Толковый словарь цели: Please Wait… | Cloudflare

Содержание

Проект «Большой толковый словарь русских прилагательных и наречий»

2020—2021

Избранные материалы из алфавитной части Словаря.

  • Материалы по букве «K» Словаря.
  • Материалы по букве «П» Словаря.
  • 2019

    Семантический словарь русских прилагательных. К Введению.

    Комментарии к узловым шагам классификации прилагательных (образцы).

    Прилагательные, называющие признак по отношению ко времени.

    Прилагательные, называющие признак физический: собственно физический и физиологический.

  • Материалы по букве «И» Словаря.       Материалы по букве «Н» (в сокращении) Словаря.
  • Материалы по букве «З» Словаря.

    2018

    Избранные материалы из алфавитной части Словаря.
    В букве «А» показана разметка-отсылка к соответствующим томам Русского семантического словаря.

  • Материалы по букве «Б» Словаря.       Материалы по букве «В» Словаря.
  • Материалы по букве «Г» Словаря.       Материалы по букве «Д» Словаря.
  • Материалы по буквам «Е» и «Ж» Словаря.
  •       Настоящий Проект связан с общей проблемой изучения и описания системной организации лексического строя современного русского языка. Авторами Проекта принято понимание лексической системы не как узких группировок слов, объединенных семантическими и словообразовательными отношениями, а как исторически сложившейся самодостаточной естественной целостности, самоорганизующейся и саморегулирующейся, живущей по своим собственным законам, созданным языком, регулирующим ее существование и ее развитие. Под таким углом зрения исследованы и описаны средствами лексикографии лексико-грамматические классы русских местоимённых слов, имен существительных и глаголов в изданных 1–5 тт. «Русского семантического словаря», авторами которого являлись и большинство участников данного Проекта. Цель нашего Проекта – в соответствии с принятой концепцией системной организации русской лексики исследовать и описать средствами толковой лексикографии лексико-грамматические классы имен прилагательных и наречий как целостных участков этой системы, живущих по ее законам и подчиняющихся системе в целом.

          Поставленная цель обусловливает постановку задачи создания словаря русского языка, совмещающего в себе жанры толкового и системного словарей и описывающего комплексно обширный пласт русской лексики, который покажет, с одной стороны, имя прилагательное (наречие) как существующее в макромире своего лексико-грамматического класса, его место в нем, с другой стороны, — микромир самого этого слова и все принадлежащие ему характеристики (семантические, частеречные, парадигматические, синтаксические, деривационные, фразеологические, функциональные). В русистике существует не так много словарей (по преимуществу аспектных или тематических), посвященных только русским именам прилагательным или наречиям, включая online-словари. Их анализ показывает, что готовящийся словарь будет новым как по форме, так и по содержанию.

          Словарь будет состоять из двух частей: систематизированной и алфавитной. Решение поставленной задачи предполагает два направления работ: (1) изучение структурно-семантических отношений и связей внутри избранных классов слов и построение семантических классификаций с доведением их до конечных лексико-семантических рядов и (2) составление словарных статей в жанре толкового словаря.

    Назовите цели и задачи толкового словаря русского языка Ожегова.

    5 Укажите в скобках, сколько рядов однородных членов в каждомпредложении. Подчеркните их соответствующими линиями.За несколько дней Алена, Толя и Семк

    а загорели до черноты, обветри-лись, пропахли полынью и пылью. (Деревья и трава весной и в начале лета сочны и свежи.​

    6Перепишите, заменяя ошибочно употребленные вводные слова под-ходящими по смыслу.Если у тебя, наверное, начинается простуда, начинай лечиться немед-ле

    нно. Во-первых, каждый час полощи горло, кроме того, пользуйсяспреем для горла, конечно, употребляй лечебные леденцы. Прими,значит, лекарство по инструкции.​

    Подчеркните все главные члены предложения

    Веч.. ром в.. круг м.. ей ст.. янки пели и др.. зды и син.. мух.. ло.. ки а ноч.. ю вкра.. ч.. во и т.. инстве (н, нн) о п.. д.. вала гол.. с мал.. н.

    . кая совка. Пр.. снулся я ещ.. (за) т.. мн.. ст.. яла чу.. кая л.. сная т.. ш.. на наруша.. мая лиш.. тих.. б.. рм.. тан.. ем руч.. йка. Такие м.. нуты пр.. бужден.. я в л.. су ..собе (н, нн) о дор.. ги для тех кто люб.. т пр.. роду. Д.. ждавш.. сь ра.. света я ..тправ.. лся дал.. ше. Мне (не) х.. тел.. сь воз.. ращат.. ся назад св.. им следом и я р.. шил д.. стич.. в.. рхов.. я руч.. я что (бы) м.. новат.. вод.. раздел и выйти к другому пр.. току (с, С) упутинки. (В) скор.. я ок.. зался в ш.. р.. кой з.. лен.. й л.. жбине где под ск.. лист.. й гр.. дой зар.. ждался горный ручей. Я з.. мет.. л что дубняк был сплош.. пер.. копа (н, нн) дик.. ми к.. банами и на тр.. пе в.. днел.. сь о.. печатки изящ.. ных к.. пыт.. ц кабарги и дли (н, нны) х ко.. тей б.. рсука. А (не) дал.. ко от н.. члега увид.. л (не) давн.. й след тигра м.. гучий п.. л.. сатый хищ.. ник т.. ился в зар.. слях но увид.. ть его к с.. ж.. лению так и (не) д.. вел.. сь. Я (н..) когда (не) оп.. сался н.. ч.. вать один в т.. йге зная что (н..) какой дикий звер.. н.. волк н.. м.. две.. н.. тигр (не) нап.. дет лет.. м на ч.. л.. века без пр.. чины. (151 слово) Грамматическое задание Укажите части речи, подчеркните члены предложения, дайте характеристику и нарисуйте схему: Мне (не) х.. тел.. сь воз.. ращат.. ся назад св.. им следом и я р.. шил д.. стич.. в.. рхов.. я руч.. я что (бы) м.. новат.. вод.. раздел и выйти к другому пр.. току (с, С) упутинки. Определите по выделенным в тексте союзам или союзным словам вид придаточной части и подпишите над ними её название. Найдите и укажите в тексте по одному предложению ССП и БСП, подчеркните грамматические основы. ЗАРАНЕЕ СПАСИБО.

    2. Перестройте и запишите предложения таким образом, чтобы именнаячасть сказуемого стала обособленным согласованным определением.Подчеркните определен

    ия. Придумайте два своих подобных примера.Соседний сад был большой и тенистый. Зимний воздух чистый, морозный.Это дерево высокое и ветвистое. Придумайте два своих подобных примера​

    помогите пожалуйста. составьте предложение со слова долька, есаул, цеце, якорь, яхта, альпинист. ​

    Кому нужны балы? Роздаю​

    Прочитайте. Объясните расстановку знаков препина­ния. Укажите значение деепричастий. Объясните слитное и раздельное на­писание частицы не.1) Взмахивая

    на солнце серебряным топором, он ловко за­тёсывал кол и тихонько напевал. 2) Он ушёл неохотно, тяжело шаркая ногами. 3) С визгом и смехом, толкаясь, сбежали в сад девицы и, окружив стол ярким венком сарафанов, запели вели­чанье. Пётр осторожно усмехнулся, поглядывая на девиц и дёр­гая себя за ухо. 4) Он говорил не волнуясь и, вспоминая подхо­дящие пословицы, обильно смазывал жиром мудрости речь свою. 5) Баймаков слушал, молча глядя в угол. 6) Думы меша­ли ему, внезапно возникая в неудобные часы, нападая во вре­мя работы. 7) Яков Артамонов шёл не торопясь, сунув руки в карманы, держа под мышкой палку. 8) За гробом шагала нахмурясь, но без слез Зинаида. 9) Можно прожить и не хва­стаясь умом, без этих разговоров. 10) В воздухе трепещет зо­лотая паутина, сплетаясь в прозрачные узоры пламени, и зами­рает, любуясь своей красотой, отражённой в воде.​

    Спишите текст, вставляя буквы и знаки препинания, раскрывая скобки.
    Выполните синтаксический разбор выделенного предложения .
    Передовой пчеловодной п

    рактикой установлено что высоких медо(с,з)боров и эффективного использования пчел на опылении сельскохозяйстве(н,нн)ых культур можно добит(ь)ся при условии содержания на пасеках сильных семей. Сила семьи определяет(ь)ся ко(л,лл)ичеством находящихся в семье пчел и являет(ь)ся важным показателем состояния пасеки. Имея такие семьи и своевреме(н,нн)о подготавливая их к медосбору передовики ежегодно получают до 100 кг. меда с одного улья. Сильные семьи лучше зимуют и меньше подвергаются заболеваниям. Пчелы в таких семьях дольше чем в слабых быстрее и лучше отстраивают соты и более полно используют медосбор.

    СРОЧНО ДАЮ 50 БАЛОВ
    Спишите текст, вставляя буквы и знаки препинания, раскрывая скобки.
    Выполните синтаксический разбор выделенного предложения .
    Пер

    едовой пчеловодной практикой установлено что высоких медо(с,з)боров и эффективного использования пчел на опылении сельскохозяйстве(н,нн)ых культур можно добит(ь)ся при условии содержания на пасеках сильных семей. Сила семьи определяет(ь)ся ко(л,лл)ичеством находящихся в семье пчел и являет(ь)ся важным показателем состояния пасеки. Имея такие семьи и своевреме(н,нн)о подготавливая их к медосбору передовики ежегодно получают до 100 кг. меда с одного улья. Сильные семьи лучше зимуют и меньше подвергаются заболеваниям. Пчелы в таких семьях дольше чем в слабых быстрее и лучше отстраивают соты и более полно используют медосбор.

    Стратификация лексики современного русского языка и ее отражение в толковом словаре: основные методологические подходы (обзор круглого стола)

    Аннотация:

    Статья представляет собой обзор проблемно-методического круглого стола, посвященного стратификации лексики современного русского языка и ее отражению в толковом словаре. Цель круглого стола соотносится с задачами исследовательского проекта, направленного на выявление особенностей стилистической стратификации русского литературного языка начала XXI века и выработку, на междисциплинарной основе, способов адекватного их отражения в толковом словаре нормативного типа (в данном случае – в «Академическом толковом словаре русского языка»). Обсуждались дискуссионные вопросы стилистической стратификации лексики современного русского языка, ее представления в толковом словаре как важнейшем общедоступном источнике знаний о языке, описания в таком словаре единиц лексических групп, отражающих активные процессы в разговорной и книжно-письменной разновидностях литературного языка, использования в этой работе ресурсов Национального корпуса русского языка (НКРЯ). На примере анализа единиц разных лексических групп и предметных областей («Разговорная лексика просторечного происхождения»; «Информатика», «Политология», «Религия и церковь») показано, что введение такой лексики в толковые словари требует обязательного подключения специалистов в каждой предметной области, а также разработки как особого подхода к отбору слов (к составлению словника), так и принципов составления словарных статей. Сформулированы научно-методические рекомендации по усовершенствованию способов представления стилистических разрядов лексики в толковых словарях русского языка. Сделан вывод о том, что необходима выработка стилистической классификации лексики отобранных групп, которая бы, во-первых, подтверждалась современным языковым материалом, а во-вторых, была бы практически применимой в деле составления общих толковых словарей.

    Толковый словарь эпохи кризиса | Директор информационной службы

    В сочетании с грамотным использованием управленческой теории это один из путей выхода из кризиса.

    Ни один экономический термин, возможно, не привлекал к себе столько внимания, как «эффективность». На вопрос о том, как вы собираетесь бороться с кризисом, очень многие отвечают: «Будем повышать свою эффективность!»

    Чтобы правильно оценить роль ИТ в решении этой задачи, необходимо прежде всего выяснить, что скрывается за термином «эффективность». В российской практике существует два распространенных его толкования, отмеченных в экономико-математическом словаре. Во-первых, его используют для обозначения соотношения затрат и достигнутого результата. Например, эффективность инвестиций может определяться как частное от деления полученной прибыли на объем инвестиций. Во-вторых, часто под эффективностью понимают степень достижения некоторой цели, что правильнее называть результативностью. Из-за этого нередко возникает путаница. В обстановке экономического кризиса более естественным и перспективным является первое толкование. Действительно, большинство предприятий, говоря об эффективности, часто имеют в виду снижение затрат, требующихся для достижения результатов, поскольку улучшить сами результаты уже не рассчитывают. Например, розничные предприятия стремятся поддержать текущий уровень продаж за меньшие деньги, в частности снижая величину страховых запасов.

