

Мир осинам, потерянным в созерцании,

Раскидистые ветви, глядя на мелководье !.

Я думал в тишине дни и часы,

Я писал песни. И я не горюю.

Я счастлив в этом мрачном нашем мире

Иметь возможность дышать и жить.

Я счастлив, я поцеловал женщину,

Я спал в траве и на клумбе,

И я никогда, как порядочный человек,

не бил собаку или котенка по голове.

Неизвестная земля! Никаких цветущих картинок!

Никаких удивительных пшеничных полей, все хорошо!

Следовательно, перед толпами смертных

у меня всегда мурашки по спине.

На той земле, я знаю, не будет

Пшеничных полей, сияющих, как золото, ночью

Вот почему я люблю этих многих

Живущих со мной в этой деревне.

1924

***

Я больше не буду бродить вокруг

Вытаптывать гусиную лапку в кустах;

И я знаю, что ты никогда не придешь

В моих снах, овсяные волосы, как раньше.

Ты была нежной, красивой и прекрасной,

Ягодный сок на твоей коже, такой легкий.

Ты походил на розовые блики заката,

И, как снег, ты был сияющим, светлым и ярким.

Пролив зерна, глаза твои блекнут,

И имя твое растаяло, как звук колокольчиков;

Но папки твоего мятого платка и вуали

сохранили запах меда из твоих рук.

Когда тихо и закат светлеет,

Как котенок, умывающий морду.

Я слышу узоры, похожие на соты

Болтать о тебе вместе с ветром и дымкой.

Ну, вечер подсказывает мне, что ты одурен,

Как сон, цветок и сладкая песня,

В конце концов, кто создал твою талию, твои плечи

Все время постигая священный секрет?

Я больше не буду блуждать

Вытаптывать гусиную лапку в кустах;

И я знаю, что ты никогда не придешь

В моих снах, овсяные волосы, как раньше.

1916

***

Верю в счастье!

Солнце еще не сгинуло. Лучи

Рассвета, как молитвенник

Предскажите счастливые новости. О да!

Верю в счастье!

Кольцо, Золотая Русь, продолжай,

Ой, дуй ветер, так не утихает!

Благословен тот, кто отпраздновал

Печаль твоего пастыря, безнадежная надежда.

Кольцо, Россия золотая, продолжай!

Люблю дикие стремительные ручьи,

Сияние звезд на воде.

Благословенная уныние, плачущий квартал,

Благословение людей и крайностей

Ревущих диких бурных ручьев.

1917

* * *

Серебряный колокольчик, ты поешь,

Или, может быть, мое сердце мечтает?

Свет от розового значка мигает

Падающий на мои золотые ресницы.

Хоть я и не такой нежный младенец

в хлопающих плесках голубей,

Но мои золотые мечты далеки,

Где-то в лесной местности.

Мне не нужен узкий дом,

Слово и тайна не в счет.

Научи меня, пожалуйста, мечтать и засыпать,

Засыпай и никогда не просыпайся.

1917

* * *

Я покинул свой любимый дом,

Выбираюсь из страны синего.

Рощинка у пруда согреет

Снова горе моей старой матери.

Как золотой горбыль луна

Лежит ниц на воде, безмятежно.

Волосы седые, как цветение яблони,

В отцовской бороде прольется.

Я не вернусь сразу, а

Поющая метель будет звенеть все дальше и дальше.

Клен охраняет землю синюю Русскую,

Стоит там одноногий, совсем один.

И я знаю, что это радует тех

, Кто целовал дождь из листьев.

Для Клена и меня мы оба

Сходны, то есть в голове.

1918

***

Глупый восторг,

Сад, на который смотрят окна!

Беззвучное отражение заката

Плавает в бассейне, как лебедь.

Привет, золотая безмятежность,

Тени деревьев, черные как смола!

Вороны на крыше, искренне,

Проведите вечерню во славу звезды.

Робко, над садом

Где родники калины,

Девушка в белоснежном одеянии

Поет красивая мелодия.

Как синий халат, вечер

Холодный с луга проносится…

Счастье, сладкое дурацкое чувство!

Девственный румянец щек!

1918

***

Серебряная дорога, интересно, где

Ты меня перезваниваешь?

Как четверговая свеча там

Звездочка сияет над тобой.

Чувствую ли вас радость или печаль?

Разве не твое безумие?

Помоги мне, сердцем и душой, завтра

Люби свой твердый снег до конца.

Дай мне закат для саней и

Ветвь ивы, которая украшает.

Может быть, в конце концов,

Доберусь до ворот рая.

1918

* * *

Клюеву

Моя любовь изменилась. Я знаю, что ты чувствуешь себя

Расстроен ситуацией:

Подметальщик полумесяца не смог пролить

Озеро лирического творчества.

Расстроен, но принимает хорошее участие

Звезда, упавшая на твои брови,

Ты пролил свое сердце на дом,

Но в твоем сердце нет дома.

Тот, кого вы ждали, чтобы поприветствовать

Прошел мимо вашего убежища, как циник.

Мой друг, кого бы ты ни позолотил

Ключ для твоей песни?

Вы никогда не станете стихами солнца

И никогда не увидите границ Небес.

Как мельница, которая хлопает вентилятором

Но не может оторваться от земли.

1918

* * *

Не жалею и не плачу,

Все, как дымка от яблонь, должно пройти.

Обращаюсь к золоту, я угасаю, кажется,

Увы, я уже не буду молодым.

Познав прикосновение прохлады

Не буду чувствовать, как прежде, так хорошо.

И земля берез, — о боже мой! —

Не может заставить меня босиком бродить.

Дух Бродяги! Ты не так часто делаешь

В эти дни шевелишь пламя моих губ.

О, свежесть моя, она начинает смягчаться!

О мои потерянные эмоции, неистовый взгляд!

В настоящее время я не чувствую тоски,

О, моя жизнь! Я спал быстро?

Ну вроде как рано утром

На розовой лошади я проскакал мимо.

Мы все погибнем, надеясь на милость,

Золотые листья текут вниз, становясь серыми.

Да будет ты искуплен и благословен навеки,

Ты, пришедший, чтобы расцвести и уйти…

1921

***

Пой, старик, кровавой гитаре, и

Пусть твои пальцы покажутся естественными согнутый.

Я бы захлебнулся этим пьяным чаром

Ты мой последний и единственный друг.

Не смотрите на ее запястье и цветущий

Шелковый платок, свисающий с ее головы.

Я искал радость в этой женщине

Но вместо этого я нашел погибель.

Я не знал, что любовь — это зараза,

Я не знал, что любовь — это чума.

Она просто пришла и симулировала привязанность.

Довела хулигана до безумия, без ошибок.

Пой и дай мне вспомнить, брат,

Наш суетливый юношеский водоворот.

Пусть целовать, ласкать и ласкать другого,

Ах, эта красивая злая девочка!

Нет, нет, подожди.Я не виню ее и не запугиваю.

Нет, нет, подожди. Я ни черта, ни позор.

Позвольте мне спеть о вашем покорном

Под звуки этой основы.

Розовое хранилище моих дней транслируется.

У меня много золотых мечтаний.

Я гладил так много молодых женщин,

Прикасался и тискал их, руководствуясь прихотями.

Да! Есть горькая правда мира

Когда я был ребенком, я уловил эту истину:

Отряды гончих, возбужденные и дикие,

По очереди вылизывают суку в сок.

Зачем ей ревновать? Я не понимаю.

Заболеть — это всего лишь предлог.

Наша жизнь — это простыня и постель.

Наша жизнь — это поцелуй и водоворот.

Пой, старик! В роковой сфере

Из этих рук судьбоносный конец.

Скажи им всем, убирайтесь отсюда.

Я никогда не умру, мой друг.

1922

* * *

Не буду обманывать себя, признаюсь

У меня в душе заботы, такие мрачные.

Почему меня считают обманщиком

Жулик и смутьяна?

Я не злодей и не скрывающийся вор,

И я никогда не стрелял в заключенных.

Я просто бездумный лентяй, улыбающийся

Приветливый и избегающий конфликтов.

Я озорной безрассудный московский одиночка.