    Таким образом, ИТ-поддержка бизнеса «кризисного образца» должна в первую очередь способствовать снижению издержек, а не увеличению объемов продаж, поскольку последнее маловероятно. Однако практика показывает, что и здесь новое — это в основном хорошо забытое старое. Пытаясь предложить что-либо в этом направлении, вендоры часто извлекают на свет концепции, по сути столь очевидные, что они воспринимаются как само собой разумеющееся. В частности, вновь активно привлекается внимание к технологиям планирования, например к интегрированному бизнес-планированию.

    Неожиданно выясняется, что во многих компаниях планы различных бизнес-единиц не согласованы между собой и, более того, не согласованы с планами продаж. Вряд ли имеет смысл приводить длинные списки книг и статей, в которых на протяжении прошлого века говорилось, что так делать нельзя. Например, концепция управления цепочками поставок предполагает наличие согласованного планирования вдоль всей цепочки, начиная от продаж конечному потребителю. Если ситуация действительно такова, как утверждают вендоры и многие консалтинговые компании, то можно лишь констатировать наличие большого разрыва между управленческой теорией, а также основанными на ней приложениями и практикой. В таком случае бедственное положение многих организаций есть результат в первую очередь «невыученных уроков», а не кризиса как такового. Можно лишь посоветовать им в очередной раз устраивать свою жизнь по правилам, а не «по понятиям».

    Одним из путей повышения собственной эффективности, то есть снижения издержек при стабильном результате, является наведение порядка на доступном организации участке цепочки поставок, в частности организация адекватной ИТ-поддержки взаимодействия компании с ее бизнес-партнерами, если их по какой-либо причине нельзя купить. Это в очередной раз нашло подтверждение в рамках дискуссий на круглом столе, организованном журналом «Директор информационной службы» CIO.ru в конце января и посвященном ИТ-интеграции партнеров. Практика показывает, что зачастую развитие ИТ-поддержки взаимодействия с партнерами тормозится отсутствием стандартов. Во многих случаях недальновидные участники цепочки поставок, рассчитывающие повлиять на своих партнеров, не только не участвуют в процессе разработки стандартов, но фактически тормозят его, вынуждая партнеров следовать своим уникальным требованиям. В то же время пример компании DHL показывает, что в любом сегменте рынка инвестиции в стандартизацию электронного взаимодействия всегда способствуют снижению издержек у всех участников процесса.

    Блог редактора: blog.osp.ru/blogs/nord/

    Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

    Словарь Даля на Словороде (сайт Игоря Гаршина)

    




    Словарь Даля на Словороде (сайт Игоря Гаршина)






    Далев словарь:

    объяснение литературных и диалектных слов живого великорусского языка.








    Главная >
    Далев соварь


    



    

    Праславянский лексический фонд Трубачёва:

    A |
    B |
    C |
    Č |
    D |

    E |
    Ĕ |
    Ę |

    G |
    X |

    I |
    J |

    K |
    L |

    M |
    N |


















    «Как сокровищница меткого народного слова, Словарь Даля всегда будет спутником не только литератора, филолога,
    но и всякого образованного человека, интересующегося русским языком.»
    (Академик В. В. Виноградов)


    «Давно уже в русской литературе не было явления, в такой мере достойного общего внимания и признательности, как этот Словарь…
    Внешней громадности этого Словаря соответствует внутренняя громадность материала, в нем помещаемого…»
    (Академик И. И. Срезневский)



    Представляемый труд из библиотеки словарей «Словорода»:
    Даль В. И.. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — Спб., 1863-1866.

    Также: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / 3-е испр. и доп. изд. под ред. И. А. Бодуэна де Куртенэ. Тт. 1-4. М., 1903.


    Далев словарь — один из крупнейших словарей русского языка.
    Содержит около 200 000 слов и 30 000 пословиц, поговорок, загадок и присловий, служащих для пояснения смысла приводимых слов.



    Влади́мир Ива́нович Даль — русский писатель, этнограф и лексикограф, собиратель фольклора, военный врач.
    Наибольшую славу ему принёс непревзойдённый по объёму «Толковый словарь живого великорусского языка»,
    на составление которого ушло 53 года [!]. (Википедия)

    [Фундаментальный труд, аналогичный праностратическому словарю
    Аарона Долгопольского.]




    Здесь приводится современное издание словаря Владимира Дяля (в современной орфографии)
    от издательства «Цитадель», г. Москва, 1998 г. и OCR Палек, 1998 г.

    Можно также заказать в сетевом магазине «Озон» новейший 4-томный словарь 2004 г. от изд-ва «Астрель».
    К сожалению, скан-копии на сайте не хранятся ввиду их большого объёма. Но их можно выслать по требованию.


    Разделы страницы о Далевом словаре:

    • Рубрикация словаря Владимира Даля

    • Идея словаря Владимира Ива́новича Даля
    • Описание толкового словаря В. Даля
    • Малоизвестные сведения о словаре Даля

    • Сетевые источники о Далевом словаре


    Смотрите также библиографию по толковым словарям
    русского языка.





    Рубрикация словаря Влади́мира Даля


    Словарь Владимира Ивановича Даля для удобства разделён на рубрики по первым двум начальным буквам.





    У Даля многим буквам посвящены отдельные параграфы словаря.
    К ним относятся однобуквенные (в т.ч. сокращённые) предлоги (в, к, о, с, у), местоимения (я), союзы (а, и), частицы (б, ж),
    междометия (э), сокращения (г. — господин), а также буквы, обозначающие в церковнославянских текстах значимые числа
    (кроме вышеперечисленных): З (7), Н (50), П (80), Р (100), Т (300), Ф (500), Х (600), Ц (900), Ч (90), Ш, Щ,
    и некоторые другие, по которым Даль посчитал нужным сделать заметки (Е, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ю).
    Почему-то нет статьи о букве Д (4).




    Идея словаря Владимира Ива́новича Даля


    Цель создателя словаря живого великорусского языка заключалась в описании многообразия
    великорусской речи – в т.ч. ее диалектных форм и просторечия.
    Дескриптивный характер словаря в полной мере отвечал интересам Владимира Ивановича Даля
    как собирателя великорусского слова.


    Несмотря на существование довольно большого количества различных, в том числе и современных, русских словарей:
    лексикографических, диалектных,
    жаргонных и т.д., зачастую оказывается,
    что словарь Даля более полно и точно отражает русский язык.



    Далев словарь построен по алфавитно-гнездовому принципу. Особенность его состоит в том, что он не является нормативным.
    В нормативных словарях предусматриваются отбор и стилистическая характеристика лексики.
    Даль же не стремился отбирать лексику, а включал в словарь все известные ему слова, не снабжая их стилистическими пометами:
    он полагал, что не должен навязывать носителю языка стилистические оценки, и ограничивался тем, что обильные диалектизмы,
    особенно узкого, местного употребления, обозначал пометами (южное, тверское, камчатское, архангельское, западное и др.),
    очень редко давал пометы оценочного характера (шуточное, бранное и пр.), отмечал язык – источник заимствованного слова.


    Заимствования Даль поместил в словарь в немалом количестве, но относился к чужим словам неодобрительно,
    а потому настойчиво стремился искать к ним русские синонимы
    (их он называл «тождесловами«) [также русские языковеды называли их сословами].
    Над этим замечательным, уникальным памятником русского языка автор трудился около 50 лет.




    Описание толкового словаря В. Даля


    В основу словаря был положен живой народный язык с его областными видоизменениями.
    Словарь охватывает лексику письменной и устной речи 19 века, а также терминологию и фразеологию различных профессий и ремёсел.

    Словарь В.И. Даля содержит более 200 000 слов и 30 000 пословиц, поговорок, загадок и присловий,
    служащих для пояснения смысла приводимых слов.

    Первое издание «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля вышло в 1863-1866 гг.



    В  отличие от академических словарей того времени, словарь Даля содержит лексику живой народной речи,
    собранную автором в различных областях России, а также фразеологию, пословицы, поговорки и сравнения.
    И, несмотря на то, что в словаре имеется некоторое количество недостоверного материала (окказиональных слов)
    и временами он грешит против грамматики (например, приставка регулярно называется предлогом),
    словарь В.И. Даля парадоксально точно передает как языковые реалии XIX века,
    так и выразительность доныне существующих говоров.



    Предисловие к современному изданию словаря В.Даля


    Словарь живого великорусского языка В. И. Даля безусловно самый знаменитый русский толковый словарь.
    До сегодняшнего дня, несмотря на существование словарей-предшественников, диалектных, диахронических,
    жаргонных словарей, многотомных современных лексикографических описаний, время от времени оказывается,
    что Далев Словарь отражает русский язык точнее или полнее.
    Это собрание русской лексики, относящейся, по преимуществу, к диалектам и профессиональным жаргонам,
    составленное дилетантом-самоучкой, который неоднократно призывал писать как говорим,
    не проповедовать грамоты как спасения, не приносить никаких жертв для всеобщего водворения ее (С.-Петербургские ведомости, 1857, № 245),
    который ратовал за полное избавление русского языка от иноязычных заимствований.

    [«Писать как говорим» — наверное, Даль имел ввиду синтаксис, т.к. в первой статье об А он ратовал за этимологическую,
    а не фонетическую орфографию: «Надо, кажется, сохранять такое правописание, которое бы всегда напоминало о роде и племени слова,
    иначе это будет звук без смысла.]

    Словарь содержит некоторое количество недостоверного материала (окказиональных слов),
    временами грешит против грамматики (например, приставка регулярно называется предлогом),
    но парадоксально точно передает как языковые реалии XIX века, так и выразительность доныне существующих говоров.


    В  книжном варианте Словарь Даля становится этаким памятником с нарушениями норм
    современного составителя русского языка, все более отдаляющимся от наших современников,
    несмотря на колоссальное количество републикаций.
    Все переиздания выполнялись репринтным способом, чем сохранялись не только ошибки издателей и опечатки наборщиков,
    но и трудности в расшифровке заложенного автором механизма поиска слова.


    При подготовке данного переиздания мы решили адаптировать Далев Словарь, исходя, в частности, из того,
    что вряд ли каждому из нас с вами по силам набрать слово для поиска не только в старой, дореформенной графике,
    но и в специфической орфографии В. И. Даля.
    Предлагаемая републикация выполнена на основе II издания (1880-1882 гг.) и не сохраняет графических и части орфографических особенностей издания.
    В нашей попытке приблизить текст к современным нормам мы соблюдали принципиальные требования автора.
    Характерные написания диалектных слов, авторская стилистика и пунктуация оставлены без изменений.
    В частности, позволив себе перерасположить словарные статьи в порядке современного алфавита,
    мы сохраняем написание и, соответственно, место некоторых словарных единиц, даже если это противоречит
    современным нормам в том случае, когда В. И. Даль пытался такой записью показать звучание или происхождение объясняемого слова.

    Рядом, в угловых скобках, мы поместили это же слово в нынешнем его виде, напр. шеромыжник .
    Кстати это, как нам кажется, дает возможность не проверять себя всякий раз по орфографическому
    словарю, если вы не уверены в правописании.


    Выпуск Словаря В. Даля в современной русской орфографии позволит преодолеть известный психологический барьер
    (особенно у подрастающего поколения), мешающий включению его в сегодняшнюю практику.
    Наличие поисковой системы превращает Словарь В. Даля в неиссякаемый источник цитат, образных выражений, поговорок.




    Второе рождение Словарь Даля (Бодуэновские правки)


    Большую роль в истории словаря Даля сыграл Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ, один из величайших лингвистов в истории науки.
    Иван (Ян) Александрович был поляком, семья которого дерзко претендовала на происхождение от королевского дома Капетингов:
    его тезка, тоже Бодуэн де Куртенэ, в XIII веке сидел на завоеванном крестоносцами константинопольском престоле.
    По легенде, когда вышедшего на политическую демонстрацию профессора отвели вместе со студентами в участок,
    Иван Александрович написал в полицейской анкете: «Король Иерусалимский».
    Страсть к политике не оставила его и позже: переселившись после революции в независимую Польшу, Бодуэн защищал национальные меньшинства,
    в том числе русских, и чуть было не стал первым президентом Польши.
    И хорошо, что не стал: избранного президента через пять дней застрелил правый экстремист.




    Словарь переиздавался, 3-е издание вышло в 1903–1909 годах под редакцией профессора И. А. Бодуэна де Куртенэ,
    который ввёл в словарь не менее 20000 новых слов, в том числе пополнил вульгарно-бранную лексику.
    За свои дополнения редактор был подвергнут жесткой критике, а в советское время «Бодуэновский словарь Даля» не переиздавался.


    Бодуэн де Куртенэ так говорил о своей работе: «Лексикограф не имеет права урезывать и кастрировать «живой язык».
    Раз известные слова существуют в умах громадного большинства народа и беспрестанно выливаются наружу, лексикограф обязан занести их в словарь,
    хотя бы против этого восставали и притворно негодовали все лицемеры и тартюфы, являющиеся обыкновенно большими любителями сальностей по секрету»;
    «…я всё-таки, принимая на себя редакцию 3-го издания, из уважения к монументальному труду,
    считал свою задачу прежде всего в смысле усовершенствования подробностей внешней отделки словаря,
    исправления ошибок и включения слов, почему-либо пропущенных Далем,
    а также новых слов, которыми обогатился живой русский язык за последние годы.
    Но Даль всё-таки должен был остаться Далем – и он им остался.
    Все редакторские дополнения и прибавки тщательно отмечены особыми скобками, и их никак нельзя смешать с подлинным текстом Далева «Словаря».
    Из этого текста Даля не выпущено ни одно слово; ни одно фраза не заменена другой фразой» – писал И. А. Бодуэн де Куртенэ
    (цит. по: И. А. Бодуэн де Куртенэ: Учёный. Учитель. Личность. Красноярск, 2000, с. 222).


    Одной из главных задач редактора было упорядочение гнезда; слова, которые попали туда ошибочно, помещались на своих алфавитных местах;
    Бодуэн произвёл перестановку внутри гнёзд, изменил и дополнил грамматические пометы;
    глаголы, открывающие словарную статью, перевёл из несовершенного в совершенный вид. «Несмотря на «изменения» и «искажения»,
    Даль и в 3-ем издании остался Далем. Он цел и невредим и только преподносится публике в более удобном для пользования виде.
    А кому не нравятся поставленные в особых случаях редакторские дополнения, тот может их просто вычеркнуть» (там же, с. 226).




    Малоизвестные сведения о словаре Даля



    Словарь Даля — легенда


    Словарь Даля играет совершенно особую роль в русской культуре, куда большую, чем роль других монументальных лексикографических проектов XIX века
    в соответствующих культурах — «Словарь французского языка» Литтре или «Немецкий словарь» братьев Гримм.

    . Мало того, что словарь Даля стал необычайно важным текстом сам по себе — национальным сокровищем,
    источником истинно народного слова для поколений русских людей; вокруг него выросла собственная мифология.


    С детства советский читатель узнавал, как юный офицер Даль начал собирать словарь, услышав от ямщика необычное слово «замолаживает».
    (В свою очередь, рядом с этой историей появился ёрнический анекдот: «Замолаживает, — повторил ямщик и добавил: — надо бы потолопиться, балин.
    Холошо бы до вечела доблаться. Но-о-о!») Сюжет включал в себя дружбу автора с Пушкиным
    (поэт называл свой сюртук «выползиной», услышав от доктора Даля это народное название сброшенной змеиной шкуры,
    а потом Даль свято хранил пробитую пулей «выползину» друга).
    Конечно, нельзя было забыть и про горячий патриотизм Даля (сын датчанина подчеркивал свою любовь к России,
    стремился заменить иностранные слова неологизмами и принял перед смертью православие).



    Каждое слово в названии словаря неслучайно


    Словарь Даля с самого начала был полемическим предприятием — автор противопоставлял его словарям, которые готовились учеными Российской академии
    (с 1841 года — Академии наук). В знаменитом названии «Толковый словарь живого великорусского языка» читается боевая программа,
    отчасти расшифрованная самим автором в предисловии.


    Автор задумал:
    а) словарь толковый, то есть «объясняющий и растолковывающий» слова на конкретных примерах (зачастую удачный пример подменяет элемент толкования).
    «Сухим и никому не нужным» определениям академического словаря, которые «тем мудренее, чем предмет проще»,
    Даль противопоставил описания тезаурусного типа: вместо определения слова «стол» он перечисляет составные части стола, типы столов и т. д.;
    б) словарь языка «живого», без лексики, свойственной только церковным книгам
    (в отличие от словаря Академии, который, в соответствии с установками адмирала Шишкова, назывался «Словарь церковнославянского и русского языка»),
    с осторожным использованием заимствованных и калькированных слов, но зато с активным привлечением диалектного материала;
    в) словарь языка «великорусского», то есть не претендующий на охват украинского и белорусского материала
    (хотя, под видом «южных» и «западных» диалектных слов, в словарь вошло немало и с этих территорий).
    Наречия «Малой и Белой Руси» Даль расценивал как нечто «совсем чужое» и непонятное носителям собственно русского языка.


    По замыслу словарь Даля — не только и не столько литературный («мертвые» книжные слова составитель недолюбливал),
    но и диалектный, причем не описывающий какое-то локальное наречие или группу диалектов, а охватывающий самые разные говоры языка,
    распространенного на огромной территории.
    При этом Даль, хотя и был этнографом, много путешествовал и интересовался разными аспектами русской жизни,
    не ездил специально в диалектологические экспедиции, не разрабатывал анкет и не записывал целых текстов.
    Он общался с людьми проездом по другим делам (так было записано легендарное замолаживает) или слушал в крупных городах речь приезжих
    (так были собраны последние четыре слова словаря, по поручению умирающего Даля записанные у прислуги).


    Небезызвестную и в наше время методику сбора материала — «за зачет» — описывает в своих мемуарах Петр Боборыкин:
    «…ходили к нему [Далю] учителя гимназии. Через одного из них, Л-на, учителя грамматики,
    он добывал от гимназистов всевозможные поговорки и прибаутки из разночинских сфер.
    Кто доставлял Л-ну известное число новых присловий и поговорок, тому он ставил пять из грамматики.
    Так, по крайней мере, говорили и в городе [Нижнем Новгороде], и в гимназии».



    Даль соcтавил словарь в одиночку


    Пожалуй, самое впечатляющее в истории создания словаря — то, как его автор, при этом не профессиональный лингвист,
    собрал материал и написал все статьи в одиночку.
    Большие авторитетные словари делали и делают самостоятельно не только в XIX веке, в эпоху универсальных талантов,
    но и во времена, более к нам близкие, — вспомним «Словарь русского языка» Ожегова,
    «Этимологический словарь русского языка» Фасмера или «Грамматический словарь русского языка» Зализняка.
    Такие словари, пожалуй, даже более целостны и более удачны, чем громоздкие продукты многоголовых коллективов,
    у которых проект не ограничен сроками человеческой жизни, никто никуда не торопится, постоянно меняется замысел,
    кто-то работает лучше, кто-то хуже, и все — по-разному.


    Некоторыми внешними источниками, в том числе собранными Академией, Даль все же пользовался
    (вспомним, как учитель гимназии записывал для него «присловья и прибаутки»), хотя и постоянно жаловался на их ненадежность,
    старался каждое слово перепроверить, а не перепроверенные помечал знаком вопроса.
    Тяжесть огромной работы по сбору, подготовке к печати и корректуре материала постоянно вызывала у него прорывающиеся на страницы словаря сетования (см. ниже).


    Однако собранный им материал оказался в целом достоверным, достаточно полным и необходимым для современного исследователя;
    это свидетельство того, какими острыми были его языковой слух и чутье — при всем недостатке научных сведений.



    Как главное дело Даля словарь был оценен только после его смерти


    Даль поздно стал известен как лексикограф: в прозе он дебютировал еще в 1830 году, а первый выпуск первого тома
    «Толкового словаря живого великорусского языка» вышел только в 1861-м.


    Несмотря на премию, которой был удостоен далевский словарь при его жизни, и обширную полемику в печати, современники,
    судя по мемуарам, нередко воспринимали интерес к языку и составление русского лексикона лишь как одно из разносторонних далевских талантов и чудачеств.
    На виду были другие, раньше проявившиеся аспекты его яркой личности — литератор, автор популярных сказок
    и рассказов из народной жизни под псевдонимом Казак Луганский, военный врач, инженер, общественный деятель, эксцентрик, искушенный этнограф.
    В 1847 году Белинский писал с горячей похвалой:
    «…из его сочинений видно, что он на Руси человек бывалый; воспоминания и рассказы его относятся и к западу и к востоку,
    и к северу и к югу, и к границам и к центру России; изо всех наших писателей, не исключая и Гоголя,
    он особенное внимание обращает на простой народ, и видно, что он долго и с участием изучал его,
    знает его быт до малейших подробностей, знает, чем владимирский крестьянин отличается от тверского,
    и в отношении к оттенкам нравов, и в отношении к способам жизни и промыслам».


    Вот тут бы Белинскому и сказать о языке далевской прозы, о народных словечках — но нет.


    Даль, безусловно, входил в галерею «русских чудаков», «оригиналов» XIX столетия, увлекавшихся разными необычными и непрактичными вещами.
    Среди них были спиритизм (Даль завел «медиумический кружок») и гомеопатия, которую Даль сначала пылко критиковал, а потом сделался ее апологетом.
    В узком кружке коллег-врачей, который собирался у Даля в Нижнем Новгороде, разговаривали по-латыни и играли в шахматы вчетвером.
    По словам коллеги-хирурга Николая Пирогова, Даль «имел редкое свойство подражания голосу, жестам, мине других лиц;
    он с необыкновенным спокойствием и самою серьезною миною передавал самые комические сцены, подражал звукам
    (жужжанию мухи, комара и проч.) до невероятия верно», а также виртуозно играл на органчике (губной гармошке).
    В этом он напоминал князя Владимира Одоевского — тоже прозаик, одобренный Пушкиным, тоже сказки, тоже музыка, спиритизм и эликсиры.


    Что главное дело Даля — словарь, заметили, по сути, уже после его смерти.
    Так, в 1877 году в «Дневнике писателя» Достоевский, обсуждая значения слов, употребляет в почти нарицательном смысле
    сочетание «будущий Даль». В следующую эпоху это понимание станет общепризнанным.



    Слово «руский» Даль писал с одним «с»


    Полное название словаря Даля достаточно широко известно, а многие вспомнят и то, что по старой орфографии слова «живаго великорусскаго» пишутся через «а».
    Но мало кто замечает, что второе из этих слов Даль писал на самом деле через одно «с».
    Да, собиратель русского слова настаивал на том, что оно именно «руское». В самом словаре приведено такое объяснение:


    «Встарь писали Правда Руская; только Польша прозвала нас Россией, россиянами, российскими, по правописанию латинскому,
    а мы переняли это, перенесли в кирилицу свою и пишем русский!»


    Историко-лингвистические суждения Даля часто неверны: конечно, название Россия — исторически не польское и не латинское,
    а греческое, да и в древнерусском слово рус-ьск-ий, со вторым «с» в суффиксе, вполне было.
    Двойных согласных Даль не жаловал и в целом (как мы видим по слову кирилица).


    Лишь в начале XX века лингвист Иван Бодуэн де Куртенэ, готовивший третье издание словаря, ввел в текст нормативное написание (с двумя «с»).



    В словаре Даля действительно есть выдуманные им слова, но очень мало


    Среди массовых представлений о словаре Даля есть и такое: Даль всё (или многое) придумал, сочинил, люди так на самом деле не говорят.
    Оно довольно распространено, вспомним хотя бы яркий эпизод из «Моего века…» Мариенгофа:

    «В библиотеке у отца, конечно, был и толковый словарь Даля. Этой книге, по-моему, цены нет.
    Какое богатство словесное! Какие поговорки! Пословицы! Присказки и загадки!
    Разумеется, они примерно на одну треть придуманы Далем. Но что из того? Ничего. Важно, что хорошо придуманы.
    Этот толковый словарь в переплете, тисненном золотом, являлся не просто любимой книгой Настеньки, а каким-то ее сокровищем.
    Она держала его у себя под подушкой. Читала и перечитывала каждодневно. Как старовер Библию.
    От него, от Даля, и пошла эта Настина чудная русская речь.
    А когда она впервые приехала в Пензу прямо из своей саранской деревни Черные Бугры, ничего такого и в помине не было —
    говорила Настенька обычно, серовато, как все».


    В «Докторе Живаго» Пастернака есть не столь восторженное выражение той же мысли:
    «Это своего рода новый Даль, такой же выдуманный, лингвистическая графомания словесного недержания».


    Много ли на самом деле придумал Даль? Все ли в его словаре «живое великорусское»? Конечно, есть в словаре и книжные неологизмы,
    причем совсем свежие: например, выражение в мартобре, как «говорят в память Гоголю», и слово декабрист, как «называли бывших государственных преступников».
    А что же сочинил сам лексикограф?