По всей главной улице и вокруг нее,

Каждая собачка на каждом углу

Знает меня по тому, как я ступаю по земле.

Каждый нефрит, который я встречаю, изношенный и безнадежный,

Кивает мне приветствуя и приветствует.

Я друг животных, мои стихи

для них так же хороши, как и лекарства.

Я не ношу шляпу, чтобы очаровать дам

Потому что терпеть не могу безрассудные эмоции.

Шапки удобно использовать как черпаки

Наполнять их овсом, чтобы кормить лошадей.

У меня нет друзей среди людей,

Я привязан к другому королевству.

Я с радостью отдам свой галстук простому

Лохматая собака, с которой мне довелось столкнуться.

Отныне я буду в целости и сохранности.

В моем сердце пробивается солнечный день.

Вот почему меня считают

мошенником и смутьяном.

1922

* * *

Да! Это улажено! Сейчас и навсегда

Я покинул свою старую милую равнину.

И крылатые листья тополей никогда не будут

Снова звенят и шуршат надо мной.

Наш дом провиснет в мое отсутствие,

А моя собака давно умерла.

Я, я умру без жалости

На кривых улицах Москвы, я знаю.

Я восхищаюсь этим городом вязов

С ветхими зданиями и домами.

Золотые сонные азиатские сущности

отдыхают на куполах храмов.

Когда лунный свет ночью рассеялся,

Сиял… как ад в темном синем небе!

Я иду по переулку, удрученный,

В паб выпить, может, два.

Это зловещее логово, суровое и ревущее,

Но, несмотря на это, всю ночь

Я читаю стихи для девушек, которые развлекаются

И пьют с ворами с восторгом.

Хотя я говорю, все, что я говорю, совершенно бессмысленно,

Когда мое сердце бьется так быстро:

Как и вы, я совершенно никчемный,

И я не могу вернуться в прошлое.

Наш дом провиснет в мое отсутствие,

А моя собака давно умерла.

Мне суждено умереть от сострадания

Я знаю, что на кривых улицах Москвы.

1922

* * *

Вверху горит лазурное пространство,

Я забыл, куда я вернусь.

Впервые пою о любви,

Впервые отказываюсь от раздора.

Я была вся как пустынная роща

Любящих женщин и много пьющих.

Я больше не пью и не люблю

Как и я, живу быстро и бездумно.

Все, что я хочу, — это смотреть на бескрайние

Твоих золотисто-карих глаз и — о, беспокойство! —

Как бы мне этого хотелось, не любя свое прошлое,

Не хотелось бы уйти в другое!

Нежная походка, изящная талия, которая у вас есть!

Ой, если бы ты только мог кувыркаться

«Как может хулиган по-настоящему любить,

И как он может быть робким и скромным!»

Все те пабы, которые я бы никогда не посетил,

И мои стихи были бы забыты,

Если бы ты только позволил мне коснуться твоей руки

И твои волосы цвета осени.

Я всегда буду следовать за тобой, голубка моя,

Будь то далекое или близкое место…

Впервые пою о любви,

Впервые я отказываюсь от раздора.

1923

* * *

И эта улица, и этот домик

Мне давно так знакомы.

Вверх по окну синяя соломка из проводов

Отягощена, как когда-то.

Были годы суровых непредвиденных обстоятельств

Годы неистовых усилий.

Я помню свою деревню, свое младенчество

И голубую сельскую местность.

Я не искал славы и самодовольства

Ибо я знаю цену награды.

Сейчас, когда я сплю, я представляю себе присутствие

Моего родного и близкого места жительства.

Сад в багровых крапинках,

Август спит на перилах.

Чирикающие птицы летают кругами

и отдыхают в лапах лип.

Я очень любил этот деревянный дом,

Бревна обладали грозной нагретой мощью,

Наша печь издавала странный вой

Пока мы топили костер по ночам.

Это был вопль громко, как воронка.

Словно скорбь и страдание от боли.

Что, черт возьми, он увидел, верблюда каменщика,

Под проливным и воющим дождем?

Ну, наверное, видела далекие границы

И мечту о фазе цветения,

Как песчаные земли Афганистана

И полупрозрачная дымка Бухары.

Ну, я очень хорошо знаю эти места

Я был там как путешественник.

Теперь я хочу выбрать пункт назначения

Но как можно ближе к моему дому.

Золотые сны исчезли,

Все растворилось в тумане, как пена.

Мира тебе, травы разбросаны,

Мира тебе, деревянный родительский дом!

1923

* * *

Печально смотреть на тебя, любовь моя,

И так больно вспоминать!

Кажется, единственное, что у нас есть

— это оттенок ивы в сентябре.

Чьи-то губы изжились

Твое тепло и телесный трепет,

Как будто моросил дождь

Душа, застывшая в заторе.

Ну пусть будет! Я не боюсь.

У меня еще один радостный праздник.

Мне ничего не осталось, кроме

Коричневой пыли и цвета гризли.

Я не смог, на мою руту,

Чтобы спастись, для улыбок или чего-то еще.

Дорог, по которым я ходил, немного.

Я сделал много ошибок.

Таким образом веселая жизнь и смешной раскол.

Так было и будет всегда

Роща с березовыми костями

Это как кладбище, ну я никогда!

Точно так же мы пойдем на нашу гибель

И исчезнем, как звонящие в сад.

Зимой цветы никогда не распускаются,

И не стоит о них горевать.

1923

***

Давай сядем сюда, моя дорогая,

Посмотри, как я забочусь.

Я буду слушать бурю

Под твоим покорным взором.

Вся эта золотая растительность

И эта светлая прядь волос, —

Они пришли как спасение

Из бездельника, лишенного заботы.

Давным-давно я покинул свою деревню

С цветущими полями и зарослями,

Соблазненный городом image

И жизнь славы, такая злая.

Так я предал себя забвению

Фруктовый сад, летом я наслаждался

Где я, под пение лягушек,

Возвысился до поэта.

Осень с золотыми ветвями…

Клен, липы, наслаждаясь,

Втыкайте свои веточки, как лапки,

Ищут кого-то, кого они дорожат.

Они ушли, наши дорогие потери,

В уютном дворе полумесяц

Знаки с лучами света на крестах

Вот и мы присоединимся к ним в подвале.

Полное преодоление неприятностей

Вот так мы пойдем по велкингу

Все извилистые дороги только

Добро пожаловать живым существам.

Давай сядем здесь, моя дорогая,

Подойди и посмотри мне в лицо.

Дай мне послушать бурю

Под твоим покорным взором.

1923

***

Тебя использовали кто-то другой

Но в глубине есть что-то хорошее:

Заклинания твоих блестящих волос,

Твои усталые глаза уставали осенью.

Осенний век! Ну, со своей стороны,

Мне это нравится больше, чем молодость, я это знаю,

Ты теперь намного лучше душе

И очарование поэта.

Я никогда не лгу в душе,

И на призыв к показухе

Скажу не задумываясь:

Прощай, склоки, выпивка и все такое.

Пора прекратить этот грубый трюк,

Я был таким упрямым. Это предел!

Мое сердце напоило своего рода напитком

Это отрезвляет кровь и дух.

Сентябрь стучит по моему стеклу

С ветвями ивы малиновыми,

Мне нужно снова быть готовым

К наступлению сезона.

Теперь я терплю многое,

Без потерь, стресса и ограничений.

Изменилась, кажется, моя русская земля

Так же дома и могильники.

Смотрю вокруг, смотрю насквозь,

И кое-где, и везде

Единственный, о ком я забочусь,

Ты, мой друг, и сестра тоже.

Ты единственный, кого Я,

Совершенствуя недостатки грешника,

О дорогах буду петь, — боже мой! —

Расставание проступка.

1923

***

Не мучай меня холодностью и жесткостью

И не спрашивай, сколько мне лет и так далее.

У меня серьезная болезнь падения

Душа у меня как желтая кость.

Несколько лет назад я был не таким, как

, которым я являюсь сейчас.Я мечтал и все такое,

Я представлял, что стану знаменитым

Очень богат и любим всеми.

Я чрезмерно богат. Я заявляю!