    Этнографическое отделение Русского географического общества, награждая словарь Даля Золотой Константиновской медалью,
    попросило составителя вносить в словарь слова «с оговоркою, где и как они были сообщены составителю»,
    чтобы избежать нарекания, «что он помещает в словарь народного языка слова и речи противные его духу, и следовательно, по-видимому, вымышленные».
    Отвечая на это замечание (в статье «Ответ на приговор», напечатанной в первом томе словаря),
    Даль признался, что изредка вводит в словарь слова, «не бывшие доселе в употреблении», например ловкосилие,
    в качестве толкования-замены для иностранных слов (гимнастика). Но ставит их не в качестве самостоятельных статей,
    а только среди толкований, причем со знаком вопроса, как бы «предлагая» их для обсуждения.
    Другим схожим приемом было употребление слова, реально существующего в каком-нибудь диалекте для толкования иностранного (например, живуля — автомат),
    «в таком значении, в каком оно, может быть, досель не принималось»
    (то есть придумывается новое значение для реально существующего слова — так называемый семантический неологизм).
    Оправдывая включение в словарь многообразных необычно звучащих отглагольных имен (посабливанье, пособленье, пособ и пособка),
    Даль ссылался на то, что они образуются «по живому составу нашего языка» и что ему не на что сослаться, как только на «русское ухо».
    На этом пути у него был авторитетнейший предшественник — Пушкин, писавший почти так же:


    «В журналах осуждали слова: хлоп, молвь и топ как неудачное нововведение.
    Слова сии коренные русские. „Вышел Бова из шатра прохладиться и услышал в чистом поле людскую молвь и конский топ“ (Сказка о Бове Королевиче).
    Хлоп употребляется в просторечии вместо хлопание, как шип вместо шипения:
    Он шип пустил по-змеиному.
    (Древние русские стихотворения)


    Не должно мешать свободе нашего богатого и прекрасного языка».
    «Евгений Онегин», примечание 31


    В целом процент «придуманного» у Даля очень невысок, и исследователи выявляют такие слова без труда: Даль сам указал, к каким типам они относятся.


    Большое количество слов, отмеченных Далем, не только подтверждаются современными диалектологическими исследованиями,
    но и убедительнейше демонстрируют свою реальность через сопоставление с древнерусскими памятниками,
    в том числе недоступными Далю даже теоретически. Например, в новгородских берестяных грамотах,
    которые находят с 1951 года (в том числе в древнейших — XI–XIII веков), есть параллели с известными по Далю словами:
    вкупиться — стать компаньоном в деле, выжля — гончий щенок, доведка — дознание, расследование, лодьба — рыба, порода сига, повоец — женский убор,
    то же, что повойник, полох — переполох, попред — сначала, почтуха — почетный дар, прикинуть — добавить,
    приосведомиться — осведомиться при случае, присловье — дурная слава, сдеть — снять, способиться — устроить дело,
    статок — имущество, тула — укромное место, черевная рыба — непотрошеная; а также с фразеологизмами
    пропасть из глаз, кланяйся деньгам своим (последний нашелся почти дословно в письме XIII века).



    Порядок в словаре — не строго алфавитный


    В словаре Даля около 200 тысяч слов и около 80 тысяч «гнезд»: однокоренные бесприставочные слова стоят не по алфавиту, сменяя друг друга,
    а занимают общую большую статью с отдельного абзаца, внутри которой иногда дополнительно сгруппированы по семантическим связям.
    Похожим образом, только еще радикальнее, был выстроен и первый «Словарь Академии Российской».
    «Гнездовой» принцип, может быть, не очень удобен для поиска слов, но превращает статьи словаря в увлекательное чтение.


    С другой стороны, отдельными статьями, что также непривычно для нашего времени, стоят предложно-падежные сочетания,
    «выпавшие» из гнезда (очевидно, Даль осознавал их как пишущиеся раздельно наречия). К ним относится и одна из самых запоминающихся статей словаря:
    НА ВÓДКУ, на вино, на чай, на чаёк, подарок мелкими деньгами за услугу, сверх ряды.
    Когда Бог создал немца, француза, англичанина и пр. и спросил их, довольны ли они, то они отозвались довольными;
    русский также, но попросил на водку. Приказный и со смерти на вино просит (лубочн. картина).
    Мужика из воды вытащишь, он и за это на водку просит. Навóдочные деньги, начайные, данные на водку.



    Даль был плохим этимологом


    В установлении родства слов и их принадлежности к общему гнезду Даль часто ошибался. Лингвистического образования у него не было,
    да и в целом научный подход к языку был Далю чужд — пожалуй, даже сознательно. В «Напутном слове» к словарю он признавался, что с грамматикой


    «искони был в каком-то разладе, не умея применять ее к нашему языку и чуждаясь ее, не столько по рассудку, сколько по какому-то темному чувству,
    чтобы она не сбила с толку…»


    На второй же странице мы видим, хотя и со знаком вопроса, сближение слов абрек (хотя, казалось бы, помечено, что оно кавказское!) и обрекаться.
    Далее, Даль объединяет в одном гнезде дышло (заимствование из немецкого) и дышать, простор и простой и многие другие, а ряд однокоренных слов,
    наоборот, не сводит. Впоследствии ошибочное разбиение на гнезда было по возможности исправлено в издании под редакцией И. А. Бодуэна де Куртенэ (см. ниже).



    Словарь Даля можно читать подряд, как художественное произведение


    Даль создал словарь, который можно не только использовать как справочник, но и читать как сборник очерков.
    Перед читателем встает богатая этнографическая информация: конечно, она не относится к словарному толкованию в узком смысле,
    но без нее сложно представить житейский контекст самих терминов.


    Вот что такое рукобитье — двумя-тремя словами и не скажешь:
    «битье по рукам отцов жениха и невесты, обычно покрыв руки полами кафтанов, в знак конечного согласия; конец сватовства и начало свадебных обрядов:
    помолвка, сговор, благословенье, обрученье, зарученье, большой пропой…»


    Вот еще пример, живо рисующий атмосферу свадьбы:
    «Сваха на свадьбу спешила, рубаху на мутовке сушила, повойник на пороге катала!»


    Читатель может узнать про эпистолярный этикет предыдущих поколений:
    «Встарь государь или осударь употребляли безразлично, вм. господин, барин, помещик, вельможа; поныне царю говорим и пишем:
    Всемилостивейший Государь; велик. князьям: Милостивейший Государь; всем частным лицам: Милостивый Государь
    [отцы наши писали, к высшему: милостивый государь; к равному: милостивый государь мой; к низшему: государь мой]».


    Удивительная по подробности энциклопедическая статья дается при слове лапоть (которое попало в гнездо лапа).
    Отметим привлечение не только «живого великорусского», но и «малорусского» (украинского, конкретнее, черниговского) материала:


    ЛÁПОТЬ, м. лапоток; лаптишка, лаптища, м. постолы, юж. зап. (немецк. Ваsteln),
    короткая плетеная обувь на ножную лапу, по щиколодки, из лык (лычники), мочалы (мочалыжники, плоше),
    реже из коры ракиты, ивы (верзни, ивняки), тала (шелюжники), вяза (вязовики), березы (берестяники), дуба (дубовики), из тонких корней (коренники),
    из драни молодого дуба (дубачи, черниговск.), из пеньковых оческов, разбитых ветхих веревок (курпы, крутцы, чуни, шептуны),
    из конских грив и хвостов (волосяники), наконец, из соломы (соломеники, курск.).

    Лычный лапоть плетется в 5–12 строк, пучков, на колодке, кочедыком, коточиком (железн. крючок, свайка)
    и состоит из плетня (подошвы), головы, головашек (переду), ушника, обушника (каймы с боков) и запятника;
    но плохие лапти, в простоплетку, без обушника, и непрочны; обушник или кайма сходится концами на запятнике
    и, связываясь, образует оборник, род петли, в которую продеваются оборы.
    Поперечные лыка, загибаемые на обушнике, называются курцами; в плетне обычно десять курцев.
    Иногда лапоть еще подковыривают, проходят по плетню лыком же или паклею; а писаные лапти украшаются узорною подковыркою.
    Лапти обуваются на портяные и шерстяные подвертки и подвязываются оборами в переплет накрест до колена;
    лапти без обор для дома и двора, плетутся повыше обычного и зовутся: капцы, какоты, калти, бахилки, коверзни, чуйки,
    постолики, шептуны, бахоры, ступни, босовики, топыги и пр.



    У Даля есть две статьи с картинками


    Современная лексикография, особенно зарубежная, пришла к мысли, что толкование многих слов нельзя (или неоправданно сложно)
    давать без графической иллюстрации. Но полноценного авторитетного иллюстрированного русского толкового словаря пока,
    к сожалению, так и не появилось (можно назвать разве что «картинные словари» для иностранцев и недавние словари иностранных слов для русских).
    В этом Даль намного опередил не только свое, но и наше время: две статьи он снабдил картинками.
    В статье шляпа нарисовано, какие типы шляп бывают, и можно отличить по силуэту шпилек московский от шпилька ровного, а кашник от верховки.
    А в статье говядина (гнездо говядо) изображена задумчивая корова, разделенная на обозначенные цифрами части — среди них,
    кроме привычных грудины, рульки и филея, есть, например, подпашек и завиток.



    Даль жаловался на тяжесть работы прямо в статьях


    На страницах своего словаря Даль нередко жалуется на тяжесть предпринятого труда.
    Жалобы лексикографа — старый и почтенный жанр, на русской почве начатый Феофаном Прокоповичем,
    который перевел стихи французского гуманиста XVI века Скалигера так:


    Если в мучителския осужден кто руки,
    ждет бедная голова печали и муки.
    Не вели томить его делом кузниц трудных,
    ни посылать в тяжкия работы мест рудных.
    Пусть лексики делает: то одно довлеет,
    всех мук роды сей один труд в себе имеет.


    Но труд Даля примечателен тем, что жалобы не вынесены в предисловие, а разбросаны по статьям
    (причем их количество закономерно нарастает в последних томах словаря):


    1. Объем. Объем словаря велик, одному не подсилу.

    2. Определить. Чем проще и обиходнее вещь, тем труднее определить ее общим и отвлеченным порядком; определите, например, что такое стол?

    3. П. Это любимая согласная русских, особенно в начале слова (как в средине о), и занимает собою (предлогами) четверть всего словаря.

    4. Сообщник (в гнезде Сообща). У Грима было много сообщников в составлении словаря.

    5. Справить. Править набор для печати, держать корректуру. Больше листа в день этого словаря не справишь, глаз не станет.

    6. В качестве своеобразного «приношения потомков» подвигу Даля можно рассматривать пример из составленного Г. О. Винокуром и С. И. Ожеговым
      четвертого тома словаря под редакцией Ушакова:

    7. Сотрудник. Даль составил свой словарь один, без сотрудников.

    Русский мат был хорошо известен Далю, но добавлен в словарь уже после его смерти


    В массовое сознание редакция Бодуэна де Куртенэ вошла не из-за собственно научной стороны: впервые (и чуть ли не в последний раз)
    в истории массовой отечественной лексикографии в словарь была включена обсценная лексика. Бодуэн обосновал это так:


    «Лексикограф не имеет права урезывать и кастрировать „живой язык“.
    Раз известные слова существуют в умах громадного большинства народа и беспрестанно выливаются наружу, лексикограф обязан занести их в словарь,
    хотя бы против этого восставали и притворно негодовали все лицемеры и тартюфы, являющиеся обыкновенно большими любителями сальностей по секрету…»


    Конечно, и самому Далю русский мат был прекрасно известен, но из традиционной деликатности соответствующие лексемы и фразеологизмы в его словарь не вошли.
    Лишь в статье поматерному Даль изложил диалектологические взгляды на этот предмет:


    ПОМАТЕРНОМУ, поматерну ругаться, сквернословить, матюгать, поносить похабно.
    Брань эта свойственна высокому, акающему, южн. и зап. наречию, а в низком окающем, сев. и вост. она встречается реже, а местами ее там и нет вовсе.


    Профессор Бодуэн подошел к сюжету более основательно и включил всю основную, как он выражался, «пошлую брань» на свои алфавитные места,
    заметив, в частности, что слово из трех букв «становится почти местоимением».
    Это стало событием, а ссылки на не переиздававшийся в СССР бодуэновский словарь — популярным эвфемизмом:


    «Дальше шла сплошная волжская элоквенция, не нашедшая отражения даже в дополнениях проф. Бодуэна де Куртенэ к словарю Даля».

    Алексей Крылов, кораблестроитель. «Мои воспоминания»


    «И все эти профессора и академики стали загибать такие выражения, что никакого словаря Даля выпуска 1909 года не надо».
    Михаил Успенский. «Красные помидоры»



    По словарю Даля язык учили и русские люди, и иностранцы


    Примерно с 1880-х по 1930-е годы словарь Даля (в оригинальной или в бодуэновской редакции) — стандартный справочник по русскому языку
    для всех пишущих или читающих. Больше «проверить слово», не считая многочисленных словарей иностранных слов,
    было особенно и негде (старые лексиконы времен Дашковой или Шишкова стали достоянием истории,
    а готовившийся как раз в эти годы новый академический словарь под редакцией Грота и Шахматова остался неоконченным).
    Как ни удивительно, огромным словарем, не менее чем наполовину состоявшим из диалектизмов, пользовались и изучающие русский язык иностранцы.
    В 1909 году, после русско-японской войны, примирившиеся с Россией японцы с присущей им основательностью сделали заказ
    на партию экземпляров «Толкового словаря», которыми снабжались «все полковые библиотеки и все военно-учебные заведения в Японии».


    Словарь Даля стал очень популярным в русском обществе, причем им интересовались и люди, от филологии, казалось бы, далекие.
    Вождь кадетов Павел Милюков, возможно, придумал хлесткое слово «Азиопа», глядя на корешки первых трех томов (А-З, И-О, П).
    Вождь большевиков Владимир Ульянов-Ленин, впервые, «к сожалению и к стыду моему», открывший Даля в 50 лет,
    «похвалил талантливого автора»: «Великолепная вещь, — но тут же добавил: — но ведь это областнический словарь и устарел».
    Слово «областнический» для Ильича, вероятно, имело и неприятную политическую окраску — так назывались региональные автономисты и сепаратисты,
    в первую очередь движение за самоуправление Сибири.



    Есенин и Ремизов брали «богатства народной речи» из словаря Даля


    На рубеже XIX и XX веков к Далю активно обращаются писатели самых разных направлений:
    одни хотели разнообразить свой собственный лексикон и насытить его необычно звучащими словами, другие — выглядеть близкими народу,
    придать своим сочинениям диалектный колорит. Еще Чехов иронически рассказывал про «одного литератора-народника»,
    берущего слова «у Даля и Островского», впоследствии этот образ будет мелькать и у других авторов.


    У мещанских и крестьянских лириков XIX века — от Кольцова до Дрожжина — диалектизмов очень мало, они стараются писать «как господа»,
    сдают экзамен на владение большой культурой. А вот новокрестьянские поэты-модернисты во главе с Клюевым и Есениным предельно сгущают лексические краски.
    Но далеко не всё при этом они берут из родных говоров, что-то даже и выдумывают, а важным источником для них служит, конечно же, Даль
    (за чтением которого, бывало, заставал смущенного Есенина профессор И. Н. Розанов).


    Дорогу крестьянам, разумеется, указывали интеллигенты. Предшественниками Клюева были городские стилизаторы фольклора и реконструкторы язычества
    Алексей Ремизов, Сергей Городецкий и Алексей Н. Толстой, внимательно штудировавшие «Толковый словарь».
    И позже «киевский Малларме» Владимир Маккавейский жалел, «что до сих пор для пыльной полки подержанный не куплен Даль»
    (упоминая тут же Ремизова и Городецкого), а московский футурист Борис Пастернак в 1914 году написал три навеянных Далем стихотворения
    про «водопьянь над згой бочага» и иногда возвращался к этому приему и в дальнейшем.


    Необъявленные далевские подтексты и источники у русских поэтов и писателей еще предстоит полностью выявить.
    Возможно, не случайно в «Стихах памяти Андрея Белого» у Мандельштама слово «гоголёк» (навеянное, в свою очередь, фамилией Гоголя)
    соседствует со словом «щегол» — «гоголёк» трактуется у Даля как «щёголь».



    Словарь Даля стал мифологическим символом русской культурной идентичности


    Такое осмысление восходит к эпохе модернизма. В симфонии Андрея Белого «Кубок метелей» один из фантомных персонажей
    «схватил словарь Даля и подобострастно подал златобородому мистику», а для Бенедикта Лившица «необъятный, дремучий Даль стал уютным»
    по сравнению с первобытной стихией футуристического словотворчества.


    Уже в годы крушения традиционной русской культуры Осип Мандельштам писал:


    «У нас нет Акрополя. Наша культура до сих пор блуждает и не находит своих стен. Зато каждое слово словаря Даля есть орешек Акрополя,
    маленький Кремль, крылатая крепость номинализма, оснащенная эллинским духом на неутомимую борьбу с бесформенной стихией,
    небытием, отовсюду угрожающим нашей истории».
    «О природе слова»


    Для русской эмиграции, конечно же, «Толковый словарь» еще сильнее осмыслялся как «маленький Кремль» и спасение от небытия.
    Владимир Набоков дважды вспоминал, в стихах и в прозе, как студентом наткнулся на словарь Даля на барахолке в Кембридже
    и жадно его перечитывал: «…однажды, эту дребедень / перебирая, — в зимний день, / когда, изгнанника печаля, /
    шел снег, как в русском городке, — / нашел я Пушкина и Даля / на заколдованном лотке».
    «Я приобрел его за полкроны и читал его, по несколько страниц ежевечерне, отмечая прелестные слова и выражения: „ольял“ — будка на баржах
    (теперь уже поздно, никогда не пригодится).
    Страх забыть или засорить единственное, что успел я выцарапать, довольно, впрочем, сильными когтями, из России, стал прямо болезнью».


    Среди эмигрантов популярностью пользовалось потерявшее авторство сентиментально-лубочное стихотворение гусара Евгения Вадимова (Лисовского)
    «Русская культура», в котором Даль становился в характерный ряд: «Русская культура — это кисть Маковского, /
    Мрамор Антокольского, Лермонтов и Даль, / Терема и церковки, звон Кремля Московского, / Музыки Чайковского сладкая печаль».



    Словарь Солженицына: в основе — выписки из далевского


    В советской России канонизация Даля, в том числе литераторами, только усилилась.
    Хотя в XX веке появились новые толковые словари современного литературного языка — Ушакова, Ожегова, Большой и Малый академические —
    «устаревший областнический» словарь все равно продолжал сохранять ореол «главного», «настоящего» и «самого полного», памятника «России, которую мы потеряли».
    Писатели-патриоты вроде Алексея Югова обвиняли современные словари в том, что они «выбросили из русского языка»
    по сравнению с далевским порядка ста тысяч слов («забывая», впрочем, что подавляющее большинство этих слов — нелитературные диалектизмы).
    Венцом этой традиции стал «Русский словарь языкового расширения» Александра Солженицына, представляющий собой
    обширную выписку редких слов из Даля, которые могут пригодиться литератору (введена осторожная помета «иногда можно сказать»).
    К ним добавлены сравнительно немногочисленные по сравнению с основной далевской массой слова, взятые у русских писателей XIX–XX веков
    и из некоторых других источников. Сама языковая манера Солженицына-писателя, особенно позднего, —
    замена иностранных слов исконными и составленными из исконных корней неологизмами,
    большое количество отглагольных существительных с нулевым суффиксом вроде «нахлын» — восходит именно к Далю.



    Советские цензоры выбросили из словаря статью жид


    В 1955 году словарь Даля переиздали в СССР в виде перепечатки второго (посмертного) издания 1880-х годов.
    Это был один из первых примеров советского переиздания (причем это был не репринт, а чрезвычайно трудоемкий полный перенабор) старой книги
    в почти забытой за 37 лет дореформенной орфографии, со всеми «ерами» и «ятями». Исключительность такой акции, помимо филологической точности,
    указывала и на особый сакральный статус, придававшийся словарю.
    Это воспроизведение стремилось быть максимально точным — но было все же не вполне таковым. В частности, число страниц в нем
    не соответствует исходному изданию, а главное — по цензурным условиям исключена часть текста.


    В первом томе страница 541 имеет странный вид — на ней гораздо меньше текста, чем на соседних, и с первого взгляда видно,
    что строки необычно разрежены. В соответствующем месте у Даля было слово жид и его производные (во втором посмертном издании — страница 557).
    Вероятно, первоначально словарь был перенабран полностью, а потом уже из готового набора гнездо жид выбросили, еще раз перенабрав страницу
    с увеличенным интервалом и не оставив для советского читателя такого откровенного указания на цензуру, как просто белое пятно
    (вдобавок из его местонахождения было бы совершенно очевидно, какое слово удалили).
    Впрочем, разбросанные по другим статьям словаря примеры с этим словом остались
    (например, «Жиды пишут и читают наоборот, от правой к левой» в гнезде оборачивать).


    Вообще говоря, названия этносов как таковые на общих основаниях Даль не включал: в его словаре нет ни англичанина, ни француза,
    да и собственно еврея (есть только еврейский камень). В те времена этнонимы нередко считались вообще именами собственными,
    многие другие авторы писали их с большой буквы. Такая лексика проникает в словарь Даля лишь в связи с переносными значениями.
    Статья татарин есть, но она открывается определением растения (татарника), а в гнезде русак статья о зайце-русаке занимает примерно столько же места,
    сколько все переносные значения, связанные собственно с этнонимом.
    Вымаранная статья жид не была исключением: она начинается с определения именно переносного значения — «скупой, скряга, корыстный скупец»,
    и в ней приводится много пословиц и поговорок, из которых встает именно такой образ еврея. Есть они и в далевских «Пословицах русского народа».
    Хотя если открыть, например, статью русак, то узнаем, что русский ум — «задний ум, запоздалый», русский Бог — «авось, небось да как-нибудь»,
    а в статье татарин читаем: татарские очи — «наглый, бесстыжий плут».


    Неясно, был ли сам лексикограф ярым, по меркам того времени, антисемитом.
    Далю — чиновнику Министерства внутренних дел, занимавшемуся, в частности, религиозными движениями, —
    приписывается «Записка о ритуальных убийствах», компиляция немецких и польских текстов, сочувственно излагающих кровавый навет на евреев.
    «Всплыло» это сочинение только во время дела Бейлиса в 1913 году, и принадлежность его Далю не доказана.
    Разумеется, ни советская национальная политика, ни даже государственный советский антисемитизм, построенные на стыдливых и лицемерных умолчаниях,
    не позволяли обсуждать эти сюжеты у русских классиков хоть каким-либо образом. Сыграло роль и то, что слово «жид»
    со времен Даля резко усилило присутствовавшую и тогда отрицательную окраску, а в советское время стало и официально табуированным.
    Казалось немыслимым, чтобы сокровищница национального духа, которую высоко оценил Ленин,
    содержала ставшие теперь «черносотенно-погромными» (по словарю Ушакова) характеристики.
    Все это и привело к такой необычной цензуре словаря, а затем и сделало «русского пророка»,
    чьи строки «большевики скрывают от народа», иконой националистов-антисемитов 1970–1980-х.



    Современные словари «блатного жаргона» — это перевранный Даль


    Несколько лет тому назад лингвист Виктор Шаповал, занимаясь словарями русского арго, обнаружил, что в двух больших словарях русского уголовного жаргона,
    вышедших в начале 1990-х, есть большой пласт диковинных слов, никакими реальными текстами не подтверждаемых, с пометкой «международное» или «иностранное».
    Якобы эти слова входят в состав некого международного жаргона уголовников и описаны в ведомственных словарях с грифом «для служебного пользования».
    Среди них, например, слово скрин, которое якобы значит «ночь», и слово агрегат, которое значит «слежка».


    Шаповал обратил внимание, что эти слова и их толкования подозрительно совпадают со словами из двух крайних — первого и последнего — томов словаря Даля.
    Причем в «международные» особенно охотно берутся слова, в которых Даль сам был особенно не уверен и помечал их вопросительным знаком.
    То есть либо Даль, записывая и беря из других источников такие сомнительные слова, не ошибся ни разу,
    а потом эти слова ровно в таком виде попали в международное арго преступников,
    либо какой-то сообразительный составитель милицейского словаря «для служебного пользования»
    (может быть, сам преступник, которому за такую работу было обещано снисхождение) увидел на полке словарь Даля,
    вооружился двумя крайними томами и стал делать выписки, обращая особое внимание на диковинные слова с вопросиками.
    Судите сами, какая версия более вероятна.


    Анонимный «ведомственный» лексикограф произвольно трактовал совершенно невинные слова как криминальные термины,
    а также нетвердо понимал старую орфографию и сделанные Далем сокращения.
    Так, слово агрегат стало значить «слежка» (в смысле полицейское наблюдение), хотя у Даля контекст такой:
    «что либо по внешности целое, но бессвязное, составное; сбор, избор, подбор, скоп; спай, слежка, сгнетка».
    Перед нами типичная для Даля попытка подобрать среди исконных слов синонимов-замену для иностранного,
    и слежка (через е) здесь значит «нечто слежавшееся» (а слѣжка от слова слѣдить писалось через «ять»).