Вот моя шляпа, которой я никогда не пользуюсь.

Все, что у меня есть, это рубашка и пара

Изношенных когда-то элегантных туфель.

Я тоже знаменит. Они меня знают

От московской мрази до парижской.

И мое имя вызовет бурный отклик

, как проклятие и проклятие.

Что до любви, разве это не забавно?

Когда я целую тебя, твои губы как мертвые.

У меня есть любовь, которую я, кажется, теряю

А твоя еще не расцвела.

Временами угрюм — плевать,

Ибо еще не время грустить.

Молодая трава на холмах, как ваши волосы,

Шорох, похожа на золотую подушечку.

Я хотел бы быть там, в этой необъятности

Чтобы я мог, под шелест травы,

Засыпать и тонуть во тьме

И мечтать, как я делал это раньше.

Но вещи, о которых я сейчас мечтаю

Совершенно новые для земли и травы

Ибо они не могут быть выражены и изложены,

И они не могут быть названы, увы!

1923

***

Домик с голубыми ставнями,

Я тебя никогда не забуду, ни за что!

Все эти годы, прошедшие с тенями

Казалось, совсем недавно и недалеко.

До сих пор мне снилось

Наши поля, леса и облака на высоте

Под серой хлопковой пеленой

Об этом бедном старом северном небе.

Хотя я не могу восхищаться, но

Я совершенно не хочу теряться.

Наверное, теперь и навсегда.

Мрачное тепло русской души.

Люблю серебряных журавлей

Пролетая не знаю куда,

Ибо не видели на этих равнинах

Как бы урожай зерна обильный.

Они видели цветение деревьев,

Ивы ломкие, все кривые и голые,

Они слышали воровские свистки

Это вызвало такой ужасный страх.

Так что я не могу не заботиться о

Ты, моя земля, и это совершенно бессознательно.

Под чехлом из дешевого хлопкового савана

Обожаю тебя с глубочайшими эмоциями.

Так выглядят как недавние тени

Прошлые годы, они все еще парят сегодня …

Маленький домик с голубыми ставнями,

Я никогда не забуду тебя, ни за что!

1924

Письмо матери

Ты еще жив, моя дорогая бабушка?

Я тоже жив.Привет! Привет!

Пусть всегда будет над тобой, дорогая,

Удивительный поток вечернего сияния.

Мне сказали, что скрываю свое беспокойство,

Очень беспокоюсь обо мне,

Вы выходите на обочину каждую ночь,

В своем потрепанном пальто.

В вечерней темноте, очень часто,

Вы представляете ту же самую старую сцену крови:

Что-то вроде драки в таверне какой-то хулиган

Вонзил мне в сердце финский нож.

А теперь успокойся, мама! И не скучать!

Это мучительная выдумка насквозь.

Я не так уж плох, пьяница,

Как умереть, не увидев тебя.

Я как всегда твой нежный сын, дорогой,

И единственное, о чем я мечтаю сейчас

— это оставить здесь эту мрачную скуку

И вернуться в наш домик. И как!

Я вернусь весной без предупреждения

Когда цветет сад, белый как снег.

Пожалуйста, не будите меня рано утром,

Как вы это делали раньше, восемь лет назад.

Не тревожь мои мечты, которые теперь сбылись,

Не тревожь мою тщетную и тщетную борьбу

Потому что еще слишком рано, что я узнал

Тяжелые потери и усталость в жизни.

Пожалуйста, не учите меня молиться!

Нет пути назад к тому, что было.

Ты моя единственная радость, поддержка и хвала

И моя единственная вспышка светится.

Пожалуйста, забудь о своей боли и страхе,

Пожалуйста, не беспокойся обо мне много

Не выходи на обочину дороги, дорогая,

В своем потрепанном пальто.

1924

***

Теперь мое горе не будет проливаться звоном,

Счастливый смех давно минувшего.

Липовый цвет увядает и тускнеет

И соловьиные рассветы миновали.

Все было тогда в новинку, а эмоции

Заполнили мое сердце до краев, так хорошо.

Тогда как теперь каждое слово, доброе и осторожное,

Вкус горького плода.

Знакомые просторы долин

Уже не такие красивые, как раньше.

Канавы, склоны, пни и всевозможные овраги

Всегда унывали мою землю.

Все убого, ветхое и мрачное,

Серый пруд так бросается в глаза…

А мне все близко и дорого,

Жалкое видение, которое заставляет меня плакать.

Там ветхий домик,

Я слышу блеяние овцы,

И конь, выставленный проглядывать

Так глубоко машет хвостом у пруда ..

Это Родина, наша Родина ,

И это нас в некотором роде грустит,

Здесь мы плачем вместе с душем,

В надежде на веселый день.

Таким образом, мое горе не может быть излито звонком.

Счастливый смех ушедшего прошлого.

Липовый цвет увядает и тускнеет,

И соловьиные рассветы миновали.

1924

Письмо женщине

Да, ты помнишь,

Ты наверняка помнишь

То, как я слушал

Стоял у стены

Когда ты ходил взад и вперед по комнате

Обличал меня

Горькими словами и всем остальным.

Ты сказал

Что нам пора расстаться,

И что моя безрассудная жизнь,

Для тебя была испытанием,

И тебе пора начать новую жизнь

Пока мне было суждено

Спуск под гору.

Любовь моя!

Ты, без сомнения, не заботился обо мне.

Вы не знали о том, что я

Был похож на загубленную лошадь среди толпы,

Пришпорил лихой всадник, мелькнув мимо.

Вы не знали

То, что я был весь в дыму,

И в моей жизни, полностью перевернувшись,

Я был несчастен, подавлен, сломлен,

Потому что я не видел, что как мы были связаны.

Лицом к лицу

Лицо не видно.

Мы должны отступить для лучшего наблюдения.

Когда океан кипит и воет

Судно в плачевном состоянии.

Мир — всего лишь корабль!

Но все сразу,

Кто-то в поисках лучшей жизни и славы,

Превратил его, грациозно, воспользовавшись своим шансом,

В центр бури и шквала.

Ну, а кто из нас

На борту могучей лодки

Никогда не дрался, не клевал и не падал?

Немногие из них не будут

Отчаяние, когда они вот-вот утонут.

Я тоже,

До громкого крика,

Но хорошо зная, что я делал

Спустился в трюм, где я

Мог бы держаться подальше от мест извергания.

«Hold» был русским пабом

Где я

Пил, слушая громкую ссору,

Я пытался успокоить свои заботы

Просто утопился в спиртном.

Любовь моя!

Я тебя волновал, боже мой!

Твои усталые глаза выражали уныние,

Я не скрывал от тебя, что

Провел свою жизнь в ссоре.

Вы не знали

То, что я был весь в дыму,

И в моей жизни, полностью перевернувшись,

Я был несчастен, подавлен, сломлен,

Потому что я не видел

Куда мы были связаны.

………………………………

Прошло много лет,

Я уже не так молод.

Я не чувствую того же, и у меня есть новые идеи,

И вот за праздничным столом скажу:

Да здравствует тот, кто за рулем!

Сегодня я,

Охваченный нежными чувствами так,

Вспомни твою тоску, и теперь я счастлив

Расскажу тебе прямо, чтобы ты знал

О том, кем я был

И что случилось!

Любовь моя,

Рад сообщить, что

Я избежал плохого спуска, и

Сегодня я на советской земле

Верный сторонник и защитник.

Я не тот человек

, которым был раньше.

Я бы тебя не обидел

Как я. Так глупо!

И я бы следил за лейбористами, чувствуя себя свободным,

На самом деле, до Ла-Манша.

Простите, пожалуйста,

Я знаю, что вы изменились.

Ты живешь с умным,

Хороший муж;

Тебе не нужна вся эта суета и все это обещание,

И я тебе тоже не нужен, такая опасность.

Живи, как ты

Веди свою счастливую звезду

Под шатром папоротника, если таковой имеется.

С наилучшими пожеланиями,

Ты всегда в моих мыслях, ты,

С уважением,

С е р е ж е н и е Й е с е н и н.