    Совсем анекдотичен мнимый арготизм скрин — «ночь»; плагиатор не понял далевской записи скрин, скринка, -ночка, то есть «скрин, скринка или скриночка».
    И значит это слово не «ночка», а «сундук».


    Слова, выписанные кем-то из Даля, недопонятые и дополнительно фальсифицированные, пошли гулять по многочисленным словарям уголовного жаргона,
    издаваемым и переиздаваемым в наше время.
    Настоящие тайные языки (Даль, кстати, ими тоже занимался), в общем, довольно бедны — им нужен шифр для сравнительно ограниченного круга понятий,
    а публика под словом «словарь» понимает «толстую и основательную книжку»,
    поэтому многочисленные лексикографические фантомы в таких изданиях всегда востребованы. 




    Сетевые источники о Далевом словаре


    Ссылки в сети на толковый словарь Даля и его историю.



    Обзоры и статьи о словаре Даля

    • 20 вещей, которые надо знать о словаре Даля

    Онлайн-словари Даля









    © «slovorod.ru», 2012.
    Игорь Константинович Гаршин.


    Дочерний веб-проект Сайта Игоря Гаршина.


    Автор и владелец сайтов — Игорь Константинович Гаршин
    (см. резюме автора).


    Пишите письма
    ( ).




    Страница обновлена 22.12.2020











    «Толковый словарь живого великорусского языка» — личный и научный подвиг В.И. Даля

    Владимир Иванович Даль

    В историю русской культуры В. И. Даль вошёл, прежде всего, как автор «Толкового словаря живого великорусского языка».

    Но известен Даль не только Словарём, который он составлял 53 года своей жизни. Он был этнолингвистом (собирал народные песни и сказки, лубочные картины), историком, лингвокультурологом, писателем и врачом, человеком разносторонних интересов, другом Жуковского, Пушкина, Крылова, Гоголя. Даль знал около 12 языков, в том числе тюркские языки. Написал учебники по ботанике и зоологии.

    Обилие талантов и способность к языкам Даль унаследовал от своих родителей.

    Происхождение

    Его отец, обрусевший датчанин Йохан (Иоганн) Кристиан вон Даль, принял российское подданство с русским именем Иван Матвеевич Даль в 1799 г. Он был богословом и медиком, знал немецкий, английский, французский, русский, идиш, латынь, греческий и древнееврейский языки. Узнав о его лингвистических способностях, императрица Екатерина II вызвала его в Петербург на должность придворного библиотекаря.

    Мать, Мария Христофоровна Даль (урождённая Фрейтаг), свободно владела пятью языками. А бабушка Владимира Даля, Мария Ивановна Фрейтаг, занималась литературой и даже перевела на русский язык некоторые произведения.

    Дом Далей в Луганске

    Владимир Иванович Даль родился в посёлке Луганский завод (сейчас это город Луганск) 10 (22) ноября 1801 г. и прожил там всего 4 года, но навсегда сохранил память о месте своего рождения, взяв псевдоним Казак Луганский. Под этим псевдонимом он начал своё творчество.

    Образование

    Начальное образование Даль получил дома, а затем учился в Петербургском морском кадетском корпусе. В 1817 г. во время учебного плавания он посетил Данию и тогда уже понял, что истинной родиной для него является России. Вот как он сам пишет об этом: «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я отечество моих предков, моё отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков». В конце жизни он добровольно перешёл из лютеранства в православие.

    Гардемарин Владимир Даль

    Окончив кадетский корпус и прослужив несколько лет на флоте, В. Даль в 1826 г. поступил в Дерптский университет на медицинский факультет, прервав учёбу в 1828 г. с началом русско-турецкой войны, работая врачом в действующей армии. В качестве военного врача он принимал участие и в польской кампании 1831 г.

    Служа ординатором в Петербургском военно-сухопутном госпитале, Даль становится медицинской знаменитостью Петербурга: он приобрёл известность замечательного хирурга, во время операции владел обеими руками одинаково. Проявил себя как способный окулист – делал успешные операции по снятии катаракты. Увлекался гомеопатией и защищал её.

    Литературная деятельность

    Одна из книг В. Даля

    Литературную деятельность начал как поэт, прозаик, но это были эпизодические литературные опыты. А известным литератором он стал после публикации «Русских сказок и поговорок» в 1832 г., именно эту книгу он подписал псевдонимом Казак Луганский.

    В.И. Даль и А.С. Пушкин

    Именно в это время произошло знакомство Даля с Пушкиным – он сам понёс поэту книгу «Русских сказок и поговорок». С этой встречи началась их дружба, длившаяся до самой смерти А.С. Пушкина.

    Даль сопровождал Пушкина по пугачёвским местам, когда тот писал «Историю Пугачёва». Участвовал в лечении поэта от смертельной раны, полученной на дуэли, и оставался с ним вплоть до смерти Пушкина. Вёл дневник истории болезни, а позже присутствовал при вскрытии вместе с Н. Арендтом и писал протокол.

    Далю умирающий Пушкин передал свой золотой перстень-талисман с изумрудом со словами: «Даль, возьми на память». Когда тот отрицательно покачал головой, поэт добавил: «Бери, друг, мне уж больше не писать». Наталья Николаевна Пушкина подарила Далю пробитый пулей сюртук Пушкина, тот самый сюртук-выползину – это слово когда-то поэт услышал от Даля, и оно ему очень понравилось.

    Памятник Пушкину и Далю в г. Оренбурге. Скульптор Надежда Петина

    «Толковый словарь живого великорусского языка»

    В мировой практике не известен другой подобного рода лексикографический труд. Создание Словаря – личный и научный подвиг Даля. Он включает 200 тысяч слов. Писатель и биограф Даля Павел Иванович Мельников (псевдоним Андрей Мельников-Печерский) считал, что «для составления такого словаря потребовалась бы целая академия и целое столетие». Сам В. Даль о себе и своём Словаре говорил так: «Писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает его лучше других, а кто более многих над ним трудился; ученик, собиравший весь век свой по крупице то, что слышал от учителя своего, живого русского языка».

    «Толковый словарь живого великорусского языка» в 4 томах

    Прошло уже более 200 лет со дня рождения Даля, но труд его не перестаёт интересовать и привлекать всех любителей русского языка, учёных-лингвистов. По-прежнему интересно, как создавался этот огромный Словарь, были ли у него предшественники, почему он привлёк внимание не только учёных, но и литераторов? Чем сегодня для всех нас является этот Словарь?

    Конечно, у Даля были предшественники. Уже в XVIII в. проявился научный интерес к простонародным и «областным словам» (сейчас они называются диалектными). Научный интерес к простонародной лексике отражён и в «Словаре Академии Российской 1789-1794 гг.», составлявшемся под руководством княгини Екатерины Романовны Дашковой, которая обратила внимание Екатерины II на необходимость описания родного языка, как это делалось в европейских академиях того времени.

    Но составители прежних, особенно академических, словарей нормой считали систему книжного церковнославянского языка. Этот язык был оторван от живой народной речи. Даль это понимал. Он видел, что среди образованных людей преобладает либо пренебрежительное отношение к народному языку, либо, как он выразился, «оглядка на него… как будто из одной снисходительной любознательности». Даля удручало, что современники, не заботясь об изучении своего языка, предпочитали использовать чужие слова и обороты речи, «бессмысленные на нашем языке, понятные только тому, кто читает нерусскою думою своею… переводя читаемое мысленно на другой язык». Он приводил в пример лучших писателей: Державина, Карамзина, Крылова, Жуковского и Пушкина, которые «избегали чужеречий» и «старались… писать чистым русским языком».

    Замысел

    Главная цель его труда – «подорожить народным языком и выработать из него язык образованный». В. Даль не был ни учёным, ни филологом, он признавался, что ему недоставало «основательных познаний» в грамматике, но его любовь к языку была настолько сильна, что казалось, что «близкое знакомство» и «сильное сочувствие к живому русскому языку» смогут «заменить учёность».

    Прежде чем взяться за дело, он долго искал способы описания слов: алфавитные (в них слова располагались в «азбучном порядке») и гнездовые («корнесловные») словари. Первый способ он отверг как «мёртвый список», утративший живые и разумные связи между словами. Второй способ был ему ближе, но труден для осуществления.

    Работа над Словарём

    И тогда он попытался создать словарь, совмещающий оба способа описания слов. Он делит слова на одиночные («не имеющие родственников», например, абажур) и гнездовые. Гнездовые слова располагаются по-разному. Если в словообразовательное гнездо входят родственные слова с суффиксами, то они приводятся при исходном корневом слове. Если же гнездо включает слова, имеющие приставку или приставку и суффикс, то такие слова были размещены в разных местах, по алфавиту. Так, слова «варить», «взваривать» и «разваривать» оказались в разных местах. Такой словарь называют алфавитно-гнездовым.

    Сам Даль и назвал свой Словарь «толковым», он считал, что слово нужно толковать, объяснять. Для иллюстрации значения слова Даль использовал пословицы и поговорки, которых в его труде более 30 тысяч. Но автор считал тот факт, что у него нет книжных примеров, недостатком своего словаря. Ему не хватило времени их искать, да и в литературе того времени было мало образцов «живого русского языка». Но он вводил для иллюстрации и собственные примеры: «Вот так и пойду стучать табакеркой по головам! – говаривал наш учитель высшей математики в Морском корпусе».

    Оценки Словаря

    Никогда никакой труд не оценивается однозначно. Так было и со словарём Даля.

    Монета Банка России из серии «Выдающиеся личности России». К 200-летию со дня рождения В.И. Даля (2 рубля, реверс)

    Академик М.П. Погодин: «Теперь русская Академия без Даля немыслима». В. И. Даля избрали почётным членом Российской академии наук, ему была присуждена Ломоносовская премия.

    Русское географическое общество наградило Даля золотой медалью, Дерптский университет удостоил его премии, Общество любителей российской словесности избрало его своим членом. Историк русского языка И.И. Срезневский писал: «Давно уже в русской литературе не было явления в такой мере достойного общего внимания и признательности, как этот словарь… Это одно из тех произведений, которые своим появлением действуют на ход образованности народной…».

    Белинский говорил о любви Даля к Руси: «…он любит её в корню, самом стержне, основании её, ибо он любит простого русского человека, на обиходном языке нашем называемого крестьянином и мужиком… После Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе». Тургенев назвал словарь Даля памятником, который тот сам себе воздвиг. Лев Толстой изучал Словарь и изданные Далем «Пословицы русского народа» и включил в роман «Война и мир» несколько полюбившихся пословиц. Корней Чуковский советовал читать словарь Даля переводчикам, чтобы они «всячески пополняли свой мизерный запас синонимов».

    Но нашли в Словаре и недостатки. В основном это были просчёты метода «гнездования»: в одном гнезде иногда обнаруживались «явно несоединимые» слова (в качестве примера приводят поставленные рядом русское дыхать и иноязычное дышло, которое попало в русский язык из голландского или немецкого языка). Разорванными оказались «тяготеющие друг к другу» знак и значок, круг и кружить.

    Даль продолжал работу над своим Словарём, обновлял его. Второе издание появилось уже после его смерти, в 1880-1882 гг.

    В. Перов «Портрет В.И. Даля»

    Ценность Словаря В. Даля для современного человека

    Одно только количество слов в Словаре Даля говорит само за себя. Это национальное богатство. Словарь Даля – незаменимый источник информации, свидетельство любви к своему родному языку, бесценное языковое наследство. Это неиссякаемый источник живой воды – родного слова. Своей этнографической ценности некоторые очерки Даля не утратили до сих пор. «Язык не пойдет в ногу с образованием, не будет отвечать современным потребностям, если не дадут ему выработаться из своего сока и корня, перебродить на своих дрожжах», — считал В.И. Даль.

    Определение пояснения Merriam-Webster

    ex · план · a · to · ry

    | \ ik-ˈspla-nə-ˌtȯr-ē

    \

    : служит для объяснения

    заметки с пояснениями

    Иллюстрация в толковом словаре

    В этой статье рассматривается синтагматический уровень в толковых словарях, а также в одноязычных и двуязычных, поскольку синтагматы в словаре можно рассматривать как незамеченные, поскольку они считаются менее важными, чем объяснения. или определения или эквиваленты (когда словарь двуязычный).Но, если, например, в пояснении нельзя сказать, что глагол или прилагательное может быть связано со словами, относящимися к живым и неживым объектам, то пользователь может увидеть иллюстративные примеры (погода стала холодной / холодной. (вдали) от своего друга; холодная комната / холодный человек; человек идет / лошадь идет; время идет / работа продолжается; ecën koha (ecën puna). В наши дни, когда общество развивается так быстро и основательно , использование одноязычных, двуязычных, многоязычных, лингвистических или энциклопедических словарей является наиболее распространенным и неизбежным явлением, потому что эти произведения не только записывают слово и фразеологию, семантическую и лексическую удачу, национальную и международную, но и также имеют определяющее значение в овладении языком и в расширении языковой и коммуникативной компетенции, в поиске неизвестного слова и его семантического определения или в нахождении лексических и семантических единиц, с помощью которых создается семантическое, парадигматические, словообразовательные и стилистические отношения и др.Наглядные примеры полезны для полного исследования значения и служат дополнительным инструментом для характеристики слова, показывая область использования и типичную грамматическую лексику. Они также подтверждают стилистическую оценку и грамматическую характеристику слова. Основная цель этой статьи состоит в том, что, опираясь на предмет, предлагаемый в таких незаменимых работах, он будет рассматривать важность синтагматического уровня толкового словаря как важную часть для познания слова и его значения, чтобы увеличить лексико-семантическая компетентность пользователей этих словарей.

    Выбирайте из 28 БЕСПЛАТНЫХ онлайн-словарей!

    Выберите из 25 библейских словарей, свободно доступных на сайте StudyLight.org, для проповедей, изучения Библии и подготовки к воскресной школе.

    Словарь (также называемый словарём, лексикой или словарем) — это набор слов на одном или нескольких конкретных языках, часто перечисленных в алфавитном порядке, с информацией об использовании, определениями, этимологией, фонетикой, произношением и другой информацией; или сборник слов на одном языке с их эквивалентами на другом, также известный как лексикон.Согласно Nielsen (2008) словарь можно рассматривать как лексикографический продукт, который характеризуется тремя важными характеристиками: (1) он был подготовлен для одной или нескольких функций; (2) он содержит данные, выбранные для выполнения этих функций; и (3) его лексикографические структуры связывают и устанавливают отношения между данными, чтобы они могли удовлетворять потребности пользователей и выполнять функции словаря.

    Новый католический словарь 1910 г.

    Этот словарь содержит не только определения и объяснения каждого предмета в религии, Священном Писании, традиции, доктрине, морали, таинствах, обрядах, обычаях, религиозных обрядах и символизме, но также и описания Церкви на всех континентах и ​​в каждой стране. , епархия; миссии, известные католические центры, города и места с религиозными названиями; религиозные ордена, церковные общества, секты и ложные религии.В нем также есть краткие статьи об исторических событиях и персонажах, о Ветхом Завете и Новом Завете, а также о папах, прелатах, священниках, выдающихся мужчинах и женщинах, показывающих, что Церковь сделала для цивилизации и исправление многих ошибок, которые до сих пор оставались историческими. .

    Словарь раннехристианской биографии (Генри Уэйс)

    Предназначен для оказания более широкому кругу, как духовенства, так и мирян, услуги, которая, как обычно признается, была оказана ученому миру с помощью «Словаря христианства». Биография, литература, секты и доктрины, опубликованные под редакцией доктора А.Уэйс и покойный доктор Вм. Смит, около двадцати лет назад, в четырех больших томах.

    Евангелический словарь библейского богословия Бейкера

    Этот ресурс, собранный многими известными современными теологами, является необходимым дополнением к любой библиотеке. Если вы не уверены в том, что такое «sensus plenior», или не уверены в том, что Фома Аквинский сказал об ангелах или кто были пелагиане, — эта книга поможет вам найти ответы. В нем также обсуждаются хорошо известные вопросы, такие как предопределение, спасение, атрибуты Бога и т. Д.

    Bridgeway Bible Dictionary (Don Fleming)

    Элемент «мост» в названии отражает цель всех книг Bridgeway, которая состоит в том, чтобы устранить сразу два разрыва — разрыв между словом Библии и сегодняшним миром. и разрыв между техническими справочниками и обычным читателем.

    Богословский словарь Чарльза Бака (Charles Buck)

    Несмотря на заявленное доверие к простому значению Библии и диктату здравого смысла, Богословский словарь Бака, впервые опубликованный в Лондоне в 1802 году, стремится обеспечить текстовую основу для евангелической веры. сообщество.Объединив краткие очерки ортодоксальной веры и практики с историческими записями о различных конфессиях, Бак предоставил интерпретирующую линзу, которая позволила довоенным протестантам рассматривать почти два тысячелетия христианства как свою собственную историю.

    Библейский словарь Истона

    Библейский словарь Истона был написан Мэтью Джорджем Истоном, который жил с 1823 по 1894 годы. Другими значительными литературными достижениями этого шотландского пресвитерианина были его английский перевод двух комментариев Франца Делич.Почти 4000 записей охватывают материал от Аарона до Зузима!

    Библейский словарь Фауссета

    Библейский словарь Фоссе, созданный соавтором классического комментария Джеймисона, Фоссе и Брауна, является одной из лучших однотомных библейских энциклопедий, когда-либо написанных для общего пользования. Стиль письма автора всегда ясен и лаконичен, и он решает вопросы, важные для среднего изучающего Библию, а не только для библеистов. Это делает Fausset отличным инструментом как для повседневного изучения Библии, так и для углубленной подготовки уроков или проповедей.

    Библейский словарь Холмана (Батлер, редактор Трента К.)

    Библейский словарь Холмана, созданный в результате более чем 6-летней работы сотен людей, стал удобочитаемым и простым в использовании, но в то же время пользуется преимуществами лучших современных библейских исследований. без тяжелого технического языка. Более 6600 статей включают обширные перекрестные ссылки на связанные статьи и цитаты из 6 различных переводов Библии.

    Библейские имена Хичкока (Розуэлл Дуайт Хичкок)

    Этот словарь взят из «Хичкоковского нового и полного анализа Библии», написанного Розуэллом Д.Хичкока в 1869 году. Он содержит более 2500 имен собственных и связанных с Библией, а также их значений.

    Соответствие и словарь для бедняков Хокера (Роберт Хоукер)

    Написанный как приложение к его «комментариям бедняков», этот классик выдерживает испытание временем, помогая простым языком объяснить более 1500 тем, имен и мест из Библии .

    Библейский словарь Гастингса (Джеймс Гастингс)

    Полный и заслуживающий доверия Библейский словарь Гастингса представляет собой исчерпывающий справочник (5915 статей) для всех читателей Библии.На протяжении почти столетия миряне и ученые одинаково ценили авторитетное содержание и удобный формат этого однотомного труда.

    Словарь Нового Завета Гастингса

    Этот полный словарь / энциклопедия Нового Завета, изначально написанный в виде двух разных словарей, был написан Джеймсом Гастингсом и представляет собой подробный взгляд на Христа и Апостольскую церковь.

    Словарь короля Иакова

    Библия короля Иакова стояла на своем почти 400 лет.Однако за это время изменился английский язык, а вместе с ним и значения некоторых используемых в нем слов. Вот более 6500 слов, определения которых изменились с 1611 года.

    Библейский словарь Морриша (Джордж Морриш)

    Изначально изданный Джорджем Морришем (Лондон) под названием «Новый краткий библейский словарь», Морришский библейский словарь — это больше, чем просто словарь. словарь библейских слов.

    Народный библейский словарь (Эдвин Уилбур Райс)

    Этот словарь, составленный из более чем 1500 предметов и имен собственных, определен и проанализирован.Эдвин Райс предоставит уникальные сведения о Библии, как это было с момента ее появления в 1893 году.

    Словарь Библии Смита (Уильям Смит)

    Более 4500 предметов и имен собственные определены и проанализированы с соответствующими ссылками на Священное Писание. Исследователи Библии использовали «Библейский словарь Смита» с момента его появления в 1880-х годах, что сделало его классикой, заслуживающей доверия.

    Коллекция иллюстраций Чарльза Сперджена (Charles Haddon Spurgeon)

    Подборка иллюстраций из наблюдений Чарльза Сперджена, одного из величайших проповедников, когда-либо выступавших за кафедру.Эти иллюстрации были собраны Спердженом в ходе его сегодняшнего служения и служителей, чтобы лучше понять его мысли.

    Толковый словарь ветхозаветных слов Вайна (Уильям Эдви Вайн)

    Эта вневременная классика, содержащая более 400 статей, является ЭТОМ справочником по ветхозаветным греческим словам для английских читателей. Он объясняет значение оригинального иврита с добавлением контекста слова.

    Толковый словарь новозаветных слов Вайна (Уильям Эдви Вайн)

    Эта вневременная классика, содержащая более 3400 статей, является ЭТОМ справочником по греческим словам Нового Завета для английских читателей.Он объясняет значение греческого оригинала с добавлением контекста греческого слова.

    Библейский и теологический словарь Ватсона (Ричард Ватсон)

    Ричард Уотсон был одним из величайших теологов, которых когда-либо знала методистская церковь. Его словарь даже сегодня оказался очень ценным ресурсом.

    Словарь Вебстера (Ной Вебстер)

    Вечное издание, без которого не должен оставаться ни один серьезный ученый. С более чем 75 000 записей, если это слово используется в Библии, вы обязательно найдете его определение здесь.

    Словарь библейских персонажей Уайта (Александр Уайт)

    Словарь библейских персонажей Александра Уайта исследует жизнь и историю как выдающихся, так и малоизвестных персонажей Ветхого и Нового Заветов. Основываясь непосредственно на Библии и ссылаясь на работы других известных ученых, мастерство Уайта рисует информативную и яркую картину этих мужчин и женщин.

    Словарь типов Библии Вильсона (Уолтер Льюис Уилсон)

    Типология Библии — это систематическая классификация библейских терминов, понятий и людей, имеющих общие характеристики или черты.Словарь типов Библии рассматривает более 1000 типов, теней, знаков, символов, изображений, фигур и узоров в Библии с темами от «Аарон» до «Ярмо». Этот полезный ресурс для учителей, учебных групп и пасторов дает объяснения более чем 6000 различных отрывков из Священного Писания.

    Иллюстрация в толковом словаре

    Автор

    Перечислено:

    • Асиме Ферай

      (Влорё, Албания)

    • Арьян Лланай Албания

    Abstract

    В этой статье рассматривается синтагматический уровень в толковых словарях, а также в одноязычных и двуязычных, поскольку с синтагматами в словаре можно обращаться как с незамеченными, поскольку они считаются менее важными, чем объяснения или определения или эквиваленты (когда словарь двуязычный).Но, если, например, в объяснении нельзя сказать, что глагол или прилагательное могут быть связаны со словами, относящимися к живым и неживым объектам, то пользователь может увидеть иллюстративные примеры (погода стала холодной / холодно (вдали) от друга; холодная комната / холодный человек; человек идет / лошадь идет; время идет / работа продолжается; ecà «n koha (ecë n puna). развиваясь так быстро и тщательно, использование одноязычных, двуязычных, многоязычных, лингвистических или энциклопедических словарей является наиболее распространенным и неизбежным явлением, потому что эти произведения не только записывают слово и фразеологию, семантическую и лексическую удачу, национальную и международный, но также имеют определяющее значение в овладении языком и в расширении лингвистической и коммуникативной компетенции, в поиске неизвестного слова и его семантического определения или в нахождении лексических и семантических единиц, с помощью которых создается семантика. ic, парадигматические, словообразовательные и стилистические отношения и др.Наглядные примеры полезны для полного исследования значения и служат дополнительным инструментом для характеристики слова, показывая область использования и типичную грамматическую лексику. Они также подтверждают стилистическую оценку и грамматическую характеристику слова. Основная цель этой статьи состоит в том, что, опираясь на предмет, предлагаемый в таких незаменимых работах, он будет рассматривать важность синтагматического уровня толкового словаря как важную часть для познания слова и его значения, чтобы увеличить лексико-семантическая компетентность пользователей этих словарей.

    Предлагаемое цитирование

  • Асиме Ферадж и Арьян Лланай Албания, 2017.
    « Иллюстрация в Толковом словаре
    Европейский журнал междисциплинарных исследований, статьи, Европейский центр научного образования и исследований, т. 2, EJMS, сентябрь.
  • Рукоятка: RePEc: eur: ejmsjr: 401

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления, пожалуйста, укажите код этого элемента: RePEc: eur: ejmsjr: 401 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (Европейский центр научного образования и исследований). Общие контактные данные провайдера: http://journals.euser.org/index.php/ejms .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента.Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать
    различные сервисы RePEc.