1924

* * *

Притихла золотая березовая роща

Прекратилась веселая болтовня,

Летят журавли, угрюмые,

Жалеть уже некому.

Кого им пожалеть? Каждый просто рысак.

Один приходит, уходит и снова уходит навсегда.

Луна и конина над водой

Вспомните всех погибших, исполненные боли.

Я стою на равнине в одиночестве,

Журавли, ветер уносит их,

Я вспоминаю свое летнее детство,

И я все равно не жалею о своем прошлом.

Не жалею о днях, которые я выбросил,

Не жалею сирени моей души.

Пурпурная рябина, горящая в саду

Не может никого согреть и утешить.

Рябина сохранит окраску.

Трава, подверженная воздействию тепла, не утихнет,

Я роняю слова печали и досады

Как дерево тихо опускает листья.

И если когда-нибудь ветер времени намеревался

Сгребать их всех в бесполезный рулон…

Надо сказать: золотая роща закончилась

Ее прелестная болтовня в самый разгар осени.

1924

***

Теперь мое горе не будет проливаться звоном,

Счастливый смех ушедшего прошлого.

Липовый цвет увядает и тускнеет

И соловьиные рассветы миновали.

Все было тогда в новинку, а эмоции

Заполнили мое сердце до краев, так хорошо.

Тогда как теперь каждое слово, доброе и осторожное,

Вкус горького плода.

Знакомые просторы долин

Уже не такие красивые, как раньше.

Канавы, склоны, пни и всевозможные овраги

Всегда унывали мою землю.

Все убого, ветхое и мрачное,

Серый пруд так бросается в глаза…

А мне все близко и дорого,

Жалкое видение, которое заставляет меня плакать.

Там ветхий домик,

Я слышу блеяние овцы,

И конь, выставленный проглядывать

Так глубоко машет хвостом у пруда ..

Это Родина, наша Родина ,

И это нас в некотором роде грустит,

Здесь мы плачем вместе с душем,

В надежде на веселый день.

Таким образом, мое горе не может быть излито звонком.

Счастливый смех ушедшего прошлого.

Липовый цвет увядает и тускнеет,

И соловьиные рассветы миновали.

1924

***

Голубая ночь, и луна смотрит

Было время, был молод и красив.

Так безвозвратно и так настойчиво

Все прошло … все прошло … и далеко …

Сердце мое холодно, а глаза мои тусклые…

Синий — мое счастье! Лунная ночь!

Октябрь 1925 г.

***

Метель плачет, как цыганская скрипка.

Милая девочка. Она злая, когда улыбается.

Ее глаза такие синие, разве они меня не пугают?

Мне нужно довольно много, и мне все равно.

Мы так похожи и так контрастируем

Вы молоды. Я стар. И вся моя жизнь заржавела.

Молодые счастливы, а я весь высох

Вспоминая прошлое, в этой ужасной метели.

Я не балуюсь. Буря — моя скрипка.

Мое сердце покрывается снегом, когда я вижу, как ты улыбаешься.

1925

* * *

Ой мой клен, замерзший, твердый и голый,

Почему ты стоишь там, гнувшись, в метель?

Вы видели видение? Вы слышали лепет?

Как будто вы вышли на праздную прогулку.

Как подвыпивший смотритель, идущий по обочине,

Ты застрял в сугробе, пораженный обморожением.

Сам довольно часто теряю местонахождение,

Не могу найти свой дом после запоев.

Вот я вижу иву, теперь другие деревья и

Спой им песни о лете в метель.

Я бы подумал, что я что-то вроде клена,

Не голый клен, — зеленый, как в апреле.

И, забыв добродетель, пьяный, как утопленная мышь,

Я бы березку обнял, как чью-то супругу.

1925

***

Синий туман, простор засыпан снегом,

Прекрасно сияет луч луны.

Разве не приятно сидеть без дела,

Думая о былых временах ?!

Внизу у крыльца тает снег.

Прямо как сегодня ночью, при лунном свете, один,

Неверно надев фуражку,

Я потихоньку убежал из дома.

Теперь я вернулся на свою землю, о, дорогая,

Кто-то забыл меня? У других нет?

Я здесь, как человек в позоре

У моего дома есть садовый участок.

Сжимаю меховую шапку, мрачный новичок,

Мне почему-то совсем не нравится этот соболь.

Теперь вспоминаю дедушку и бабушку,

Рыхлый снег на кладбище и все такое.

Все успокоились, потому что «мы все были бы там»,

И бесполезно пытаться вернуть часы.

Вот почему я так сильно забочусь.

Так сильно я их люблю, мой деревенский народ.

Я чуть не заплакал. Я задумался.

И, заставляя улыбнуться, я стоял в тумане,

Это был последний раз, когда я задавался вопросом

Что я видел этот дом, этот подъезд и эту собаку?

1925

***

Заснеженная равнина, а луна белая

Покрытая пеленой моя деревня.

Березы, одетые в белое, плачут, как я вижу.

Интересно, кто мертв? Неужели это я?

1925

***

Сугроб, нагроможденный, стал хрупким и черствым,

Холодно — луна, сияющая с высоты.

Теперь я вернулся в свой дорогой старый дом,

И сквозь метель вижу свет.

Ну, мы бомжи, но не страдаем.

Я хвалю то, что у меня есть, без жалоб.

Вот я вернулся домой к ужину,

Рад снова увидеть мою старую мать.

Она смотрит, и я вижу, что у нее глаза в слезах,

Тихо плачет, как будто все в порядке.

Затем, когда она касается чашки, она появляется

Упрямая, вот-вот поскользнется и соскользнет.

Дорогая старушка, моя лучшая и самая нежная,

Отбрось печальное отражение из головы.

Послушайте меня, песню бури

Вместо этого я расскажу вам о своей жизни.

Многое я видел и много путешествовал,

Многое любил и страдал.

Я гулял, создавал неприятности и упивался,

И не видел никого более достойного, чем ты.

Сняв туфли и куртку,

Снова греясь у постели,

ожил и, как и в детстве,

желаю хорошей жизни, и надеюсь, не напрасно.

Тем временем метель задыхается и рыдает.

Кружится в снежных облаках в ночи.

И я представляю, листья опадают.

Те липы, которые растут снаружи.

1925

Я не забыл тебя, дорогая,

Блеск твоих волос и все такое.

Было не так просто и весело

Уйти от вас, насколько я помню.

Осенью не забыл,

Шелест берез, ночь;

И хотя дни были короче

Лунный свет был долгим и ярким.

Ты прошептал мне на ухо эти слова:

«Годы и мечты уйдут,

Ты пойдешь с другим, моя дорогая,

И оставь меня в покое».

Тот лайм, стоящий там в цветке,

Снова напоминает мои эмоции

То, как я нежно осыпал бы тебя

Эти прекрасные цветы на тебе.

Моему сердцу будет тепло, грустно и грустно,

В любви, хорошо помню

Ты, друг, как сказка

О любви к другой девушке.

1925

* * *

Жизнь коварна с чарующим пафосом

Вот почему она такая мощная, и

Составляет свои пагубные буквы

Своей возмутительной жесткой рукой.

Закрыв глаза, я молчаливо заявляю:

Прикоснись к своему сердцу, и ты ясно увидишь,

Жизнь обманчива, но кое-где

Она приукрашивает обман обманом.

А теперь посмотри вверх и лицом к серебряному небу,

Прочти свою судьбу по луне и умоляй,

Просто успокойся, смертный человек, не ворон

Вечная истина тебе не нужна.

Что ж, приятно думать, что весной такая коронованная,

Что эта жизнь была праведным путем.

Пусть ваши легкие подруги передвигаются,

Пусть мальчики обманывают вас и предают.

Пусть девушки ласкают меня, я выдержу,

Пусть злые языки будут острыми и тонкими, —

Я давно живу всем обеспеченным,

Ко всему безжалостно привык.

Высочество холодеет мое сердце. Я обескуражен.

А звезды холодные, в отличие от прежних.

Те, кого я любил, разочарованы,

Те, кому я поклонялся, забыли меня.

Хотя здесь меня подвергают остракизму и осуждению,

Но я продолжаю улыбаться, совсем не в депрессии ..

Живу в этом мире, так близко и дорого,

Я благодарен своей жизни за всех.

Август 1925 г.

***

Не падай, моя маленькая звездочка, продолжай светить,

Продолжай падать холодными лучами света.

Нет живого сердца, живущего

Там, за могилой.

И из луча вы приносите нам лето

И засыпаете поля рожью и сеном

И волнующим тоскливым шумом

Журавлей, которые не улетели.

Поднимаю голову и слышу

За лесом за холмом

Милая песенка про ближнее

И родная родина, какой кайф!

Осень, превращаясь в золото, появляется

Чтобы выжать сок из деревьев и растений;

Листья слезы проливают задумчивые

Для любимых и любящих.

Знаю, знаю, время близко,

Ни по чьей вине, не обижаясь,

Я тоже буду отдыхать с миром прямо здесь

Под скорбным заборчиком.

Нежное пламя скоро погаснет,

Мое сердце превратится в пыль, к худшему,

Мои демоны, несомненно, положат камень.

Со словами веселья, стихами.

Но, чувствуя печаль и видя,

Я бы сказал так:

Родину любил как алкоголик

Обожает бар и буфет.

Август 1925 г.

***

Здесь и там опадают листья.

А ветер

протяжный и тихий.

Интересно, кто порадует мое сердце?

Кто его утешит, друг мой, ты знаешь?

Я смотрю на луну и пытаюсь

Не спать, чтобы не дремать.

Опять реестры плачут

На рассвете осеннего дня.

Ранний рассвет, синий как всегда…

Блаженная радость летающих звезд…

Теперь я мог загадывать желания. А вот

Увы, не знаю, чего пожелать!

Чего тут желать, интересно,

Проклятие дома, моя судьба и все такое?

Я хочу видеть там,

У моего окна красивую девушку.

Она должна мне понравиться,

как исключение,

Чтобы передать, что я ей нужен,

И я хочу ее со словами любви,

Чтобы утешить мое сердце и мою душу.

Чтобы я, принимая уроки,

В эту чудесную лунную ночь

Не растаял и не упал в обморок от восторга

И с ликующей юностью

Мог бы быть доволен своей молодостью хорошо.

Август 1925 г.

* * *

Цветы прощаются со мной

Они склоняют головы и низко кланяются

Значит, я никогда не увижу

Ее прекрасное лицо и мой родной город.

Ну вот так, любовь моя!

Я видел их всех в жилище,

Принимаю этот смертельный трепет

За нежное чувство, еще жив.

Я узнал свою жизнь изо дня в день,

Я жил с улыбкой и

Таким образом, я неизменно говорю:

В нашем мире все повторяется.

Ну, придет еще кто-нибудь,

Прошлое горе не успокоит. Новый,

Может быть, споет лучшую песню

Для любимой брошенной женщины.

И, может быть, слушая песню,

Лаская своего любимого любовника,

Она, наверное, меня запомнит

Как уникальный и заветный цветок.

Октябрь 1925 г.

* * *

Не заставляй улыбаться, девочка, напряженно, как ты,

На самом деле я люблю не тебя.

Я полагаю, ты это знаешь, и ты это хорошо знаешь, —

Я здесь не для того, чтобы увидеть тебя, а с другой девушкой.

Я проходил мимо, и, ну, мне было все равно,

Я видел тебя и хотел просто остановиться и посмотреть.

Октябрь 1925 г.

* * *

Снег крутится ярко и сильно

Мчатся трехконные сани.

Молодые в санях. О, парень!

Где мое счастье? Где моя радость?

Так все ускользнуло от бури, —

Бешено мчится в санях с тремя лошадьми.

Октябрь 1925 г.

***

Ой, какая ночь! Я не могу уснуть.

Небо залито луной. Ну я никогда!

Кажется, что в душе я храню

Молодость ушедшая навсегда.

Мой друг замороженных прошлых лет,

Не называй игру любовью и привязанностью,

Лучше бы лунные лучи

пролились на мое жилище.

И глядя сверху вниз

Пусть здесь изобразятся мои черты, —

Ты не можешь разлюбить

Так же, как ты не мог не любить меня, дорогая.

Мы любим только раз, понимаешь,

Так ты мне чужд, как ни странно,

Как липа, нога в снегу,

Тщетно пытается нас привлечь.

Я знаю это, и вы тоже это знаете —

То, что мы видим в этот поздний час

Мороз и снег кажутся синими

И не великолепие цветка.

У нас была любовь, наше время и день

У каждого есть кем восхищаться,

И теперь нам все равно суждено

Играть в привязанность, любовь, желание.

Давай, ласкай меня, держи меня крепко,

Поцелуй меня с горячим притворным рвением,

И пусть мне приснится свет

Весны и любви, которая длится вечно.

30 ноября 1925 г.

***

Не смотри на меня так укоризненно

Ибо я не злюсь на тебя,

Но мне ужасно нравится твоя внешность

И твоя кажущаяся скромность тоже

Да, кажется, у вас открытое сердце,

И я был бы рад увидеть

Как лисица притворяется ушедшей

Ловит ворон, как вы хотите меня поймать.

Попытайся поймать меня, я не испугаюсь

Не сдерживайся пыл!

Многие девушки вашего вида преследовали

, спотыкаясь о моем сердце, которое ослабевает.

Я люблю не тебя, моя дорогая,

Ты всего лишь эхо, тень,

Я представляю себе другую девушку,

Ах, какая красивая голубоглазая горничная!

Хоть она и не такая скромная

И кажется довольно крутой,

Ее величественная походка

Разжег глубину моей души.

Она девушка, которую нельзя обмануть,

Несмотря на вашу волю, она соблазнит,

В то время как вы не сможете приспособиться

В моем сердце приукрашенной ложью.

Я вас презираю, но как обыватель

Я робко и открыто скажу:

Если бы не было ада и рая

Они бы все равно что-нибудь придумали.

1 декабря 1925 г.

* * *

Вы не любите меня и не испытываете сострадания.

Вам не кажется, что теперь я выгляжу лучше всех?

Хотя вы смотрите в сторону, вы испытываете страстный восторг.

Когда вы кладете руки мне на грудь.

Ты молод, такой чуткий и рьяный,

Я ни плохой, ни очень хороший тебе.

Скажите, а вы ласкали много нежных ребят?

Вы помните много рук и губ. Ты сделаешь.

Они ушли и не коснулись вас,

Ушли, как тени, оставив вас в огне.

Ты сидел на коленях у многих,

Ты сейчас сидишь на моих, без стыда.

Хотя твои глаза закрыты, а ты скорее

Думая о ком-то, кому ты действительно доверяешь,

В конце концов, я тебя тоже не люблю,

Я потерялся в мыслях о своем дорогом прошлом.

Разве вы не называете это рвение предопределением?

Поспешный галстук бездумный и бесполезный, —

Как будто я установил это незапланированное соединение,

Я буду улыбаться, когда уйду от вас навсегда.

Вы пойдете своим собственным путем

Просто чтобы дни потрачены неразумно,

Не приближайтесь к тем, кто еще не вырос,

Не соблазняйте тех, которые никогда не сгорели.

Когда идешь с кем-то по переулку

Весело болтаешь о любви и обо всем этом

Может, выйду, застенчиво прогуляюсь,

И снова случайно встречусь с тобой, бедняжка.

Расправленные плечи, восхищение и победа,

Наклонение вперед, воздушный поцелуй,

Вы произнесете тихо: Добрый вечер!

И я отвечу: Добрый вечер, мисс.

Ничто не потревожит мое сердце и дух,

Ничто не побеспокоит меня, причиняя боль, —

Тот, кто был влюблен, не вернет ее,

Тот, кто сгорел, больше не зажжется.

4 декабря 1925 г.

***

Может быть, уже слишком поздно или, может быть, рано,

Это не приходило мне в голову уже много лет,

Теперь я похож на Дон Хуана, правда,

легкомысленный человек стихов.

Что случилось? Что случилось на самом деле?

Каждый день у меня есть другая цыпочка.

И я теряю жалость к себе, волей-неволей,

И бросаю вызов неверности и уловкам.