    Многоязычный, многокультурный и толковый словарь по музыкальному образованию для Южной Африки — Использование металексикографии Виганда для определения ее целей, функций и характера | Smit

    Многоязычный, многокультурный и толковый словарь по музыкальному образованию для Южной Африки — Использование металексикографии Виганда для определения ее целей, функций и характера

    Абстрактные

    Металексикография Виганда используется для определения целей, функций и характера многоязычного, мультикультурного и пояснительного словаря музыкального образования для Южной Африки.У определенных типов словарей есть определенные цели. Словари специальной области должны служить цели передачи информации о знаниях в специальных областях. Они также должны разрешать коммуникативные конфликты. Согласно Виганду, настоящие цели словарей специального назначения — передавать лингвистическую информацию о терминах или энциклопедическую информацию, либо и то, и другое. При определении функций словаря следует учитывать потребности пользователей. При рассмотрении функций словаря, содержащего музыкальные термины из Южной Африки, необходимо также учитывать социальные факторы в музыкальном образовании в Южной Африке.Планируемый словарь будет иметь лингвистическую и коммуникативную функции. Он также будет выполнять познавательную и научную функцию, удовлетворяя образовательные потребности. Что касается характера запланированного словаря, он должен будет содержать элементы различных типов словарей, таких как толковые словари, словари переводов и словари учащихся. Будет выполнено тематическое расположение, дополненное алфавитным указателем. Необходимо будет опубликовать две версии словаря: более научную версию для специалистов с большим количеством видов информации, а также более популярную версию для неспециалистов.

    Ключевые слова: мультикультурный словарь; многоязычный словарь; толковый словарь; специализированный словарь; Виганд; назначение словарей; функции словарей; энциклопедическая информация; лингвистическая информация; использование словаря; протоколы; Лексикография учащегося

    Â

    Ключевые слова

    мультикультурный словарь; многоязычный словарь; толковый словарь; специализированный словарь; Виганд; назначение словарей; функции словарей; энциклопедическая информация; лингвистическая информация; использование словаря; протоколы; лексика учащегося

    Основано на правильном развитии природы, числа и прочего… Слоги и слова; К которому добавлена ​​Voca: Ноулз, Джеймс: 9780267756858: Amazon.com: Books

    Выдержка из Толкового словаря английского языка: основанный на правильном развитии природы, числа и различных свойств всех его Простые и сложные звуки, объединенные в слоги и слова; К которому добавлен словарь греческих, латинских и собственных имен из Священного Писания

    Во-первых, поскольку мой Словарь является произносимым, я не считаю себя ответственным ни за что, что может быть сочтено неправильным или нежелательным в объяснения слов, мое внимание обязательно направлено на отправку их, в общем, в Типографию, как можно более кратким образом, иначе я не смог бы впихнуть такое большое число в свой Словарь; ни дать.Полное объяснение новых, научных слов и других слов, которых нет в предыдущих толковых словарях.

    Вторая причина заключается в том, что из-за тяжелой болезни в течение последних полутора лет, когда я готовил работу для прессы и, в частности, при окончательной, ежедневной подготовке копии и исправлении проб в течение этих За последние девять месяцев некоторые ошибки, хотя я надеюсь, что они не имели материальных последствий, могли ускользнуть от моего внимания, и ошибки моего очень рассудительного печатника мистераГ. Х. Дэвидсон, Тюдор-стрит, Блэкфрайерс. Поэтому я намерен как можно скорее просмотреть каждую страницу работы и предоставить подписчикам и другим покупателям через моих издателей полное исправление этих ошибок.

    В-третьих, я считаю абсолютно необходимым для каждого человека, который обращается к Словарю, запоминать в памяти и в своей машине произношение слов и звучание гласных в ключевой строке; в противном случае он будет часто не в состоянии определить, правильны ли их звуки, применяемые мною к каким-либо конкретным словам или слогам, в зависимости от их свободного, принудительного произношения и обозначения акцентированной буквы и слога. , в общем разговоре.

    Об издателе

    Forgotten Books издает сотни тысяч редких и классических книг. Дополнительная информация на сайте www.forgottenbooks.com

    Эта книга является репродукцией важного исторического труда. Forgotten Books использует самые современные технологии для цифровой реконструкции произведения, сохраняя исходный формат и исправляя недостатки, присутствующие в состаренной копии. В редких случаях дефекты оригинала, такие как дефект или отсутствующая страница, могут быть воспроизведены в нашем издании.Однако мы успешно исправляем подавляющее большинство недостатков; любые оставшиеся недостатки намеренно оставлены для сохранения состояния таких исторических произведений.

    Пояснительная форма на японском ん で す

    ん で す добавляет к предложению толкование. Это означает, что что-то сказано на основе исходной информации или общих знаний.

    Содержание

    Что такое ん で す?

    ん で す — это грамматическая форма, состоящая из двух частей: ん и で す. В более формальном японском языке, особенно в письменной форме, вместо ん используется の.Использование ん で す добавляет к предложению пояснительный нюанс, потому что это указывает на то, что сделанное утверждение основано на исходной информации или знаниях, которыми поделился говорящий и слушающий.

    ん で す можно использовать с существительными, прилагательными и глаголами, но способ соединения этих слов с ん で す отличается, поэтому мы начнем с изучения каждого из них.

    ん で す с существительными и な-прилагательными

    Чтобы присоединить существительное или な-прилагательное к ん で す, нам нужно использовать частицу な. Шаблон одинаков для обоих этих типов слов:

    Слово + な + ん で す = な ん で す

    Итак, мы можем добавить な ん で す к существительному, например 約束 (обещание):

    約束 + な + ん で す = 約束 な ん で す

    И так же легко мы можем добавить な ん で す к прилагательному な, например, 綺麗 き れ い (красиво):

    綺麗 + な + ん で す = 綺麗 な ん で す

    Использование な с な-прилагательным, вероятно, кажется простым, но зачем оно нам нужно с существительным? Как выясняется, исторически происходит от だ.Сумасшедший, правда? Но это объясняет, почему мы используем его как с существительными, так и с な-прилагательными — оба из них также могут принимать take для образования предложения!

    • 約束 だ。 (имя существительное)
    • Это обещание.
    • 綺麗 だ。 (な-прилагательное)
    • Это красиво.

    Хорошо иметь в виду, что な и だ — это одно и то же, потому что, если вы хотите использовать прошедшее время или отрицательное слово с ん で す, вам нужно будет использовать варианты だ, чтобы добраться туда. Например, используйте だ っ た для существительных прошедшего времени и な-прилагательных:

    • 約束 だ っ た ん で す。 (имя существительное)
    • Дело в том, что было обещанием.
    • 綺麗 だ っ た ん で す。 (な-прилагательное)
    • Дело в том, что было красивым.

    Точно так же вы можете использовать отрицательные формы, такие как じ ゃ な い или で は な, чтобы сделать слово отрицательным:

    • 約束 じ ゃ な い ん で す。 (имя существительное)
    • Дело в том, что — это не обещание.
    • 綺麗 で は な い ん で す。 (な-прилагательное)
    • Дело в том, что это не красиво.

    ん で す с い-прилагательными

    Добавить ん で す к い-прилагательным просто — просто прикрепите это непосредственно к слову.Давайте посмотрим на несколько примеров, используя 小 さ い (маленький):

    小 さ い + ん で す = 小 さ い ん で す

    В отличие от существительных и な-прилагательных, い-прилагательные не могут образовывать предложение из だ. По этой причине нам не нужно что-то вроде частицы な для прикрепления ん で す.

    ❌ 小 さ い

    小 さ い ん で す

    Как и в случае с существительными и な-прилагательными, い-прилагательные в прошедшем времени или в отрицательной форме тоже могут принимать ん で す:

    • 小 さ か っ た ん で す。 (прошлое)
    • Дело в том, что было маленьким.
    • 小 さ く な い ん で す。 (отрицательный)
    • Дело в том, что — это не маленький.

    ん で す с глаголами

    Подобно い-прилагательным, глаголы могут напрямую соединяться с ん で す. Давайте попробуем использовать глагол 書 く (писать):

    書 く + ん で す = 書 く ん で す

    Вы можете спрягать глагол в любую желаемую форму, а затем просто наклеить ん で す в конце, чтобы добавить пояснительное примечание. Довольно полезно, правда?

    Итак, работает в прошедшем времени:

    • 書 い た ん で す。
    • Это то, что я написал .

    Отрицательный:

    • 書 か な い ん で す。
    • Это то, что я буду не писать это.

    Или даже что-то сверхсовременное, например каузативная пассивная форма (в данном случае тоже в прошедшем времени):

    • 書 か せ ら れ た ん で す。
    • Дело в том, что я был написан для записи .

    Подождите …… す можно использовать только с существительными и прилагательными, верно? Почему мы используем его с глаголами? Все благодаря единственному символу хираганы, ん, который стоит между глаголом и で す.ん (и его формальная версия, の) — это «номинализатор», который представляет собой причудливый способ сказать, что он заставляет все, что происходит до него, функционировать как существительное. Вы также увидите номинализатор の в предложениях, где глагол функционирует как подлежащее. Например:

    • 食 べ る が 僕 の 趣味 で す。
    • Есть — мое хобби.

    Использование ん で す для объяснения

    Теперь, когда у нас есть вся структурная информация, давайте перейдем к тому, как мы можем использовать ん で す.Как мы упоминали в самом начале этой страницы, で す указывает, что говорящий и слушающий разделяют контекст, в котором было сделано заявление. Это создает множество различных нюансов, наиболее распространенным из которых является добавление пояснительного тона к утверждению.

    Представьте, что вы только что узнали, что ваш друг начал изучать японский язык с репетитором. Вы спрашиваете их, что заставило их это сделать, и они отвечают:

    • 日本 へ 留学 す る ん で す。
    • (Это потому, что) Я буду учиться за границей в Японии.

    Использование ん で す здесь добавляет подразумеваемое «это потому что» к утверждению, что уместно, поскольку ваш друг объясняет, почему он начал заниматься со своим учителем. В этом случае へ 留学 し ま す само по себе не так хорошо, потому что ему не хватает того пояснительного тона, который добавляет ん で す. Другими словами, без で す заявление вашего друга не означает, что его утверждение является ответом на ваш вопрос, и звучит как случайное объявление их плана.

    Использование ん で す для запроса объяснений

    С другой стороны, вы также можете использовать ん で す, чтобы искать объяснения в форме вопроса.При этом частица か часто прикрепляется к концу предложения как знак вопроса.

    • な ぜ 泣 い て い る ん で か?
    • Почему ты плачешь?

    Частица か, однако, не обязательна для того, чтобы задавать этот вопрос. Вы также можете опустить его и использовать повышающуюся интонацию, чтобы указать, что вы ищете объяснение слезам этого человека. Однако добавление か также делает вашу речь более естественной.

    Допустим, вы задали этот вопрос своему другу, тому, кто хочет учиться за границей в Японии.Оказывается, его девушке очень не нравилась идея о его переезде в другую страну. Чтобы ответить на ваш вопрос, он использует ん で す, потому что его утверждение объясняет, почему он плачет:

    • ⭕️ フ ラ れ た ん で す。
      ❌ フ ラ れ ま し た。
    • Меня бросили.

    Ой, отстой! Помните, что で す используется для подтверждения общего контекста между говорящим и слушателем, и поскольку вы оба думаете о заданном вами вопросе, более уместно ответить で す.

    На самом деле, есть обычная фраза, которая используется, чтобы попросить дополнительных объяснений, когда что-то явно не так:

    • ど う し た ん で す か?
    • Что не так?

    Или, возможно, вы слышали более неформальную версию этого:

    • ど う し た の?
    • Что не так?

    В любом случае между вами и человеком, которого вы спрашиваете, должен быть какой-то общий контекст (например, грустное выражение его лица), иначе это может показаться немного странным.

    Когда не использовать ん で す

    Говоря о том, когда で す звучит странно, давайте рассмотрим несколько примеров таких ситуаций.

    Представьте, что вы идете со своим другом и проголодаетесь. Если вы хотите знать, не проголодалась ли она, что бы вы сказали? Если вы используете で す, ваша подруга, скорее всего, увидит озадаченное лицо:

    • お 腹 空 い た ん で す か?
    • Вы голодны?

    Это странный способ спросить, потому что ん で す указывает на контекстную причину, по которой вы предположили, что ваш друг голоден.Если бы она выглядела сердитой или ее живот урчал, тогда было бы разумнее спросить таким образом.

    Другая ситуация ん で す кажется неестественной — это когда вы представляете себя впервые. По характеру ситуации вы разговариваете с кем-то, кто вас не знает, поэтому не следует ожидать общего контекста или информации. Из-за этого で す обычно не подходит для самостоятельных представлений.

    • ❌ 出身 は 札幌 な ん で す。
      ⭕️ 出身 は 札幌 で す。
    • Я из Саппоро.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.