Я всегда хранил свое сердце от простого,

Нежные чувства, и мне интересно, что

я ищу в ох, так калека

Женщины, такие легкомысленные и такие пустые.

Обними меня, обуздай, презрительное чувство,

Ты всегда отмечал меня.

В душе холодно дымится

И шелест сирени, красно-синей.

В моем сердце лимонный закат,

Сквозь туман я слышу, как кто-то говорит:

За свою свободу тебе придется ответить,

Хорошо, Дон Хуан, прими вызов, а?

Принимая вызов в пределах разумного,

Я вижу то же самое, что и у меня:

Я должен принять шторм за сезон цветения

И принять острые ощущения за настоящую любовь.

Вот почему Так и случилось.

Каждый день у меня есть другая цыпочка,

Чтобы я всегда мог улыбаться, быть счастливым

И бросить вызов неверности и уловкам.

13 декабря 1925 г.

—————————————— —————————————

Сергей Есенин

Автобиография

(перевод с русский Алек Вагапов)

Я родился в селе Константиново Кузьминского района Рязанской области 21 октября 1895 года.

В возрасте двух лет меня отправили воспитываться в обеспеченную семью моего деда по материнской линии, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми я провел почти все свои зеленые годы. Мои дяди были озорными и смелыми. Когда мне было три года, меня посадили на лошадь без седла и пустили галопом. Помню, я был напуган как сумасшедший и крепко держался за холку. Потом научили плавать. Один из моих дядей (дядя Саша) взял меня на лодку, поплыл у берега, раздел меня и бросил, как щенка, в воду.Я неловко работал руками, и пока я барахтался, размахивая руками, он все кричал: «Проклятый негодяй! Ты ни на что не годен! ». «Проклятый негодяй» — нежное домашнее имя, которое он использовал. Когда мне было восемь лет, другой дядя использовал меня как охотничью собаку, заставляя плавать за утками, которых он подстрелил. Я хорошо лазил по деревьям. Среди соседских мальчишек я был известен как коневод и большой боец, потому что на моем лице всегда были царапины. Моя бабушка была единственной, кто упрекал меня в том, что я такой непослушный, а дедушка иногда натравливал меня на кулачные бои и часто говорил бабушке: «Не трогай его, ты, глупая женщина, он так крепнет и сильнее ! ».Бабушка искренне любила меня, и ее нежность была безграничной. По субботам меня мыли, подстригали ногти и обжимали волосы маслом, потому что мои вьющиеся волосы нельзя было причесать другим способом. Но масло мало помогло. Я бы кричала как сумасшедшая, и до сих пор чувствую некоторую неприязнь и отвращение к субботам.

Так прошло мое детство. Когда я немного подрос, из меня хотели сделать деревенского учителя, и меня отправили в приходское училище учителей с прицелом на поступление в Московский педагогический институт.К счастью, этого не произошло.

Я начал писать стихи в раннем возрасте, может быть, с девяти лет, но думаю, что сознательная творческая работа началась в 16-17 лет. Некоторые из моих стихотворений того периода можно найти в журнале «Радуница».

Когда мне было восемнадцать, я разослал свои стихи в разные журналы и был удивлен тем фактом, что они отказались их публиковать, поэтому я поехал в Санкт-Петербург. Меня там тепло встретили. Первым, кого я увидел, был Блок, вторым — Городецкий.Глядя на Блока, я весь вспотел, потому что впервые увидел живого поэта. Городецкий познакомил меня с Клюевым, человеком, о котором я никогда раньше не слышал. Мы с Клюевым, несмотря на кажущиеся разногласия и разногласия между нами, подружились.

Примерно в это же время я поступил в Шанявский университет, где проучился полтора года, а затем вернулся в свою деревню.

В университете я познакомился с поэтами Семеновским, Наседкиным, Колколовым, Филипченко.

Из поэтов мне больше всего нравились Блок, Белый и Клюев. Белый дал мне много формы, Блок и Клюев научили меня лиризму.

В 1919 году мы с друзьями опубликовали манифест имажинизма. Это была формальная школа, которую мы хотели создать. Но оно не имело основания и умерло само по себе, оставив правду за ограниченным образом.

Я бы с радостью отказался от многих моих религиозных стихов, но они важны как путь поэта к революции.

Когда мне было восемь лет, бабушка стала водить меня по разным монастырям, и благодаря ей у нас были самые разные бродяги и паломники. Они пели всевозможные религиозные песни. Дед был полной противоположностью. Он был пьяницей. Он всегда устраивал какие-то незамужние браки.

После того, как я покинул деревню, мне нужно было понять свой образ жизни.

Во время революции я был на стороне Октября, но принял его по-крестьянски.

В смысле формального развития я все больше тоскую по Пушкину.

Что касается остальных моих личных данных, то они есть в моих стихах.

Сергей Есенин

Октябрь 1925 г.

—————————————- —-

Сергей Есенин. Русские стихи в переводах

Есенин родился в крестьянской семье и вырос в религиозно строгом доме своего деда, который был старообрядцем.В юности он уехал в Москву и с 1912 по 1915 год учился в Народном университете им. А. Л. Шанянского, работая корректором. Есенин был, пожалуй, самым русским поэтом всех времен, потому что поэзия никого другого так не складывалась из шороха берез, из мягкого стука капель дождя по крестьянским избам под соломенными крышами, из ржания лошадей в туманных зарослях. утренние луга, от звона колоколов на шее коров, от раскачивания ромашки и василька, от пения на окраинах деревень.Стихи Есенина не столько написаны пером, сколько выдохнуты русской природой. Его стихи, рожденные фольклором, постепенно сами трансформировались в фольклор.

Первые стихи Есенина были опубликованы в журналах в 1914 году. Еще будучи деревенским мальчишкой из Рязанской губернии, когда он прибыл в петербургский мир литературных салонов в 1915 году, он впоследствии писал, что «это было так, как если бы рязанская кобыла плескалась. его моча на выхолощенную снобскую элиту ». Он не превратился в салонного поэта; после ночи кутежей он притворялся, что ловит кузнечиков с

поля крестьянского детства с шелковой шляпой, снятой с его золотой головы.Есенин называл себя «последним поэтом деревни» и видел себя жеребенком, обезумевшим от огнедышащего локомотива индустриализации. Он превозносил революцию, но, порой не понимая, «куда ведут нас эти роковые события», развлекался пьянством и хулиганством.

Корни национального характера его поэзии были настолько глубокими, что оставались с ним на протяжении всех его заграничных странствий. Не случайно он почувствовал себя неотъемлемой частью русской природы — «Тихо, как в свою очередь / Деревья сбрасывают листья, я сбрасываю эти линии» — и что природа была одним из воплощений его собственного «я», что он был то покрытым льдом кленом, то рыжим луной.Чувство Есенина к своей родной земле распространилось на чувство безграничной звездной вселенной, которую он также сделал человеческим и домашним: «[Собачьи] слезы, как золотые звезды, / Капли в снег».

Вместе с Николаем Клюевым, Вадимом Шершеневичем и Анатолием Мариенгофом Есенин был одним из лидеров имажинизма, который отдавал приоритет форме и подчеркивал образность как основу поэзии. Есенин искал дружбы с Владимиром Маяковским и в то же время вел с ним полемику в стихотворной форме.Это были совершенно разные поэты. Ни один другой поэт не делал таких откровенных признаний, которые делали бы его уязвимым, хотя иногда они скрывались в буйном поведении. Все чувства и мысли Есенина, даже его поиски и размышления, пульсировали в нем открыто, как синие вены под кожей, настолько нежно прозрачной, что ее не существует. Никогда не риторический поэт, он проявил высочайшее личное мужество в «Черном человеке» и многих других стихотворениях, когда он хлопнул по столу истории свое горячее сердце, дрожащее в конвульсиях — настоящее, живое сердце, столь непохожее на сердца играющих. -карточные колоды, которые ловкие поэтические акулы карты берут козырным тузом пик.

Злополучный брак Есенина с Айседорой Дункан усугубил его личную трагедию. Он попытался найти спасение в водке и заработал репутацию хулигана. Написав свое последнее стихотворение собственной кровью, Есенин повесился в номере гостиницы «Англетер» в Ленинграде. Ходила история, что его на самом деле убили.

За исповедальную честность его стихов его любили соотечественники. В самом деле, можно с уверенностью сказать, что ни одно другое произведение поэта никогда не пользовалось такой поистине всеобщей популярностью.Его читают и читают буквально все: крестьяне, рабочие, самая искушенная интеллигенция. Секрет его популярности прост: необычайная откровенность как в воспевании России, так и в его собственных откровениях. Его могила постоянно усыпана цветами, оставленными восхищенными читателями — таксистами, рабочими, студентами и простыми русскими бабушками.

Сергей Есенин. стихи о природе

Тема природы в стихотворениях Есенина занимает одно из первых мест.Можно сказать, что это основная составляющая его творчества. Практически в каждом шедевре его творчества читатель может заметить красивые и в то же время необычные описания русской природы. Есенин умел так живо передать красоту русской природы, что произведения западают в душу как взрослым, так и даже маленьким читателям.

Любовь поэта к Родине

Поэт С. Есенин много стихотворений посвятил своей Родине. Стихи о природе постоянно пересекаются со стихами о Родине.Для поэта образ Родины и природы неразрывно связаны. Он воспринимает русскую природу как вечную красоту и вечную гармонию мира, способную лечить души человеческие. В своем произведении Есенин как бы призывает человека остановиться на мгновение, посмотреть на прекрасный окружающий мир, послушать шелест трав, услышать голос реки и песню ветра, посмотреть на звездное небо или рассвет, с которого начинается новый день.

В стихах Есенина картины природы кажутся одушевленными, живыми.Они не только учат любить природу своей Родины, они закладывают фундамент нашего характера, эти стихи делают человека добрее и мудрее. Ведь человек, любящий свою родину и ее природу, никогда не будет ей противопоставлять себя. Восхищаясь родной природой, Есенин наполняет свои стихи неким нежным трепетом. Стихи о природе просто переполнены яркими, довольно неожиданными, но в то же время точными сравнениями. Поэт сравнивает месяц с кудрявым ягненком, а ночное небо с голубой травой:

За темной прядью куста
В непоколебимой синеве,
Ягненок кудрявый — месяц
Прогулка по голубой траве.

Персонификация природы

Для поэзии Есенина очень характерно олицетворение олицетворения, которое поэт использовал довольно часто. Творец создал свой неповторимый мир, тем самым заставив читателя увидеть, как унылый всадник-месяц уронил мотив, или как дремлет дорога, или как тонкая береза ​​смотрела в пруд. В его стихах оживает природа, в ней можно грустить и веселиться, горевать и удивляться.

Что касается поэта, он сливается с природой, чувствуя себя единым целым с цветами, деревьями и полями.Он относится к цветам как к живым существам, разговаривает с ними и доверяет им их горести и радости. Многие важные события в жизни Есенина, а также его духовные переживания неразрывно и очень заметно связаны с природными изменениями. Когда поэт тяжело на душе, и ветер стонет, и листья падают, но когда душа спокойна и счастлива, светит солнце, и трава качается на легком ветру.

Ранние работы

В период раннего творчества именно церковнославянская речь использовалась в своих стихах Сергеем Есениным.Стихи о природе были сплавом неба и земли, и природа выступала венцом этого союза. В своем творчестве поэт передает картину, полную ярких красок, также передающую состояние его души. Например, он описывает рассвет, который сопровождается плачем иволги и глухаря, но в этот момент добавляет, что не плачет, потому что это свет на его душу.

Как соединились природа и возраст человека поэт Есенин

Поэт о природе часто переплетается с возрастом человека.Например, описание беззаботной молодежи выглядело как красочный, яркий, яркий пейзаж. Но молодость всегда заменяется человеческой зрелостью. В своих стихах Есенин сравнивает этот период с временем года, называемым осенью. Это период, когда цвета не блекнут, а наоборот меняют свои оттенки на более яркие — золотые, пурпурные, медные. Такие стихи — это не только радость, но и какая-то скрытая грусть, ведь такие яркие осенние краски — последняя вспышка перед наступающей долгой зимой. В более поздний творческий период Есенина можно ощутить грусть, меланхолию и безвременную смерть, что дает более точный анализ стихотворения о природе.Есенин тоскует по потерянной молодости, описывая свое состояние в стихах. Такие эмоции можно уловить в стихотворении «Золотая роща вырвалась».

Природа — источник вдохновения

Есенин воспринимает природу как единое целое с собой. Источник вдохновения он видит в природе. Только родина могла подарить поэту всенародную мудрость, такой чудесный и удивительный дар. С детства поэт слышал поверья, песни и легенды, которые впоследствии стали источником творчества Есенина.Поэт так любил свою родину, свою природу, что никакая красота далеких экзотических стран не затмевала очаровательной скромности исконно русских просторов.

Для описания характера поэта были выбраны довольно простые слова, но они звучат как песня. Это дает возможность быстро и просто прочувствовать все эмоции, которые хотел передать Есенин. Стихи о природе занимают большую часть творчества поэта, и это еще раз доказывает, что Сергей Есенин так любил красоту своей родины, что во всех уголках земли его вдохновляла русская природа.

10 стихов, определяющих русскую литературу

Выбрать всего несколько стихов, определяющих русскую литературу, — непростая задача. Тем не менее, некоторые из них глубоко укоренились в сердце каждого россиянина, извлечены из юных лет и возвращают самые теплые воспоминания о доме. Вот наша подборка русской поэзии, определяющей ее национальную литературу.

Пушкин считается стержнем русской поэзии. Поэтому неудивительно, что его стихи являются одними из самых известных в России и составляют подавляющее большинство в школьной программе.Даже в этом случае есть определенные стихи, которые выделяются, например, это классическое любовное стихотворение 1825 года, посвященное таинственному сердцееду. Пушкин написал его во время ссылки в село Михайловское. С тех пор она стала любовным стихотворением эпохи и приобрела еще большую популярность, когда ее поставил на музыку композитор Михаил Глинка.

В экстазе бьется сердце,
Старые радости для него заново оживают;
Вдохновленный и наполненный Богом, он встречает.
Огонь, и слезы, и любовь живая.

Это стихотворение 1837 года берет свое название от Бородинского сражения — одного из главных сражений войны 1812 года с Наполеоном. Это произошло в подмосковном поселке Бородино. После того, что казалось русской победой, русской армии было приказано отступить, поскольку у Наполеона были большие резервы на пути. В результате Москва сдалась врагу. Поэма построена как разговор молодого человека с солдатом, сражавшимся в бою, который вспоминает значение этой битвы для войны и потери, которые они понесли, сражаясь за страну.

Да, были люди в ту смелую эпоху

У кого были сердца и души героев:

Настоящие мужчины, в отличие от вас, ребята!

Они сражались, но им не повезло, и

Тогда было убито столько храбрых молодых людей.

Но Москва, если бы Бог не пожелал,

Никогда бы не сменила хозяев!

Бородинская битва Луи Лежена | © Wikimedia Commons

Поэт Некрасов был известен тем, что называлось «гражданской поэзией», и в этом конкретном произведении 1856 года он пытается ответить на вопрос, должна ли поэзия всегда отражать мнение автора как гражданина.Поэма написана как диалог, который можно трактовать как внутренний конфликт, волновавший самого Некрасова. Он заключает, что поэт должен служить народу и своей стране, в следующих строках:

Вряд ли это лестный приговор, сэр,
Тем не менее, это вынесено вашим сердцем,
Раскрывает ли оно ваше истинное искусство?
Поэтом, может и не быть;
Ваш долг — быть гражданином!

Это произведение 1866 года представляет собой очень простое стихотворение, состоящее всего из четырех строк, первый экземпляр которого был написан на листе макулатуры.Тем не менее, эти четыре строчки умело суммируют настроения россиян. Стихотворение остается популярным до сих пор и недавно было прочитано вслух президентом Путиным экс-президенту Франции Николя Саркози.

Ее умом не схватишь
Или обложка с общим лейблом,
Для России единственная в своем роде —
Поверьте в нее, если сможете…

Оригинал стихотворения Тютчева | © Wikimedia Commons

Поэт Александр Блок пережил бурные годы русской революции.Он происходил из образованной интеллигентной семьи, но, в отличие от многих людей его сословия, решил остаться в России и остался верен своей стране. Это стихотворение 1905 года отражает неопределенность времени: первую революцию, короткую, но позорную войну с Японией и продолжающееся недовольство нынешним правительством.

И все думали, что радость была там, Что все корабли в тихой бухте, И усталые люди за границей, полные заботы, Теперь все были благословлены счастливым днем.

Анна Ахматова была поэтессой, жизнь которой была наполнена потерями и страданиями. Ее бывший муж и сын были арестованы во время сталинских репрессий. Она упорно боролась, чтобы освободить их, но безуспешно, так как ее бывший муж был казнен, а сын отправлен в трудовой лагерь. Трагические события ее личной жизни и три несчастливых брака нашли отражение в ее стихах, а также в этом произведении 1911 года:

Задыхаясь, плачущая: «Я была просто фальшивкой!
Если ты пойдешь, я умру! »Он ответил:
С кошмарной улыбкой, спокойной и каменной:
« Не стой на ветру, иди внутрь.

Портрет Ахматовой работы Натана Альтмана | © Wikimedia Commons

Это стихотворение 1913 года было написано в первые годы творческой карьеры Марины Цветаевой как поэтессы. Она рассказывает историю своей будущей карьеры. Как женщина в начале 20-го века, ей было трудно найти положительный отклик на свою работу. Она столкнулась с критикой, и в течение многих лет ее книги не продавались. Эмигрировав во время революции, ее имя было стерто из русской литературы. Но, как она предсказывает, ее работы все же вернулись назад, спустя годы после ее трагической и внезапной смерти.

Эти мои стихи, написанные так рано
Чего я тогда не знал Я был поэтом,
Которые, как капельки из фонтана, рвали,
Как искры от ракеты

Маяковский был один из ведущих поэтов футуристического движения и уважаемый человек своего дела. Его карьера достигла больших высот в 1920-е годы, но он вел беспокойный образ жизни, приведший к самоубийству в 1930 году. Поэма 1914 года « Слушайте » — одно из его ранних произведений, в котором он ищет ответы на некоторые из самых сложных вопросов о нашей жизни. цель в мире.Он размышляет о роли поэта, делая вывод, что главная причина жизни — польза. При этом работа художника должна быть не только отражением его жизни, но и затрагивать жизни других.

Слушайте,
если звезды горят
значит — есть кому нужно.
Это значит — кто-то хочет, чтобы они были,
кто-то считает эти пятнышки слюны
великолепными.

Эскизы Маяковского | © Wikimedia Commons

Хотя в жизни успешного и привлекательного поэта Сергея Есенина было много женщин, стихотворение « Письмо женщине » 1924 года было посвящено его второй жене, Зинаиде Райх.Их брак с двумя детьми распался из-за увлечения Есенина другой женщиной. Увлечение, которое вскоре прошло, сменилось раскаянием по поводу того, что он сделал. Поэма похожа на воспоминание, которое возвращает читателя в тот день, когда они решили расстаться, а затем возвращается в настоящее, когда Есенин выражает сожаление о содеянном.

Вы помните,
Конечно, вы помните
Как я стоял
Спиной к стене
Пока вы в раздражении ходили по комнате
И много резких слов
Пусть упадет.

Иосиф Бродский посвятил эту работу 1970 года трусам своего поколения — людям, которые говорили о свободе слова, выступали против Советского правительства, но которые были готовы сделать это только из своей комнаты. Он советует им оставаться в своих комнатах и ​​сливаться с обоями, потому что это все, к чему они готовы. Поэма была написана за два года до того, как Бродский эмигрировал из России и больше не вернулся.

Не выходите из комнаты. О, просто позвольте комнате представить
Как вы выглядите.И вообще, инкогнито
Ergo sum, как форма выражалась в гневе по существу.
Не выходить из комнаты! Мне кажется, что это не Франция.

Бродский в Мичиганском университете | © Wikimedia Commons

Сергей Есенин. Стихи о природе

Тема природы в стихотворениях Есенина занимает одно из первых мест. Можно сказать, что это основная составляющая его творчества. Практически в каждом шедевре его творчества читатель может заметить красивые и в то же время необычные описания русской природы.Есенин сумел передать красоту русской природы настолько доступно, что произведения западают в душу взрослым и даже маленьким читателям.

Любовь поэта к Родине

Поэт С. Есенин посвятил Родине множество стихотворений. Стихи о природе постоянно пересекаются с поэзией о Родине. Для поэта образ страны и природы неразрывно связаны. Он воспринимает русскую природу как вечную красоту и вечную гармонию мира, способную лечить души человеческие.В своем произведении Есенин как бы призывает человека остановиться на мгновение, взглянуть на красивейший окружающий мир, послушать шелест травы, услышать голос реки и песню ветра, понаблюдать за звездным небом или утренняя заря, с которой начинается новый день.

В стихах Есенина изображения природы кажутся живыми, живыми. Они не только учат любить природу своей Родины, они закладывают фундамент нашего характера, эти стихи делают человека добрее и мудрее. Ведь человек, любящий свою родину и ее природу, никогда не будет ей противостоять.Восхищаясь родной природой, каким-то нежным трепетом наполняет его стихи Есенин. Стихи о природе просто наполнены яркими, довольно неожиданными, но в то же время точными сравнениями. Поэт сравнивает месяц с кудрявым ягненком, а ночное небо с голубой травой:

За темной прядью перьев
В непоколебимой синеве,
Ягненок кудрявый — месяц
Прогулка по голубой траве.

Аватар природы

В лирике Есенина очень характерно приемное олицетворение, которое поэт использовал достаточно часто.Творец создал свой неповторимый мир, тем самым заставив читателя увидеть, как скучный всадник-месяц упустил случай, или как дремлет дорога, или как тонкая береза ​​смотрела в пруд. В его стихах оживает природа, она может чувствовать, грустить и веселиться, расстраиваться и удивляться.

Что касается поэта, он сливается с природой, чувствуя себя единым целым с цветами, деревьями и полями. Он относится к цветам как к живым существам, разговаривает с ними и доверяет их горестям и радостям. Многие важные события в жизни Есенина, как и его эмоциональные переживания, неразрывно и очень зримо связаны с естественными изменениями.Когда поэт тяжело на душе, и ветер стонет, и листья падают, но когда душа спокойна и счастлива, светит солнце, а траву колышет легкий ветерок.

Раннее творчество

В период раннего творчества церковнославянскую речь в своих стихах использовал Сергей Есенин. Стихи о природе были сплавом неба и земли, а природа была венцом этого союза. В своем творчестве поэт передает картину, полную ярких красок, передавая также состояние его души. Например, он описывает рассвет, который сопровождает плач иволги и глухаря, но в этот момент добавляет, что он не плачет, потому что его душа легка.

Как соединились природа и возраст человека Поэт Есенин

Поэт о природе поэта часто переплетается и с возрастом человека. Например, описание беззаботного юноши выглядело красочным, ярким, ярким пейзажем. Но на смену молодости всегда приходит человеческая зрелость. В своих стихах Есенин сравнивает этот период с временем года под названием осень. Это период, когда цвета не тускнеют, а наоборот меняют свои оттенки на более яркие — золотые, алые, медные.В таких стихах не только радость, но и какая-то скрытая грусть, ведь такие яркие осенние краски — последняя вспышка перед наступающей долгой зимой. В более поздний период творчества Есенина чувствуется грусть, меланхолия и безвременная смерть, что дает более точный анализ стихотворения о природе. Есенин тоскует по потерянной молодости, описывая свое состояние в стихах. Такие эмоции можно уловить в стихотворении «Золотая роща разгадана».

Природа — источник вдохновения

Есенин воспринимает природу как единое целое с ними.Именно в природе он видит источник вдохновения. Только родина смогла наделить поэта народной мудростью, таким чудесным и удивительным даром.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.